март, 2021

среда31марта20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Радик, трезвый больше 5-ти летТЕМА: «Седьмая традиция» Цикл по традициям20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Беларусь/Минск

Домашняя группа: «Точка»

ТЕМА: «Седьмая традиция»

Краткая форма:

Каждой группе АА следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне.

Развернутая форма:

Группы АА должны полностью опираться на добровольные денежные пожертвования своих членов. Мы думаем, что каждой группе следует быстро достичь этой заветной цели; что любое обращение к широкой публике за средствами с использованием имени АА – крайне опасно, будь то обращение от групп, клубов, больниц или иных организаций, имеющих лишь косвенное отношение к АА. Мы думаем также, что неразумно принимать от кого-либо подарки, обладающие большой стоимостью или пожертвования, предполагающие какие-либо обязательства. Мы также с озабоченностью следим за теми группами АА, которые продолжают накапливать средства, вне всяких разумных пределов и без какой-либо оправданной для нужд АА цели. Опыт неоднократно предостерегал нас, что, вернее всего, может разрушить наше духовное наследие не что иное, как бесплодные споры о собственности, деньгах и власти.

Привет всем. Меня зовут Радик. Я алкоголик. Я родился алкоголиком, я так считаю. Поэтому я спокойно сейчас это говорю. Это чудо, то сейчас происходит со мной в эту минуту. У меня первый такой опыт именно по традициям, на такую аудиторию. Я имею ввиду не количество, а масштаб. Это очередное чудо, которое происходит в моей жизни, и на которое я не могу и не имею права закрывать глаза. С благодарностью ко всему этому отношусь. Я, как могу, пытаюсь вернуть долг сообществу. Я глубоко убежден, что живу в долг. Я не так давно, 5.5 лет валялся в подъезде, а сейчас я в интернете с компьютера (никогда не думал, что у меня будет компьютер) вещаю о своей болезни, о том, что со мной было. Я изучал традиции со спонсором, изучал их в формате группе. Я, наверное, не достиг того уровня осознания традиций, чтобы вещать о вещах, которые сейчас для меня уже понятны. Традиции для меня имеют четкую логическую цепочку. Так же, как и шаги. Самое трудное что-то делать. Я когда-то, придя в сообщество, открыл для себя то, что я болен алкоголизмом, а во-вторых, чтобы мне оставаться трезвым, мне надо что-то делать каждый день. Для меня раньше было выходом – шаги. Пройдя шаги со спонсором, я не имел такого понимания, не пропустил их через себя так, когда я начал их отдавать своим подопечным. Точно так же у меня был и с традициями. Я расскажу, как я к ним прикоснулся. Когда я начал выздоравливать, еще не осознанно, я был убежден, что Бог разговаривает со мной через мою интуицию и мою совесть. Я когда-то очень сильно захотел славы, выздоравливать всех страдающих. Решил попробовать свои силы поработать в наркологии, в Минске. В той наркологии, куда меня привезли однажды. Я решил пойти «отдавать». В ту наркологию, куда меня привезли с «болтающейся» головой, я поехал пробовать свои силы консультантом. И я скажу, мне было тяжело. Во-первых, я видел странные взгляды своих собратьев (меня это мало волновало). Меня волновало то, что я не могу относиться к этому как в работе. Принцип двух шляп, то, о чем написано у нас в традициях. То есть я, будучи АА, не знал другого пути выздоровления, кроме как шагов. Но, придя в ребцентр на работу, мне никто ничего не рассказал. Приди и делай. А что я умею? Я умею только делать шаги. И я начал ребят знакомить с программой. Рассказал им о себе, чтобы они приняли меня. Происходило все так же, как и на группе. Я понимал, что я делаю что-то не так. Где-то внутренне я понимал это. Мне предложили работать там 4 часа в день. Я мог это себе позволить. Моя основная работа мне позволяла. Но я не мог относиться к работе в ребцентре, как к работе. Я относился к ней, как к служению. И мое внутреннее сопротивление решило, что мне не нужно ничего. Я поработал неделю. И сказал, что не могу. Главврач не знала, что я из АА. Я понимал, что могу служить, но не получать за это деньги. Я традиции тогда не изучал. Я понимал уже тогда, что в сообществе происходит то, чего я не знаю еще.

Отвлекусь на минуту. У меня состоялся разговор с моей матерью. Сказал, что буду занят с 20.00 до 22.00. чтобы она меня не беспокоила. Я сказал, что это работа. «Это АА твое?» — спросила она. Я: «Да, это моя работа». Она: «Лучше бы эта работа приносила тебе деньги». Я: «Мама, неужели ты не понимаешь, что АА – это и есть та работа, которая приносит мне деньги». Она замолчала. Наверное, она поняла, что АА делают для меня столько, что я могу хотя бы себя обеспечивать. Только в АА я почувствовал себя мужчиной. И мама сказала: «Да, сынок, я все понимаю».

Так вот, я не смог относиться к работе в ребцентре, как к своей работе. Мог только как к служению, моя вся внутренность сопротивлялась. И еще раз я столкнулся с традициями, как раз с седьмой. Группа не бедная. Помещение, которое мы снимали, потребовало ремонта. Мне все нравилось. Но группа решила сделать ремонт. И с этого момента, когда ГС приняло это решение, у нас рабочие собрания стали проходить в другом ключе. Мы обсуждали, какой у нас будет пол, кто будет делать ремонт и так далее. Обсуждалось все что угодно, только не то, ради чего мы, в принципе, здесь собираемся. Я понял для себя, что надо попробовать самому заняться традициями. Вы знаете, на сегодняшний день, наверное, основа основ всего, что происходит в АА для меня – то, в чем концентрируется все: и шаги, и остальные традиции – это первая традиция. Наше общее благополучие стоит на первом месте. Личное выздоровление зависит от единства АА. Что здесь говорится? Для того, чтобы мне оставаться трезвым, мне нужны шаги. Лично мне. Но мне нужны шаги, мне нужно приходить на группу. Должна быть группа. Она должна существовать. Так вот, я, для того, чтобы куда-то приходить, должен что-то делать для этого. Это и есть первая традиция. Я должен делать все для того, чтобы моя группа не развалилась, чтобы она существовала нормально. Чтобы я имел возможность прийти, чтобы новичок имел возможность прийти. Я уверен, что моя трезвость зависит от того, насколько я отработаю с новичком, с подопечным. От того, как я служу, как я делаю шаги со своими подопечными, как я отдаю. Для меня АА — это сообщающийся сосуд: отдал-получил. По-другому это не работает. Трезвость дается в долг. Для того, чтобы мне иметь возможность отдавать, мне нужно куда-то приходить. Потихоньку начал подходить к тому, что надо изучать традиции. Традиции нужны обширно всем: группе, сообществу. Что позволяют мне традиции? Что понять и в чем разобраться? Что может разрушить сообщество? Деньги, власть и слава. Именно с этим мы и боремся, благодаря нашим традициям. Они нас учат тому, как правильно относиться к деньгам, как бороться с искушением. Деньги – самое большое искушение, которое включает в себя все. Если есть избыток денег, то есть власть, слава.

Корпоративная бедность – это лучшее, что может быть для алкоголика. Я вспоминаю себя. У меня не было ничего. Я был в дырявых штанах, не было денег на талон. Если бы у меня были тогда деньги, возможно, я бы и не остался трезвым. Точно так же и здесь. Будь у нас много денег… Появились деньги, и у нас появились проблемы: как их потратить. Когда нужно было вести занятие на группе по традициям, я готовился к нему. Вспоминал, читал. Невозможно не провести логическую цепочку. Начиная с первой традиции. Во-первых, для чего мне нужны традиции? Для того, чтобы сохранялось наше единство. В первой традиции говорится о том, что нужно делать с новичками, нарушителями этой традиции. Что может разрушить и расшатать нас. Что можно сделать? Попросить нарушителя выйти, но обязательно попросить вернуться. С любовью. Объяснить и рассказать, что у нас нет авторитетов. Все, что мы можем, принять решения, только благодаря нашему ГС. Так проходят наши рабочие собрания. Здесь очень важно информировать группу, выслушать «старичков», тех, у кого есть опыт. Это вторая традиция. Иногда с годами трезвости на голове вырастает «корона». Здесь очень важно помнить правило 62: «Не относись к себе слишком серьезно. И не сильно задирай нос». Я себе напоминаю об этом. Это только благодаря традициям. Тщеславие – мой самый любимый порок. И когда мы понимаем, как нам надо жить и работать на группах, у нас есть одно условие, это третья традиция. Это желание бросить пить. Кто может сказать о том, что он алкоголик? Только сам алкоголик. Традиции – это опыт групп, когда что-то делалось, потом вдруг не получалось. Группы решали, что мы будем делать по-другому. Методом проб и ошибок писались традиции. Они писались годами. Я уверен, что все очень четко, все очень логично. Трудно рассказать малышу, почему два плюс два равно четыре. Но когда-то, открывая книгу «АА», я не понимал, что там написано. Я не принимал те слова. Может, слова, которые были написаны, они были неясны, непонятны. Но со временем пришло понимание. Я когда-то открывал «АА взрослеет» и тоже ничего не понимал. Ничего не откладывалось в голове. Может быть, я был просто не готов. Когда должны изучаться традиции? Через пять лет, десять, год? Нет четкой рекомендации. Все очень индивидуально. Лучше, когда приходит новичок и начинает делать шаги, лучше, чтобы он начинал и традиции проходить. У меня было не так. Я за традиции взялся спустя 4 года. для меня что такое 4 шаг? Это инвентаризация. В четвертой традиции это инвентаризация группы. Какая основная цель у группы? Для чего мы собираемся? Это про свободу, которая существует на группах. Свобода эта мнимая. Чтобы мы не умничали, не тянули одеяло на себя, чтобы не начинались какие-то споры. Если брать Минск, допустим, группа, куда я хожу, рядом с нами есть еще одна группа. Естественно, расклейка объявлений и так далее, походы в наркологии. Мы, если бы захотели, то могли бы перетянуть одеяло на себя и обклеить весь регион. Но мы этого не делаем. Это исключительно благодаря тому, что есть люди, которые изучают традиции. Мы нормально общаемся, коммуницируем с соседями. Это пришло не сразу. С годами приходит здравомыслие. Люди начинают изучать традиции.

Я побывал на конференции. Для меня было немного непонятно. Но, благодаря первой традиции, меня выслушали. Проголосовали не очень справедливо, но пришлось согласиться. Потому что на первое место вышло общее благополучие. Я, как делегат от группы, нормально это принял. Для себя я сделал определенные выводы, что нужно больше информировать общественность. Пятая традиция нам говорит о том, что наша главная цель – это донести наши идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают. Есть здесь предупреждение о том, как нам, помимо того, что мы делаем, общаться с органами (мед.учреждения, социальные работники и так далее). Шестая традиция – это про сотрудничество. Про те две шляпы, с которых я начал свой рассказ. Традиция семь – про деньги. Про то, что может быть камнем раздора. Что может привести нас к тому, что мы поругаемся. Традиция говорит нам о самообеспечении. Почему самоообеспечение группы так важно? Я, придя первый раз на собрание, для меня не очень понятна была шляпа. Мне говорили, что все бесплатно. А по факту – запускают шляпу. Но это меня никак не отпугнуло. Только заставило задуматься о том, что что-то здесь не то. Так вот, для того, чтобы это «не то» не было, существует седьмая традиция, рассказывающая нам о том, для чего нужна эта шляпа. Почему так важно самим себя обеспечивать, почему так важно не принимать извне деньги. В Америке существует такое правило, не брать пожертвования более 2.000 долларов. Почему? Потому что для того, чтобы мне оставаться трезвым, мне, как алкоголику, нужно что-то делать. Для того, чтобы группа нормально функционировала, каждый должен вносить какой-то вклад. Что лично я сделал для этого? Лично я могу положить рубль, могу два, могу нисколько. Но не нужно куда-то приходить. Мы, кроме того, что покупаем кофе, платим аренду, мы перечисляем пожертвования в офис обслуживания АА. Недавно из соседнего города обратились люди с желанием изучать традиции. Они обратились в миноблком по обслуживанию. А этот комитет имеет деньги, возможность. Например, когда люди хотят изучить традиции, они посылают спикера, который имеет опыт по традициям. Рассказать, что это такое, для чего они. Так вот не будь седьмой традиции, не перечисляя деньги в офис – не было бы ничего. Несение вести также идет за счет этих пожертвований: поездки в колонии, покупка литературы и так далее. Для того, чтобы ни от кого не зависеть, чтобы никто не мог сказать, что мы должны, что мы должны поступать так-то. Потерю близких я переживаю легче, чем потерю денег. У меня так. Не так давно я своими руками «выкинул» много денег. Я урвал себе душу. А по поводу шляпы я вспомнил в момент. У меня не было денег, но я был должен человеку на группе. У меня было ровно столько, сколько я должен был отдать. Тот человек сказал, чтобы я не переживал на этот счет. Я понимал, что после собрания у меня денег не будет. И тогда я половину денег я положил в шляпу. Возможно, потому что я не думал, что у меня когда-то будут деньги. Когда получается их зарабатывать с божьей помощью, потом сложно с ними расставаться. Услышал я такие слова: денег не должно быть много, денег должно хватать. Баланс сохраняется. Корпоративная бедность – это, возможно, то, что дает нам меньше повода для ссор. Чем меньше денег, тем меньше власти. Мне мой спонсор говорил, что седьмая традиция реалистична. Она позволяет понять, что большие подарки могут связывать нас по рукам и ногам. Рано или поздно мы сядем и перестанем что-то делать. Для меня, как для алкоголика, это смерти подобно. Я обязательно должен что-то делать для своей трезвости. Для меня традиции – это чуть важнее, чем мои собственные шаги. Трезвый я не знаю, благодаря чему, но я точно знаю, что и благодаря Богу, спонсору, шагам, традициям, подопечным, своей прошлой жизни. Я ни о чем не жалею. Все это привело сейчас меня в эту жизнь, которой я сейчас живу. Прямо здесь, сейчас я знаю, что я нахожусь в лучшем месте, с лучшими людьми, в лучшем своем положении. Спасибо, что послушали. Задавайте вопросы.

Вопрос: я до он-лайн групп постоянно ходил на живую и постоянно что-то клал в шляпу. Я не знал, что другие группы существуют. Потом я узнал, что групп очень много в том числе и ВДА, АН и так далее. Я начал приходить на разные группы. Но не на каждой группе я клал в седьмую традицию. Я так понял, что седьмая традиция, это не только деньги, но и участие. То есть служение. Так ли это.

Ответ: не задавался я таким вопросом. Для меня служение – это служение, а седьмая традиция – это седьмая традиция. Но это лично мое мнение. Если у тебя нет, что положить в шляпу, то никто не посмотрит на это. Были случаи, что и казначеи уходили вместе с деньгами. Никто их за это не убивал. Правда, она потом появилась и возместила ущерб. Это принятие, терпимость приходит, благодаря опыту людей. Никто не запрещает тебе делать по-другому. Я не знаю, как правильно, но знаю ,как это делал я.

Вопрос: когда Билл познакомился с Рокфеллером, они решили «потрясти» старшего Рокфеллера. Он денег не дал. Как ты считаешь почему? Одни доллар за каждый год трезвости ты лично в GSO отправляешь?

Ответ: лично не отправляю, но я много раз про это слышал. Я за это. Когда-то был такой вопрос на конференцию. Не все группы перечисляют в офис деньги. Вопрос почему? Потому что многие не знают, куда они тратятся. Поэтому на группе «Точка» решили обойти эту сложную схему и принесли на конференцию предложение, чтобы делегаты приехали и проинформировали людей на группах, что можно пересылать пожертвования лично в офис. Лично я в GSO доллар не отправлял, наверное, потому, что я «темный» в этом. Обязательно отправлю. Почему Рокфеллер не дал много денег, как я думаю, потому что деньги это то, что нас разрушит.

Вопрос: группа, на которую я пришла (месяц я там была). За месяц мы только читали шаги, традиции. Ни от кого из присутствующих я не услышала, что это программа действий. В какой-то момент меня пришибло депрессией. Я взяла спонсора, и пойти по шагам. И теперь на каждом собрании говорю, что это программа действий. У нас группа разделилась на два фронта. Кто за шаги, а кто против. Как все это привести в нормальное русло, чтобы не было разлада? Или вообще не заморачиваться, а препоручить все Богу.

Ответ: у меня есть определенные критерии: если человек сегодня трезвый, значит он прав. Я знаю много людей, которые не делали шаги, но остаются трезвыми очень долго. Мне такая трезвость не нравится. Но они трезвые и то их право. Не мне говорить им, что им надо делать. Я должен мести свою сторону улицы. Что касается твоего вопроса. Я ушел с такой группы, потому что у нее не было самого главного, пятой традиции. Я начал там выздоравливать. Я понял, что мне в рамках такой группы, которая собирается только попить чай, я не могу выздоравливать. Но я там не отдаю. Некому отдавать. Собираются «динозавры» и все. Я их не осуждаю. Но мне не комфортно. Группа — это не помещение, группа – это люди. Людей я поменять не смогу. Можно либо поменять отношение к ним, либо поменять группу.

Вопрос: как молиться в четвертом шаге. Обиды.

Ответ: я сидел на стуле. Молитва злого человека? Почему я должен молиться за какого-то козла? Но, если копнуть и задуматься, то я не молюсь за этого козла. «Боже, помоги МНЕ…» в первую очередь я молюсь для себя и за себя. Вот так.

Время собрания

(среда) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *