октябрь, 2021

воскресенье03октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Виктория 1 год 1 месяцТЕМА: «Моя новая жизнь в АА" сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Польша

Домашняя группа «ВнеЗависимости»

Тема «Моя новая жизнь в АА»

Просто Вика. Просто алкоголик. Я сегодня на сегодня не готовилась на спикерскую. У меня была мысль набросать какие-то моменты. Спонсор мне сказала «Не делай. Потому что все пойдет не по плану. Доверься Богу». И я решила ему довериться. Хочу с вами поделиться таким моментом. Бунт своеволия свеженький. Я подумала, что понедельник и нафантазировала, что пойду в Макдональдс. Людей не будет, я спокойно сяду в уединенной атмосфере, покушаю, а потом буду с вами делиться. В итоге оказалось, что сегодня воскресенье. Весь Макдак забит людьми, и сейчас я вместе с вами очень мило отдыхаю на скамеечке. Я думаю, что это не проблема. Комариков нет, никто не кусает, телефон заряжен. Больше мне ничего не нужно.

Немного волнуюсь, спикерская сегодня первая. Хотела сказать два факта. Первый факт обо мне. Я сегодня дико непрограммный человек. Утром я проснулась очень недовольная и думаю, что надо помолиться. Все! Я начала молиться, мои мысли гуляли по голове. Затем я начала медитировать, вдыхать Бога, выдыхать себя. И в какой-то момент я понимаю, что вдыхаю Вику, а выдыхаю Бога. После этого, через пару часов моя больная голова дошла до того момента, что я вспомнила всех людей, которые причинили мне какое-то зло. К обеду я всех приговорила. На работе потеряла сегодня Бога. Была безумно корыстной и нечестной. Я довела себя до ручки, моя нервная система начала так барахлить, я думала, что сейчас упаду. «Отец, я не могу больше, убери это. Я сейчас просто порвусь, как оголенный нерв». Я ушла в хорошем расположении духа. Даже неплохо повысила свою эффективность в конце дня.

Второй факт. Я хочу поздравить всех вас со Всемирным днем трезвости. Всех поздравляю!

Начну о себе. Как я пришла в программу. Факты из моей жизни. Мне 30 лет. Я пью, оказывается, с 16 лет. Это больше ровно половины моей жизни. Для меня это ужасающий факт. Слишком пугающие цифры. До сих пор помню свое первое употребление алкоголя, когда у моей сестры было совершеннолетие. Тетя принесла бутылку крепкого алкогольного напитка. Помню, из зажатого депрессивного ребенка я вдруг превратилась в танцующего и веселящегося. У меня спрашивали: «Что с тобой случилось?». Я запомнила этот эффект и с ним шла по жизни, потому что алкоголь продолжал мне давать счастье. Я могла, будучи пьяная, спать с мужчинами.

Мы в детстве пили крепкие напитки. Мне давали деньги на лето, а мы все спускали на алкоголь. Сестра меня не признавала, я все еще была для нее малая. А когда мы употребляли алкоголь, это был как способ расположить ее к себе, приблизить. Я пила, и из школы меня за это выгнали. Я, наверное, в седьмом классе, напилась так, что обтошнила весь спортзал, и меня за ручки пьяную в хлам вели со школы.

Наверное, стоило бы тогда об этом задуматься, что что-то не то в моей жизни, не туда все катиться. Но постепенно начало все выравниваться. Я параллельно занималась спортом, учила английский язык, путешествовала. Казалось бы, все ничего, го наступил период, года два назад, когда я поняла, что все мои интересы, изучения, мои желания – ничего больше этого нет. Есть Вика, которая работает на нелюбимой работе, есть Вика, которая общается с нелюбимыми людьми, но общается, так как они с ней пьют. Они мои лучшие друзья. Постепенно все самое лучшее и приятное исчезло из моей жизни. Я поняла, что все катится в какой-то непонятный ад, потому что я настолько внутри стала комплексовать, у меня убилась напрочь вся самооценка. Я ходила в ночные клубы, садилась на бар и пила. Не подпускала к себе никого, потому что понимала уже, что полное г… . С собой трезвой жить я не могла, потому что меня преследовала мысль, что моя жизнь больше не представляет никакой ценности. Но в то же время не было возможности остановиться.

Дальше я просыпалась каждое утро после пьянки, у меня был тремор, панические атаки, страх и ужас. Желание покончить жизнь самоубийством, потому что никакого света я не видела, только мрачный темный туннель. Идти некуда. Дыра, которая засасывает. Я ходил в этом состоянии, но ничего сделать не могла. Каждый раз себе говорила, что все. Перед панической атакой меня охватывал ужас. Бог миловал от белой горячки. Я смотрю на дверь, а мне кажется, что кто-то выйдет оттуда и сожрет меня. Я сижу на кровати и плачу, понимаю, что все. А до этого у меня начались смутные половые связи, неразборчивые. Мне было стыдно наутро. Я не понимала, где я, куда делась Вика. Куда делась та девчонка, про которую говорили, что она веселая, харизматичная. Нет ее, все!

Я себе говорила, что никогда не пересплю с женатым мужчиной, для меня это было грязно. В итоге я это сделала на пьяную голову и не могла себе этого простить. Весь следующий день я провела в глубочайшей тоске, потому что мне казалось, что мир рухнул. На меня снизошла огромная безысходность.

И вот в такой душевной боли я пошла на форума алкоголиков. Перед этим у меня были дикие панические атаки и суицидальные мысли. Я пошла на форум алкоголиков. Там было голосование, где алкоголики проголосовали, что им помогло бросить пить. Нажала на метод Шичко. Подумала, что, наверное, поможет. Начала вести дневник по этому методу. Анкета и 23 вопроса. Одна из рекомендаций «Поставить срок, на протяжении которого я не буду употреблять». Нельзя было ставить продолжительный срок. Я решила, что пару недель не буду пить. Там у меня начиналась школа по саморазвитию. Я не пила, ребята удивлялись, хвалили меня.

В итоге я поехала в эту школу. Мне было стыдно, потому что я прятала алкоголь, мне было стыдно показывать, сколько я пью! Я понимаю, что от людей ничего не скроешь. Меня уже начали подкалывать. Поняла, что как бы не хотела спрятаться, до конца не «зашифруешься». Потом был мой второй заход в программу Шичко. Я решила не пить месяц, потом все больше и больше. Решила для себя, что больше не хочу пить. И назад пути нет. Полгода примерно я шла по этому методу. Много чего успела сделать. Получила коуч-тренера, вела проекты. Все закрутилось как-то, но счастья не было.

Я к психологу ходила. Говорила, что нет опоры у меня. Алкоголь я убрала, но как будто табурет на трех ногах. Ходила я в таком состоянии, благодарю Бога за ту боль, которую он мне послал, потому что только из-за я пришла к определенной точке, чтобы начать двигаться дальше. И так, в этой боли я набрела на чат алкоголиков в телеграмме. Начала с ними общаться. Мне все это очень помогало. Однажды у меня был пик жалости к себе (тогда я поудмала, что это нормальное состояние), мне сказали ребята, что нужно попробовать сходить в программу. Человек, который порекомендовал мне программу, сейчас мое самое близкое доверенное лицо.

Я пошла в программу. Не могла понять, о чем она. Мне было все равно, потому что я всю жизнь искала то, что меня спасет. Я думала, что начну заниматься наукой, изучу мозг, и сразу перестану пить. Нифига! Затем наконец-то я взяла спонсора, беспардонно себя вела, ходила на собрания. Тяжело мне было со своим спонсором первое время. Я была зажатая, скукоженная. Капюшон носила вечно. Мне не хотелось ей раскрываться. Я не совсем не понимала, что происходит. Слышала, конечно, про анонимных алкоголиков, но и подумать не могла, что я нахожусь там!

Первый мой шок. Я как-то его спокойно приняла, относительно. Поняла, что отказалась от алкоголя сама, пришла в программу на седьмом месяце трезвости. Сухой трезвости. Мне казалось, что от меня требуют на первом шаге признать свое бессилие перед алкоголем. Я думала, что да, конечно. Я бессильна, не могу пить так, как другие люди. Мне нужно догнаться, до шести утра в сопли, в дрова. Весь следующий день потом подыхать.

Но для меня потом, через пару шагов, было открытие, что, оказывается, я бессильна перед собой. На первом шаге я плакала несколько дней. Было ощущение, что все эти иллюзии рушатся. Тебе казалось, что я более или менее элита. Я по жизни получаю все, что я хочу, а по сути, я не могу управлять простыми вещами. Второй шаг. Я пришла в программу агностиком, но буду, наверное, права, если скажу, что это просто гордыня. Я изучаю науку, знаю, как работает мозг, «вы мне про Бога не рассказывайте». Я вспоминаю, что когда была маленькая, мама была в клубах, мне это не говорилось, я за нее волновалась и спала с иконой. Наверное, все-таки ощущение Бога было, но глубоко зацементировано. Требовались инструменты, чтобы это вытащить. Во втором шаге я признала, потому что мне нужно было что-то признать. Я тогда уже сильно привязалась к своему спонсору, что она меня бросит. Я была не готова с ней прощаться, потому что столько заботы от нее было, нежности. Во втором шаге я буквально из пальца высосала силу, более могущественную.

Третий шаг. Тут уже начали какие-то молитвы быть. Я сохранила все файлики. Но не читала их. Как препоручить жизнь Богу? Как? Что? Вы издеваетесь что-ли?

Четвертый шаг. Здесь происходит переломный момент в моей жизни: я переезжаю жить в другую страну. Я специально подгадала это под «четверку». Я хотела открывать эти дефекты свои уже в новом месте. Получается так, что я пересекаю границы, везу все документы, но забыла самый важный, без которого сложно пересечь границу. Таможенники начинают думать, говорят, что не пропустят. И тут я вспоминаю, что у меня есть Бог. Я прошу «Боже, помоги!» Меня пропускают. Дальше – вторая граница. Польская. Поляки довольно строгие люди. Если они меня попросят документ, то я точно не проеду. Документ меня не попросили, и я оказалась в Польше. Приехала сюда, пошла на работу. Работа оказалась для меня адовая, по 12 часов в сутки. Я ее ненавидела, это было не мое. Как раз на этой работе у меня активизировались второй и третий шаги. Мне было настолько плохо, что я даже начала сочинять стихи Высшей силе. Мне на что-то нужно было переключиться. Работа в тот момент была несильно интеллектуальная, голова гуляла, и я 12 часов тупо копошилась в жалости к себе. Единственный вариант, который у меня был – вспомнить, что есть Бог. Я каждый день просила Бога, чтобы он дал мне сил выжить на этой работе.

Но я не сдалась. Тут заслуга моего спонсора. Мы постоянно были на связи. С помощью ее, Высшей силы, я вырулилась. Начала писать обиды. Мне казалось, что у меня обид не будет, пока я не взяла ручку и листик. У меня просто полилось. Я себя начала считать жертвой. Это шло до тех пор, пока я не стала прописывать свою тетю. Тогда я увидела себя, свою зависимую больную сторону личности. Ручка начинает писать сама, а я не верю, что это пишу. Испытываю злость, зависть и обиду на тетю-инвалида, которой помогают мои родственники, у которой умер сын, у нее протезы. И у меня ревность, что ей помогают. И тогда, сидя в парке на лавочке, прописывая это, я не верила, что это я. Мне было сложнее сказать это спонсору. Терять было нечего.

Как-то я начала молиться. Правда, у меня не было самоотдачи, я просто открывала на телефоне молитву, но мне ничего не отзывалось. И вот мы добрались до колонки страхов. Мне казалось, что я храбрый человек. Чего я боюсь? Только змей и пауков. Тут у нас в Польше были выходные. 4 дня. Меня пригласил друг к себе в гости. А он любит употребить. У меня активируется страх перед алкоголем. Все это я прописываю и промаливаю, еду туда. Он мне предлагает посмотреть, как они отдыхает. Мы идем на набережную, там человек двести и все пьют. У меня начинается паническая атака, слюноотделение. Мне страшно. Я своему спонсору звоню прямо оттуда, разговариваю с ней. Все пьют, а я — испуганный алкоголик – сижу на полу и со спонсором общаюсь по видеосвязи. Я не сорвалась, но поняла, что мне нельзя приходить в такие компании голодной. Потому что у меня сразу тяга просыпается. В итоге пробыла в гостях я недолго, дня три. За это время я писала колонки страхов.

Вернулась я домой, тут мне поступает новость, что мне оказывается, нужно переехать. Сразу дикая паника, недовольство! Потом я в транспорте еду. Такая мысль «Доверься Богу. Ты же никогда ему не доверяла, посмотри, к чему он тебя приведет». Я приезжаю в новое жилье, минут через 15 я стою на коленях в благодарности. Это был первый раз, когда я стала на колени. Там, куда я въехала, что увидела. Оказывается, я живу в том месте, которым я восхищалась, потолки высокие и все, как я хочу. Но в этой квартире, наверное, через пару недель я плакала от жуткой боли. Когда я жила по прежнему адресу, я не общалась ни с кем, кроме спонсора. Постепенно начала осознавать, что походу бухаю спонсором. Я спросила Высшую силу, что мне делать с этим человеком. Потому что я делаю что-то для того, чтобы она оценила. Я ставлю генератор музыки и прошу Бога дать мне ответ. Приходит текст песни со словами «Держись за эти изменения, посмотришь, к чему тебя это приведет». Бог пошутил надо мной. В итоге через спонсора я открыла, что я созависимая и пришла в параллельное сообщество. Теперь я и там работаю по шагам. Я годами в себе замалчивала, подавляла…

Я сконцентрировалась полностью на спонсоре. Вокруг нее вся моя жизнь, вся моя реальность. Только она, она и все. Когда я заселилась в новую квартиру, у нас начались недопонимания. Я требовала от нее внимания, любви, теплоты. Но она живой человек, у нее не всегда был ресурс. Мне начало казаться, что меня бросают, от меня отказываются. Мне некуда идти. Я второй раз стала на колени. Тогда уже я признала бессилие первого шага, что я не управляю своей жизнью, своими эмоциями вообще. Я не могу ничего с этим делать, не могу не бухать своими эмоциями, не могу ни на чем не торчать! Это было откровенное признание. Я выплакалась и на этом этапе начала где-то что-то ходить, говорить, у меня появились доверенные лица.

В итоге начало все налаживаться. Это была отсрочка очередная. Я сижу в этой квартире, все друзья уехали, потому не с кем пообщаться, языка я не знаю. Везде одна и одна. Внутренне одиночество. Виртуальные люди не заменят живых. Я прошу Высшую силу «Я не могу, мне больно! Сделай что-нибудь, пожалуйста, чтобы как-то я не чувствовала этого одиночества». Мне предлагают работу в другом регионе. Я туда уезжаю, и меня заселяют в огромный загородный дом с кучей людей. Я подумала, что у меня сейчас не будет одиночества. Мне казалось, что мои желания исполняются по щелчку. Я вроде бы начинаю приходить в себя. Там тоже были свои «приколюхи», люди все пили, мне было сложновато на это смотреть. Однажды я смотрю на пивную банку и говорю: «Блин, да я же бессильна перед тобой». После этого все эти банки, которые там были, использовались как пепельницы. Я подумала, что так работает бессилие.

Как раз я писала сексуальную инвентаризацию… Честно говоря, я туда боялась залезать. Там просто такой был салат! Некоторые моменты я так и не смогла преодолеть, так и не позвала в них Бога, не проговорила спонсору. Потому что меня совсем замучил страх оценки. Я просила Высшую силу не посылать мне сейчас никакого мужчину, пока я корыстная, бесчестная, эгоистичная. Оставлю одни руины, страдания. Однако, через пару дней я чуть не сорвалась и не уехала с мужчиной на другой конец страны. Это был безумный эпизод, потому что он пил, а я как будто с ним заодно пью, смотря на него. Я понимаю, что я хожу по краю, меня уже захлестнула волна. Мой спонсор пришла мне на помощь. Мы с ней все это проговорили. И этот соблазн обошел меня стороной.

Четверку я не растягивала. Писала и сразу сдавала. Во всем этом я ходила два месяца. Меня замучили страхи. Они все активировались по очереди. Я ждала седьмой шаг, но не хотела его делать. Сейчас-то я понимаю, почему. Потому что настолько была привязана к своему спонсору, мне казалось, что я с каждым шагом приближаюсь к окончанию программы, что потеряю ее. Меня это все останавливало. Я висела в шагах, начала молиться, слушала спикерские, высказывалась на собрании.

Седьмой шаг я ждала с тем предвкушением, что я сейчас Богу отдам. А он меня избавит. Он длился пару минут. Я не поняла, что это было. Мы пошагали дальше.

Восьмой шаг. Я уже активно начинаю чувствовать, что у меня ненормальная привязанность к спонсору. У меня нет Высшей силы, у меня Высшая сила – спонсор. На меня опять нахлынули дикие боли, потому что я постоянно хочу быть с ней на связи. Я решаю идти к другому спонсору. Я пошла. Понимаю, что я насытилась всем этим, этим загородным домом. Мне скучно, мне нужна цивилизация. Меня как раз Высшая сила услышала и перебросила в другой город. В центр, в квартиру. Мне дает спонсор задание распечатать книгу «АА», маркеры. Я начинаю все это искать, делать. У меня ничего не получается. Не получается выходить с ней на связь, тем более мы с ней были не близки и хотелось анонимности. Вечером пришла на собрание, там была дополнительная тема «Я боюсь служить». Я поняла, что меня развернуло на восьмом шаге, что я хочу заново вернуться, что я хочу отодвинуть момент конца программы, когда я беру на себя ответственность и начинаю передавать шаги. Поняла, что это самообман, не хочу отдавать, хочу только брать, потому что я всю жизнь только беру.

Вернулась к своему спонсору. «Восьмерка», «девятка» прошли налегке. Девяток особо не было. Была одна, сложное для меня было сознание. Человек, который психически болен, я над ней стебалась, манипулировала, подкалывала. Вот я начала возмещать ей ущерб, забыв про то, что не нужно делать «девятку» если можно нанести еще больший ущерб. В итоге я нанесла ей ущерб. Никакой духовности.

Приближаясь к концу программы, 10 и 11 шаги, я начинаю вдыхать Бога. Раньше, чтобы вы понимали, я могла слушать музыку и вспоминать людей, события и забухивать. Плакать, вспоминать. Сейчас, когда я слушаю музыку, у меня осознание Бога. Мало верить, нужно его еще осознать и прочувствовать. Сейчас у меня так. У меня была концепция Высшей силы такая. Я на Бога переложила себя. У меня, оказывается, совсем недавно открыла, что Бог карающий, который мне дает и смотрит. Как я распоряжаюсь тем, что он мне дает. А если Вика неблагодарная, то он это забирает. У меня было такое, что я боялась Богу высказать свои претензии. Мне казалось, что я должна говорить ему только хорошее, только благодарить. Если не поблагодарю, то он мне больше ничего не даст. А где мне еще взять? У меня Высшая сила была карающая, контролирующая. И это открытие для меня было недавно.

Получаю зарплату, а у меня сразу мысль пойти кому-то что-то отдать. Я понимаю, что это потому, что моя высшая сила, по моему мнению, заберет у меня это, если я не поделюсь.

Сейчас у меня довольно непростые отношения со спонсором. Но сейчас я уже чувствую внутреннюю свободу, потому что появился Бог. У меня наша спикерская началась еще месяц назад в голове. Я уже все вам рассказала, конец весь спрогнозировала. У меня уже были предложения поспикерить, а я все отлынивала, потому что понимаю, что так зависима от всех оценок, у меня такое ранимое эго. На меня человек посмотрит каким-то взглядом, равнодушным например, а мне кажется, что он меня осуждает, что я некрасивая. Все это у меня в голове крутиться.

Что касается сейчас. Я стараюсь делать все программные действия. Стараюсь. Я не боюсь больше своего Бога. Иногда бывает, что нет настроения делать 11 шаг, я говорю «Боже, я не хочу тебя благодарить сегодня», у меня такая благодать по телу разливается, когда честно в этом признаюсь. И тогда я начинаю его благодарить за то, что чувствую сейчас. Как-то однажды идя по улице, я получила озарение. Жалела всегда себя, что отец у меня тиран, мать часто обижала. Потом пришла мысль, что у меня отец сейчас другой – это Бог. Да, он меня по головке не погладит, я его не увижу, за ручку с ним не подержусь, но сколько благ он мне дал. Я живу в другой стране, у меня работа, от которой я кайфую, сейчас спикерю, преодолеваю себя. Все так преобразовывается. Честно скажу, что плачу от благодарности, когда разговариваю с Богом. Столько дерьма я сделала в жизни людям, я не понимаю, откуда на меня все это валится. Я не готова больше принимать, устала принимать, питаться людьми, их эмоциями. Хочу только отдавать, потому что в этом мое спасение. Даже помыть пол для меня хорошо бывает, когда жалость приходит. Бывает, накатывает. Программа длиною в жизнь. Постоянные откаты, падения. Все это я понимаю. Изначально я была настроена, что программа меня вылечит, сразу и мигом меня избавит от всего. Нет! Все такая же корысть, все такой же эгоизм. Но я не даю поглощать себя, потому что не застреваю в этих состояниях. Научилась принимать себя со своими дефектами. У меня никогда не было такой любви вообще ни к кому. Говоря про любовь к спонсору, недавно я делала на нее четверку. Сейчас у меня на нее очень глубокая обида. В четверке я плакала, когда увидела себя. Я ее использовала, когда мне было плохо, все сливала на нее. Когда мне нужно внимание, иду от нее получать.

Бог сейчас для меня – это единственная любовь в душе, плачу иногда, потому что не могу поверить, что в моей душе есть что-то светлое. Что мне не нужно держать все это в ежовых рукавицах, что я могу все это отдать. Чувствую внутреннюю свободу, которая на уровне физиологии, когда расширяется грудная клетка. Как будто ты становишься объемнее.

Можно задавать вопросы. Спасибо!

Вопрос: насколько тебе стало легче жить в программе по сравнению с тем, когда ты жила вне ее?

Ответ: не могу сказать, что мне стало супер легко. Легко, потому что трезвость – сказка. Реальность — не сказка. То, от чего я бежала в пьянстве, все равно меня догнало в трезвости. Просто я решаю все эти проблемы с Богом. Могу сказать, что у меня появилось доверие в программе. До программы я никому не доверяла, мне казалось, что меня везде подставят, кинут. Контроль был. Недавно пошла в департамент подавать документы. Я прошу «Боже, помоги мне довериться этому человеку. Понять, что она не хочет мне зла». Самое главное, что я научилась быть честной. На страхе оценки я постоянно проживала все внутри себя, сейчас я честно признаюсь себе во всем.

Вопрос: есть ли у тебя подспонсорные? Что ты думаешь о спонсорстве?

Ответ: очень актуальный вопрос. Подспонсорных нет. Я сейчас живу с человеком в квартире. Я решаю вопрос с отдельным жильем, ищу его специально для того, чтобы у меня была возможность работать с другими алкоголиками. Мы работаем с ней на одной работе. Зачем знать ей, что я алкоголик.

Вопрос: если на сегодняшний день ощущение приобщения к миру в целом? Есть ли ощущение себя как части целого?

Ответ: иногда эгоцентризм дает о себе знать. Иногда я ловлю себя на мысли, но понимаю, что все это от моей головы. Что касается приобщенности к миру. Я еду, например, в транспорте в другой город. Я ощущаю себя среди людей, смотрю на людей прямо, не увожу глаза. Для меня самое основное: если я начинаю изолироваться, перестаю ходить на группы, для меня это тревожный знак. Я себя возвращаю, потому что единство дает мне понимание защиты. Что я не одна, не одинока. Конечно же, благодаря нашим собратьям, эта общность безусловно есть.

Бывает такое, что люди разговаривают в компании, я хочу залезть в телефон. И я себя останавливаю: «Нет, иди к людям, к реальным людям!».

Вопрос: ты прошла шаги, в параллельном сообществе тоже. Как у тебя изменились отношения с твоими близкими людьми, что поменялось?

Ответ: поменялось отношение к бабушке. Я начала разбирать себя и поняла, что взяла модель поведения отца. Обижаю других людей. С бабушкой начала очень лояльно общаться, с мамой тоже. Начала принимать чужое мнение. К тете-инвалиду проснулось сострадание. Хочется перевести ей деньги. но понимаю, что это как бы компенсация за то, что я делала . С мамой здоровые отношения. Ощущение себя как цельной личности. Все пиявки, которые были на теле, отвалились. Перестала сама лезть в дела других. Например, хотела переубедить мою маму не сворачивать бизнес. Потом я отловила, что это мое эго. Это выбор моей матери, если она устала, пускай отдыхает, отпустила эту ситуацию и не вмешивалась больше.

Вопрос: расскажи пожалуйста, что ты любишь делать доброго?

Ответ: мне нравится убирать в квартире, в которой я живу. Мне приятно от мысли, что человек ступает на чистый пол. Сегодня, пока я разговаривала со спонсором, мне не нравился лежащий пакет чипсов на траве, я пошла и выбросила его. Если я ем что-то, то пытаюсь угостить кого-то, приучаю делиться с людьми. Еще, моя мама волнуется часто. Я знаю, что она боится, что я плохо ем. Я фотографирую ей блюда, показываю, что ем. Я рада ее реакции. Ей приятно, она радуется. У меня было задание от спонсора фиксировать добрые дела. Я реально не понимала, что мне писать. Там по мелочи: кому-то отдам шампунь попробовать, кому-то покажу маршрут для велосипеда, проводила бесплатные экскурсии по городу. Мне было очень приятно и самой.

Вопрос: осознание помогает признавать бессилие? Или это уловки ума, чтобы двигаться по программе, чтобы получать результаты быстрее?

Ответ: что касается бессилия, я смотрю за собой. Бессилие для меня стало оружием моей болезни. Я накосячу перед спонсором и оправдываюсь, что я алкоголик, эгоист. Я знаю, что мне что-то делать не нужно, например, торчать в интернете по несколько часов, потому что я эмоционально бухаю. Но я все равно это делаю, прикрываясь тем, что я бессильна.

Вопрос: как устанавливать границы с назойливыми людьми?

Ответ: я отстраняюсь. Для меня всегда было проблемой говорить «нет». Причем мягкое «нет». Я либо подавляла все это в себе, подстраивалась либо накипало у меня, а потом как сорвет башню! Я пошла в разнос. Для меня с назойливыми людьми сейчас так. У меня есть малознакомая коллега по работе, я отстраняюсь от нее. Спокойно реагирую, если хочу ответить. Отвечаю, а если нет, то отвечаю дежурной фразой. Раньше давала бы ездить на себе, сама ездила. Причем я всегда была противником границ. Границы – это самоизоляция. Они сами устанавливаются здорово. Если человек откровенно начинает проявлять себя, могу корректно указать ему. Все это выходит на здоровый уровень. Спокойное и четкое «нет». Признавать свои желания, понимать свое пространство. Есть Бог, я, а все остальное – это уже потом.

Вопрос: что у тебя было самым сложным в программе? Что сейчас составляет сложность в программе?

Ответ: самое сложное именно сейчас для меня – это отпустить глубокую обиду на своего спонсора. Я ее очень люблю, но я этого не скрываю. У меня до сих пор обида, я не позвала ее на свою спикерскую. Я держусь за эту обиду. Самое сложное. Самый сложный шаг – страхи. Страх опоздать на рейс, десятый шаг. Именно видеть свои дефекты, потому что эго очень сопротивляется. Это происходит через такой скрип, хруст. Мне бывает очень сложно признаться, что не спонсор меня обидела, а это я обижаюсь. Потому что меня не утешают, когда мне плохо. Мне это очень сложно признавать. Пожалуй, это было самое сложное и остается по сей день. Иногда бывает провал в третьем шаге, когда не все препоручаешь. Но со временем навык оттачивается, и чуть что я бегу к Богу на ручки. С этим уже не так сложно, как было раньше.

Вопрос: когда ты задаешь вопрос своей Высшей силе. Как удается понимать ответ. Через что?

Ответ: расскажу такую ситуацию. Я шла по городу, не понимала, что мне делать, как мне быть куда двигаться. Я вижу напротив себя огромный костел, возле него пешеходный переход – знак с человеком, но без головы. Я смотрю на этот костел, понимаю, что это знак, идти прямо. Преодолевать, потому что если я сверну не туда, то я как этот человечек останусь без головы. Еще бывает такое, что спрашиваю Высшую силу, что мне делать. Могу сказать, что довольно-таки много мыслей лезет в больную голову. Если я вижу, что решение не идет… Когда решение верное, обычно это происходит на уровне грудной клетки, внутренняя пружина разжимается. Со мной Бог разговаривает через музыку. Часто я включаю генератор музыки, открываю текст песни и ищу подсказки. Бывало такое у меня не раз.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *