август, 2021

воскресенье15августа20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Саша Ч. 27 лет трезвостиТЕМА:”Эмоциональная трезвость” сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

США/Гавайи

Домашняя группа: «Спасибо тебе, Господи»

ТЕМА:”Эмоциональная трезвость”

В гавайском языке всего 13 букв, поэтому некоторые слова обозначают очень много всего.

Я очень рад быть с вами, всегда большая честь делиться своим опытом. У нас сейчас утро, мне помогают райские птички, восходит солнце за-за океана — чудо!

Начну с идентификации. Я выздоровевший алкоголик. Знаю, на эту тему есть много дебатов, я это тоже затрону. Выздоровевший, выздоравливающий. У меня есть домашняя группа «Спасибо тебе, Господи». Собирается прямо на пляже Тихого океана. В 8 утра. Мы начали снова вещание в зум 7 дней в неделю и так же встречаемся ежедневно на берегу. Сейчас я ведущий по вторникам. Каждый день у нас новая тема. У меня есть наставник, подопечные. Я сделал шаги 5 раз. Этим я тоже с вами поделюсь. Совсем недавно мне нужно было сделать глубокий анализ обиды, пройти снова по шагам. Если вы думаете, что человек достигает божественного состояния с крылышками за плечами, что вокруг меня такой ореол образовался после 27 лет трезвости, то вы ошибаетесь. Ничего подобного.

Прежде всего хочу сказать всем, кто считает дни «Вы — чудо!». На самом деле мы все чудо! У нас есть только один день. У нас нет различий: 27 лет, 3 дня и так далее. Добро пожаловать всем! Все здесь находятся именно тогда, года им это нужно. Почему я говорю, что это чудо, потому что по определению по определенной установке, это болезнь смертельная, мы должны быть мертвы. Что мы сегодня живы и трезвы — это милость Божья.

Родился я в Москве, в семье научных сотрудников. С детства чувствовал себя неадекватным. Были проблемы, серьезные ущербы нанесены, много было страдания. Постоянное чувство мандража, поджилки тряслись. Наверное, многие знают это чувство. Пустота в области сердца, постоянно хочется оглянуться.

Когда я попробовал алкоголь в 13 лет, сразу нашлось решение всем моим проблемам. Я подсознательно понял, что буду употреблять это всю свою жизнь, потому что это единственное решение. К сожалению, это решение работало всего 23 года. За эти 23 года я прошел через все круги ада прогрессирующего алкоголизма. Практически все, что вы слышите друг от друга, я проходил. Начиная со школы с эпизодическими выпивками, университетские годы с серьезными ежедневным питьем. И примерно в 26 лет запойное питье. Попытки самоубийства, разводы, брошенные дети, падение с моста на грузовике. Выжил. И так далее, и так далее…

Самая потрясающая сторона болезни — единственная болезнь, которая убеждает меня, что она не существует. И для тех, кто впервые пришел или вернулся, скажу вам, что ничего странного в этом нет. Эта болезнь будет уговаривать, использовать изощренные методы для того, чтобы убедить вас в том, что ее не существует. У моего подопечного обнаружили какую-то опухоль во рту. Что он делает? Он начинает делать анализы, назначать встречи с врачом, вырезать и так далее. Что делает эта болезнь? Она говорит «Ничего, все будет по-другому», «в следующий раз я только пивка», «да я вообще не буду в запои уходить».

И вот в 36 лет я уже проживал в Канаде. У меня все есть: новая семья, аспирантура, второй сын от новой жены. А жить не хочется. Эта дыра открывается, невозможно залить в нее ничего, заполнить ее ничем. Многие из нас в этот момент приходят в программу. Если бы алкоголь и сегодня работал, я бы вряд ли был бы с вами. Так же многие из вас вряд ли оставались здесь. Как говорят у нас в Американском сообществе: «Просто так в АА люди не приходят». Задумайтесь на секундочку. Просто так: «Мне нечего делать в воскресенье, пойду-ка я в АА, посижу». Приходят, когда больше надежды нет когда мы перепробовали все: кодировки, психологов, лекарства, все, все, все. Мы сюда приходим, как побитые собаки, потому что некуда больше деться.

Со мной произошло чудо! Я был атеистом из Советского Союза. Наверное, все-таки больше был агностиком. Потому что было научное образование, мне хотелось аналитического доказательства либо присутствия, либо отсутствия оного. Я помню, что все мои запои и все, что я хотел в последние дни употребления, чтобы закончились запои. Мне просто вкус нравился — это обманчивость нашей болезни. Это все отговорки нашей болезни. На самом деле, мы просто заполняем ту дыру, которая кровоточит. Дикое одиночество, слезы, выпадение в осадок. Сколько раз просыпался на полу в подвале, потому что не мог доползти до кровати. А в внешне все нормально: аспирантура, жена, ребенок.

Последняя февральская ночь или день, я стоял на коленях. Ни с того, ни с сего, вместо того, чтобы просить о смерти я произнес это позорное слово, которое многим из нас знакомо, многих из нас привело сюда. Это одна из самых сильных молитв. Я стал на колени, оглядываясь по сторонам, чтобы меня никто не услышал и произнес «Помоги!». Я сегодня 27 лет спустя верю, что это самая сильная молитва. Если у вас сегодня есть сложности, не стесняйтесь. Если вы атеисты, агностики, буддисты, мусульмане, католики — кто угодно! Одно слово «Помоги!». В каждой религии оно присутствует. В этот момент произошло чудо. Я закончил первый шаг, даже не зная того, что был алкоголиком. Первый шаг заканчивается в тот момент, когда я понял, что израсходовал все свои ресурсы.

Первый шаг состоит из двух частей. Первая часть имеет непосредственное отношение к алкоголю на его физическом эффекте и психическом, а вторая часть — «наши жизни стали неуправляемыми» — говорит о моем полнейшем поражении. О том, что моя жизнь стала неуправляема во всем. Это меньше всего обсуждается, как ни странно. Фактически никто не говорит о неуправляемости жизни. А это имеет отношение к выздоровлению, к эмоциональной трезвости.

Итак, случилось чудо! Может, это было в тот же день, когда я попросил помощи. В дверь постучали. Вошел мой сосед, оказывается, я ему обещал куда-то на лыжах поехать. Я ему протянул бутылку и предложил выпить. Он, улыбнувшись, посмотрел и сказал, что больше не пьет. Что-то меня поразило в этом. Простая фраза «Я больше не пью». В этот момент я признался себе, Богу и другому человеку в том, что я алкоголик. Я показал ему бутылку и сказал «Это запой».

В этот момент случилось чудо, которое до сих пор со мной живет. Я понял, что не только алкоголик, но я только что попросил о помощи, помощь пришла. Многие годы спустя я не придавал этому значению, я думал, что это случайно. Искренне думал, что сосед зашел случайно. Он рассказал мне, что может мне помочь. С этого началось мое выздоровление. Оказалось, что мой сосед был в программе пару лет. Он отвез меня в детокс. Это был мой последний пьяный день. Когда я вернулся из детокса, он привел меня на мою первую группу.

Я окунулся в служения. Сосед стал моим спонсором и оставался им 21 год. Это, пожалуй, был самый близкий человек, который знал обо мне все. В пятом шаге он открыл мне все свое сердце, не скрывая ничего. Это так важно иметь наставника, которому мы можем полностью доверять. И можно было бы закончить на этом спикерскую, сказать, что я выздоровел. Я сделал шаги, до свидания. Я с крылышками за спиной, с ореолом, с нимбом. Теперь могу всех вас духовно пробуждать. Однако, не так.

У Билла есть статья, которую он написал в «Языке сердца», она называется «Эмоциональный рубеж», в которой он затрагивает вопрос «Почему, сделав шаги, помогая другим, работая по программе, ходя на группу почему вдруг депрессия возвращается? Почему возвращаются страхи, обиды». И вот тут для меня потребовались десятилетия в программе, чтобы дойти до этого.

Для начала вернемся к первым месяцам. Я никому не советую держаться просто за собрания. У меня с новичком вчера был разговор. Он говорит, что группы — это так важно, это пожалуй самое важное в нашем сообществе, в нашем выздоровлении. Позвольте мне не согласиться с этим. Я семь месяцев ходил на группы, не так часто, как сейчас. На вашу группу можно ходить несколько раз в день, каждый день, без остановки. 7 дней в неделю. Я ходил в домашнюю группу раз-три собрания в неделю. Интересный факт: чем больше я ходил на собрания, чем дольше я оставался сухим, а не выздоровевшим, тем хуже мне становилось. Почему?

Болезнь не ушла. Интересный факт: болезнь прогрессирует. На самом деле болезнь прогрессирует, когда мы именно сухие. Когда не произошло изменение, обещанное в БК с первых страниц, с предисловия, с «Мнения доктора». Обещания, что произойдет психическая перемена, духовное пробуждение. Нет перемен — я остаюсь тем же человеком. Тот друг, который мне помогал на протяжении 23 лет, он вдруг исчез. Я теперь знаю в первом шаге, что не могу больше употреблять. Я потерял лучшего друга, я ощутил настоящую скорбь. Я хожу на группы, остаюсь сухим. А мне все хуже. Не удивляйтесь, ребята, что становится хуже. Вы сухие, голова разводит «А, может, в этот раз будет по-другому», это неудивительно. В Большой книге написано, что есть духовное пробуждение, духовный опыт. Слава Богу, семь месяцев спустя (это не обязательная часть нашей программы) я поехал в реабилитационный центр. Там начал делать шаги. Когда я вернулся, продолжил со своим наставником, жизнь начала меняться. Что происходит на эмоциональном уровне? Я верю, что когда мы прекращаем пить, мы возвращаемся в эмоциональном развитии в те годы, когда мы начали пить. Я не знаю, кто придумал эту теорию, но она мне импонирует. Я оказался вдруг в тридцати шестилетнем возрасте тринадцатилетним мальчиком. Как жить? Два брака, двое детей. Есть какие-то ответственности, а я не знаю, что делать.

Женщин я выбирал в жизни волевых, которые командуют. Они руководят, а я подчиняюсь. И вот начинаются чудеса. Я делаю шаги, выздоравливаю, хожу на собрания. И вот первый конфликт с женой меня выбивает настолько, что я вылетаю на улицу в слезах, в соплях. И мой наставник идет мне навстречу. Я ему плачусь в манишку и говорю все, как есть. Он был известным психологом в нашем городе. Он меня возвращал обратно в шаги в книгу в работу с другими. Оказывается, после того, как я сделал первые два захода по шагам, я тогда начал немного приоткрывать занавес. Видимо, Бог давал мне маленькими шажочками двигаться в его сторону. Я до сих пор двигаюсь. На самом деле, все, что для меня открывается, открывается по воле Бога. Если бы у меня была такая воля, я бы достал волшебную палку, хряснул вас по башке и всех вылечил мгновенно. Однако, у Бога есть план для меня. Поэтому мое доверие к Богу менялось и росло.

Как оно менялось? Для начала я скажу, что не сразу уверовал в Бога. Я должен был иметь доказательства. Первые пять лет я глубоко верил, что то, что случилось между мной и моим наставником — случайность. Что он случайно зашел ко мне домой именно в тот день, когда я просил о помощи. Мне понадобились определенные примеры в жизни, которые привели моего сына, того которого я бросил в России, в программу. Благодаря молитве, когда за него молилось 300 человек группы, когда у него был передоз. Какие-то были вещи, открывались для меня. Знаете, интересный факт, что к десяти годам трезвости я дошел до этого плато, до состояния, где мы почили на лаврах, сам того не подозревая. Оказывается, это болезнь не только в смысле физическом, психическом, она именно в духовном аспекте постоянно хочет причинить какие-то гадости. В частности одна из них — незаметно меня положить на лавры.

Я-то думал, что я абсолютно выздоровевший. К одиннадцати годам трезвости у меня был два захода по шагам, спикерские на местных конференциях, у меня были подопечные. Я что-то делал. У меня была домашняя группа, служение, я ходил по лечебным заведениям, тюрьмам, представлял свою группу в интергруппе. Почему-то я начал чувствовать себя хуже. Тут эмоциональное выздоровление, трезвость очень важна. Что происходит с теми, кто годами десятилетиями остается трезвым? Тут начинаются открытия.

Во-первых, открытие заключается в том, это в тему о том, выздоровели мы или выздоравливаем. На одном сайте можно пролистать базу данных по всей Большой книге и вытащить информацию, сколько слов «выздоровел» упоминается в ней. Слово «выздоровел» используется 20 раз. Поэтому для спорщиков, которые говорят, что мы не выздоравливаем, ударяются в дискуссии, однозначно Большая книга говорит с первых страниц о том, как мы выздоровели. Мы вам покажем, как мы выздоровели.

Как я выздоровел сегодня. У меня есть свои 5 пунктов. Для тех, кто постоянно срывается, трудно жить, они не могут остановиться. Может быть, через какое-то время, остановившись, они возвращаются к питью. Так вот, пять пунктов.

Первое: есть у меня домашняя группа, в которой я несу служение, в которой я нахожусь постоянно. Не просто зашел, поел, чаю попил. У меня должно быть служение в группе, свой голос в группе, быть постоянно там. Да, у меня есть такая группа, для меня это американская группа, где я постоянно служу.

Второе: как у меня с шагами? Есть ли у меня наставник, который меня провел по БК, с которым и изучил книгу и 12 шагов, приобрел духовный опыт в результате этих шагов? Галочка стоит. У меня есть наставник. Первые два наставника ушли в мир иной. У меня есть наставник, с которым я сделал шаги, прочитал БК.

Третье: как у меня с возмещением ущерба? Закончил девятый шаг. Я закончил свое возмещение ущерба. У меня есть один ущерб, который я просто не знаю как возместить. Это финансовый. Я плачу, когда у меня есть возможность, с помощью пожертвований: детский, фонд, инвалиды, 7 традиция. Я даю и не задумываюсь об этом. Есть один человек, который мне не разрешил подойти к нему. Я молюсь о том, чтобы Бог дал возможность сделать этот девятый шаг.

Четвертое: как у меня с молитвой и медитацией? 10 и 11 шаги. Явно у меня с момента возникновения пандемии начались жуткие приливами-отливами страхи. До этого я начал глубокую медитацию, молитвы. Я не сажу, что все свои 27 лет я практиковал глубокую медитацию. Сегодня это у меня практика жизни. Я встаю в 5 утра. В 5.30 делаю чай для жены, сам пью чай, еду на берег. Сажусь с подопечными на рассвете и 21 минуту у нас идет медитация. Потом группа. Так у нас начинается сегодня день.

Пятое: работаю ли я неустанно с другими? Если ответ «да», если я никогда никому не отказываю (чтобы не быть лицемером, оставлю свой телефон в чате). У меня нет права отказывать. Было ли это все время? Нет. Были времена, когда я думал, что если люди захотят, меня найдут. Нет, это прямая цель моей жизни, многих алкоголиков — быть полезным людям, другим алкоголикам и просто быть хорошим человеком. Это, пожалуй приобрело наибольший вес и понимание по приезду на Гавайи, когда я понял, что просто сидеть и ждать, когда тебя попросят о помощи, нереально. У многих новичков вообще нет мужества просить о помощи. Поэтому мы обязаны подходить и говорить, предлагать нашу помощь.

Так вот, эти пять пунктов очень важны для сегодняшнего моего выздоровления. Так что же такое эмоциональная трезвость, эмоциональное выздоровление? Приведу пример. Когда эти пять пунктов выполняются, вы не будете больше срываться. У вас просто физически не будет времени, это я вам гарантирую с полной ответственностью.

Четко совершенно. Выздоровевший алкоголик, который проходит все эти пять пунктов. Этот духовный недуг, малоизвестный для многих из нас. Что же такое духовный недуг? Давайте вернемся к тому ребенку, который был совершенно несправедливо наказан, изнасилован, уничтожен. Мне с восьми лет прописывали психотропные, потому что я не мог уснуть. Что же привело меня к алкоголю? Эта дыра — это и есть наша духовная болезнь, это подчиненность безумию. Эта дыра — состояние уверенности, уникальной, до тупости, уверенности в том, что я справлюсь сам, что мне никто не нужен, что я одинок и покинут, что все меня бросили, все враги и так далее, и так далее…

Эта дыра, независимо от того, сколько лет трезвости, имеет свойство открываться-закрываться. Эти пять пунктов помогают, работают как часы, работают классно. Но что же происходит? Когда начинает приоткрываться эта дыра? У меня есть очень хорошая морская метафора с этой болезнью. Я вчера рассказывал новичку. Мы сидели на пляжных стульях и я рассказывал, что этот духовный недуг, болезнь, свойственна осьминогу. К нему приближаясь, протягивая руку, я вижу, что все нормально. Вот она, болезнь, я ее вижу. И вдруг этот осьминог выпускает чернила, обволакивает меня туманом, этим непониманием «а что это, где это? где щупальца?». Этот осьминог делает это, чтобы убить нас, усыпить нас, полностью заблокировать ощущение близости к Богу. Дыра будет открываться, осьминог будет следовать одной цели — доказать, что болезни не существует.

Ребят, у меня нет одержимости ума, тяги к алкоголю. Все это было убрано в ту молитву, когда я помолился много лет назад. Что же делало мою жизнь как американские горки? Что же делала со мной моя болезнь? В 11 лет трезвости я практически перестал ходить на собрания, работать с другими. Я занялся своей личной жизнью. Как оказалось, я находился в миллиметре от срыва. Эта дыра открывалась настолько, что я больше жить не мог. Мне жить не хотелось. В этой статье у Билла написано, что избавило его от депрессии то, что он активно был в центре программы. Что же происходило? Он описывает это так. Наша нездоровая зависимость от людей, вещей и так далее. Мое эмоциональное состояние не зависит от того, сколько я шагов сделал, сколько кругов. Но рано или поздно этот осьминог выпустит чернила настолько изощренно, что я не замечу ничего. Он сквозь туман будет меня щипать, тянуть в свою пропасть, а мне будет нехорошо. Что-то будет не так, а вроде бы я уже звезда выздоровления.

Вот пример. Буквально 2 месяца назад. Член нашей группы, 46 лет трезвости. Он стоял у истоков этой группы. Выступает против группового сознания. И тут во мне возникает совершенно естественное нормальное, как мне казалось, желание, праведный гнев. Я начал гневаться! Кто ты такой, чтобы идти против группового сознания?! Причем мы с женой проводили в этот момент глубочайший семинар по 12 традициям. Мы потратили 7-8 месяцев, чтобы провести этот семинар. Я вообще вооружен знаниями не только шагов, но и традиций в глубоком изучении. Как он имеет право? Он же разрушает наше сообщество, нашу группу, наше единство. У меня была такая ярость!

Что мне предлагает программа? Болезнь в форме проявления дефектов характера хочет разъединить меня с вами. Отвали от них, иди и мучайся! Но у меня есть возможность. У меня есть наставник, с которым я обсудил этот вопрос, у меня есть вы, группа, которая так же дает мне реальную картину. Тот человек мало того, что пошел против решения группы, но и открыл другую группу для того, чтобы спасать бомжей. Когда группа приняла решение не возвращаться в парк еще один месяц, он ушел из группы. Моя ярость была правильная. Я был прав. Мы гневаемся всегда, когда уверены, что правы. Но я чувствую себя ужасно. Снова приливы ярости, дыра открывается. Что мне делать? Мне хочется его придушить, объяснить ему. Я уже вижу, как этот осьминог меня затягивает. Многие люди в таком состоянии пошли бы пить. А если не пить, то не захотели бы жить. Вот он эмоциональный срыв. Это прямая связь с моим духовным состоянием.

Черным по белому написано в БК, что проблема не в алкоголе. Что проблема в эгоизме и эгоцентризме. Это я все понимаю. Нам говориться, что мы не можем почить на лаврах. Но как же изощренно действует болезнь, находит пути меня зацепить.

Вы знаете, когда я прошел 12 шагов, в четвертом шаге вскрылось знаете что? Я понял, что я не спаситель своей группы. Что все, что я могу делать — защищать единство своей группы, быть личным примером. Служить другим, а не осуждать других. Это все дают нам шаги. Не стесняйтесь окунуться снова в процесс с 4 по 9 шагов. Если вы не можете справиться с резентментом, с обидой в 10 шаге, попытайтесь снова пройти. Гнев ушел в итоге с помощью молитвы. Я увидел свою сторону, понял, что я не спасу, никогда не исправлю этого человека. В пятом я рассказал другому человеку, себе и Богу. В шестом я увидел, что праведный гнев больше не работает для меня. Сегодня я живу спокойно, без него. В 7 шаге я молился молитвой седьмого шага, просил убрать гнев. В восьмом я расписал этого человека. Написал, где я нанес ущерб и хочу извиниться. В девятом я позвал его на обед, я просил у него разрешения, признал свою часть, попросил у него извинения за то, что сделал. Он простил меня, и мы расстались.

Я не знаю его отношение ко мне сегодня, но знаю, что могу спокойно в той же группе пожать ему руку. Мне достаточно его увидеть и у меня не появится желание его расстрелять. У меня появляется понимание, что он может быть такой же больной человек. Он просто беспокоится о сообществе, группе.

В этот момент происходит чудо. Это и есть эмоциональная трезвость, когда мы можем много лет в программе не стесняться сделать шаги, пройти эти методы, которые прекрасно описаны в БК. Я могу любому рассказать, как это делается. Я не знаю, застрахован ли я от того, что этот недуг не вернется. Конечно, он вернется. Болезнь имеет свойство находить любые способы, чтобы вернуться, чтобы подставить ножку, окутать чернильным пятном.

У меня есть методы, у меня есть рост. Я доверяю Богу сегодня больше чем когда-либо. Этот тот агностик 27 лет назад, который думал, что сосед зашел просто случайно. Сегодня я глубоко верю, что у Бога есть план. Начиная с молитвы, сегодня, я задаю вопрос себе и Богу «Как я могу быть тебе полезен? Как я могу быть полезен другому страждущему алкоголику?».

Просыпаюсь я сегодня во второй половине первого шага. Если моя жизнь неуправляема, скорее всего я встану на колени, пойду в океан или сяду на рассвете и скажу «Господи. Помоги! Без тебя я не справлюсь! Дай мне сил, дай мне возможность нести твою волю! Покажи мне твою волю. Защити меня. Дай мне возможность увидеть правду, ложь».

Настроившись сутра с молитвой, доверившись тому, что Бог проведет тебя через день, скорее всего день пройдет нормально. Если же я встану с другой стороны кровати, скажу «Вообще-то я управляю своей жизнью. Может быть не на 100 процентов, но достаточно, чтобы сегодня держаться на плаву». И тогда уже к обеду начнутся вещи, где я косо смотрю на жену, которая посуду не помыла. Я могу сказать какую-то фразу, которую говорил своей жене: «Почему ты не можешь готовить с любовью?». Вот я таким был выздоровевшим алкоголиком. С любовью готовить надо, понимаете. Какой-то сарказм жене. Возвращается этот осьминог. Я буду чувствовать себя плохо, дыра будет открываться, я буду убеждать себя, что она не открывается, а мне будет только хуже.

Возвращаясь в программу, проснувшись с мыслью о том, что моя жизнь неуправляема, задав себе вопрос «Бог все или ничего». Какой у меня выбор я склоняюсь к тому, что Бог это все, это океан, это каждая частичка моего тела. Даже к простому предположению, что, может быть, и вы достойны иметь своего Бога. Может, мне не нужно вас учить, может. У того человека в 46 лет трезвости тоже есть Бог. И тогда появляются слезы смирения и любви, понимания того, что жизнь разрулит все без Саши. И тогда я просто окунусь с помощью Бога, помогая любому человеку. «Как я могу быть тебе полезен?» — это я могу сказать любому человеку. Бог предоставляет мне прожить сегодняшний день счастливым, довольным, спокойным и быть полезным. Спасибо большое! Я буду рад ответить на вопросы, останусь с вами на столько, на сколько нужен вам.

Вопрос: первого июля с таким трепетом я ждал два с половиной года, но вроде бы что-то делал: шаги, служения. Я очень активный в сообществе. Пошел в клуб, перед этим была шикарная группа в Бруклине. После группы взял деньги, ключи от квартиры, от машины и пошел в клуб. Потом только, зайдя туда, вспомнил, что это делал десятки раз. Меня это не остановило, следующие 5 дней я просто умирал. Что произошло? Как от этого предостеречься? Что нужно делать?

Ответ: у меня нет никакого ни осуждения по этому поводу. Наверное, есть предложение, как больше этого не делать. Опять же, я не Бог, может, у Бога другой план. Большинство людей умрет от этой болезни. Оглянитесь на тех, с кем мы пили: большинства из них уже нет в живых. Мы алкоголики, мы пьем когда хотим, когда не хотим. Мы пьем всегда. До тех пор, пока алкоголь приносит облегчение, даже временно затыкая эту дыру, мы будем это делать, мы вернемся к этому. Вопрос не в том, почему я запил. Запил, потому что алкоголик. Вопрос: как не пить? Можно послать к изучению Большой книги. Но лучше всего работают 5 пунктов. Я с удовольствием их обсужу. Видимо, что-то где-то хромает. Если есть домашняя группа, человек не сделал элементарные шаги. Не так много работы. Я провожу людей за месяц, два по шагам. Иногда и за несколько недель. Все зависит от желания работать. Где-то, может. Быть страдает пятый пункт, где мы, сделав шаги, не работаем с другими. Я, например, 20 лет в программе не думал, что моя главная цель — работа с другими. Нет. Я искренне думал, что моя цель — научная карьера, дайвинг, горные лыжи. Да это все было. Но каким-то образом Бог распорядился, дав мне инвалидность, чтобы пересмотреть свою духовную цель. Что это работа с другими. А даже если не работать с другими, то просто быть человеком. Задать себе вопрос: это программа помогает? Если у тебя есть желание, мы с тобой обсудим. Это не удивительно, что человек после 2-3 лет сорвался. Потом было целое собрание, где женщина вернулась после 25 лет трезвости, она сорвалась.

Где-то было что-то упущено. По определению болезнь убьет. Это не пугалки, это факт. Есть статистика. Я, как ученый, скажу, из 10 человек, обратившихся за помощью дай Бог один сделает предложенные действия, а остальные найдут причину, почему не делать. Это факт. Но 10% — это хорошая статистика. По сравнению с ребцентрами, у которых менее 1%.

Вопрос: что ты делал со страхами? Страх нищеты, что ничего не получится, страх никогда не стать финансовой опорой для своей семьи.

Ответ: никто не обещает, что эти все страхи уйдут. Это инфантильно мне лично думать, что я сделаю шаги, и все наладится. Деньги будут. Чем больше я доверяю Богу, а я как Фома неверующий, иногда верю, иногда нет… У меня многие годы была мысль, что если я выздоровею, у меня все будет. Я буду миллионером, будет престиж. Это не факт. Это и есть период взросления, эмоционального взросления. Увидеть, что никто тебе этого не обещал. Я не верю в эти книжки. Почему? С одной стороны хорошо в космос запустить эти идейки: много бабла, еще что-то. Но чем больше я доверяю Богу, я не нашел инструментов, чем молитва доверия Богу в том, что Бог обо мне позаботится. Всегда. Если я купаюсь в страхах, скорее всего они связаны с теми вещами, которые описаны в «12 на 12». Два предположения, почему страхи возникают: потерять, что я имею, не получить, что я хочу. Страхи живут в далеком будущем. Очень далеком. Если я предположу, что я сегодня проживу хорошим человеком, а вечером я усну и уйду из этой жизни, то о чем я могу фантазировать? Да, маятник. Когда я не сделал шаги. Сейчас я осознаю, что мне нужно делать то, что у меня перед носом. Если у меня перед носом спикерить у вас, то я спикерю. Страхи будут приходить. У меня дикие страхи. Со всеми этими болезнями. У меня родители еще живы, они в Москве, им уже почти 90 лет. Я просто приехать к ним не могу. Страхов куча. Так я живу с этим. Я молюсь, я сижу в тишине. Наблюдаю, что происходит в этой безумной голове, которая врет. Сейчас я не доверяю своей голове. Так как она говорит, что вокруг все дураки, а я нет, что вы не имеете право на свое самоопределение. Поэтому эти страхи живут именно там, в голове. Нет решения, кроме как сесть в тишине, помолиться. Сказать «Господи, помоги!». Я сто раз на день обращаюсь. Та молитва, которая сработала 27 лет назад, работает и по сей день. Я так справляюсь со своей хронической болью. Звонит подопечный, я беру трубку. Я знаю, что он поможет мне, так как я не буду фокусироваться на себе, на своих страхах.

Вопрос: у нас говориться, что мы лично возмещали ущерб. А ты в свое выступлении упоминал о девятке, которую ты закрываешь путем разных пожертвований. Есть ли случаи, когда мы можем косвенно возмещать ущерб?

Ответ: самый главный смысл девятки: ее нужно делать или сделать. Как? Это нужно обсуждать с наставником. Очень трудно отличить где недуг духовный рулит, а где не рулит. У меня были подопечные, которые отказывались встречаться с родственником, который жил в трех кварталах и писали ему письмо. Я считаю, что это проявление болезни. Человек значит не простил его. Он продолжает жить в резентменте по этому человеку, поэтому он и пишет письмо. Если есть возможность сделать девятку лично — честь и хвала. Ту, о которой я говорил, была финансовая девятка. Не было возможности вернуть. Нет той организации, в которой это произошло. Это будет пожизненная девятка. Я просто буду отдавать деньги. В этом отношении — это продолжающаяся девятка. Все мои наставники меня учили это делать. Если есть возможность конкретно встретиться с человеком, нужно обсудить с наставником. Иногда бывает очень щепетильная ситуация, когда человек может попасть на еще одну девятку. Иногда не требуется этого делать. Нельзя говорить жене, что изменил ей. Брак может развалиться. Девятки такого рода заканчиваются развалом семьи. Это еще больший ущерб. Это обязательно нужно обсуждать с наставником.

Письма мы пишем всем. Пример. Я находился в интимных отношениях с женщиной, у которой есть муж. Как делать девятку в таком случае. Муж ничего не знает. Пишется письмо, которое не посылается. Если муж знает, то это пример, когда нужно прямо возмещать ущерб. При личной встрече. Мы в письме, которое не посылаем, говорим все те слова, которые хотели бы сказать при личной встрече, что мы сожалеем о свершившемся.

Так же пишется письмо людям, ушедшим в мир иной.

Вопрос: медитируешь ли ты, если да, то как?

Ответ: да. У меня несколько богатых опытов медитации. Я всегда себя чувствую неадекватно. Я всегда думаю, что не смогу достичь тишины. Это опять эго, наш духовный недуг, который пытается сравнивать. Во-первых, самая простая медитация — сесть в тишину. Просто сесть. Если я не на берегу, то лежа. У нас есть группа, с которой мы засекаем 21 минуту. Парень, мой подопечный, платил деньги за медитацию, он изучал ее. Он взял из нее кусочек. Мне этого достаточно. Я вижу, что эго хочет сопротивляться. Если вы сядете хотя бы на 2-5 минут в тишину, вы увидите результат. До пандемии я ездил на десятидневную медитацию. Я получил глубочайший духовный опыт. Я могу часами рассказывать истории. Я в тишине просидел 10 дней. Это не значит, что всем надо это делать. Я знаю, что мое эго будет постоянно ставить препоны. Оно будет говорить: «Чего ты сидишь, чего ты лежишь». И так далее. Посидеть пять минут в день — более, чем достаточно. Голова будет придумывать всевозможное. Сегодня я улыбаюсь, когда слышу все, что говорит моя голова. Я научаюсь держать паузу между мыслью и действием, которым она сопровождается. Праведный гнев заставляет сразу действовать, мы даже не успеваем поймать себя на мысли. Сидение в тишине обязательно. Есть люди, которые посвящают себя монастырям. Это ваш путь. Мой путь — посидеть в медитации, справится с безумными мыслями и пойти работать с другими.

Вопрос: поделись опытом 11 шага. Мне дали его сразу, 10 и 11 шаги, чтобы привыкала, отправляла спонсору. Иногда я делаю его в голове, когда уставшая. Как ты делаешь 11 шаг? Что бы вы могли сделать лучше сегодня? — как ты отвечаешь на этот вопрос

Ответ: там есть небольшое заблуждение в БК, то, что пишется про 11 шаг, это про 10. Мне потребовались годы, чтобы это понять. Второй наставник проводил по книге, было изучение очень детальное. Я верю, что просто 10 или просто 11, или просто 12 шага не существует. Когда мы заканчиваем 9 шаг, мы работаем с 10, 11, 12. я со своими американскими товарищами вижу, как русская тройка на Масленицу едет. Как три коня запряжены в одну упряжку, синхронно. То, что ты говоришь про написание 11 шага, там идет инструкция как раз как делать 10 шаг. Я признаюсь, что мне трудно сидеть в тишине. Но мне близок океан. Я иду туда и говорю с Богом. Я в церковь не хожу, ритуалы не использую. Но я верю, что состояние Христа, Иисуса, Бог весь намного больше. Это все во мне. Это стало для меня самым чудесным. Раньше слова «медитация» не существовало. Они просто сидели и размышляли. Мои предыдущие спонсора не занимались медитацией. Они сидел и перебирали четки, размышляли на духовные темы. Со вторым мы ездили на различные медитации. Но я верю в то, что все должно быть в единстве: 10, 11, 12 шаги. Если один из коней не запряжен правильно, вся тройка распадется. Сани развалятся. Поэтому, просыпаясь сутра, я начинаю с молитвы: «Господи, помоги, покажи, как я могу быть полезным». Потом медитация, 21 минута, молитва. Потом океан после собрания. Там я особо не двигаюсь. Встаю на колени, молюсь. Молюсь «Отче наш», «Господи, помоги!». Ты видишь этот безумно красивый океан и просто «Спасибо тебе, Господи». Может, я живу в парниковых условиях, столько не нанесу вреда. Но последний опыт показывает, что болезнь изощренно работает. Может подкосить в любую минуту.

Вопрос: как проходить девятый шаг перед магазинами и кредиторами.

Ответ: наш покойный Жванецкий говорил: «Такая несправедливость: берешь чужие деньги на время, а отдаешь свои навсегда». Чаще всего мы берем, не зная как возвращать. Деньги надо возвращать. Есть вещи черно-белые. Если я украл, то надо возвращать. Я пишу график. В девятом шаге я обещаю, сколько могу в месяц отдать. Главное, чтобы это было регулярно. Мы это делаем не сколько для кредиторов, которым, возможно, уже все равно. Мы делаем для себя, потому что если мы не сделаем, мы можем снова запить. И тогда мы умрем.

А магазины — это тот случай, как у меня. Это была советская сберкасса. Человек совершил ошибку. Он выдал мне громадную сумму. Я ее снял. Я украл большую сумму денег, ликуя. Невозможно вернуть деньги в сберкассу. Сберкассы не существует. Не существует того человека, где та бедная кассирша. Вот эти деньги я выплачиваю. Это моя жизненная девятка. Это ответ и на предыдущий вопрос. Эти деньги я буду платить всю жизнь. В магазине я тоже воровал. В магазин, скорее всего ты не вернешь, но ты можешь продолжать кормить бездомных, любые пожертвования, которые есть. Если есть что-то конкретное, что ты хранишь, то можно и вернуть, сделать официально девятку. От этого зависит наше выздоровление.

Вопрос: есть духовные практики, которые обещают проработку всей жизни, всех страхов, зажимов в короткий срок. Это Перу или Мексика. Есть какое-то вещество, которое используется. Оно не считается наркотическим, за счет чего открывается сознание. Что ты про это думаешь?

Насколько я поняла, подоплека алкоголизма лежит на психических расстройствах личности. Много различных диагнозов. Сама понимаю, что у меня пограничное расстройство личности. Когда идешь по программе, возможно ли применение антидепрессантов и психотропных веществ?

Ответ: чем АА отличаются от секты? Мы не претендуем на одно решение. Мы не имеем мнения по этому поводу. Мы не имеем права давать медицинские советы, рекомендовать то, что сработало для меня, сработает для другого. Был случай конкретный, когда наставник сказал подопечному, чтобы он бросил свои антидепрессанты. Программа поможет. Человек покончил жизнь самоубийством. Какое право мы имеем брать на себя такую ответственность? У нас в литературе написано: ищите помощи извне. Я стараюсь оставаться в стороне от этого. Я считаю, что наша болезнь проявляется во всех спектрах, во всем выражается. Пожалуйста, идите ищите. Билл пробовал ЛСД, он искал способ возвращения в духовное пробуждение. Пробуйте, если хотите. У меня были некоторые подопечные, которые прошли через этот опыт. Я всего этого сторонюсь. Мне прописывали врачи масло марихуаны для спины. Пока я живу, терплю, я не буду прибегать к наркотическим средствам.

Раньше я безумное количество литературы перелопатил. Сегодня у меня интерес сократился до того, как я могу быть полезен другому человеку. Бегите от тех советчиков в АА, которые вам говорят, что мы вас сейчас вылечим от всего. Я вообще стараюсь советов не давать. Какое я имею право? Я не профессионал. Ко мне обращаются с вопросами по семейной жизни. Я 4 раза женат, 3 — разведен. Мой спонсор покойный смеялся «Интересно, что ты можешь подсказать людям».

Вопрос: финансовые девятки учитывать условный процент по депозиту, если ущерб был 20 лет назад?

Ответ: девятка из двух этапов состоит. Во втором этапе спрашивается: не упустил ли я чего? Если я кому-то должен 10 тысяч долларов. Я спрашиваю у человека: «Не упустил ли я чего»? А он мне отвечает, что я должен ему на 10, а 12 тысяч долларов, я буду отдавать 12. Единственная вещь, которая нелогичная, если ты делаешь девятку, спрашиваешь не упустил ли ты чего. А он тебе скажет, что нужно спрыгнуть с десятого этажа. Тогда, конечно, мы этого не сделаем. Но, если ты занял деньги 20 лет назад и накопился процент за это время, то, конечно, нужно отдавать процент. Но голова хочет убедить, что нет. Так же голова хочет убедить нас в Америке, в Канаде, что не надо платить налоги. С нас слишком много берут и так далее. Это все голова, это все тот осьминог, о котором я говорил.

Вопрос: твоя жена научилась готовить завтрак с любовью? А ты готовишь завтрак для нее?

Ответ: я начинаю утро с чая для жены. Она просыпается с пуэром с малиной. Я встаю на полчаса раньше, чтобы сделать чай. «С любовью» закончилось все разводом. Я три раза разведен, четыре раза женат. Если бы я делал все то, что я делаю сегодня, мне бы не пришлось 4 раза быть женатым. То есть я готовлю с любовью, она готовит с безумной любовью. Мы делаем, потому что нам это нравится, тогда, конечно, я жил в эмоциональной нетрезвости. Сегодня я могу улыбнуться. А тогда это было не смешно.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *