март, 2021

среда10марта20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Татьяна, 5 лет и 9 месяцевТЕМА: «Четвертая традиция» Цикл по традициям20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Прага/Чехия

Домашняя группа: «Прага»

ТЕМА: «Четвертая традиция»

Краткая форма:

Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или АА в целом.

Развернутая форма:

Что касается своих собственных дел, каждая группа АА не несет ответственность ни перед кем, кроме своей совести. Но когда ее планы затрагивают интересы других групп, с ними необходимо советоваться. Ни одной группе, ни одному региональному комитету и ни одному члену АА никогда не следует предпринимать каких-либо действий, которые могут сильно повлиять на АА в целом, не посоветовавшись с опекунами Главного Совета Обслуживания. В таких вопросах наше общее благо важнее всего.

Я представлюсь еще раз. Меня зовут Таня. Я алкоголик. Я выздоравливают 5 лет и 9 месяцев. Хочу сказать спасибо большое, за то, что позвали, за ваш интерес к традициям. До определенного времени я считала, что традиции нужны тем, кто плохо шаги сделал. Зачем мне традиции? Делай то, что написано в Большой книге, живи по принципам. Получилось, что мы выздоравливаем вместе с мужем. Мы в сообщество вместе пришли, употребляли вместе. В какой-то момент времени я поняла, что делаю шаги, живу по принципам программы. Но были непонимания, недопонимания. В семье мне было непонятно, кто главный. Как принимать решения. На группе тоже возникали вопросы, потому что мы протрезвели в Москве, а потом, Богу было угодно, мы попали в другую страну, в Чехию. Сначала мы выздоравливали на английской группе, так как русских групп не было. Были зум-группы, скайп-группы. Но хотелось «за живого алкаша подержаться». Взяться за руки, помолиться. Эта идея организовать русскую группу пришла в голову моему мужу. Я говорила, что не нужно, зачем. Я трус по натуре, осторожничаю все время, мне нужно «соломки подстелить». Мне было страшно, я говорила, что можно обойтись без нее. Но нет, муж настаивал. Получилось так, что русская группа появилась у нас, в Праге. Опыта у нас было мало. Мы столкнулись с тем, что пришлось изучать традиции. Я поначалу изучала их со спонсором один на один. С тех пор традиции являются неотъемлемой частью моего выздоровления. Я сегодня не представляю себе, как можно отделить мое выздоровление от традиций. Это тоже свод принципов, который я применяю к себе. Я думала, что изучу традиции и буду бегать с книжечкой и отмечать: это правильно, это не правильно, ты нарушаешь традиции, а ты — молодец. Думала, что выучу все это наизусть и будет правильно. На первых порах на группе меня это интересовало. Но интересовало меня и то, как традиции применимы к семье. Мне было интересно, а как же правильно. Я все ждала, когда мне скажут, как правильно. Где нарушитель и что с ним делать. И было удивительно мне узнать, что традиции — это как шаги. Это то, что я применяю к себе. Это не то, что я могу применить кому-то и ткнуть пальцем. Мне понравилась фраза: шаги мне нужны для того, чтобы не совершить самоубийство, а традиции — для того, чтобы не совершить убийство. А концепции — для того чтобы не совершить геноцид.

Что привело меня к изучению традиций? Мне было интересно узнать, как правильно. В этом смысле традиции для меня не открыли тайн, как правильно. Они мне открыли огромное количество духовных принципов, которые я применяю к себе. Это помогает мне сосуществовать в сообществе с другими людьми. У меня было такое ощущение, что я выросла, пришла в общество. Всем выдали инструкцию, как жить, а мне забыли. Как будто все знают, как жить, а я нет. Я живу по выдуманным мною правилам, что приводит к столкновениям. А мне хотелось узнать, как же правильно.

Традиция четвертая. Мне трудно взять и выделить четвертую традицию, не затрагивая третью. Так как традиции плавно вытекают одна из другой. Если третья традиция нам гласит, что единственное условие для того, чтобы стать членом АА — это желание бросить пить. Единственное условие. АА создавали много правил. Это про то, что все группы создавали правила, условия для членства в АА. Очень много было условий. Я читала эту историю о том, что Билл попросил все существующие на тот момент группы, прислать правила, которые нужны для того чтобы стать членом АА. Группы прислали. И Билл собрал все эти правила воедино. Никто, ни доктор Боб, ни Билл, не смогли бы быть членом АА, если бы эти правила вступили в силу. И тогда «выросла» третья традиция. В принципе есть группы, которые нуждаются в особых ограничениях в членстве, кроме желания бросить пить. Существуют специальные группы по интересам: группа женская, группа для врачей, священников, только для мужчин. И так далее. Мне поначалу казалось, что это определенного рода нарушение. На сегодняшний день я знаю, что это не нарушение. Такие группы имеют право быть. Специальные группы по интересам могут быть, потому что, если случайно новичок туда заскочит, то никто никого не выгонит, но, если брать группу священников, то мне на данный момент понятно, почему такие группы существуют. Очень трудно исповедовать человека, а потом сеть вместе с ним на одну скамью вечером на группе АА. Или, я знаю, в США есть специальные группы для сенаторов, например, для актеров. Это специальные группы, они есть, и они имеют право быть. Есть дополнительные ограничения, которые устанавливают сами группы. Они совершенно спокойно себя обслуживают. У таких групп есть свои правила. И мы, приходя на эту группу, должны эти правила соблюдать. Так же как и я, приходя к вам в гости, соблюдаю правила вашей семьи: не курить в помещении, например. Так же и на группе. Нужно соблюдать и уважать их. Четвертая традиция гласит, что каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или АА в целом. Делаю что хочу, но это касается только нас и нашей группы.

О чем нам говорит четвертая традиция? Если мы принимаем какое-то решение, то нам нужно посмотреть, не затрагивает ли это другие группы. Например, если мы, как группа, хотим в своем помещении сделать группу АА. Да, здорово. Но нужно посмотреть, не затрагивает ли это чьи-то интересы. Мы даже время выбрали. Мы смотрим: открываем справочник, в это же время начинает работать другая группа. И что мы будем делать? Мы будем одних и тех же алкоголиков «дербанить» на два помещения. Это затрагивает каким-то образом другие группы? Конечно. Четвертая традиция говорит нам как раз о том, что мы должны советоваться в делах, когда затрагиваются интересы других групп. Например, как у нас в Чехии это было. Группа была только в Праге. Сначала мы встречались 1 раз в неделю, потом два и так далее. Потом в другом городе начинает образовываться группа. Идет рабочее собрание, на котором они утверждают себе расписание. Казалось бы, это их дело. Эта группа вообще никак не влияет на нашу. И, тем не менее, есть зум, живая группа. Они, когда первое расписание предоставили, получилось, что один из дней полностью совпадал. И тогда мы сказали, что можете делать, как хотите. Но наш опыт показывает, что нужно пересмотреть расписание, чтобы не затрагивать интересы друг друга. Наши алкоголики должны будут выбрать, на какую группу прийти. Мы долго совещались, расписание было составлено так, чтобы группы не пересекались. Необходимо советоваться. Так же это происходит и семье, коллективе. Например, на одном из семинаров спикер, говоря о четвертой традиции, привел такой пример: про «Спокойной ночи малыши». Степашка пришел и говорит: «Дядя Володя я сегодня у вас ночевать буду. Хорошая новость». Это про то, что нужно советоваться. Мы должны советоваться со своими близкими, так как интересы в семье пересекаются. Это дело не только нашей семьи. В этом смысле четвертая традиция дает с одной стороны нам свободу, а с другой стороны — ограничивает тем, чтобы мы смотрели на то, как наши действия будут задевать других людей. Как мое поведение, мои действия отражаются на других людях. Мне хотелось бы рассказать одну историю, которая мне понравилась. История из «АА взрослеет». Я ее вкратце расскажу. У истоков нашего движения в Нью-Йорке, один из АА был богатым человеком. Бросил пить, благодаря АА. У него возникли грандиозные идеи во благо АА. Он решил, что алкоголикам нужно построить огромное здание. На первом этаже которого был клуб, на втором — встречи АА, на третьем — мед.обслуживание, на четвертом — ребцентр. Там же будет и финансовая составляющая, которая будет деньги алкашам давать. Он видел в своем воображении волшебный центр. Этот проект включал создание отдельных корпораций. Этот человек разработал 61 правило постановлений и положений, которые должны были обеспечить нормальную работу этой корпорации. Он обратился со своей идеей в Нью-Йоркский офис. Узнав об этом, многие были недовольны. Его поддержала только одна группа. Вы, наверное, догадываетесь, что случилось дальше? После полной шумихи все кончилось провалом. Это походило на взрыв парового котла. И отзвуки от столкновения своих «я» слышались на мили вокруг. И в конечном итоге все успокоились. И через довольно большой промежуток времени мы получили письмо от этого учредителя. Он писал: «Вы предупреждали, вы говорили, что внешние предприятия могут оказать очень большую помощь, но вы также говорили, что их нельзя смешивать с АА. А я думал, что это возможно и даже нужно. Но вы, ребята, из штаб-квартиры, были правы, а я — нет». Эта история рассказывает нам, что у нас есть право на ошибку. Мы можем пробовать, и можем реализовать свое право на ошибку. Как в этой истории. «В это письмо в штаб-квартиру была вложена карточка, которую он разослал каждой группе в Америке. Она была сложена, как карточка в гольфе и на внешней стороне было написано «такая-то группа, такое-то место. Правило № 62». Когда вы раскрываете эту карточку, то видно одно предложение «Не воспринимайте себя слишком серьезно». Вы, возможно, видели это правило № 62. Это о том, что не нужно воспринимать себя слишком серьезно. Это правило — свидетельство того, чтобы группа реализовала свое право на ошибку. Благодаря тому, что они обнародовали свою ошибку, сослужило очень хорошую службу сообществу в целом. Потому что признавать свои ошибки очень сложно. Нужно большое мужество. Посмеяться над собой — верх смирения. В семье это незаменимое качество. Для меня это было сначала очень сложно. В четвертой традиции я увидела, что признание собственных ошибок, умение посмеяться над собой — верх смирения. Мне эта фраза запала в душу. Я стал пробовать ее и в том числе с детьми, мужем. Однажды я помню, когда дочь что-то хотела, чтобы я помогла ей с уроками. Я с умным видом села, читаю и понимаю, что я ничего не понимаю. И вот мне очень хотелось взять себя в руки и разобраться. Но я сказала честно, что ничего не понимаю. Ребенок меня поблагодарил за честность. Это дорогого стоит. С одной стороны, говорила уже, что каждая традиция предполагает жертвы и дает с другой стороны определенную свободу. Эта свобода, когда каждая группа может быть кем и чем хочу, она может казаться опасной. Хочу зачитать «Но такая свобода не так уж опасна, как это может показаться. В конце концов, новаторы тоже должны принять принципы АА, по крайней мере, некоторые из них, чтобы навсегда бросить пить. С одной стороны, если они найдут какое-то иное средство, лучше, чем АА. Если им удастся улучшить наши методы, тогда, скорее всего, мы примем то, что они открыли для всеобщего использования». Я хотела сказать о том, что мы всегда благодарим за новый опыт. Мы говорим, что если для вас будет работать что-то лучше, пожалуйста, расскажите нам это. Мы с благодарностью это примем. Мы до сих пор ждем новаторских идей. Я тоже, когда пришла в АА, мне казалось, что нужно поправить тут и тут. Мне казалось, что я самая умная. До сих пор я вижу, когда приходит новичок, он сначала грустный, а потом, когда начинает трезветь, он пытается все улучшить. Но, как показывает опыт, то, что придумано и испробовано ранее работает. И не надо изобретать велосипед. Мы говорим «Хорошо. Попробуйте и приходите. Поделитесь своим опытом. Расскажите нам. Если у вашей группы получится что-то лучше, мы с удовольствием примем, воспользуемся вашим опытом». Поэтому четвертая традиция дает каждой группе свободу делать и пробовать. И здесь в этом смысле я хочу зачитать отрывок из «АА взрослеет»: «Когда мы впервые пришли к АА, то, как уже отмечалось ранее, мы обнаружили гораздо больше личной свободы, чем в каком-либо другом обществе. Нас ничто не заставляют то-либо делать. В этом смысле данное сообщество формой анархией. Для большинства из нас слово «анархия» имеет отрицательное значение. Возможно, тому виной поведение одного неуравновешенного приверженца этого течения, который много лет назад швырял бомбы в Чикаго. Но я думаю, что благородный русский князь, так настойчиво пропагандировавший эту идею, полагал, что если предоставить людям абсолютную свободу и отменить их личное подчинение кому бы-то ни было, то начнут добровольно объединяться в соответствии со своими общими интересами. АА — это объединение именно того типа, которое предсказывал князь Кропоткин. В основе нашего замечательного объединения лежит свобода, простота и радость. Пока все идет хорошо. Но мы поняли, что этого недостаточно, мы поняли, когда нам нужно действовать на уровне групп, нам необходима демократия. По мере отхода от дел наших ветеранов, мы начали функционеров с помощью голосования, в этом смысле каждая группа начала действовать демократическим путем на уровне города».

И здесь же я приведу еще один отрывок из «АА взрослеет»: «В других обществах действуют законы, постановления, санкции, наказания, которые применяются уполномоченными лицами. К счастью мы поняли, что нам не нужен никакой руководящий состав. У нас есть две власти, которые намного эффективнее: одна — добрая, другая — злая. И есть Бог, наш Отец, который просто говорит нам: «Я жду, что вы исполните мою волю». Другая власть носит имя Джон Ячменное зерно, который говорит: «Вам лучше исполнить волю Божью, а не то я убью вас». И иногда он действительно убивает. И когда мы доходим до предела, то у нас есть два пути — либо подчиниться воле Божьей, либо погибнуть. На этом этапе смертный приговор угрожает не только члену АА и его группе, но всему Сообществу АА в целом. Таким образом, мы пользуемся выгодами, которые дает нам жесткая политическая диктатура, но не несем бремя ее обязательств. В результате мы имеем достаточно власти, достаточно любви и достаточно наказаний — и при этом человек не имеет в своих руках рычагов власти». О чем это все? С одной стороны свобода, а с другой стороны, Джон-ячменное зерно настолько рядом, что меня наказывать не надо. Нам в АА не нужны наказания, потому что за неподчинение в наказание будет смерть. Мне в этом смысле нравится то, что я сначала делаю программу, шаги, применяю традиции сначала как раб (я боюсь смерти), потом я немного попробовав делать шаги, начинаю чувствовать дивиденды (хорошее настроение, душевный покой). Это про то, что я начинаю делать это как слуга, за зарплату. И третья позиция, ступень, почему я делаю программу, потому что это мой свободный выбор. Я делаю ее как свободный человек. Мне сегодня нравится служить АА, мне нравится быть в процессе. Я сегодня уже не делаю это от страха, я сегодня делаю это как свободный человек. Если я смиренна – я чувствую себя офигенно. Мне больше не нужно угрожать, что если я откажусь жить по этим принципам, меня накажет алкоголь. Я это прекрасно знаю. Я сегодня выбираю этот путь. Если еще немного сказать о четвертой традиции. Для меня она одна из дисциплинирующих традиций. Она дисциплинирует меня. Как понять, что группа ошибается? У нас всегда есть центральная традиция – пятая. Она является ключевой. Она плавно перетекает из четвертой. Как понять, что мы в четвертой традиции перегнули со свободой, слишком сильно увлеклись самостоятельностью. Нужно посмотреть на пятую. Если пятая традиция хромает, значит где-то что-то в четвертой не так. Если то, что мы собираемся делать, служит лучшему несению вести, идет на благо тем, кто еще страдает, значит условие соблюдено. Если же нет, если что-то идет не так, как нам было удобно, то четвертая традиция нарушена. Подведем итог: у нас есть право на ошибку. Мы можем пробовать делать. В рамках группы мы можем пробовать делать что-то свое. Единственное в чем может быть ошибка, это по незнанию. Когда мы собрались что-то сделать, но опыта не хватило, не получилось. Вторая ошибка, это когда нас предупреждали. Нам говорили впереди идущие. Это второй тип ошибок. Ошибка после предупреждения. Тут «попахивает» упрямством и глупостью. Группа, конечно же, автономная. Но мы не можем вести себя так, как будто мы одни. Как будто других групп АА не существует. Мы должны договариваться, разговаривать, коммуницировать с другими группами. Моя свобода заканчивается там, где начинается твоя свобода. Поэтому, давайте спрашивать друг у друга, о планах других групп, у родителей, у соседей и так далее, о том, какие у вас планы. Потому что мы живем в обществе. АА привели меня в ту точку, где я могу общаться сама с собой бесконфликтно, и с другими людьми тоже бесконфликтно. Я стала полноценным членом общества. На этом я и закончу. Спасибо вам, что предоставили возможность поделиться своим опытом. Буду рада, если будут какие-то вопросы.

Вопрос: любую ли ошибку, если группа сделала, можно исправить?

Ответ: пока мы живы, мы можем все исправить. У нас в литературе есть. На заре становления АА в России не понимали, как трезвить, не было понимания о традициях. Одна из групп решила строить бизнес. Они «замутили» бизнес по ремонту автомобилей. Дружно всей группой пошли пить. Это опыт и мы теперь делимся этим опытом. Теперь они знают, что группа АА и кооператив по ремонту машин – это две разные истории. Не надо смешивать. Поэтому все – опыт. Но, к сожалению, мы играем с вами в такие игры. У нас смертельное заболевание. Иногда эти игры могут стоить кому-то жизни. Мы призываем друг друга: давайте смотреть, спрашивать опыт! Давайте им воспользуемся. А делать можно все, что угодно. Готовы ли мы к последствиям? Готовы ли мы взять на себя ответственность за последствия? Сегодня я спрашиваю: у спонсора, у впереди идущих и так далее. Надо ли спрашивать новичка, есть ли у тебя желание бросить пить. Кто-то считает, что не надо спрашивать, кто-то считает, что надо. Мы так и не приняли окончательное решение. Пошли спрашивать опыта у других групп, у спонсоров. Как группа решит в итоге, так и будет. Нет ничего смертельного, пока мы живы. АА – это как мафия. Куда бы ты не пришел, везде у тебя будут друзья. Но расплата за выход – смерть.

Вопрос: изменилось ли твое отношение к самой себе? Осознала ли ты разницу между эгоизмом и любовью к самой себе?

Ответ: конечно, оно меняется. Иду по духовному пути. Раньше любовь к себе – это ванна с пеной и вкусный тортик. Сегодня для меня это не всегда про любовь к себе. Это иногда про блажь. Сегодня у меня это: сделать зарядку, сходить на группу, почитать БК со спонсором. Каждый раз не хочу, каждый раз мне это лень. Переступая через себя, прошу у Бога сил, возможностей.

Время собрания

(среда) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *