Личная история

Возможно Вам покажется, что 70 дней трезвости — недостаточный срок для интересной истории, но все же…

Меня зовут Лилия, я живу в прекрасном европейском городе, у меня пятеро детей, четверо из которых взрослые и самостоятельные, и замечательный муж — известный художник. У меня есть дом, понимание уюта семейного гнезда, знание истории своего рода и мамина книга — своеобразное духовное наследие, к которому я имею самое непосредственное отношение. Я играю на фортепиано и скрипке, рисую акварелью, пишу стихи… я даже реализовала свою мечту — у меня есть рояль!! У меня потрясающее образование, ученая степень и много печатных работ — как научных, так и публицистических… И ещё много и долго я могу продолжать рассказывать о себе — замечательной и самореализованной…

Так как же случилось, что я заперла сама себя на полгода и бухала по-чёрному, когда семья моя уже прощалась со мной, и взрослые дети с ужасом наблюдали за моим «уходом». Когда ни психиатрическая клиника, ни дорогостоящее домашнее лечение, ни поездка к сестре в Америку не могли остановить меня.

Тогда я четко наметила себе цель — «уйти».

Я даже рассуждала сама с собой — сколько всего хорошего было в жизни, но и сколько я наделала глупостей за последние годы, …мне не разгрести… так что я поживу вот денёк — два ещё и все… суицид маячил впереди как что-то вполне решённое и определенное…

Только сейчас я понимаю, что «глупости последних лет, которые я не разгребу» — были наделаны не только за последние годы. 

Всею жизнью моей, в которой присутствовал алкоголь, было сформировано это «мышление алкоголика», а по сути — мышление больного человека, основанное на раздутом собственном эго, которое и приводило ко все более и более несуразным поступкам.

Впервые алкоголь — в форме красивого шампанского или легких приятных вин — стал появляться в моей жизни на праздниках — семейных или студенческих. Всегда это было почти возвышенно, поэтично…с красивой бутылкой пузырчатого шампанского несомненно связывалась радость и что-то особенное, не будничное. Поэтому-то и алкоголизм первого мужа был мною не замечаем в течение нескольких лет.

В моей родной семье алкоголь не присутствовал. Я помню, что бабушка (мы называли ее по-татарски «абикай» — бабуля) могла расплатиться с сантехником бутылкой водки или даже (в период сухого закона) самогона. Но в нашей мусульманской семье никто не пил. Бутылка коньяка стояла в шкафу, уменьшаясь на миллиметры от праздника к празднику. Мы видели на улицах пьяных чужих мужчин, но никогда никого из близких.

Первый муж был горячо мною любим, и также страстно он любил меня, так что в этой взаимной любви и страсти, я долго не замечала, что любимый может в день выпить (сам он это называл «вылакать») до десяти-двенадцати бутылок пива. Причём — Каждый день… Теперь я понимаю, что уже тогда попала в бесчисленные ряды российских (тогда ещё — советских) женщин — созависимых со своими мужьями-алкоголиками…

Созависимость — тоже болезнь. Как и алкоголизм. Но если даже алкоголизм до сих пор далеко не всеми воспринимается как страшная болезнь (по мнению общества дело только в отсутствии силы воли), то уж созависимость даже не рассматривается как болезнь. В реальности же созависимость – распаханная почва для процветания алкогольного мышления и постепенно складывающего и проявляющегося алкоголизма. Одновременно с пониманием, что с мужем неладно, пришло понимание, что изменить что-то уже невозможно…я пыталась плакать, просить, умолять, верить его обещаниям, опять плакать и тд и тп: все это слишком хорошо известно миллионам созависимых – членов семей алкоголиков. 

Через пару лет моя мама, приехавшая к нам в гости и наблюдавшая, как почти каждый вечер я затаскиваю в квартиру из коридора подъезда упавшего там пьяного мужа, увезла нас с маленькой дочечкой в родной город. Оттуда я вернулась в аспирантуру уже одна и начала свои мыканья по съемным комнатам и общежитиям.

Алкоголя в моей жизни не было. То есть он присутствовал все так же в виде шампанского на каких-то праздниках, но в этом я не усматривала угрозы.

У алкоголизма каждого конкретного человека – свои конкретные корни. Но всегда там присутствует момент утраты смысла жизни. Момент экзистенциального кризиса.

В моей юности в период перестройки спивались многие, прежде всего из-за потери, крушения жизненных ориентиров. В такие моменты и проявляется вся хитрая и опасная суть алкоголя – он радушно принимается как подмога, опора, возможность «забыться», расслабиться.  Но ненадолго… Позже, годы спустя, бокал хорошего вина перед сном стал моим снотворным, моим анестезирующим средством, позволяющим забыть душевную боль.

Когда алкоголь затуманивает сознание – он выполняет функцию анестетика. И приходит он в этом качестве в период отсутствия любви к себе. Именно любви, понимания, принятия самого себя. В начале мы ещё способны держаться в рамках – контролировать количество потребляемого, даже длительные периоды находиться в трезвости… и не попадать в порочный круг заливания душевной боли, гениально описанный в «Маленьком принце» Антуаном де Сент-Экзюпери, когда Маленький принц попадает на планету к пьянице и спрашивает его:

– Почему ты пьёшь?

– Потому, что мне стыдно.

– Почему тебе стыдно?

– Потому, что я пью….

Проживание Боли… 

Почему Боль нельзя «залить, запить, забыть…» Потому что ее можно только прожить…

… я родила пятерых детей. Всех рожала сама, отказываясь от эпидурала и любых обезболивающих.

Когда ребёнок идёт родовыми путями — ему и матери больно. В этот момент у обоих выделяются определенные гормоны, которые потом играют огромную роль в развитии ребёнка и нужны для нормальной лактации у матери. Этот момент называется «ребёнок и мать учатся любить друг друга». 

Проживание Боли даёт потрясающие дары – иммунитет к Боли, другой уровень чувствительности к радостям Жизни и указывает единственный путь – путь к Богу, путь с Богом…

У меня пятеро детей и подолгу в жизни я была абсолютно трезва — носила детей, кормила, воспитывала…

В мои сорок начался мой «роман» с розовым вином. Я приехала в Прованс и влюбилась в него. Влюбилась в солнце и море, людей, виноград и вино…это ведь так красиво и значимо — сидеть за ужином в шато известного домена и под стрекот цикад наслаждаться вином…романтичный образ затягивал. Мне казалось, что розовый напиток даёт мне силы, позволяет преодолевать страхи… но в реальности своим уже неадекватным поведением я стала обращать на себя внимание своего окружения… Но и тут беды не случилось… Бог всегда подставлял мне руки и спасал меня…

Про такие моменты я вспоминаю, как Паоло Коэльо во многих романах говорит о том, что Бог любит детей, путников и пьяниц. Он берет их в ладони и переносит через трудности и ситуации, которые встают на их пути. Меня всегда удивляло, что он говорит о пьяницах… сейчас я понимаю, о чем он — Бог всегда показывал нам свою любовь, он всегда ждал нас, он выносил нас живыми из ситуаций, из которых мы бы никогда не выбрались сами… Он всегда ждал нас… и только сейчас, упав на самое дно и взмолившись, мы приходим к Нему со Своею любовью…

Сладость ощущения присутствия Высшей Силы я знаю всю мою жизнь. Я помню Его в своём детстве, в юности, в моменты рождения детей и создания стихов… но вопрос — почему из этих состояний я проваливалась в состояния отчаянной депрессии и прибегания к алкоголю – я задала себе только сейчас… и был ответ… Потому что после моментов пребывания в согласии с Богом – я начинала «почивать на лаврах», пребывать в состоянии собственной исключительности… теряла осознанность и бдительность и … скатывалась в употребление.

В свои сорок четыре я решила – если я могу ещё подарить Жизнь – я сделаю это… Рафаэль родился в мои почти сорок пять…почти 4,5 года я кормила его грудью, не решаясь разорвать эту тонкую связь с ребёнком… тогда я вновь окунулась в это всепоглощающее переживание безусловного смысла жизни: я — Мать… но всегда внутри точил меня червяк — а где ты — Личность?

Сейчас мне 55 лет. Я пришла в АА 70 дней назад и вечер первой встречи стал первым вечером моего духовного пробуждения. Первым шагом на пути к Богу. Первым шагом в программе выздоровления.

Книгу, которую мне подарили на группе, я прочитала в первую ночь. На следующий день у меня появилась моя Спонсор. И ещё на следующий день мы пошли по Программе вместе. Я бесконечно благодарна Богу за своего Наставника (я люблю это имя больше, хотя со словом Спонсор абсолютно согласна — конечно, это самое настоящее спонсорство, когда другой человек передаёт тебе знания, опыт, вкладывает в тебя своё время и душу).

Великую нашу Большую Книгу я считаю Новым Писанием.

Читать ее можно бесконечно, открывая новые глубины и смыслы…

В мою жизнь вошли Сообщество, Спонсор, служение, и началась моя новая Жизнь, мое новое знакомство с самой собой через молитву, через общение с Богом.

И ещё раз о нашей Книге. Это, действительно, великое Писание нашего времени. Все, определяющие развитие человечества, Писания — Тора, Библия, Коран — приходили в правильное время и в правильном месте… знания, сокрытые в них, часто были понятны лишь немногим посвящённым… Они были действительно сокрыты…да и сейчас, попробуйте почитать Библию без соответствующих толкований к ней… 

Наша Большая Книга написана языком ясным и солнечным… Она написана для того, чтобы вывести человечество из тупиков аддикций, в которые люди попадают в духовном голоде…

Атеизм лишил человечество веры, оскопил Душу, питающуюся общением с Богом и освобождающуюся в исповеди…

Возвращение к духовности, восхождение к духовности, пребывание в общении с Высшей силой — путь, вступив на который, мы становимся свободными и открытыми счастью…

3 комментариев

  1. Лилия, Вы потрясающая! Прочла как отрывок из книги Пауло Коэльо!)
    70 дней для многих — это запредельно много. Те, кто в начале пути, думают, как бы до 3-го дня дожить…
    Спасибо Вам за личную историю! И всего Вам самого светлого и доброго)

  2. До слез пробрали ваши слова, спасибо вам, благодарю Богу за людей и за это сообщество

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *