июнь, 2021

воскресенье06июня20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Наталья Л. 15 лет трезвостиТЕМА: "Опыт практического применения духовных принципов". сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Тема «Опыт практического применения духовных принципов»

Тайланд, Сабай

Домашняя группа: Сабай

Спасибо, что пригласили, что у меня есть возможность делиться своим опытом. В сообщество я пришла, когда мне было 23 года. Я знаю, что у вас было достаточно много вопросов, я попыталась структурировать их и пройтись по всем. Я с радостью отвечаю на вопросы. На то, что вас хотелось бы знать, какой мой опыт, что у меня есть.

Расскажу чуть-чуть, чтобы вы поняли, что я действительно алкоголик. Самый настоящий. У меня есть полная идентификация и множество примеров, что это так. Помимо алкоголя в своей жизни я употребляла и наркотики. Это другая история, но? тем не менее? в моей жизни было и то, и другое. Если были дни, когда я не употребляла наркотики, но не было ни дня, когда бы я не употребляла алкоголь. Это началось лет с 12. Постоянно. Как описывается в нашей литературе, что я чувствовала с детства постоянное раздражение неудовлетворенность. Когда я попробовала алкоголь в первый раз, мне не понравился вкус, но мне понравился эффект. Я смогла немного выдохнуть, стать более свободной. У меня бабушка была алкоголичкой, дедушка, мама так или иначе употребляла алкоголь долгое время. У меня было откуда приобрести это заболевания.

В 15 лет я уже жила на улице, меня выгнали из дома. Мама меня оставила с папой когда мне было три года. Бунтовала по полной. Конечно, я выбрала улицу и алкоголь, свободу, нежели то, что было дома. Действительно, я жила в Санкт-Петербурге. Эти дворы, «Гражданская оборона» — это все моя юность. Я такая бунтарская натура была. Мне казалось, что это кайф. Я считала, что у меня были супер способности, поскольку могла с огромными мужиками стаканами употреблять алкоголь и со мной ничего не было. Потом я поняла, что это не супер способности, а часть моего заболевания. Все было достаточно неплохо. Так и продолжалось. Я даже не думала, чтобы вообще прекращать употреблять, поскольку для меня было очень болезненно оставаться трезвой. Это было самое болезненное, что я могла себе представить. Конечно, мои проблемы копились как снежный ком, я уже жила с молодым человеком, с которым мы вместе употребляли. Думала, что что-то не то происходит в моей жизни, что так жить нельзя. Я была в курсе, что алкоголь — это плохо, наркотики — плохо, воровать — плохо… Моя семья не хочет со мной общаться. Вообще у меня практически нет друзей.

Мне пришла в голову идея, точнее, нам с мужем, что пора бы заканчивать со всем этим. Нужно вернуться в русло нормальных людей, хотя меня это очень пугало. Мне казалось, что нормальные люди — они сумасшедшие. Как они справляются с этим напряжением? Мы решили (это была гениальная идея) завести ребенка. Я забеременела. Мой первый шаг случился со мной на четвертом месяце беременности. Когда я поняла, что не могу остановиться. Потому что ребенок внутри меня шевелиться. Я его чувствую, все вокруг говорили, что это изменит меня, мою жизнь. Все станет по-другому, но у меня ничего не менялось. Я была очень боевая, а здесь я не могла остановиться. У меня не был той самой силы воли, и я почувствовала эту обреченность употреблять дальше. У меня ушла надежда, совсем ушла. Если она когда-то была, то в тот момент она ушла раз и навсегда. Этот период, моей беременности и родов — это был тот период который я практически не помню. Потому что мне было нужно употреблять настолько много, чтобы не помнить своего имени, что со мной происходит, потому что, когда я опускала глаза и видела, что у меня живот, ребенок, то начинала сходить сума. Это было невыносимо.

Так началось начало или конец моей старой жизни. Начало новой. Я родила ребенка и все продолжалось дальше еще два с половиной года. И я дошла до такого отчаяния, что попросила помощи. Врач в клинике сказал, что моему мужу ничего не поможет. Но есть сообщество, которое может мне помочь. Я пошла и пришла в сообщество. Но, конечно, это было только начало. Я была готова сделать все, потому что у меня появилась надежда на то, что, возможно, моя жизнь может измениться. Потому что жить так, как я жила я уже больше не могла. Алкоголь перестал работать для меня. Он работал какое-то время, а потом вдруг перестал. Осталась без обезболивающего, которое было со мной долгое время. Я начала делать все, что мне говорили, как я думала. Опять же все, что мне говорили, я хватала. Видела эти лозунги на стенах. Я начала писать шаги, нашла себе спонсора. Многое из шагов и принципов мне не очень нравились, поэтому у меня была шести-пятишаговая моя личная программа, которая мне нравилась.

То-ли я не могла людей, то-ли я не слышала тех людей, которые были вокруг меня в сообществе. Но 5 лет я кое-как проковыляла, пописывая, похаживая на группы, ведя группы. Кивала головой, что признала бессилие. Это мне было достаточно очевидно. Но на этом вообщем-то и все. Все, что было написано дальше для меня было непонятно. Потом я сказала: «Все!». Это мне не помогает. Вроде я прожила пять лет, пойду-ка я заниматься йогой, спортом, психологом и так далее. Оставлю это все непонятное для меня в прошлом. Это был очень хороший опыт, поскольку я могу сказать, что если бы я на тот момент к психиатру пришла, он бы меня в клинику поместил сразу. Я практически сошла сума. Я знаю, что это такое: быть трезвой и полностью потерять контроль над своей жизнью. Я жила с человеком, с которым мы дрались. Мы изменяли друг другу. У меня были панические атаки. Единственное, что я хотела — умереть. Быстро или медленно. Быстро — покончить с собой, а медленно — это начать употреблять снова.

Я понимала, что к концу моего употребления у меня не было того решения, что мне нужно было от алкоголя. Он меня уже не обезболивал. Я была в шоке, от того, что это произошло. Случайно меня вернуло обратно в сообщество. У меня появился еще один шанс. Началась программа моего выздоровления. Тогда я нашла спонсора, начала читать книгу. И тут я поняла, что это книга не про какого-то Била, Боба, что это книга про меня. Спасибо моему спонсору. Я очень рада, что она была со мной в тот период. Показала мне все и разъяснила. Ведь я раньше читал эту книгу как художественную литературу, будто ко мне это не имеет никакого отношения. Все это уже в прошлом и сейчас не модно и неактуально.

Я попробовала все, что мне было доступно, но ничего в моей жизни не сработало. Это был последний шанс, когда я попробовала послушать. Я долго упускала из виду симптомы моего заболевания. Я долго кивала «будкой», что да, я признала, что моя жизнь стала неуправляема. Но я не понимала, в чем выражаются эти симптомы. Что у меня есть аллергия, одержимость ума, что я не могу остановиться, когда начинаю пить. Тогда у меня произошло то самое духовное пробуждение. Я вдруг посмотрела на всю мою жизнь с другой стороны. Действительно, не я какая-то ненормальная в этой жизни, а просто страдаю заболеванием, у которого есть подобные симптомы. Я получила облегчение, узнав об этом. Переходя к первому шагу, как я применяю его сегодня, то самое сознание дало мне понимание уже и применение этого шага в повседневной жизни. Я стала задумываться о том, что мне нельзя на сто процентов доверять себе. Что у меня есть болезнь. Которая немножечко дезориентирует и сводит сума. Чем я рулила, вся моя жизнь. Куда я рулила это всегда был и одни аварии. Я привела себя сама в это состояние. Абсолютно безнадежное. В каждом дне, когда что-то со мной происходит, что мне может не понравится, я делаю паузу. Принимаю то, что происходит сейчас со мной. Да, это происходит со мной, да, мне нужна помощь. Это меня подталкивает автоматически ко второму шагу.

Я сама с этим не справлюсь. У меня миллион примеров. Я не могу контролировать свою жизнь даже без алкоголя. Написано в нашей литературе, что выздоровевшие алкоголики. Я действительно считаю, что я выздоровела. У меня нет аллергии, потому что я не принимаю алкоголь. У меня нет одержимого желания в результате выполнения шагов. Вот так и началось мое выздоровление.

Для меня 1, 2, 3 шаги очень плотно связаны. Я не могу что-то контролировать, в данном случае алкоголь. Было много примеров. Я не могу контролировать других людей, этот мир и много чего. Если я это не могу контролировать, то разумно мне на что-то полагаться. Разумно мне найти какую-то силу, на которую я могу опираться. Мне нужно обращаться за этой помощью, чтобы найти эту силу. Это мой путь. В сегодняшнем моменте я не считаю, что у меня были неудачи. У меня был опыт, который дал мне многое для того, чтобы у меня не осталось сомнений. За это я благодарна Богу. Если бы эти сомнения у меня остались, если бы я продолжала делать эти ошибки, неизвестно, сидела бы я здесь или нет.

Во втором шаге написано, что только сила, более могущественная чем мы может вернуть нам здравомыслие. Для меня стало понятно, что мне в себе искать здравомыслие уж точно было никак. Я пошла со спонсором дальше и мы уперлись в третий шаг. Там я на какой-то период застряла, так как я очень долго искала, что же это за Бог, которого я как-то должна понять. Я не могла полагаться ни на какого Бога, пока я не знаю, кто это. У меня были поиски какое-то время, сомнения. Это меня отвлекло. По поводу своих сомнений я не могла поделиться со спонсором, я боялась. Это был еще один опыт, который привел меня к тому, что мне всего лишь нужно принять решение. Неважно, что это за Бог. Потому что моя концепция менялась и меняется до сих пор, но если я в своей жизни не могу рулить и теряю контроль, если мне нужна помощь, сила, то дальше мне нужно делать какие-то действия. Казалось, что без Бога это просто нереально. Мне нужно было хоть что-то, на что я могу положиться, чтобы знать, что кто-то позаботиться обо мне. Мне казалось, что кроме меня меня никто не спасет, а оказалось, что и я не могу себя спасти. Оказалось, что неважно, есть Бог или нет. Потому что сама концепция Бога в моей жизни мне очень сильно помогает. Мне спокойнее живется. Поэтому какой это Бог мне тоже неважно. Мне важно то, что есть в моей жизни, что дала мне программа. Я боялась этого слова очень долго. Спасибо этой книге и моему спонсору, который разъяснил мне, что это не тот Бог, о котором я знала до прихода в программу. Что я могу сделать что-то свое, то, что для меня будет работать.

Дальше — четвертый шаг. Я его сделала на один. Их было несколько. Первый мой четвертый шаг, которого я очень боялась. Мне говорили. Что я сорвусь. Это так ужасно, это так долго, мучительно. Но для меня он не оказался мучительным. Мучительным было то. Что что я нем думала. Я привыкла быть таким г.ном. Мне много родители говорили, что я не соответствую, люди вокруг. Поэтому это не было для меня удивительным, что я открою какого-то монстра, я уже считала себя монстром. Было единственное страшно, что мне придется кому-то признаться. Я уже вперед забежала. Решила, что девятый ша — это вообще кошмар. Лучше к нему не приближаться. И пятый мне тоже не очень нравится. Но у меня не было выбора уже. Я перепробовала все. В моем случае ничего не работало. Я решила «Окей!». Пускай будет Бог. Иногда как будто. Я попробую и посмотрю, что из этого выйдет. И, наверное, начиная с четвертого шага… Эта концепция «попробовать», как в игре. Пройду я или нет. Если что. Я всегда смогу вернуться на тот уровень, где была. Я решила сыграть в эту игру. Четвертый шаг немного открыл мне, больше открытий было в пятом шаге. Самое большое открытие в пятом шаге, спасибо всем спонсорам, которые слышали мои шаги. Меня никто из них не осудил. Ни один человек не сказал, какая я паршивая и так далее. На сегодняшний день я своим спонсируемым стараюсь донести, что четвертый шаг — всего лишь инвентаризация. Как с яблоками: есть плохое, есть хорошее. Тебе выбирать, что оставишь, а что выбросишь. В моей жизни сегодня нет плохого и хорошего. Есть то, что мне помогает двигаться по духовному пути. А есть то, что мне мешает.

Инвентаризация — это всего лишь «Я посмотрю на это со стороны». К этому я пришла спустя 3-4 инвентаризации. Что это ни какой не рассказ, ни покаяние. Это всего лишь инвентаризация и больше ничего. Мы признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений. Это для меня был шаг, подтвердивший ту самую заботу Бог обо мне. Хорошо, что он случился со мной. Хорошо, что я не положила это в глубокий ящик. Не все сразу я рассказала спонсору. Я могу сказать больше, что есть вещи, которые я вынесла в другое место.

Шестой шаг: полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков. Вы видели по книге. Что 6-7 шаг занимает буквально чуть-чуть. Я долго не понимала, зачем они мне нужны. Сейчас я знаю, что для меня это несет очень огромный смысл. Я должна понять в шестом шаге, готова я или нет избавиться от дефектов. После пятого я так себя винила. Что была готова даже чересчур. Я хотела, чтобы все забрали. Но если к чему-то я не готова, когда я стала больше за собой наблюдать, я увидела, что не совсем готова. Моя задача просить Бога о том, чтобы он дал мне готовность. И седьмой шаг: смиренно просили его исправить наши изъяны. Если прочитать этот маленький кусочек, то от чего мне надо избавиться, потому что я решила, что теперь знаю, от чего мне надо избавиться, могу требовать у Бога, чтобы он меня от этого избавил.

В этом маленьким кусочке написано, что Бог освободил меня от тех дефектов характера. Которые мешают быть полезным ему и людям. Еще там написано о принятии. Чтобы Бог принял меня с этими дефектами и освободил от тех, которые мешают. Это был такой для меня один зи ключевых моментов, что мне важно было, чтобы кто-то меня принял, чтобы Бог меня принял, чтобы я сама себя приняла с этими дефектами. И тогда у меня ушло желание освободиться любым путем, использовать Бога, как я это делала раньше. Я могу больше не гнобить себя и не убиваться, потому что я себя наказала больше чем нужно, чем кто-либо. Ни другие люди, ни Бог — это я сама. Я знаю, что дефекты, которые есть во мне и в других они и есть для того, возможно, это полезно, нужно. Слава Богу, что это не заканчивается, шаги, что можно здесь не оставаться. А сказано, что можно сделать дальше, пока Бог меня избавляет. Мне не нужно заботиться этим вопросом, потому что мне нужно посмотреть, составить список восьмого шага: какие у меня был и проблемы и сеть. Я зачастую не понимаю, причинила ли я ущерб. Мои инвентаризации зачастую чересчур многолюдными. Спонсора спрашивали, где я причинила ущерб. Я брала на себя все. Что только возможно. Я готова была делать все, что только возможно, чтобы мне стало легче в конце концов. Это твоя ответственность, это не твоя.

Мне нужен Бог, потому что я сама зачастую не могу составить этот список. Я даже выписала девятые шаги родителям, детям. Я могу сказать: моей дочери 18 лет. Девятый шаг я ей делала, когда ей было лет 12. На самом деле я была готова уже к этому разговору. Она просто подошла ко мне, спросила о моем прошлом, что было и как. Я не могла соврать. В дальнейшем это все перелилось в девятый шаг. Но основная задача моего девятого шага, что мы прекращаем делать то, что мы делали. Это часть косвенного возмещения ущерба. Если я ее била и кричала, то я прекращаю это делать. Это тоже возмещение ущерба. И другой момент, когда я спрашиваю, то, как она видит это возмещение. У нас был разговор, и мне было действительно жаль. После той всей работы, которую я проделала, что я так поступала. Меня Бог избавил. Как только я увидела эти моменты, как работают паттерны мои, как я автоматически делаю какие-то вещи и для чего. Все, что я хотела в жизни, чтобы меня оставили в покое, чтобы ко мне никто не лез. Я не могла жить вообще. Процесс повторялся снова и снова. Мне жизненно важно было употреблять, поскольку я не могла жить эту жизнь. Бог избавил меня от этого, у меня нет необходимости употреблять. Это чудо!

Дочери я сделала девятый шаг. Более того. У нас происходят трения, я буду делать ошибки. Это нормально, если я делаю новые ошибки, получаю новый опыт. И тогда моя задача подойти и выразить сожаление, если есть моя сторона, спрашиваю, что я могу сделать. И моя задача слушать. Это самая сложная часть, потому что иногда то, что я думаю, это совсем не то, как видят это другие люди. Поэтому у меня был и девятки за девятки, когда я решал, что сейчас возмещу ущерб, а потом через какое-то время оказывалось, что это совсем не тот ущерб, который я должна была возмещать. Поскольку я даже не поинтересовалась у человека, что я могу сделать.

Что касается родителей… Мама ушла от нас, когда мне было три года. Я и ущерба ей не наносила никакого, но мы не общались 20 лет. Я увидела ее уже будучи трезвой. Они с папой общались так или иначе. Она жила в Германии. Я поехала с ней знакомиться. Мама думала, что я приехала ее убивать. А по сути я приехала просто узнать, можем ли мы как-то контактировать или нет. Сейчас я внимательна к ней, я ей звоню, знаю, что ей это важно. Мы говорили об этом. Какие-то вещи я делаю, как дочь. Для меня это звонить периодически, интересоваться. Папе я делала несколько раз девятый шаг. Очень не хотелось возмещать материальный ущерб, поскольку я воровала у него. Он не хотел брать, но я сделала попытку еще одну. Он согласился. После этого я почувствовала облегчение, помимо суммы он озвучил еще некоторые вещи. Это сбросило с меня этот самый рюкзак с камнями. Я почувствовала себя свободной в общении с ним, с дочерью. Каждый раз я чувствую себя свободной, как только я делаю возмещение ущерба.

Конечно, слежу за тем, чтобы это не повторялось. А если это повторяется, то делаю все те же самые действия. Мне нужно обращаться за помощью, чтобы мои действия не повторялись. Мне нужен новый взгляд, которого у меня нет. Пока у меня не будет нового взгляда на ситуацию, я не могу поменять свои поведенческие шаблоны. А новый взгляд мне может дать Бог и другие люди. Поэтому я обращаюсь по большей части туда. Это больше к десятому шагу.

Для меня десятый шаг — открытие. Если честно. Я его никогда почему-то не использовала. Совсем не использовала, кроме как я думала, что это самоанализ. Хотя, я не уверена, что это неточности перевода, поскольку мой самоанализ привел меня в самые худшие места. Я не могу себя анализировать, я очень хорошо могу анализировать у других. У себя не очень. Но мне кажется, что мне нужно быть еврейкой, потому что я ищу выгоду везде (никого не хочу обидеть). Я не понимала, зачем мне нужен 10 шаг. Я сама могу все сделать. Мне казалось, что это хорошо у меня выходит, а оказалось, что нет. Мои наблюдения и мои кризисы в трезвости они показывали, что я сама не справляюсь. Вообщем, когда я почувствовала этот вкус, разбор с другим человеком, моей стороны, я подумала, что это очень просто. Что я могу сама не напрягаться, а просить о помощи, и все будет решено. Это же такая халява. Я могу обратиться к кому угодно.

По сути для меня десятый шаг содержит все шаги. Десятый, одиннадцатый, двенадцатый — это те шаги, которые я использую сейчас на постоянной основе. У меня есть практика моих молитв. Я если честно, никогда не учила молитвы. Я была бунтарски настроена. Мне важно понимать смысл. Я нашла свой подход, мои молитвы, мое обращение к Богу. Для чего мне это нужно? У меня амнезия. Я забываю все очень быcтро, особенно, когда приходят хорошие времена. Я вдруг забываю о Боге. А когда случаются кризисы, а они случаются, я вдруг не понимаю, что делать. Я не могу сейчас разбить на утреннюю, дневную, вечернюю части. У меня ощущение на сегодня: полное присутствие Бога в моей жизни. Я с ним общаюсь всегда. Я сажусь в трамвай и говорю «Боже, поехали со мной». Я могу с ним ругаться, смеяться. Это мое общение. Много размышлений, медитаций. Я уже не представляю свою жизнь без этого это моя ежедневная практика. Это как чистить зубы. Раньше я не любила чистить зубы. А сейчас с просыпаюсь и иду чистить. Теперь не представляю, как могу их не почистить. То же самое случилось с практикой 10 и 11 шага.

12 шаг — достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах. Как говорит мой спонсор, сначала применять во всех делах, а потом нести вести. Я с этим согласна. Что для меня духовное пробуждение? Это смена взгляда на мир. Любая. У Билла это произошло во один момент, в моей жизни были такие одномоментные вспышки, но в основном это все так. Я что-то делаю, делаю, а потом удивляюсь — как я этого не видела столько лет?! И я понимаю, что в этот момент у меня произошло духовное пробуждение. Мой взгляд изменился. Действительно, если брать весь промежуток, все это время — очень много перемен. Я не могу заметить их в процессе. Я очень хорошо вижу эти перемены в моих спонсируемых, но мне сложно их увидеть в себе. Только если я начинаю отматывать.

Мне выгодно нести весть о выздоровлении тем, кто все еще страдает. Где я нахожусь сейчас, это остров. Здесь нет детоксов, мы здесь сделали группу. Здесь не было русскоязычной группы. Группа собирается у нас в доме. К нам приходят ребята по воскресеньям, мы делаем стол, пьем чай и проводим группу. Было очень сложно найти, как можно нести весть о выздоровлении. Мы начали сотрудничать с церковью, начали в телеграме давать объявления. Опыт классный. Живя в Санкт-Петербурге, когда комитеты, куча групп. Ходи. Неси весть — все очень просто. А когда находишься на острове, в другой стране — это все очень удивительно. Но мы тоже прошли этот опыт. Опыт очень классный.

Если есть вопросы, с удовольствием отвечу.

Вопрос: было ли желание за 15 лет оставить трезвость? Если да, то на каких сроках была эта борьба и как удавалось не сорваться?

Ответ: было и не один раз. Много раз. У меня начались панические атаки. Я готова была лечь в психиатрическую больницу, либо наложить на себя руки. Я не знаю что помогло. Я думаю, что мне помогли те принципы, которые описаны в программе, люди вокруг, которые возвращали меня обратно к Богу. Какие-то события случались. Я настолько сходила сума, что я боялась есть, пить. Мне это казалось невыносимым. Я боялась, что я умру от всего сразу причем мучительной смертью. Сейчас у меня бывают очень редко моменты, когда я вдруг… Теперь я не давлю это в себе, несу это людям, Богу. У меня иногда спонсируемые срываются. У меня нет ответа, как не сорваться, как удержаться. Я знаю, как прийти из точки « я не хочу жить совсем» в ту точку, когда я буду жить радостно, счастливо и свободно большую часть своего времени. Это благодаря программе.

Вопрос: как опишете ощущение присутствия Бога? Когда вы почувствовали это впервые?

Ответ: эти ощущения начали у меня появляться с практикой обращения к Богу, с молитвой. Я начала разговаривать с ним, брать его везде с собой. Тогда и начала чувствовать его присутствие. Сначала я делала это как будто бы. Если я не знаю вкус клубники, как я могу его узнать? Примерно так и с Богом. Как будто делала, делала… Были у меня недовольства на этот счет. Я думала, что должна что-то почувствовать, ангелы должны запеть. Когда я перестала ожидать, начала что-то делать. Бог со мной, потому что я всегда к нему обращаюсь. «Пойдем со мной в туалет, пойдем со мной заниматься сексом, пойдем со мной гулять»… и так далее. Все это в итоге сложилось в то, что я даже не представляю, что я буду делать, если вдруг скажут «Бога нет», я не готова отказаться от этих представлений, которые сложились. Я спокойна, обо мне заботятся. Я трус по жизни, что-то новое — это же страшно. С Богом тоже страшно, но я знаю, что обо мне позаботятся. Я это точно знаю, потому что имею опыт.

Вопрос: как ты избавляешься от эгоизма? Наша проблема в эгоизме, он нас убивает.

Ответ: я сама себя не могу избавить от эгоизма. Поэтому я перестаю с этим бороться. Я раньше просто делала вид, что избавилась от него. Это приносило мн еще большее напряжение. Как только я перестаю с ним бороться, все налаживается. У нас есть 12 шагов. Как только я увидела, что кому-то принесла вред, то мне нужно как минимум набрать спонсора, попросить Бога забрать. Хотя сейчас я перестала просить забрать, я стала просить прощения этому человеку. Моя склонность бороться со всем этим неискоренима.

Я звоню спонсору или еще кому-то. Иногда интуитивно, если у меня был похожий опыт, Бог дает мне ответы. Потом я прошу прощения, возмещаю ущерб, если успела натворить дел и стараюсь быть полезной. Я не могу избавить себя от эгоизма, мне важно делать другие действия, а Бог избавит.

Вопрос: как вы медитируете? Менялось ли отношение к медитации в течение 15 лет?

Ответ: я медитирую по-разному. Отношение менялось. Сначала я брала опыт других, сейчас, конечно, тоже. Мои медитации разнообразные. Неважно, какая это медитация, важно уделять этому время. И все. Если брать историю АА, то сначала это были действительно размышления. Ребята читали литературу, размышляли, записывали ответы от Бога. В выборе есть свобода. Я за тот путь, который вы выберете для себя сами. Пожалуйста.

Вопрос: я живу не в русскоязычном пространстве. Как вы несете весть? Вы сотрудничаете с тайскими управлениями? Ходите ли вы в ребцентры, есть ли они там?

Ответ: нет ребцентров здесь нет. Был один ребцентр, мы с ним пытались сотрудничать. Там может быть два человека, может не быть никого. С тайцами мы не сотрудничаем. По-моему только в Бангкоке есть сообщество. У них нет литературы, ничего. Что мы делали? Мы с мужем приехали. Здесь было два человека. Есть азиатский форум, у которого мы просили опыт. Мы поехали в православную церковь, говорили о том, что мы есть. Несколько человек пришло именно оттуда, потому что мы там бывали, появлялись. Есть телеграм каналы, где мы просили возможность давать объявления, о том, что проходят такие группы на острове. Каким образом? Ничего по сути не сделаешь. Давали объявления в чатах, ездили в церковь — это очень помогло и помогает. Здесь есть алкоголики англоязычные. Мы были на их собрании. В том же помещении мы проводим наши группы.

Вопрос: расскажи пожалуйста подробнее о девятом шаге дочке? Как ты объясняла свое поведение в употреблении? Какие способы возмещения ущерба предложила она?

Ответ: я не объясняла ничего ей. Я пришла и сказал, что мне действительно жаль. Мне было действительно жаль за то, как я с ней поступала в употреблении, за многие вещи. Я не ожидала реакции. Она меня обняла, заплакала и сказала, что гордиться мной. Сказала, что все нормально, что ей нужна моя поддержка. Моя задача следить за этим. Это не просто. Если бы она мне сказала сумму, то было бы проще. А здесь нужно следить за собой. Потому что были такие моменты. Когда она хотела быть одна, а я пыталась влезть. Моя поддержка — дать ей это. Позволить ей быть одной. Быть грустной. Эти моменты самые сложные. Она многого не просила для меня. Для нее было, видимо, достаточно моего признания. Для нее это было ценно. Моя честность была для нее ценна. После того момента она многие вещи начала мне рассказывать. Сейчас такой период, когда мне было бы сложно раскрываться родителям в таких вещах, а она мне может. Это, я считаю, благодаря 9 шагу.

Вопрос: была ли обида на маму за то, что она оставила тебя маленькой? И если была, то как пришло прощение, если пришло?

Ответ: вообще да, было очень много обид в жизни и мама в свое время душила меня подушкой, оставляла одну где-то. У меня было очень много поводов обижаться. Но я уверена, что прощение — это не то, что я даю, а то, что дается мне. Оно приходит свыше. Оно пришло тогда. Когда я выдохлась, больше не могла злиться. Я чувствовала, что взорвусь от того количества обид. В той среде, в которой я начала находиться, я начала думать по-другому. Среда имеет большое значение. Выздоровевшие люди — моя среда. Ко мне пришло прощение, я начала с ней общаться. Я начала интересоваться ее жизнью. У меня еще была бабушка. С ней было сложнее. Это была папина мама. Когда мама ушла, бабушка сильно расстроилась. Что мой папа остался со мной. Она била меня очень сильно, говорила, что я такая же сука, как и моя мать. Она издевалась надо мной по-нацистски. Она меня била, била очень жестоко. Потом, когда мы даже с ней уже не жили, она приезжала меня бить. Я думала всегда, что я на могилке ее пописаю. Когда она умрет, мне будет очень весело. Что мне помогло? Я стала узнавать о ней: как на жила, в каких условиях она росла. Чем больше я интересовалась ее жизнью, так же как и жизнью моей мамы, тем меньше у меня оставалось обиды. Тем больше приходило прощение. Был период, когда я молилась за нее. Просила Бога дать прощение. Считаю, что Бог меня ввел в это. Он мне показал ее жизнь, что она не могла вырасти другим человеком, это было лучшее, что она могла делать в своей жизни. Поэтому не знаю, я через Бог, через программу, через людей вокруг. Мне нужно было не держать это внутри. Это единственное. Мне нужно было открыться, обозначиться, быть готовой. И все.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *