апрель, 2021

воскресенье11апреля20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская с сурдопереводом, Тимур, 2 года и 6 месяцевТЕМА: «Личная история" сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Россия, Москва

Домашняя группа «Утро»

Тема «Личная история»

Привет все, Тимур-алкоголик. Думаю, остановиться на какой-то конкретной теме или все-таки личная история. Давайте я, наверное, кратко расскажу личную и историю, а потом остановлюсь на четвертом шаге.

Бог дал возможность на вашей группе поприсутствовать. Благодарен за приглашение. Давно я не спикерил. Мне это по-прежнему сложно делать. Поскольку страх оценки, страх публичных выступлений был всегда для меня Ахиллесовой пятой. Мне было не просто страшно что-то сказать, а просто прийти на группу. Мне было где жить, но дома я появлялся для того, чтобы помыться, а потом уйти снова употреблять. Дела у меня обстояли не очень хорошо. С АА я познакомился в наркологической больнице в 2018 году. Я попал туда после самого тяжелого своего двухмесячного запоя. Я очень хорошо помню, как первый раз встретил анонимных алкоголиков. Ребят, которые делали мне 12 шаг. Они мне сразу очень не понравились. Эта фраза из книги «они понимающе улыбались» — все об этом. Я помню, здоровался с ними, и у меня было такое чувство, что они все обо мне знают. Вида я не подавал, хоть и видок у меня был не ахти какой: резиновые тапки, спортивные штаны, родители мне привозили в больницу сигареты, йогурты, бананы.

Я на тот момент считал, что все нормально, что все так и должно быть. Заехал я в нарколожку чисто случайно. Мы с сестрой договорились, что она закрывает все мои кредиты, которые я набрал за время употребления, а я ложусь в больницу. Помню, как в приемном отделении меня оформляли, рядом со мной сидел человек, напротив меня врач, напротив него врач. Они спрашивают про хронические болезни. У человека напротив их был целый букет. Он выглядел несколько потрепанным, и я сам себе сказал: «Да, Тимур, у тебя все еще не так плохо как у него. Очевидно, что мы с тобой здесь случайно, Тимур. Мы здесь отлежимся месяцок, потом выйдем отсюда и будем налаживать быт, дела с работой и так далее».

Я очень хорошо умел себя обманывать. Та иллюзия, в которой я жил и всю жизнь выстраивал, конечно, начала давать плоды. Та картинка, которую я рисовал себе и реальное положение вещей, с которыми я сталкивался после очередного запоя, стали все больше и больше расходиться. Наверное, наступил такой момент, я не знаю когда точно. Я слышал многие спикерские, многие ребята описывали, когда произошел этот переворот. У меня такого не было. Я, заезжая в больницу не особо хотел бросать. Просто хотел немного прийти в себя, восстановить финансовые дела, физически поправиться. Думал, что сейчас попью таблетки, послушаю других алкоголиков, пообщаюсь с психологами. Вообщем, полежу и наберусь сил. Я из тех алкоголиков, как в Большой книге, которые думают, что воздержание от алкоголя поможет мне вернуться в состояние умеренного употребления. Естественно, на таких порах, я отлежал в общей сложности 40-50 дней. Я помню, под конец мне врач говорит, что нужно еще пару недель полежать, что я еще сырой. Я ему с пеной у рта доказывал, что я готов, всему научился, что мне надо на работу.

Вот я выхожу из больницы, на второй день я попал на свою первую группу АА. Мой сосед по больничной палате, с которым мы подружились, вытащил меня на группу анонимных алкоголиков. Она поныне является моей домашней группой. Этот человек сейчас не в сообществе. Но сейчас я понимаю, как Бог все расставляет по местам. Так вот, мой сосед по палате вытащил меня на группу, где я встретил человека, который приходил к нам с 12 шагом. Там был один из тех людей, которые меня очень сильно раздражали, но к которым меня очень сильно тянуло. Я хотело получить то же, что было и у них. Потому что я смотрел на них, они как-то улыбались по-настоящему. По их внешнему виду не сказать было, что они алкоголики. Истории, которые они рассказывали с необыкновенной честностью меня быстро разубедили в этом. Конечно же, я сидел на их 12 шаге, пытался найти какие-то изъяны, до чего-то докопаться.

Возвращаясь к своей первой группе, я встречаю там человека, который на сей день является моим спонсором. Я после группы подошел к нему и попросил провести по шагам. Наверное, на тот момент это был мой первый шаг. Я сейчас, когда работаю с ребятами, слышу часто когда мне говорят на группе, что кто-то пишет первый шаг, второй и третий. Мне было объяснено, что до четвертого шага писать ничего не надо. Когда мы читали большую книгу со спонсором, это было в его машине, в машине спонсора. Он был лысый, я очень долго его боялся. Очень боялся с ним встречаться первый год. Он у меня не вызывал доверия. Мы садились к нему в машину, раскрывали большую книгу — этот страх уходил. Те вещи, которые он мне говорил, очень четко подтверждают слова из БК, которые выделены жирным шрифтом, что мы не верим врачам, не можем честно разговаривать со своими родными, но общаясь с другим алкоголиком, у которого есть опыт прохождения по шагам, удивительным образом у нас возникает взаимопонимание и доверие. Это был первый человек, которому я доверился. Наверное, потому что я устал. И любимая фраза моего спонсора «Это программа для тех, кто устал». Пока я не устану, пока у меня будут оставаться идеи, как у меня, которые я подслушаю там и тут, почитаю умную книгу, сделаю комплекс вольных упражнений и у меня все пройдет.

Испробовано из тех вариантов, что описано в БК, большинство: читать воодушевляющие книги, заниматься спортом и так далее. Я попробовал жениться — пить я начал еще сильнее. Пробовал креститься — не сработало. Таким образом я был вынужден обратиться к этой программе. Я просто как слоненок прицепился за хвостик мамы слонихи я не слезал с трубки. Первые три месяца у меня было 90 на 90. Я звонил спонсору по всякой ерунде.

В первом шаге. Первый шаг свой, по большому счету я делал в своем употреблении. Когда я читаю БК со спонсором, со своими подопечными — мне надо просто осознать, кто я такой. Посмотреть на свое употребление. Фактически делать в первом шаге ничего не надо. Если я не устал в своем употреблении, в моем случае мне нужно еще попить. До такой степени, чтобы я вернулся и начал делать все. Я очень хорошо помню, как боялся опознать на встречу со спонсором. Я, конечно, не работал, был освобожден от всех домашних обязанностей. Созванивался со спонсором, потихоньку появилась работа. Мы закончили шаги к этому времени.

Второй шаг для меня был, наверное, самым сложным. Потому что я агностик. Мы, когда начали читать БК, спонсор сразу сказал, чтобы я искал определение слов. Находясь в нарколожке, когда я читал эту книгу сам, мне понравился рассказ Билла. Я читаю, как будто понимаю, что там написано. Но на самом деле я не понимал, что там написано. Вот почему мне понятно, что книгу нужно читать со спонсором. Мы начали с того, что составляли глоссарий. Постоянно задавался вопрос «зачем? почему?» Для того, чтобы я начал понимать смысл слов. Я стараюсь сейчас так же вести своих подопечных. Я сам понимаю, насколько важно значение слов. Почему мы это делаем, что такое честность. Я узнал, что такое честность спустя 6 месяцев, как пришел в сообщество. Я думал, что честность — это говорить правду. А на самом деле — более широкое понятие. Во втором шаге мне не надо приходить в программу уже верующим человеком. Мне вообще не надо приходить в программу, веря во что-то. Просто нужно только быть готовым делать то, что написано в БК, мне не надо верить, быть хорошим. Просто следовать рекомендациям спонсора, следовать заданиям.

Во втором шаге мне не обязательно верить, достаточно начать делать действия таким образом, как будто бы я верю. Мои первый молитвы были настолько на автомате. Не было смысла, было сопротивление. Я как-то слышал от одного известного спикера: «Я не знаю ни одного человека, который бы не молился ни разу». До программы я понял, что ни разу не молился. Хотя очень много и часто за бутылкой интеллектуализировал и спорил по поводу Бога с другими людьми. На сегодня я избегаю этих споров, нахожусь в процессе поиска. Четко понимаю, что поиск Бога — это основная цель. В БК нам говорится об этом: научиться помочь нам установить осознанный контакт с Богом. Потихоньку с молитвы третьего шаги, седьмого шага и так далее. Утром и вечером в течение дня я молюсь. Я понимаю, что без этих вещей не получится. Я пробовал не молиться утром, вечером, избегать 11 шаг, потому что устал, у меня работа… Я начинаю понимать, что мне плохо. Животное внутри ни ест, ни пьет ни спит 24 часа в сутки. Эта внутренняя пружина во мне начинает сжиматься все сильнее и сильнее. Я раньше не понимал, почему люди меня начинают со временем раздражать. После очередного запоя я остаюсь сухим месяц-два и через 2-3 месяца я разрешаю себе выпить. Это внутреннее состояние невыносимой злобы, обиды, тревоги. Как в БК написано: мы постоянно испытываем состояние беспокойства, раздражения и неудовлетворенности. По второму шагу вкратце все.

Третий шаг. Тоже мне было очень долго непонятно. Я только сейчас начинаю задавать их себе, другим ребятам в сообществе. Не так давно мне объяснили, что в третьем шаге мне делать ничего не надо. Это шаг принятия решения. До меня это долго доходило. Что конкретно делать в третьем шаге, я не знал. Не было конкретных действий. Первый и второй — шаги осознаний. Третий — шаг принятия решения: препоручить свою волю и жизнь Богу. Подходя к инвентаризации своей, мне был дан месяц на нее. Я долго готовился. 28 дней готовился по большому счету, а пару дней писал. Как у нас говорят — инвентаризация настолько важный шаг, чтобы первый раз сделать его плохо. У меня было где-то чуть больше ста человек, организаций. Свою первую инвентаризацию я сдавал с 11 вечера и в 6 утра закончили. Приехал к спонсору, покрытый испариной, меня трясет. Я впервые рассказал человеку практически все вещи, которые я не то что не рассказывал другому человеку, я даже вспомнить о них боялся. Трясло прилично.

Сейчас, когда я с подопечными прохожу 4й шаг с подопечными, то говорю им: пишите, что вспомните, не залипайте на нем. Есть возможность и дописать. Я всегда говорю об этом. У меня есть опыт срыва на четвертом шаге. Я четверку писал очень долго. Поэтому сейчас, когда даю его подопечным, прошу не затягивать. Что я впервые для себя открыл, когда выписывал этих людей, я считал их всех виноватыми, по-прежнему. За редким исключением. Чем хорошо пятый шаг? Выписав всех этих негодяев, я приехав к спонсору. На многие вопросы я не знал что писать в четвертой колонке. Мое эго, моя нечестность не позволяли мне увидеть мою сторону. Я очень благодарен за это спонсору, ребятам из сообщества, которые делились своим опытом.

10 шаг делать я начал не сразу. Потому что те вещи, о которых говорится в 10 шаге выглядят для меня странновато. Попросить Бога избавить… У меня есть 10, который я делаю в моменте. По пунктам. Заметить, попросить Бога избавить от злобы, эгоизма, себялюбия. Обсудить с кем-то (например, пишу или звоню спонсору). Если я нанес кому-то ущерб, то извиняюсь и переключаю свое внимание на тех, кому могу быть полезен. Благодаря 10му шагу я научился часто звонить маме. Это очень интересно. Очень много открытий, которые благодаря 10к начинают происходить. 11 шаг так же есть у меня в вечерней части. Делаю я его нечасто, ленюсь. Когда прижимает конкретно, то начинаю писать. Я отвечаю на вопросы. Если я понимаю, что очень часто я отвечаю на вопросы положительно. Когда я понимаю, что либо какой-то человек не выходит у меня из головы, и я опять начинаю разговаривать с ним, либо какая-то ситуация, которая повторяется из раза в раз, я продолжаю испытывать чувство страха и тревоги. Я понимаю. Что мне нужно сесть и написать это все.

По 11 шагу мне хорошо запомнилась фраза: если вы хотите эмоциональной трезвости, то вам не избежать 11 шага. Утренняя часть 11 шага для меня сейчас обязательная часть. Так же как и в течение дня. Физическая остановка. Я могу не сделать вечернюю часть… Но когда я перестаю делать вечернюю часть, то моя болезнь очень быстро напоминает о себе. По 11 шагу у меня есть несколько молитв. Медитация. Утро — не самое ресурсное время для меня, времени всегда нет. Те небольшие разы, когда я качественно делаю 11 шаг полностью говорят мне о том, что для меня утренняя часть жизненно важна. Утром я прошу Бога, еще лежа в кровати «Боже, направь мои помыслы в верное русло…». Я не сразу к этому пришел. Но потом начинаешь делать все.

По 12 шагу. В текущей ситуации у нас на группе достаточно активная пятая традиция. Несколько ребцентров, нарколожек городских. Я сейчас понимаю, что если я долго остаюсь без 12 шага, то все. Начинает крыть так, что ничего не помогает. 10 и 11 шаг, это рабочая тема, но без 12 шага этими двумя шагами я не обойдусь. Так же как и я не обойдусь одним 12 шагом. Я пробовал и так, и так. Не работает. Перед наступлением пандемии в прошлом году я около полугода активно мотался по 12 шагу: поездки в нарколожки, диспансеры. В принципе мне было хорошо. Едешь на 12 шаг, благодать, хорошо. Потом, когда больнички все закрылись, наступили всем известные события, возможности ездить куда-то не было. Меня начало конкретно накрывать. Я говорю спонсору, что мне очень плохо, так, как не было никогда. Он у меня спросил, где мой 10, где мой 11 шаги? Я понимаю, что у меня их нет. Я ехал только но 12 шаге. Мне пришлось к этому возвращаться. Стараюсь находить какой-то баланс с поездками. Одно время у меня было до пяти подопечных. Мы, алкоголики, из крайности в крайность бросаемся. Сначала посещение нарколожек, потом подопечные. Стараюсь искать баланс. Я сейчас понимаю, что мне максимум — это два человека. Если у меня появляются больше двух, у меня начинают провисать остальные сферы. Я начинаю уставать, не могу помочь семье. Рушится все остальное.

Наверное, таким образом все. Давайте, может быть, вопросы.

Вопрос: на каком сроке трезвости у тебя появились подспонсорные? Как ты их нашел?

Ответ: на шести месяцах трезвости. Он появился на группе. Все остальные были из ребцентов. Человек ко мне подошел, потом позвонил мне, захотел, чтобы я его провел по шагам. Я очень сильно испугался. Я, помню, думал, что я ему могу дать, я же ничего не знаю сам. Сейчас мои подопечные мне говорят то же самое. Это мое алкогольное эго. Мне же хочется все преподать в лучшем виде, быть не просто проводником. Хочется быть для подопечного неким старцем и гуру, чтобы мог приподнять его над землей. Перфекционизм во всем. Как я хотел делать девятые шаги возмещать, возмещать ущерб? Я хотел отдавать все деньги сразу. Но мне сказали, что нет, нужно отдавать по частям. Я к тому моменту слышал некоторых спикеров, у которых сроки трезвости больше чем мне лет. Я слышу это — для меня это прямо как песня. Я могу не мучиться, не быть гуру для них. Понимаете, о чем я говорю? Я провел по 12 шагам своего подопечного. На сегодняшний день он остается трезвым. Все мои страхи оказались беспочвенными.

Вопрос: какой шаг был самым трудным для тебя? Почему? Оглядываясь назад, как справился?

Ответ: наверное, второй шаг. При первом круге шагов. Сейчас я стараюсь выполнять на ежедневной основе 10, 11 и 12. У нас как в книге написано и на группах часто говорится: это простые шаги, но сделать их нелегко. Недавно мы смеялись со спонсором, я ему говорю: «Если бы я знал, как мне сейчас будет тяжело, я бы нахрен не пришел в эту программу». Это, конечно, такая шутка. Я сейчас четко понимаю, что Бог дает все по силам. Те девятые шаги, которые сейчас открываются. Я понимаю, что на момент моего первого круга шагов, когда я составлял список в восьмом шаге, я, видимо, не готов был это делать. Некоторые люди из списка четвертого шага, все вещи мне открываются по мере моей готовности, по степени моей практики в этих шагах. Десятый и 11 шаг достаточно простые. Я по-прежнему алкоголик, сейчас я все больше и больше понимаю. Моя зацикленность на себе не знает границ. Чем больше я двигаюсь по программе, тем больше я понимаю, что ничего не знаю. Очень многие вещи, которые открываются по поводу моего ущерба, нанесенного родным… Если бы они мне пришли, когда я только протрезвел, то, возможно, даже двигаться дальше не стал, а пошел пить. Дисциплина для меня сейчас — это самое сложное.

Вопрос: ежедневная раздражительность в выздоровлении. Что делать?

Ответ: раздражение, недовольство, неудовлетворенность. Я буквально сегодня (почему я из машины? С дачи не доехал еще) вызвался отвезти вещи на дачу. Я как бравый выздоровленец вызвался. Мы с мамой встаем в семь утра. Через час пути я понимаю, что меня выносит конкретно. Я злюсь, внутреннее животное начинает во мне просыпаться. Что я делаю? Останавливаюсь. Говорю маме, что мне нужно взять кофе — пауза. Я выхожу делаю 10 шаг спонсору. Он дал мне обратку: это нечестность. Ты едешь помогать своим родным с кислой рожей. Ты абсолютно не умеешь отдыхать. Я понял, что когда я хочу везде быть хорошим, чтобы меня похвалили, все эти благие намерения чуть не вылились в то, что я чуть-чуть бы и нанес ущерб своей маме. Произошел бы взрыв. В моем случае избегать раздражения: 10 шаг в моменте, стараться не запускать раздражение. У меня сильное раздражение появляется, когда я перестаю совершенно думать об отдыхе. Когда я уставший (не быть одиноким, голодным, злым, уставшим), то все. Поэтому я стараюсь обедать, отдыхать. Приходит опыт того, что нужно находить баланс: быть полезным другим, успевать восстанавливаться самому. Потому что когда я в плохой духовной форме, ни о какой пользе другим не может быть речи.

Вопрос: ничего не меняется к лучшему. В трезвости опускаются руки. А зачем мне такая трезвость?

Ответ: конечно, такая трезвость не нужна. 12 шагов не для того, чтобы мы просто бросили пить. Хотя для меня эта фраза у меня вызвала удивление при первом прочтении шагов. Только со временем только ко мне начало приходить понимание. Что эти шаги позволяют мне начинать испытывать состояние не счастья (хотя, и такие состояния бывали), а спокойствия. Душевного. Конечно, находиться один на один с болезнью. В трезвом сухом алкоголизме — это не выносимо. Мне спонсор часто говорил: «Может, тебе попить еще? Чтобы была готовность в шагах». Нужно задать себе вопрос: все ли я делаю в шагах. Сесть и поговорить со спонсором. Мой опыт и опыт людей, которые работают по шагам, я вижу, что они работают. Поэтому, наверное, со спонсором обсудить это вопрос.

Вопрос: кризисы в выздоровлении.

Ответ: я не знаю ни одного человека, который шел бы без кризисов в выздоровлении. Кризисы наступают, когда я начинаю отходить от программы начинаю привирать. Сначала это происходит потихоньку, по чуть-чуть. Потом начинает все накапливаться, как снежный ком. В конечном счете наступает такой момент, что ты просто перестанешь слышать, что тебе говорит спонсор и другие люди, идущие по шагам. Без кризиса невозможно проходить это все. Мне сначала казалось, что сейчас я пройду 12 шагов, произойдет духовное пробуждение, либо я пойду нести весть другим алкоголикам в масштабе земного шага. Параллельно я буду работать. Так или иначе на меня снизойдет некий столп света. А на самом деле духовный рост, есть такая картинка прикольная: я сижу в позе лотоса и медитирую — это как я себе представляю духовный рост. А рядом ревет человек, у него слезы ручьем. Духовный рост, как он происходит на самом деле. Без кризисов не будет духовного роста, он идет через кризисы и то, как я из них выхожу. Но в первую очередь это шаги.

Вопрос: изменилась ли твоя концепция высшей силы в программе? И легко ли теперь отдавать свою жизнь этой высшей силе?

Ответ: я не знаю, у меня никогда, наверное, не было никакой концепции. Несколько месяцев назад у меня произошел длинный разговор со спонсором по поводу того. Что для меня Бог: как он, что он. Концепция — это для меня все-таки непонятно. Помню, как я писал 10 концепций во втором шаге. Это были качества Бога.

Конечно, нет. По второй части. Если я по-прежнему заседаю в своей голове, отдать свою жизнь — это фактически перестать гонять мысли, которые заполняют мою голову: работа, отношения, я скоро умру, буду одиноким, бедным. Просто взять и отдать Богу эти сферы своей жизни я не могу. Мне нужно по-прежнему, как и в первом шаге, устать. Если раньше я шел пить, то сейчас у меня нет одержимости выпивкой. Это одно из главных чудес. Я это понял где-то спустя год только. Обратил внимание, что в тяжелейших ситуациях даже мысли не приходят о выпивке. Отдавать Богу я буду только тогда. Когда устану сам. Спасибо.

Вопрос: был ли такое состояние, что апатия и руки опускаются?

Ответ: было, конечно. Выходить из этих состояний нужно. Группы, работа с другим алкоголиком. Стараться быть полезным, как бы это не звучало изъезженно, мне все это помогало. Усиленная работа по 12 шагу. У Билла и Боба были достаточно затяжные депрессии. У Боба первые два года была сильная одержимость выпивкой. Они сами говорили, что усиленная работа с другими алкоголиками спасала.

Вопрос: как поступить в процессе духовного роста в программе, когда провоцируют тебя наглядно? Когда почиваешь на лаврах, а тебя провоцируют. Ты понимаешь, что это делают специально. Как правильно поступить?

Ответ: я не знаю степень близости с этим человеком. Раньше, будучи тяжело больным человеком, я тянулся, старался получить расположение от людей, которые относились ко мне хорошо/плохо. Я все равно пытался получить от них одобрение. Сейчас я стараюсь не находиться рядом с такими людьми. Мне кажется, что нужно оставить этого человека.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *