август, 2020

воскресенье02августа20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Роберт, 19 лет трезвостиТема: "Выздоровление - принятие жизни" Сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Тема: «Выздоровление — принятие жизни»

Атланта/США

Домашняя группа: «Пятая традиция»

Меня зовут Роберт Бэлл, я – алкоголик. Я назвал сегодняшнее свое выступление «Выздоровление – принятие жизни, веры» и я позже объясню, почему я так его назвал. Это будет понятнее к концу моей истории. Я хотел бы отметить, что жизнь иногда приобретает такие обороты, которых мы и ожидать -то не могли. Но, прежде всего, прежде чем я начну, я хотел бы поблагодарить всех алкоголиков Москвы и других городов и регионов за то, что я сегодня здесь, с вами. И, по правде говоря, я выступал уже по зум, но предпочитаю обычные собрания и возможность нести весть лицом к лицу. Так что я позволю себе выразить надежду, что по окончании пандемии смогу донести весть в Москве лицом к лицу. Я так же хотел поблагодарить своих друзей в Америке, которые сегодня с нами и Анастасию за перевод. Так что я сегодня буду рассказывать историю о том, что было и что произошло, и что имеет отношение ко мне. Но, что еще более значимо, я своими словами на своем примере расскажу, как я выстроил отношения со своей Высшей Силой, с моим Богом. Потому что именно благодаря этим отношениям я смог остаться трезвым, не смотря на внешние обстоятельства, которые сопровождали мою жизнь.

На сегодняшний день я могу назвать себя хорошим членом АА. Потому что дата моей трезвости 10 апреля 2001 года, у меня есть домашняя группа – «5 традиция». Она находится в США, в штате Атланта. И, конечно, сейчас мы встречаемся через зум. У меня есть спонсор, его зовут Эн. И я являюсь спонсором других мужчин, членов АА. У меня есть служения – как члена АА: я несу весть и у меня есть и другие служения. И я полагаю, что благодаря всему вышеперечисленному, сегодня остаюсь трезвым. Я заметил сегодня, когда люди представлялись в чате, что у нас много новичков: у кого-то 8 дней, у кого-то 12 дней. И я хотел бы им сказать: «Добро пожаловать!». Если они причисляют себя к такому типу алкоголиков, к которому причисляем себя мы, то при условии, что они будут делать то же, что и мы — у них есть шанс остаться трезвыми. Я хотел бы еще буквально несколько слов сказать новичкам и потом перейти к своей истории. Я хотел бы, чтобы вы поняли, причина, по которой вы являетесь алкоголиками не в том, что у вас есть опыт тюрьмы или больницы, или реабилитационного центра. Причина в том, что вы подпадаете под описание алкоголика из Большой книги АА. Во-первых, мое тело специфично. Когда я начинаю пить, то не могу остановиться. Если я начинаю пить, выпиваю первую рюмку, пью до полной отключки. Когда я перестаю пить, неважно по какой причине, в конце концов моя голова начинает мне говорить, что мне нужно выпить первую рюмку. Так что моя голова разводит меня на первую рюмку, а тело делает все остальное, тело позаботится о том, чтобы я не переставал пить эти рюмки. И так оно и было вплоть до 10го апреля 2001 года, по крайней мере для меня.

Теперь перейдем к моей истории. Я родился в Атланте, в штате Джорджии. У меня были любящие родители, я вырос в семье со средним достатком. У меня было обычное образование и религиозное так же. Моя мама уважала дисциплину больше, чем папа. И когда ей нужно было донести суть каких-то идей до нас, она не пренебрегала тем, что мы называли «мухобойкой», а папа был просто добряк и умница. Так что у меня были достаточно хорошие учителя, что касается моральных и духовных установок. Это мало чем отличается от того, чем мы занимаемся здесь, в комнатах Анонимных Алкоголиков. Но я тусовался с компанией детей. Как вы знаете, дети иногда совершают поступки, которые не очень честные, например, воруют конфетки или какие-то напитки из магазинчиков. Но я не уверен, на самом деле, что это поведение алкоголика.

Я расскажу о том, как я в первый раз выпил. Мне было 15 лет. День был жаркий и солнечный. Мы сидели на ступеньках около спортзала в нашей школе. И вот я сидел с моим другом Рэксом и еще парочкой дружбанов (подъехали на их фургончике Фольксвагене, Джон и Джим). Джон и Джим – это те пацаны, на которых я смотрел снизу вверх. Они были немного старше, у них были такие длинные волосы, они играли в музыкальной группе. И они говорили о гулянках с девчонками, о танцах с девчонками, о свиданиях с девчонками и даже о сексе с девчонками. И я тоже, конечно, обо всем о этом говорил: и о свиданиях с девчонками, о танцах с девчонками, о прогулках с девчонками и даже о сексе с девчонками. Но в основном секс у меня был с самим собой. Но Джон и Джим сказали: «Почему бы тебе не залезть к нам и не выпить пару пива». И это идея мне очень понравилась, я согласилась. Я залез к ним, и мы поехали.

Я думал, что я ограничусь парой пива, ведь я видел, как это делал мой отец. Он выпивал пару пива вечером, читал вечернюю газету и потом шел спать, а утром он вставал на работу. И произошла одна из тех вещей, которая характеризует меня, как алкоголика. Я действительно планировал выпить пару пива, но после того, как я начал пить, не мог остановиться, не мог контролировать количество выпитого. Я выпил порядка семи или восьми бутылок. И вот что алкоголь сделал для меня: он убрал все страхи, которые у меня были по поводу девчонок, друзей и прочее — все мои нервяки! Этот день стал изумительно прекрасным! И этот фургончик, который был старой тарантайкой, которая еле-еле двигалась, у него даже не все цилиндры были, стал для меня чем-то особенным. Алкоголь превратил его в шикарный лимузин, который плавно ехал по улицам Атланты, у которого был мощный восьмицилиндровый двигатель, в котором играла музыка из мощных динамиков. Это было что-то совершенно невероятное, и это все сделал алкоголь. Жизнь стала на столько прекрасной, что я понял: хочу еще. В этот день я выпил больше, чем планировал, и это был не последний случай. Я знал, что пойду еще.

Я не знаю, был ли я алкоголиком от рождения, но знаю, когда выпил алкоголь в первый раз, алкоголик во мне родился. И, конечно, я всегда использовал возможность чтобы выпить, но не забывайте, что это было в начале 70-х гг. В моей стране, да и, наверное, во всем мире, в начале 70-х гг. было очень много наркотиков в свободном доступе. Следующей весной я выкурил первый косяк с моим другом Дрю. Мы разъезжали в его автомобиле с откидным верхом по улицам Атланты. Мы пили и что-то еще делали. И однажды я оказался дома у своей подруги Шери. Она пригласила меня к ней в спальню. Спальня ее родителей находилась в одной части дома, а ее — в другой. Мы пили с ней пиво, потом пошли к ней в спальню, и она закрыла дверь на ключ. Возможно, она сделала что-то такое, о чем я читал в книжке или видел по телевизору. Она достала зеркала, насыпала на это зеркало какой-то белый порошок, достала лезвие, раскрошила это порошок, разделила его на две дорожки. И она достала соломинку, похлопала своими бархатными ресницами, посмотрела на меня своими карими глазами и сказала: «Роберт, если ты снюхаешь со мной дорожку – я разрешу потрогать тебе свои сиськи!». Ну, вы можете представить, что произошло.

Следующие 25 лет я пил и употреблял наркотики. Но я хочу вам сказать, что я алкоголик. Я так же употреблял наркотики, но я алкоголик. Я верю в единство цели, но позвольте привести мне пример, который наглядно покажет, что я на самом деле являюсь алкоголиком. Когда мне было 20 лет, я зарабатывал приличное количество денег. И вот, представьте себе какой-нибудь такой жаркий день, лето. И я хочу этот день закончить бутылочкой Хайникен. А это дорогое пиво, оно такое в зеленой бутылочке, оно такое запотевшее, вот эти капли конденсации так стекают по зеленому стеклу бутылки Хайникен. Эммммм! Я так же помню, что в старших классах школы, когда весна, мы идем играть в гольф. У нас была специальная сумка для обуви, в которой играют в гольф, но в сумке у нас была не обувь, а напитки, штук восемь. Это пиво было не холодное, оно было старое, оно было противное, оно было выдохшееся, но мы его пили. И я вам скажу почему мы его выпили. В книге говорится, что мужчины и женщины пьют из-за эффекта, который вызывает алкоголь. Это преуменьшение. Мне не то чтобы нравился эффект, я обожал этот эффект, который производил алкоголь. С первого раза, когда я попробовал, я обожал эффект. И так было когда мне было 20 и когда мне было 40. Жизнь продолжалась, меня пару раз арестовывали. Это было начало в череде каких-то поступков, за которые я понес наказание. Поступки, которые просто превышали праведный гнев моих родителей. Я закончил школу и потом пошел в колледж, закончил его, пройдя весь курс за 16 месяцев.

Меня часто спрашивают о том, как алкаш мог досрочно закончить четырехгодичную программу в колледже? Это очень быстро. Я хорошо сдавал экзамены, хорошо проходил тесты любого рода: это мог быть какой-либо устный экзамен, это мог быть какой-нибудь письменный экзамен, это мог быть экзамен с предоставленными вариантами ответа, чтобы выбрать правильный вариант. Я закончил колледж, единственный тест, который я никак не мог пройти – это тест на трезвость. И в результате в Атланте меня привлекли 3 раза за езду в нетрезвом состоянии, а это серьезно очень для США. Поэтому мне пришлось нанять адвоката для суда, чтобы он представлял мои интересы. И я хотел, чтобы адвокат говорил за меня. Сказал ему, что если судья непосредственно меня о чем-то спросит, то я отвечу, а в остальном, чтобы он говорил за меня. И судья посмотрел на всю документацию, на штрафы, выписанные мне за езду в нетрезвом состоянии, на весь ущерб, что я нанес частной собственности. Он посмотрел на меня и спросил: «Мистер Бэлл, у Вас есть проблемы с выпивкой?». Я-то думал, что проблема совсем не в том, что я просто зажевал все конфетки. Но я ничего не сказал, я решил не отвечать судье. И хорошим вопросом, наверное, было бы от судьи: «Мистер Бэлл, а не пойти ли Вам в Анонимные Алкоголики?». Но этого не произошло, потому что я уже заплатил деньги адвокату за отмазку, он сделал свое дело, он сделал его хорошо. Судья не задал вопрос, который нужно было задать, и я легко отделался.

Я продолжал пить, пить достаточно серьезно, до полной отключки, по крайней мере несколько раз в неделю. Я мог пить начать в среду вечером и очнуться в субботу. И к тому времени я начал догадываться, что с этим нужно что-то делать. И я пошел в церковь, но там я не получил решения своей проблемы. Я перестал употреблять наркотики, но выпивка не была чем-то необычным в обществе, она была социальной, и я продолжал пить с друзьями, не мог отказаться от алкоголя. Я встретил свою первую жену, моя вторая жена сейчас с нами, Кэри Бэлл, а я говорю про первую жену. Ее звали Териса. Я познакомился с ней в церкви, мы достаточно быстро влюбились и поженились. И у нее начались такие же проблемы, как и у всех жен алкоголиков. Я ей говорил, например, что буду дома к семи часам, собираясь пропустить несколько стаканчиков с моими друзьями. Два стаканчика заканчивались большим количеством стаканчиков или бутылок, и я приходил домой неизвестно во сколько, неизвестно в каком виде.

Если бы тогда я пошел к Анонимным Алкоголикам, и они спросили меня: «Ты наносишь кому-либо ущерб?» Я бы им сказал: «Нет», честно полагая, что никакого ущерба я этим не наношу. Но если бы вы спросили у тех людей, с которыми я работал, у членов моей семьи, у моей жены, они бы рассказали совершенно другую историю. Историю про человека, который зациклен на себе и очень эгоистичен, которому на все по фиг. А нам еще очень хотелось детей. Моей жене приходилось проходить какие-то медицинские обследования, мне приходилось обследоваться. И мы думали усыновить или удочерить ребенка, мы думали, у нас были проблемы с тем, чтобы забеременеть. Я пошел так же к врачу, врач сказал, что мне нужна операция на брюшной полости. Операция была очень болезненная и у меня был тяжелый период восстановления. Я спросил у врача, можно ли мне что-то сделать на тему боли, он ответил: «О, да! Наркотические препараты, которые снимают боль!». Меня это устраивало. Поскольку у моей жены были проблемы с моей выпивкой, у меня созрел план. Я пил, когда я был в командировках по работе, я продавал, у меня был бизнес. Я глотал таблетки, когда я был дома.

Если вы новичок и у вас созрел план, не забудьте им поделиться с впередиидущими. У меня были проблемы с моим планом, я сейчас вам расскажу какие. Помимо тех проблем, когда ты употребляешь алкоголь и наркотики одновременно, были и другие проблемы. Они заключались в том, что у меня заканчивались рецепты на лекарства. Один из врачей просто забыл свои бланки рецептов в вестибюле, где пациенты ожидали приема к врачу. И я подумал, что мне поможет то, что я украду эту книжечку с бланками. Я не врач и не фармацевт, но я смогу выписать рецепт на таблетки. Так что я выписывал рецепты сам себе и употреблял препараты, запивая их огромным количеством алкоголя. Естественно, это повлекло за собой проблемы и дома, и с законом. И в это время мы установили ребенка, Стю, нашего сына. Я никогда не забуду тот день, когда мы пошли забирать этого новорожденного мальчика, ему был один день от роду. Это был единственный день в жизни, когда я действительно хотел прекратить пить и употреблять наркотики. Я хотел перестать пить и употреблять в глубине души, положа руку на сердце. Но ребенок – это стресс. Он плачет, ему нужно менять пеленки и тд. И мне нужно было как-то расслабиться, и я подумал, что меня расслабит пара пива. Так что я пил и продолжал выписывать сам себе рецепты, что являлось подделкой документов. Знаете, если вы несколько раз переступаете закон, в конце концов вас поймают. В конце концов мне предъявили обвинение не только в подделке документов, но и в ограблении аптеки и нанесении увечий людям в этой аптеке. Я нанял адвоката, он пытался договориться с судьей, чтобы скостить обвинение с четвертой степени до второй. Мне грозило 10 лет тюрьмы с принудительным отбыванием реального срока по крайней мере на 2 года. И вообще мне сказали, что светит тюрьма строгого режима. У меня был хороший адвокат, так что в тюрьму строгого режима я не попал, мне дали условный срок – 10 лет.

В это время мой сын подрастал, жизнь продолжалась. Я захаживал в АА, но не делал тех вещей, которые нужно было бы делать, чтобы остаться трезвым. И в тот знаменательный день, в апреле 2001 года, моему сыну Стюарту было 14 лет. Во время каникул мы ехали из Тампы в Атланту. И мы приехали обратно, я пошел и напился с друзьями и на следующий день мне нужно было возвращаться на работу. Я проснулся у меня было ужасное похмелье. Но я знал, что мне поможет справится с этим похмельем – нужно было просто принять эти таблетки, которые я пил. Я заглотил горсть таблеток и через несколько минут меня начало колошматить, я отключился. Я очнулся в больнице, в палате интенсивной терапии. Это был не первый раз, когда мне пришлось звонить жене. Эта та женщина, которая меня вытаскивала из тюрем, из реабилитационных центров, из больниц. Она спросила: «Роберт, а у тебя есть хоть какая-то надежда?». Это был поворотный момент, это то самое утверждение, которое звучит у нас в книге, о том, что мы должны прийти к осознанию тщетности наших попыток. Это был поворотный момент, он описан в нашей книге. Это о том, что мы должны признаться самим себе, что наша ситуация безвыходная, что мы алкоголики. Она меня забрала и отвезла в вытрезвитель в психушке, так что я все прошел заново.

Я могу вам рассказать очень много» веселых» историй про психушку, но ограничусь тем, что нас там посещали люди из Анонимных Алкоголиков. Они нам читали предисловие к Большой книге и говорили о том, что в ней содержатся истории мужчин и женщин, и описание того, как именно они выздоровели. Там речь шла о тысячах, это достаточно большая цифра, там так же шла речь о мужчинах и женщинах, т.е. это практически все. Но там так же шла речь о том, что они выздоровели. И так же говорилось об алкоголизме, как о заболевании, как о болезни, от которого, оказывается, можно выздороветь. Так что это было начало моего восстановления. Потом я оказался в реабилитационном центре. Я посещал собрания моей первой домашней группы. У меня появился спонсор в Анонимных Алкоголиках, мы начали изучать Большую книгу и двигаться по шагам. Я возместил ущерб многим членам моей семьи, а также другим людям. К концу моего первого года трезвости тяжело заболел мой отец, он оказался в больнице. Я помню, как через несколько дней после того, как он попал в больницу, я его навещал. Он сказал: «Роберт, человек должен быть в мире, примириться с Богом и с людьми, которые его окружают. Я готов примириться с Богом, я готов встретиться со своим создателем». Через несколько дней он умер, и моя семья организовала похороны. Я вел службу, а мой сын Стюарт зачитал 23 псалом из Библии. Тогда я еще не знал, что не пройдет и года с этого момента, когда нам придется зачитывать 23 псалом еще раз на похоронах моего сына Стюарта, которому не исполнится и 15 лет. Стюарту было 15, когда он умер, он повесился. Он покончил жизнь самоубийством. 24 июля, 18 лет назад я нашел его в доме повешенным. Его ноги свисали до пола и вокруг его шеи была веревка. Моя жена позвонила в полицию, а я позвонил своему спонсору. Приехала полиция, пришли соседи, приехал мой спонсор. И мы прочитали молитву третьего шага: «Боже я предаю себя тебе, чтобы ты распоряжался мною, чтобы ты мог творить мной как ты пожелаешь. Освободи меня от пут себялюбия, чтобы бы я мог лучше исполнять Твою волю. Избавь меня от тягостей, дабы победа над ними служила для тех, кому я помогу свидетельством Твоей силы, Твоей любви и верности Твоего пути. Да исполню я волю Твою». Я верю, что Бог услышал мои молитвы: эту молитву третьего шага, а также все молитвы, что я произнес тем утром на коленях. Я просил Бога, чтобы он оставил меня трезвым. Приехало много моих друзей из Анонимных Алкоголиков. Я никогда не забуду ту любовь, которую они предложили моей семье в те тяжелые времена. Через два дня мы похоронили Стюарта, и тем же вечером я пошел на собрание с моим хорошим другом. И я стал активным членом Анонимных Алкоголиков, с того момента я остался трезвым. Это очень сложный процесс, через который проходит человек, у которого умер ребенок, сын, особенно, когда он покончил с собой. Пройти через это горе очень непросто. Мне удалось получить помощь и пройти через это ужасное испытание – потерю сына.

В Большой книге говорится, что самые счастливые годы вашего существования у вас впереди. Мы развелись с моей первой женой, но я встретил Кэри и это самые счастливые годы в моей жизни. Я могу теперь быть полезным людям, которые прошли через тоже, через что прошел я. Которые потеряли кого-то из близких в результате суицида, я помогаю таким людям. Меня оправдали за все те нарушения закона, вот посмотрите, официальный документ от комиссии по условно-досрочному освобождению. И я действительно верю в то, что Бог действительно хочет, чтобы мы были счастливыми, свободными и радостными. И я могу уверить вас в том, что на сегодняшний день, я именно так отношусь к жизни. Я счастливый, радостный и свободный. В последнюю минуту, я хочу вам сказать, почему я сегодня обозначил свою тему как: «выздоровление как принятие жизни». Я действительно думаю, что Бог в состоянии дать нам эту жизнь как что-то, где мы существуем свободными, счастливыми и радостными. Не смотря на все то, что в ней происходит. Я хотел бы сказать вам, это не в нашей официальной литературе, но мне очень нравится, что, если вы плаваете по морю, на котором штиль, не получится из вас хорошего капитана корабля. Большое вам спасибо за предоставленную честь обращаться к вам.

Вопрос. Роберт, смог бы ты справиться с алкоголем без спонсора и программы двенадцать шагов?

Ответ. По моему опыту – нет. Я пробовал найти решение в церкви и в психушке. Мне помог диалог с таким же алкашом, как и я, который показал мне решение – это решение в программе. Этот алкаш показал мне как пройти по шагам, шагам, описанным в книге Анонимные алкоголики.

Вопрос. Каким образом ты работаешь с новичками, которые никогда не верили в Бога и отказываются в него верить?

Ответ. Да меня не особо заботит, верят они или не верят, меня волнует практика. Поэтому, если я кого-то прошу встать на колени и помолиться, а они мне говорят о том, что не верят в Бога. Я говорю, что мне по фиг, ты просто становись на коленочки и молишься. И у нас существует действия, которые нужно просто делать. У них духовная основа, но, вы поймите, что вера в Бога не является обязательным условием совершения этих действий. Я использую слово «Бог», потому что мне так удобно его использовать.

Вопрос. Вы в употреблении чувствовали себя гангстером?

Ответ. Я не знаю, чувствовал ли я себя прямо гангстером, я употреблял наркотики и чувствовал себя криминальным элементом и это было в действительности так. Но я был, наверное, горе-криминалом, потому что меня ловили. Да, я употреблял и совершал противозаконные действия. По правде говоря, какие-то противозаконные действия я совершал, и я их даже не упоминал, продавал наркотики и прочее. О каких-то вещах я не могу здесь говорить.

Вопрос. Как можно отличить Божью волю от своих мыслей и фантазий?

Ответ. Одиннадцатый шаг говорит нам, что мы очень часто будем путать и не сможем отличить одно от другого, но я как я отличаю? Я советуюсь с людьми в программе, со своим спонсором, с людьми, у которых хорошая трезвость. У них другая точка обзора. Они знают меня, знают мои мотивации и обычно могут мне на что-то указать, если мне это не видно. С практической точки зрения я, наверное, мог бы вам сказать, что воля Бога не простирается на какой-то длительный промежуток времени. Не то что бы не простирается, ее просто не видно так далеко от того, что находится здесь и сейчас. Допустим, вы едете по дороги с включенными фарами, наверное, свет фар не осветит вам путь на 20 миль. Он осветит дорогу вам ровно на столько, на сколько вам нужно для продолжения движения. Тоже самое происходит и с волей Бога. Я знаю, что у меня есть семья, какие-то семейные обязательства, завтра у меня работа и так далее и тому подобное. Просто я стараюсь видеть волю Бога, которая максимально приближена к моменту «здесь и сейчас».

Вопрос. Как ты принял третий шаг? Какой у тебя Бог? Религиозный или все-таки Бог духовный, которого ты создал для себя? И как ты сегодня применяешь шестой шаг, именно шестой шаг в повседневной жизни, если ты его применяешь?

Ответ. По поводу третьего шага. У меня появился спонсор, мы стали читать книгу. Мы начали с самого начала, с предисловия, и дошли до описания истории про актера, в американском издании со страницы 60 по 63, о том, что жизнь, построенная на своеволии, не может быть успешной и так далее по тексту. Мы стали на коленочки и произнесли молитву третьего шага, после чего спонсор мне сказал: «Роберт, воля Бога для тебя на сегодня заключается в том, чтобы после третьего шага приступать к четвертому, дуй писать инвентаризацию». В практическом смысле на сегодняшний день я продолжаю практиковать третий шаг, не то, что он у меня закончен. Но вместо того, чтобы изменить мир вокруг себя, я занимаюсь изменениями в себе. Я меняю себя, а не мир. И я делаю это регулярно. Я перейду к следующему вопросу, потому что идея такова. А вообще над этим шагом нужно работать регулярно, на постоянной основе. Что касается Бога, то я был протестантом. Я ходил в протестантскую церковь и, соответственно, идея Бога для меня была такая достаточно обозначенная. Когда я пошел в реабилитационный центр, человек, который сидел на против меня, сказал: «Роберт, ты знаешь, кажется, твоя идея о Боге не очень хорошо для тебя работает. А что если мы ее отставим в сторону и у нас будет какая-то немного другая идея о Боге?». Я думал, что тут на его месте какой-либо священник протестант сказал бы: «Давай, на колени, и проси Иисуса Христа тебе помочь». Но этот человек мне так не сказал. Он сказал: «Давай забудем сейчас про Иисуса Христа и про колени, давай попробуем что-то новое». Он сказал: «Давай-ка сделаем так: бери себе спонсора, иди по шагам, пройди шаги и как знать, может быть и ты вернешься к той вере, которая была у тебя в дни твоей юности, а может быть и нет». Так что какой Бог у меня сейчас? Он любящий, он прощающий, он не так уж рознится с тем Богом, представление о котором у меня было в дни юности, он очень похож. Но, я бы сказал, что мои духовные принципы стали более всеобъемлющими. И моя концепция Бога меняется со временем, вот что я скажу по этому вопросу. Что я могу вам сказать по шестому шагу? Шестой шаг – это мы полностью подготовили себя к тому, что бы Бог избавил нас от нежелательных черт характера, дефектов характера. Как я работаю по шестому шагу? Я бухаюсь на коленочки и читаю молитву седьмого шага. Молитва седьмого шага звучит так: «я хочу, мой Создатель, что бы ты принял меня со всем, что во мне есть хорошим и плохим. Я прошу тебя освободить меня от всех недостатков моего характера, которые мешают мне быть полезным для тебя и других. Дай мне силы, когда я выйду отсюда, чтобы исполнять твою волю. Аминь». Так что, чтобы подготовить себя к прочтению этой молитвы, мне нужно проявить готовность и желание. Во-первых, мне нужно выяснить, какие черты характера не желательны. Потом мне нужно проявить желание, что бы Бог меня от них избавил. И только после этого мне нужно попросить Бога об этом. Шаги шестой и седьмой идут, на самом, деле в связке. И это действительно долгоиграющий процесс длинною в жизнь, это нужно делать регулярно.

Вопрос. Как ты отличаешь волю Бога от своей воли и как ты делаешь одиннадцатый шаг?

Ответ. По поводу одиннадцатого шага – мне нужна информация. Я сам эту информацию сгенерировать не могу. В первую очередь я прошу. Что мы просим в одиннадцатом шаге? Тут конкретно мы просим, проснувшись утром, мы просим Бога направить наши мысли в верное русло, уберечь нас от жалости к себе, бесчестных поступков, корыстолюбия. И я, собственно говоря, его об этом и прошу. Я прошу направить его мои мысли, которые у меня есть на 24 часа. Естественно, день на день не приходится. Естественно, бывают какие-то серьезные проблемы, допустим, если есть серьезные вещи, которые я должен обсудить со своим бухгалтером. Потом я пью чашечку кофе, и я читаю литературу, например, ежедневник. Я так же могу почитать какую-то другую литературу, например,» 24 часа». Это такая маленькая книжечка, написанная Хезелтейном. Она называется «24 часа». Вся эта литература в свободном доступе, в интернете, вы можете легко ее там найти, посмотреть, какие там мысли на конкретный день, они разбиты на конкретные дни. И потом я еще читаю публикацию, она не является литературой утвержденной конференцией. Она называется «Кабинет наверху». Она религиозная, но я ее читаю. Отцы – основатели так же любили это издание. И потом у меня руках блокнот с ручкой, и я сижу и записываю, какие мысли приходят мне в голову. В течении дня я молюсь, произношу какие-то молитвы, например, во время моего обеденного перерыва, в течение рабочего дня. В конце дня я конструктивно рассматриваю свой день. Я следую тем указаниям, которые есть у нас в книге. Все это основывается на том, что я делаю в течении дня по десятому шагу. Они идут на самом деле в связке. В десятом шаге мы продолжаем наблюдать за собой в течение дня смотреть за проявлениями нечестности, злобы, страха, себялюбия. Так что одиннадцатый шаг я дел как нам рекомендуется в книге. Я не думаю про Бога вот каждую минуту. Но я возвращаюсь к нему. Я очень люблю молитву святого Франсиса, она сеть у нас в книге «12 на 12». Я просто возвращаюсь к Богу в течение дня, я просто стараюсь поддерживать с ним контакт. И если все это делать на постоянной основе, вырабатывается практика, вырабатывается опыт. И тогда у вас появляется более осмысленное чувство того, что хочет Бог от вас. Примерно так.

Вопрос. Какая самая тяжелая из девяток? Делал ли девятку сыну?

Ответ. Что ж. Самая тяжелая девятка для меня – своей бывшей жене. Потому что я вел себя очень эгоистично, я неуважительно относился к ней, я не считался с ней. Так что это была самая сложная девятка. Что касается девятки сыну – я ее делал ему, когда он еще был жив. Если вы спрашиваете о том, что должен ли я девятку за то, как он умер, за его суицид. Нет. Я для себя решал этот вопрос, я просто сейчас веду группу поддержки для тех людей, которых коснулось это горе – смерть, суицид в семье. Вот так я для себя решаю сейчас этот вопрос.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *