июнь, 2021

среда02июня20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Стас Х, трезвый с 2018ТЕМА: «Третья традиция» Цикл по традициям20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Домашняя группа «Центр»

Кыргызстан, Бишкек

Тема «Третья традиция»

Спасибо, что пригласили. Всем привет, Стас-алкоголик. Очень волнуюсь. Каждый раз почему-то, когда просят поделиться опытом, меня посещает одна мысль, что у меня нет никакого опыта, делиться мне нечем, мой опыт банален. В общем, страхов целая гора.

По третьей традиции. Когда я узнал об АА, мне на тот момент было 27 лет. Узнал я от подруги своей жены. Она мне сказала, что мне нужно к анонимным алкоголикам сходить. Я ей сказал, куда ей нужно сходить. И только через полтора года после этого разговора я пришел, не имея ни жены, ни работы, ни друзей, вообще ничего. Мой алкоголизм очень резко прогрессировал. Пить я начал с 13 лет. В 29 добрался до этих комнат. Третья традиция – это то, чему я благодарен. Я помню в каком потертом состоянии я добрался до этих комнат. Я был очень запущен, мягко говоря. Мой образ жизни запойный был не самый приятный. Я мог ночевать, где попало. Мог не мыться неделями. Запои мои длились неделями. В таком состоянии я пришел на свое первое собрание. Меня колотило, так как пришлось выходить на сухую. Это была зима. Люди, которые были на моем первом собрании, отнеслись ко мне крайне дружелюбно, чего я, конечно же, не ожидал. Они мне показались странными. Оказывается, ими руководила третья традиция. Стоило мне немного прийти в себя, я обратился к своему первому спонсору. Я начал выздоравливать. Достаточно быстро я пришел в себя. Трезвость мне давалась достаточно нелегко. Месяца через три я начал обращать внимание на то, кто находится вокруг меня. Был один человек, он до сих пор посещает собрания, который мне очень сильно не нравился. Совсем. У него есть проблемы помимо алкогольных, этот человек до сих пор не идет по шагам, но очень любит высказываться о своем опыте, давать советы новичкам. В какой-то момент меня разозлило то, что тот человек преувеличил свой срок трезвости. И я на рабочем собрании поднял вопрос, можно ли ему находиться на собрании или нет. Как вы понимаете, на тот момент я понятия не имел, что такое традиции: как они работают, о чем они. Меня мягко остановили, объяснили, что я не имею на это права. Рассказали мне о традициях. Начал изучать традиции в малой группе.

Третья традиция

Краткая форма.

Единственное условие для того, чтобы стать членом АА – это желание бросить пить.

Оказывается, есть еще длинная форма традиций. Не развернутая, а длинная, как Билл Уилсон их видел изначально.

Нам следует принимать всех, страдающих от алкоголизма. Поэтому мы не можем отказывать никому из тех, кто желает излечиться. Членство в АА никогда не должно связываться с денежными соображениями или с умением приспосабливаться. Любые два-три алкоголика, собравшиеся вместе с целью поддержания трезвости, могут называть себя группой АА при условии, что как группа они не входят в какую-либо другую организацию.

Это оказалось самой поверхностью. Потому что в книге «АА взрослеет», «12 шагов, 12 традиций» приведены несколько примеров, историй, почему эта традиция в таком виде. Потратив на поиск лазейки, чтобы удовлетворить свое желание «убрать» этого человека из группы, много времени, я так ее и не нашел. Не смог закрыть ему доступ к сообществу АА. Оказывается, наше сообщество очень уникальное. В него есть только вход, а выхода нет. Мне пришлось смириться. Совсем недавно был случай, пропала сумма денег, которую мы по нашей глупости, оставили в помещении группы. Я подумал на этого человека, безосновательно (потом это вылилось в «девятку»). По факту, третья традиция на сегодняшний день для меня – это отличный инструмент для тренировки моего смирения. Не скажу, что все люди мне стали нравится. Все, кто страдает от алкоголизма, воспитывает во мне смирение, терпимость, понимание, что мы все равны перед болезнью. Это одна из историй, которую я хотел рассказать в рамках третьей традиции.

Был еще один случай. Есть одна книга, одобренная международной конференцией. Желтая, так называемая, «Жить трезво», в которой есть много рекомендаций для пьяниц. В начале этой книги написано, что нет программы выздоровления. Через всю эту книгу на разных страницах есть отсылки настоящим хроническим алкоголикам посетить собрания группы АА, пройти программу «Двенадцать шагов», которая описана в Большой книге. Эту книгу я начал читать на собраниях (я на тот момент был ведущим). Углубляясь в текст, я все больше понимал, что для меня она не подходит. Здесь мои амбиции, мое чувство правоты взяло надо мной верх. С одной девочкой с группы мы на эту тему начали спорить. Она утверждала, что желтая книга необходима новичку. Я со своей стороны начал утверждать обратное: новичку нужен спонсор и БК. Дело дошло до того, что у нас чуть не появилась отдельная группа из-за разделения во мнениях. Тем людям, которые не являются алкоголиками, нечего делать на нашем собрании. Я пытался всем это объяснить, протолкнуть эту политику на своей домашней группе. К счастью или, к сожалению, ничего с этим не вышло. Не получилось обойти нашу третью традицию, «обрастить» ее сверху дополнительными ограничениями. Той девочке мне тоже пришлось сделать «девятку». Сам этот спор, я не думаю, что как-то приблизил меня к пониманию традиций. Но то, что мне пришлось возмещать ущерб, натолкнуло меня на мысль потратить время на изучение традиций.

Мой первый спонсор не читал со мной БК. По факту, до первого года трезвости я не делал те шаги, которые описаны в Большой книге. Но я начал изучать традиции. Здесь кроется некоторая опасность, которую я прошел на своем опыте. Традиции без шагов оказались в моей голове, в моих руках не каким-то защитным инструментом, а наоборот, дубиной, которой я всех атаковал, пытался найти какую-то лазейку. Смотрел, выполняют другие люди эти традиции или нет, хорошо или плохо они им следуют. После первого года трезвости, когда я обратился к другому спонсору, мы с ним прошли шаги по Большой книге. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. После этого круга шагов, спонсор отдал мне традиции. Когда традиции улеглись на шаги, тогда они совсем по-другому стали восприниматься. На сегодняшний день я не стараюсь искать лазейки. На сегодня третья традиция в рамках того, что я вам успел рассказать, заставляет меня опережать тех людей, которые мне не нравятся. Если мне кажется, что кто-то несет весть не таким образом, не тем людям, то моя задача в том, чтобы раньше этих людей добраться до новичка и донести ему весть в моем понимании правильно. В итоге третья традиция и все остальные они мне нужны в первую очередь.

На счет страдающих алкоголиков. Третья традиция опять же, на мой взгляд, очень сильно переплетена с пятой. В пятой традиции говорится о том, что у нас есть одна единственная цель — донести весть до тех алкоголиков, которые все еще страдают. А в третьей традиции говорится о том, то нам нужно принимать всех страдающих от алкоголизма. Очень много приходит людей, которые не страдают на самом деле от алкоголизма. Кто-то страдает от одиночества, кто-то от того, что у него нет работы, что разруха в семье. Я одно время этим людям напрямую заявлял, имел такую наглость, что им не место в нашем сообществе. Мы им здесь ничем не сможем помочь. Мне до сих пор иногда кажется, что люди каким-то образом могут их нарушить. Так вот, на сегодняшний день я понимаю, что если человек на самом деле не страдает от алкоголизма, а страдает от чего-то другого, и он вдруг случайно зашел к нам на собрание, то мне не следует бояться, что он может навредить мне или кому-то из новичков. На самом деле такие люди надолго не задерживаются. Они приходят, им становится скучно. Нашел я все-таки лазейку. Как мне сделать так, чтобы человек, который мне не нравится (в том плане, что он не идет по шагам, не имеет спонсора…)? Я могу нести на собраниях ту весть, которую ему будет скучно слышать. Рано или поздно такой человек либо перестанет посещать собрания, либо ему захочется приобщаться к этому. Это может послужить для него толчком для изучения традиций, прохождения по шагам. Наверное, это все, что я хотела сказать по третьей традиции. Спасибо, что послушали.

Вопрос: расскажи, как ты видишь: член сообщества и член группы – это разные понятия?

Ответ: третья традиция нас очень хорошо защищает от того, что никто не может выгнать нас из сообщества. Из группы, по сути, тоже, но могут создать невыносимые условия. Мне либо станет скучно, либо я захочу стать частью этой группы. А для этого нужно взять служение, регулярно посещать собрания моей домашней группы. Если я не живу жизнью группы. Многие приходят попить чаю, поговорить о наболевшем. На моей домашней группе такие люди долго не задерживаются. Им хватает двух-трех собраний, чтобы понять. На моей группе мы редко даем высказываться людям о том, что они думают. Так как это никак не улучшает мою жизнь. Мы и третью традицию никак не нарушаем. Мы рады принять тех, кто страдает от алкоголизма. Тем, кто страдает от алкоголизма, будет комфортно здесь. Одно время я пытался склонить групповое сознание к тому, чтобы устроить проверку, алкоголик или не алкоголик. Потом я бросил эти попытки, увидел их несостоятельность. Я перестал так делать.

Вопрос: твое мнение, кто имеет право голоса на группе. Как ты отдаешь свой голос?

Ответ: у нас есть замечательная брошюра «Группа АА. Там, где все начинается». В идеале каждый алкоголик обладает одним голосом. Его голос озвучивается через его группу. Все очень индивидуально. На сегодняшний день у нас в стране существует всего 6 групп АА. Они объединены в интергруппу. Мой голос в этой интергруппе учитывается через представителя моей группы. Мой голос учитывается на моей домашней группе. Если нужно, чтобы мой голос был услышан в мировом сообществе, у меня есть для этого служение в структуре мирового обслуживания. Там мой голос тоже учитывается. Самое главное, что он нигде не пересекается. Если я на группе голосую за групповые нужды, то, что представители голосуют внутри сообщества в моем городе – это другая тема. То, что мой голос учитывается в какой-то структуре обслуживания, где обсуждаются вопросы, не касающиеся моей группы, интергруппы в моей стране — это отдельная история. По факту мой голос нигде не дублируется. У меня было служение в моем городе на двух разных группах. У меня и право было проголосовать. Я долго искал ответ на этот вопрос и решил оставить служение на какой-то одной группе. В итоге мне пришлось найти баланс. У меня есть служение в моей домашней группе и в одной международной структуре обслуживания.

Вопрос: считаешь и ты нарушением традиции 3 организацию групп по интересам: мужские, женские, врачи и так далее.

Ответ: ответ на этот вопрос есть в этой брошюре. Нам следуют принимать всех, страдающих от алкоголизма. Поэтому мы не можем отказывать никому из тех, кто желает излечиться. Членство в АА никогда не должно связываться с денежными соображениями и с умением приспосабливаться. Если на группе есть какие-либо ограничения, то это не группа АА, а группа по интересам. Например, женская группа для поддержания трезвости, мужская группа для поддержания трезвости. Если на группу не может попасть алкоголик, страдающий — это не группа АА.

Вопрос: есть ли у тебя опыт, знаешь ли ты группу конкретно для новичков? Нужны ли такие группы? Какие вопросы должны обсуждаться на этих группах? Могут ли они существовать?

Ответ: здесь я боюсь думать. Спонсор моего спонсора заметил на этот счет: нам нужны все группы. Все группы для чего-то нужны. Хорошо, что их много, есть выбор. Я могу пойти на группу, на какую захочу. В моем городе 6 групп. На 50 алкоголиков. Выздоравливающих из них очень мало. За эти два с половиной года, что я знаю про АА одни и те же на манеже. Есть 6-7 человек, которые активно чем-то занимаются, а остальные приходят-уходят. Новых лиц практически нет. Откуда 6 групп? Приходят новички. А у нас изначально было только две группы. Одна из них была «сливная», вторая – шаговая. Я ходил и на ту, и на ту. Потом перестал ходить на «сливную», потом мне надоели шаги. И у нас появилась третья группа. Бывшая «сливная» превратилась в шаговую. Новички образовали четвертую, пятую и шестую группу АА. Наверное, нужны эти группы. Если они отделяются и хотят как-то по-другому. 5 декабря я проснулся на силе воли, на зубах и пришел вечером на собрание. И вот я трезвый с 5 декабря 2018 года. Мне не помешало то, что группа, на которую я попал, была шаговая.

Вопрос: скажи пожалуйста, зачем группам офис, на твой взгляд?

Ответ: когда группа АА в стране или в городе одна – он не нужен. Нужда в нем появляется, когда становится много групп. Это связано с тем, чтобы стандартизировать все группы. Когда много групп, очень нежелательно, чтобы каждая группа по отдельности распространяла «макулатуру» (визитки, стенды, книги). Когда человек со стороны видит в одном учреждении синий стенд, в другом – красный и так далее. У человека, который ничего не знает об АА, может сложиться впечатление, что это совершенно разные организации. А в офисе собирается групповое сознание всех групп какого-то отдельного региона. Это групповое сознание договаривается о том, каким образом они будут нести весть. Мы можем ругаться между собой сколько угодно, но мы должны помнить о тех людях ,которые все еще страдают. Мы не должны их пугать. Для этого все должно быть одинаково. Информирование общественности не является целью одной группы. Информирование общественности должно заниматься групповое сознание всех групп. Это цель нашего единства. Выпуск литературы. Выпускать литературу не может какая-то одна группа. Для этого нужно юридическое лицо. В закрытые учреждения так же нельзя нести весть, не имея юридического лица. Офис, фонд в разной стране по-разному это называется. Одна группа АА не может этого делать. Потому что цель у группы другая. Группа нужна для того, чтобы новичку было куда прийти. У офиса другие цели. На сегодняшний день у нас еще нет офиса. Мы еще не доросли до юридического лица. Только интергруппа. Наши соседи, казахи уже доросли. У нас есть успехи в плане перевода литературы (на кыргызском языке). Нам поступило предложение нести весть в закрытые учреждения. Там нужно заключать договор с юридическим лицом.

Вопрос: есть выражение «мы не даем советов». Как отличить разницу между употреблением советов другому человеку и передачу личного опыта?

Ответ: по поводу «мы не даем советы» немного не соглашусь. В Большой книге нам даются советы. Если я правильно помню «новые отношения в семье», там написано, «надеемся, что наши советы были полезны или вам помогли». Я могу ошибаться в точности цитирования. Мы стараемся делиться только своим личным опытом. Например, на моей домашней группе, и на других тоже есть в рекомендациях, что мы не делимся знаниями, не цитируем других людей. А стараемся делиться только своим личным опытом. На мой взгляд — это заблуждение. Какой у меня может быть опыт на самом деле? У меня скоро 2.5 года. Но мой опыт не настолько большой. Я стараюсь слушать спикерские, читать литературу. Все, что я имел и знал до прихода в АА, привело меня к АА. Если я буду продолжать делиться только лишь своим опытом, я не знаю, куда я людей заведу.

Вопрос: Станислав, какие у тебя критерии выздоровления?

Ответ: в оригинале в Большой книге во всех местах, где упоминается слово «выздороветь», «выздоровели» и так далее, так переведено на русский с английского. Написано слово «recovery». Это слово больше имеет отношение к восстановлению, а не к выздоровлению. Это восстановление должно быть во всех сферах. Я не должен быть восстановлен в чем-то только одном. Чем больше сфер в жизни я восстановил, тем я более восстановленный, с Божьей помощью. В Большой книге встречается такое понятие, как совсем выздоровевший» — для меня это понятие размазано. В личной беседе с друзьями, доверенными я могу себе позволить назвать себя выздоровевшим, а на публику я боюсь заявлять о том, что я выздоровевший. Не настолько моя жизнь еще восстановлена. Меня до сих пор на работе угрожают уволить. Потому что я больной алкаш. Я еще не полностью возместил ущерб людям. Мне еще достаточно долго до полного восстановления. Бег забрал безумие, даровал защиту перед первой рюмкой, у меня не проявляется аллергия. Надеюсь дожить до того момента, когда восстановлюсь.

Вопрос: как ты принял первый шаг?

Ответ: по-разному это было. Этот путь от понимания, до осознания. Головой я понимал, что я алкоголик, жизнь моя разрушена. А вот сердцем признать это дело …. У меня ушло около полугода. Один алкоголик начал со мной начал читать Большую книгу на первом году трезвости. Когда я прочитал эту книгу, убедился, что все здесь написано обо мне. Я за время своего пьянства с 13 до 29 лет год не пил вообще. Если все мои трезвые дни сложить в одну временную линию, может быть, получится год. Еще я беседовал с одним алкоголиком. Он мне говорил, что в первом шаге нужно закрыть так называемые форточки. Если у меня есть желание выпить при любых обстоятельствах, даже мифических, то я выпью. У меня есть дочь. У меня этот человек спрашивает, что ты будешь делать. Если потеряешь ее, родителей? Ты пойдешь бухать? Ты должен в любой ситуации ответить «нет». пока я не сознался себе в глубине души, что алкоголь не решит моих проблем.

Как у нас звучит первый шаг? Мне необходимо признать, что я бессилен перед алкоголем и что моя жизнь стала неуправляемой. Мне с 13 лет казалось, что я управляю алкоголем. Сам решаю, когда пить, а когда нет. Я с детства был убежден, что не стану таким, как мой отец. Я его переплюнул достаточно быстро. Находясь уже в трезвости, я анализировал свою жизнь и принял тот факт, что я был бессилен перед алкоголем. На самом деле это не я выбирал себе работу, друзей, решал, когда пить или не пить. Алкоголь выбирал мне жену, чтобы она была покладистой, не мешала мне пить, он выбирал мне профессию. И так далее. Втора часть: здесь вроде бы достаточно просто. Но нет, мне потребовалось пожить время в трезвости, чтобы понять. Я понял, что моя жизнь была неуправляема. А все, где я пытался управлять, там у меня ничего не получилось. Программа АА предлагает мне управленца в виде Высшей силы или Бога. Все это надо прочувствовать. Это путь, процесс. Это не будет само собой. Не случиться о т того, что я буду просто лежать на диване. С кем-то раньше, с кем-то позже.

Вопрос: что с мамой?

Ответ: с мамой все хорошо. Она пьет. Как и отец.

Вопрос: окружение влияло на выздоровление?

Ответ: нет. Я жил с родителями в первый год выздоровления. Алкоголь был в доме. И сейчас он есть в любое время дня и ночи. Ничего, все нормально. Я агностик и у меня с Богом так себе выстраивались отношения. Меня тошнило от слова Бог. Но были случаи, когда его проявления были неоспоримы. В новогоднюю ночь все пили. Был случай. Все уговаривали меня выпить. Это был тяжелый Новый год. У меня была Большая книга. Я за новогоднюю ночь я пролистал книгу. Мне казалось, что я ее читал. Я остался трезвый. Я не думаю, что окружение влияет. Вся Большая книга пропитана тем, что нельзя для алкоголика создавать лабораторные условия. Рано или поздно придется выходить в «свет». И что тогда?

Вопрос: что ты делаешь со своими дефектами (жадность, самоуничтожение)?

Ответ: про дефекты 6 и 7 шаг. Не буду лукавить. Так получилось, что дефекты мне нужны. В одной хорошей спикерской я послушал, с этим согласен. Бог меня не избавит от дефектов, потому что, как только он меня от них избавит, у меня отпадет надобность в Боге. Но, если просить Бога, чтобы он избавил меня хотя бы от тех дефектов характера, которые будут мне мешать быть полезным другим людям, что-то будет происходит. Дефекты никуда не уйдут, они превращаются в антидефекты. Когда я начал проходить программу АА, мне было лень проходить заново шаги. На тот момент я не понимал, что это не одноразовая процедура. Это спасло мне жизнь. Непонимание и лень. Жадность есть. Никуда не делась. В какой-то момент мне показалось, что у меня мало денег. «Вляпался» в долг. Духовный рост идет через боль. Мне казалось, что мало денег, Бог сделал их еще чуть меньше. Нужно отдавать шаги. Наверняка, у меня есть такой дефект – самоуничтожение. У меня один подопечный запил, но стесняется мне в этом признаться. Он признался через другого алкоголика. А у нас завтра «созвон». У меня возникла мысль, что я на него злюсь (потраченное время и так далее). Именно такие мысли меня и уничтожают. Я обсудил эту тему со спонсором, с другими алкоголиками. Мне напомнили, что это все бред. Твоя задача, даже если вдруг он позвонит с любовью и толерантностью сказать, что у меня не получилось донести до него весть. Злоба, обиды, страхи и переживания разрушают меня. В таких случаях мне нужно абстрагироваться от ситуации, спросить у другого алкоголика, как они видят это со стороны. Каждый раз я прошу Бога принять то, что услышал.

Вопрос: эмоциональный срыв. Опыт. Качели в первый год трезвости. Было ли?

Ответ: было. Самый явный пример с моим отцом. Когда я начал трезветь, мне стал оказаться, что нужно его «выздороветь». Я стал делать разные попытки. Прихожу я однажды домой, а мой отец с соседом выпивают. Я взорвался. Я их попросил уйти и вылил спиртное в раковину. Меня сильно «колбасило». Я позвонил другим алкоголикам. Мне было плохо. Пришлось это как-то пережить. Самая лучшая мысль, которая может прийти в мою голову, это поделиться этой мыслью с другим алкоголиком. И необходимо брать паузу. Прежде чем совершить что-то, нужно остановиться, напомнить себе, что на то воля Его, а не моя. Было все это можно пережить, главное, не в одиночку. У нас для этого существует сообщество.

Вопрос: что я должна делать на первых этапах?

Ответ: тебе необходимо купить книгу АА. Самостоятельно читать эту книгу ты не умеешь. Тебе понадобится спонсор. Твоего пола. Этот человек должен пройти программу АА. У твоего спонсора должен быть свой спонсор.

Время собрания

(среда) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *