Спикерская, Василий, 7 лет трезвости.

ТЕМА: «Одиннадцатая традиция»

Спасибо, что пригласили. Трезвый восьмой год. Но все равно волнуюсь, как новичок. Рассказывая об одиннадцатой традиции, не могу не затронуть в принципе тему анонимности в нашем сообществе. Потому что эта тема упоминается в самом начале нашей книги, где в «Предисловии к первому изданию» написано, что важно сохранить анонимность, поскольку нас слишком мало в настоящее время для того, чтобы справится с большим числом посланий, которые может вызвать публикация этой книги. Они переживали за свою личную анонимность. За этим следует призыв для всех членов сообщества не называть своих фамилий, обращаясь в письменной или устной форме к публике по вопросам алкоголизма. То есть, по сути, программа АА только начала выходить в свет, ни о каких традициях речи вообще не было, но этот принцип уже в то время провозглашался, и они нас призывали на публике не называть своих имен. «Ноги растут» из Оксфордской группы. Сознание Оксфордской группы, к коей был причастен наш основатель Билл У, было нацелено на преобразование мира и выбор для достижений этой цели, путем поиска и обращения социально видных людей, которые благодаря своей известности, помогут им нести послание другим потенциальным лидерам. То есть, целью этой организации, под названьем Оксфордские группы, было преобразование мира, изменение мира. Конечно, с оговоркой, «начни с себя». Эта организация существует и по сей день под другим названием. Единственное, к чему Билл проявлял интерес, это поиск алкоголиков. И неважно было, видные они или нет. Билла рассматривали как видную фигуру, которая могла нести эти послания до других людей: до алкоголиков и не только до них. Кроме того, что некоторые алкоголики, до которых это послание доносилось, им вообще было неинтересно. Эти цели, социальная значимость им были неинтересны. Они не цеплялись за остатки своей карьеры. Для них было важно, чтобы их не причисляли к этому социальному явлению алкоголизма, чтобы как можно меньше людей знали об их проблеме, чтобы их имен вообще не называли. Билл подытожил причину отказа от напористого евангелизма Оксфордской группы – что чрезмерная личная реклама и чрезмерная известность в работе является нежелательной для алкоголиков, которые слишком много выступают на общественных площадках, скорее всего станут слишком напыщенными и могут снова напиться. Наш принцип анонимности предполагает держаться от любой широкой общественности, что часто исправляет эту проблему путем отказа отдельного лица от любой газетной или журнальной рекламы, чтобы не разрушить и не дискредитировать АА. По сути, благодаря опыту Оксфордских групп, АА приобрели свой противоположный опыт, который заявляет о том, что мы не называем имен, обращаясь к широкой публике.

Мне очень нравится развернутая форма одиннадцатой традиции. Наши отношения с широкой общественностью должны отличаться личной анонимностью. Мы считаем, что АА следует избегать сенсационной рекламы. Наши имена и портреты как членов АА не должны использоваться на радио, в кино и в открытой печати. В наших отношениях с общественностью нам следует руководствоваться принципом привлекательности АА, а не методом навязывания. Нет никакой необходимости хвалить самих себя. Мы считаем, что лучше, если нас будут рекомендовать наши друзья.

Краткая ее форма очень короткая. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и кино. Существует подтверждение Генеральной конференции по общему обслуживанию в 2013 году, что интернет тоже относится к таким медиа ресурсам, которые можно поставить в один ряд с прессой, радио и кино.

Суть одиннадцатой традиции в том, что многие понимают анонимность на личном уровне каждый кто как ее понимает. К нам на группу приходил человек, который представился не своим именем. Это уровень анонимности, который каждый понимает как хочет. Ничего страшного в этом нет. Анонимность не в том, чтобы представляться вымышленным именем. Люди из моей домашней группы знают мое имя, мою фамилию, сколько мне лет, где живу и так далее. Внутри сообщества нет никакой анонимности. Речь о том, что когда я обращаюсь к общественности, у меня возникает соблазн «рисануться». Может быть, это потом мне послужит в развитии моей медиа карьеры. Страница в соцсети – это одно, а выступить на телевидении – это другое. Потому что возникает соблазн, воспользоваться именем АА для того, чтобы показать, какой я крутой. У меня было подобное. Мне хотелось кричать на каждом углу о том, что из анонимных алкоголиков. Я уже начал выздоравливать, у меня был спонсор. У меня было желание говорить на каждом углу, что я из АА, и о том, какие крутые анонимные алкоголики. Это неправильно. Если я на широкой общественности выступаю с полным именем и со своим лицом, а потом меня пьяным находят под забором. И вездесущие блогеры разнесут это лицо по всем медиа, в том числе, и в интернете. И напомнят людям о моем выступлении и приклеят лицо, где валяюсь под забором. Это сослужит плохую службу всему анонимному сообществу. «Вот посмотрите, какие, мол, они!» Анонимные алкоголики приобретали репутацию нашего сообщества не для того, чтобы какой-то Вася ее разрушил.

Вообще я очень много раз слышал и слышу, когда изучал традиции: шаги АА для того, чтобы не сдох я, традиции АА для того, чтобы не загнулось сообщество. Сейчас все больше и больше начинаю не соглашаться с этим выражением. Традиции АА в том числе и для того, чтобы не сдох я, потому что, если я начну на широкой публике выступать и говорить, мол, какой я красавчик, потому что я смог бросить пить. Благодаря АА, но красавчик-то я. Это будет кормить мое тщеславие и в конце-концов может привести к первой рюмке. Может вернуться алкогольное мышление и мое выздоровление исчезнет. Дело в том, что не я такой красавчик, что я не пью. Это Бог – красавчик, что я не пью. Это ему нужно выступать по телевизору, а не мне. Мне хотелось бы воспользоваться чужой славой, для того, чтобы рассказать, какой я хороший.

Это все причины. Много можно говорить об одиннадцатой традиции. Следом за 11 традицией об анонимности говорит и 12 традиция. Все традиции переплетены и взаимосвязаны. Я могу и вторую традицию притянуть к одиннадцатой, потому что, даже если мне предлагают выступить по телевидению, пусть даже с сохранением анонимности, я должен заручиться поддержкой своей группы. Потому что, может быть, группа не видит меня в качестве интервьюера, не доверит мне. Я даже без лица являюсь представителем АА. Я, по сути, представляю все сообщество, давая интервью на телевидении. В моем опыте не было такого. Но на Нижегородской группе два человека давали интервью, журналисты сделали все красиво, и идентифицировать было сложно. Один из тех людей потом запил. И где он сейчас, я не знаю. Они не светили лицами, слава Богу. Ко всему прочему в одиннадцатой традиции говорится о привлекательности, а не пропаганде. Как раз наш принцип анонимности то, что мы не называем своих имен, не светим своими лицами – это и есть привлекательность. У журналистов, как у профессионалов это может вызвать доверие к нам, потому что мы не стремимся к личной славе. Если бы я был знаменитый актер и светил своим лицом, говоря, что я из АА, это была бы реклама, пропаганда. Мне доводилось давать интервью журналисту печатного издания в интернете. Мы ее просили писать только наши имена даже без заглавных букв наших фамилий. Она интервьюировала нас на открытом собрании, потом вышла статья в интернет издании о группе АА в нашем городе с телефоном и адресом нашей группы. Это хорошая реклама. Каждый газетчик, пишущий о нас, жалуется на то, что трудно писать статьи, не упоминая имен. Однако он быстро забывает об этом, когда понимает, что перед ним группа людей, не ищущих славы для себя. Вероятно, он впервые в жизни сталкивается с организацией, не желающей славы для отдельных ее членов. И это вызывает высокий уровень доверия. И благодаря этому принципу анонимные алкоголики завоевали для себя такую популярность. Одиннадцатая традиция уходит в двенадцатую. Каждая последующая традиция дополняет предыдущую. В двенадцатой нам говорят, что анонимность — это духовная основа всех наших традиций. А духовная основа – это как раз о том, что я не ищу славы. Духовная основа – это про смирение. И если мне на уровне широкой общественности можно донести свои идеи, я со смирением доношу эти идеи, не приклеивая свое имя к этим идеям.

Анонимность в интернете. На одном из праздников одной из групп АА Нижегородской области, где все поздравляли эту группу, вышел парень и зачитал рэп. С благодарностью, а его друзья снимали его. Операторы прошлись в том числе и по залу. А потом этот товарищ, который зачитал рэп, выложил видео на своем ютуб канале. Естественно, туда попали лица анонимных, вся символика АА. У одной девушки из другого города, которая приехала к нам на праздник, на работе кто-то увидел этот ролик. У нее спросили, что она там делала. Она «отвертелась», конечно. Мы просили удалить этот ролик с ютуба. Мы можем подставить и себя, и других людей в том числе. Тут и одиннадцатая, и двенадцатая традиция на уровне каждого из членов затронута. Если меня просят сфотографироваться на одном из таких праздников, то я смотрю нет ли на заднем плане каких-то логотипов АА. Если я не хочу, чтобы мое фото размещали, я не фотографируюсь.

У меня по одиннадцатой традиции все. По шестой традиции можно разговаривать очень долго, а по одиннадцатой все довольно четко. Если есть вопросы, задавайте.

Вопрос: наши родственники, друзья не знают, куда мы ходим. По поводу раскрытия анонимности своим друзьям, родственникам. Есть ли у тебя опыт? Трудно ли тебе было это сделать?

Ответ: тут тема личной анонимности. Когда я пришел в АА, об этом не знал никто примерно полгода. Об этом знала моя жена только по той причине, что она тоже является членом АА. Через полгода, когда я нашел себе спонсора, я увидел, что свет в конце тоннеля забрезжил. Я на радостях выпалил «Мама! Ты не представляешь, я ведь в АА хожу!». «Да? Ну, что?» – сказала мама. Просто я когда-то уже ходил туда. В 2002 году я зашел на группу, походил туда немного. Понял, что я сам смогу и пропал. В итоге начал пить еще сильнее. Это привело к моему полному падению. Вот снова пришел в АА. И теперь у меня было решение. Ничего в этом страшного нет. В конце концов, открыть им придется. Это степень доверия. Я что настолько не доверяю своим родственникам, что они не должны знать, куда я хожу? Я когда делал 9-й шаг своей бывшей девушке, ей нужно было объяснить причину нашей встречи. Когда я сказал, что я алкоголик, он все поняла. Все и так знали, что я алкоголик. Но сказать, что я анонимный алкоголик – это стыдно. На моей старой работе, начальник знал, что я член АА. Я открыл свою анонимность для того, чтобы его родственники и его друзья, у которых есть проблемы, могли найти меня. На моей новой работе мои коллеги не знают об этом. Я не кричу на каждом шагу об этом, но если есть такая необходимость, я свою анонимность открываю. Но не на уровне широкой общественности. Моя мама действительно рада за меня. Радуется очень. Я вижу ее отношение ко мне, что она говорит обо мне своим подругам, родственникам. Она ценит ту работу, которой я занимаюсь. Когда она просит меня свозить ее в магазин, я говорю ей о своих планах в АА, она понимает и уважает ту деятельность, которой я занимаюсь.

Анонимность на личном уровне, которую каждый сам определяет для себя. Другие тоже должны уважать тот уровень анонимности каждого из своих членов, на который они рассчитывают.

Вопрос: почему не наши родные, люди в социуме не понимают нас, может просто не знают, кто такие АА?

Ответ: в Большой книге на 19 странице написано: «Как много раз мы говорили: “Я могу пить, могу не пить. Почему же не может он?”; “Почему вы не пьете как интеллигентный человек, почему не бросите?”; “Этот парень не умеет пить”; “Почему бы вам не попробовать пиво или вино?”; “Держитесь подальше от крепких напитков”; “Должно быть, у него слабая воля”; “Если бы он захотел, он бы перестал пить”; “Она такая славная девушка, мне кажется, он бы мог перестать пить ради нее”; “Врач сказал ему, что, если он начнет пить снова, это убьет его, но он все равно опять под градусом”.

В наше время таковы распространенные мнения по поводу пьющих, постоянно высказываемые вокруг нас. За всем этим кроется бездна незнания и непонимания. Твой вопрос относится к этому абзацу текста Большой книги. Эти люди не такие как я. Они нас не понимают, но они не обязаны нас понимать. Очень многие сейчас считают не болезнью, а социальным явлением. Когда моя мама жаловалась на пьющего отца, я ей говорил, что он больной человек. А она мне в ответ говорила, что у него просто нет совести. А перед этим разговором я много раз рассказывал маме об алкоголизме. Она просто не такой человек. У нас в двенадцатом шаге как написано? Достигнув духовного пробуждения, мы старались донести наши идеи до других алкоголиков, которые все еще страдают. Мы не доносим наши идеи до всех! Мы доносим идеи до других алкоголиков! Не факт, что нас поймут те алкоголики, которые не страдают. Нам очень помогают врачи, священники, психологи. У меня есть два человека: мой троюродный брат, с которым я могу говорить о духовно составляющей нашей болезни и выздоровления и дочь моей жены. С людьми, которые не проявляют интерес к этой теме, я не стараюсь донести эти идеи.

Вопрос: есть такой опросник по традициям, который опубликован в «Грейпвайне». Там есть такой вопрос: всегда ли я осторожен в сохранении секретов доверенных мне, как члену АА? Были ли у тебя такие случаи, когда сплетни вредили? Насколько это важно сохранять анонимность не только на уровне прессы, радио и кино, а и внутри сообщества?

Ответ: я очень стараюсь. Очень большие секреты я как правило промаливаю. Самые сокровенные секреты мне рассказывают подопечные в 9-м шаге. Когда я начинал практиковать спонсорство, я не представлял, что мои уши услышат такое. Я прошу Бога дать мне сил забыть эти вещи, а если не забыть, то не использовать их невзначай. Если я знаю опыт или ситуацию другого человека, например, один знакомый человек, который поделился со мной опытом. Я могу поделиться с ним опытом своего спонсора или доверенного лица, не называя имен. Я у Бога прошу помощи в этом плане. Я знаю опыт других людей, у которых были неприятные моменты. Но это не мой опыт, рассказывать не буду. Спасибо всем! Спасибо, что пригласили.

Дата

Июл 28 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Июл 28 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *