июнь, 2021

среда09июня20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Маша Ф., 2 года 6 месяцев трезвостиТЕМА: «Четвертая традиция» Цикл по традициям20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Санкт-Петербург/Россия

Домашняя группа: «Открытие»

ТЕМА: «Четвертая традиция».

Всем привет, дорогие. Маша-алкоголичка. На сегодняшний день я этому рада. Иначе не было бы тех удивительных открытий и той дружбы, которая на сегодняшний день есть в моей жизни. И тех обещаний, которые есть в нашей Большой книге, которые сбылись в моей жизни, и сбудутся еще. Моя домашняя группа «Открытие» совсем молодая группа. Она начала свое существование с осени прошлого года. В разгар пандемии, когда многие группы закрывались. Божьей волей так получилось, что в нашем районе тоже не работала ни одна группа. У меня в голове к тому времени сложились все необходимые слагаемые компоненты для того, чтобы пришла мысль о необходимости открытия группы. Для открытия новой группы нужна обида, чайник, два или три алкоголика. Такая шутка ходит в АА. Обиды не было, но не было настоящей домашней группы. Хотя я на аа24.онлайн прослужила достаточно много времени. Сердце требовало своей группы. У меня есть желание руководить, организовывать, синдром отличницы. Это все про меня. Я никогда не могла сидеть на месте. Эти лидерские качества позволили, несмотря на то, что поддержки своих друзей-алкоголиков я не находила. Но, тем не менее, меня поддержала мой спонсор. Я шла на первое собрание своей группы, у меня был шок. Я пришла с коробкой для литературы, вещей. Во дворе сидело много людей. Я была в шоке, потому что, оказалось, на тот момент не работала ни одна группа в районе. Здесь было важно применение традиций. Групповое сознание, о которым мы говорим, о котором говорится в четвертой традиции, в ее развернутой форме. Я ее сейчас зачитаю. В том, что касается своих собственных дел, каждая группа АА не несет ответственности ни перед кем, кроме своей совести. Но когда ее планы затрагивают интересы других групп, с ними необходимо советоваться. Ни одной группе, ни одному региональному комитету и ни одному члену АА никогда не следует предпринимать каких-либо действий, которые могут сильно повлиять на АА в целом, не посоветовавшись с опекунами Главного Совета Обслуживания. В таких вопросах наше общее благо важнее всего.

И вот почему я начала свой рассказ с истории о том, как открывалась группа «открытие». Потому что здесь затрагиваются такие вопросы: когда открывается новая группа. Нужно задать вопрос в рамках 4 традиции, а нет ли рядом группы, которая проводит собрания? И не получится ли так, что вместо блага для АА, получится совсем наоборот. Получится конкуренция. Часть людей перейдет с той группы. Вот, например, недавно в одном районе, чуть ли на соседней улице открылась другая группа. И получилось так, что на другой группе резко снизился уровень посещаемости. Вот какие действия «на благо», казалось бы, могут принести вред. Поэтому нужно посоветоваться. Не принесет ли это вред сообществу? Алкоголику всегда что-то кажется, и групповому сознанию тоже может что-то казаться. Когда группа только открывается, групповое сознание очень часто бывает незрелым. Далеко не всегда на рабочем собрании группы алкоголики, которые формируют это групповое сознание, это те, кто действительно знаком с нашими двенадцатью традициями. Некоторые из этих людей не идут по шагам, некоторые убеждены, что просто достаточно походить на группы 90 на 90. Это говорит о чем? Что групповое сознание, когда оно не информированное, оно незрелое. Такое групповое сознание может из благих побуждений создать ситуацию, когда решения приводят к ошибкам, иногда достаточно серьезным.

Когда мы говорим о четвертой традиции, мы говорим о том, что группе дается очень большая автономия. Группа может действовать, принимать решения самостоятельно по очень многим вопросам. Традиции, это не какой-то закон, который если нарушил, то сразу же последует наказание. Никто никого в АА не наказывает. Офис обслуживания, интергруппа не приходят на группы и не раздают шлепки за то, как группа себя повела. Они не имеют на это никакого права. Нет никакого опасения, если группа нарушит традиции. Что же случится? Будут ли последствия? Да, будут. Есть примеры, как это происходит и происходило. Но у нас учитель – Джон- ячменное зерно, который очень быстро расставляет все на места. Это для нас самый главный сдерживающий фактор. Когда группа начинает жить вне традиции, мешает другим группам, такие моменты случаются, то очень быстро группа начинает болеть. Когда группа начинает болеть, члены этой группы тоже начинают срываться либо уходить на другие группы. Такая группа просто закрывается. Для каждого из членов – это большая опасность, угроза срыва, для кого-то угроза смерти, тюрьмы и так далее.

Это к тому, что Джон ячменное зерно очень быстро расставляет все на места. Нам не нужны полицейские, меры пресечения, наказания. Тат получается такой парадокс. С одной стороны вроде бы у группы есть неограниченная свобода, почти неограниченная. Ограниченная одним условием: чтобы планы и действия группы не затрагивали благополучие других групп. Получается что, как только группа начинает участвовать в жизни сообщества (регистрация в Офисе, в интергруппе, седьмая традиция, рабочие собрания группы, пятая традиция и так далее), занимаясь чем-то еще, кроме несения вести, у нас на эту тему есть прекрасные примеры. В одном городе учитель бросил пить, благодаря АА. У него возникли грандиозные идеи во благо АА. Он решил построить огромное здание, где на одном этаже будет клуб, на втором будут проводиться встречи, на третьем разместится клиника и реабилитационный центр. А на четвертом – ссудная касса, где неимущие алкоголики смогут брать взаймы определенные суммы денег. Этот человек был учредителем. И должен был стать главным менеджером. Он обратился в Нью-Йоркский офис за специальным разрешением. Узнав об этом, некоторые недовольные написали нам. Нам пришлось ответить им, что каждая группа АА имеет право сама вести свои дела так, как считает нужным, если только при этом она не наносит вред другим группам. Но при этом мы достаточно решительно, насколько нам это было позволено, мы указали на то, что даже менее грандиозные схемы потерпели везде фиаско. Но эта очень самостоятельная группа проигнорировала наши предупреждения, и она имела на это право. Вы наверно догадаетесь, что случилось дальше. После большой шумихи все дело кончилось провалом. Это походило на взрыв парового котла. Отзвуки от столкновения своих «я» слышались на мили вокруг. Но, в конечном счете, все успокоилось, и через довольно большой промежуток времени мы получили письмо от учредителя. Он писал: «Вы говорили нам, что внешние предприятия могут оказать очень большую помощь. Но вы также говорили, что их нельзя смешивать с АА. А я думал, что это возможно и даже нужно. Но вы, ребята из штаб-квартиры, были правы, а я нет». В это письмо была вложена карточка, которую он уже разослал каждой группе в Америке. Она была сложена как карта очков в гольфе, и на внешней стороне было напечатано:  «Такая-то группа, такое-то место. Правило 62: «Когда вы раскрываете карточку, то видите одно предложение: «Не воспринимайте себя слишком серьезно». Так, в соответствии с Традицией четыре группа АА использовала свое право на ошибку. Более того, она сослужила хорошую службу Сообществу Анонимных Алкоголиков, так как смиренно согласилась учесть тот урок, который получила.

Для чего сейчас привела вам в пример эту историю? Потому что здесь группа нарушила сразу несколько традиций. Несение вести – это единственная наша цель. А здесь они собирались организовать и клуб, и клинику. Те дела, которыми занимаются профессионалы. Нарушена шестая традиция – группа АА не должна связывать себя ни с какими сторонними организациями, пятая традиция, одиннадцатая традиция – пропаганда идеи. И так далее. Группа потерпела фиаско. Удивительно, что она не развалилась. Бог дал возможность им увидеть ошибку и исправить ее.

Группа, так же как и человек, который проходит шаги, проходит традиции, которые позволяют группе выздоравливать. Традиции – это некие шаги для группы. Четвертый шаг – инвентаризация – я смотрю на свои ошибки, кого обидела, смотрю свою сторону. Тоже самое происходит и с группой. Как только у группы начинаются какие-то проблемы: перестают приходить новички, много срывов и так далее. Значит группе пора задуматься о том, что она живет не по шагам (не по традициям). Не по духовным принципам. Потому что, когда группа не мешает другим группам, когда она знает, что ее основная цель – несение вести, когда она заботится о новичках, занимается наставничеством и так далее – в такой группе проблем просто нет. Нам приходится быть внимательным друг к другу, так как алкоголики эмоционально нестабильные люди. Если я в таком состоянии прихожу на группу, которая так же духовно больна, результат, скорее всего, будет весьма печальным. Поэтому, когда у группы начинаются проблемы, резко падает посещаемость, не выполняется пятая традиция, не задерживаются новички – пора делать инвентаризацию группы. Стоит задуматься о том, что в нашей группе мы делаем не так. Где конкретно и какие вещи мы делаем или что мы нарушаем. Один из принципов АА: мы ни с кем и ни с чем не боремся. Если группа начинает в рамках своей свободы вести какую-то борьбу за что-то, с кем-то, конкурировать с другими группами и тому подобное, это всегда приводит к печальным результатам, не только для этих групп, но и для сообщества в целом. Недавно была такая ситуация. Одна из групп сделала в районе очень большую работу по пятой традиции. Она охватила большое количество больниц, разместила стенды, рекламные щиты (билборды). Эта группа предложила объединиться с другими группами в комитет по пятой традиции. Потому что наши чиновники очень занятые люди. Если наши алкоголики начинают к ним ходить толпами, с одними и теми же вопросам и предложениями, это раздражает и закрывает перед нами те двери, которые уже были открыты. Последствия очень печальные: очень долго и мучительно возвращать это доверие. Так же наши новички, которые могли дойти до группы, просто не доходят. И вот одна из групп решила, что та группа делает очень много, а им не дает делать пятую традицию. И решила делать что-то от себя. Это о том, что мы ни с кем и ни с чем не боремся. У нас всегда есть напаханное поле деятельности по несению вести. У нас есть огромное количество мест, учреждений, куда нужно нести эту весть, что никогда одна групп не сможет это все охватить своими силами. Тут необходимы усилия нескольких групп. Я столкнулась с этим на примере нашей группы, когда мы начали заниматься пятой традицией в нашем районе. Я позвонила представителям еще одной группы, которая у нас в районе уже действует давно. Я спросила, что они делали по пятой традиции для того, чтобы снова не идти туда же и не закрывать те двери, которые они открыли, и не портить отношения с нашей администрацией. Они рассказали, что все это делали очень давно. Мы с ними согласовали всей действия. Если я в чем-то сомневаюсь, группа в чем-то сомневается. Не нужно своеволия. «Мы сделаем, как мы хотим». В рамках четвертой традиции каждый из нас может делать ошибки, только нужно учитывать, что сообщество существует уже много лет и в нем накопился огромный опыт. Самое главное, что эти традиции, которые были созданы, они как раз являются результатом тех самых ошибок. Весь этот опыт Билл собрал, объединил его по каким-то принципам, привязал их к 12 пунктам. И вот так родились традиции. Группы не хотели принимать традиции, потому что считали, что это правила, которые ограничивают свободу групп. Это была проблема того, что алкоголики не любят, когда им указывают. Есть еще один момент, который наверняка вызывает вопрос. Это то, что у нас есть группы специализированные: женские, мужские, группа для духовенства, для людей нетрадиционной ориентации и так далее. Как к этому относиться в рамках традиций? Никак. Если при этом группа выполняет основную свою цель – несение вести о выздоровлении в рамках программы двенадцати шагов АА, группа может групповым сознанием решать, что, например, это она преимущественно для… Это означает, что, если на собрании такой группы придет новичок (на собрание мужской группы пришла женщина), который не знал о том, что эта группа такой направленности. Если группа не выгоняет человека, при этом на группе говорят о выздоровлении, о шагах. После собрания ему скажут, мол, мы тут стараемся собираться мужским коллективом и так далее. То есть, предупреждение в таком духе. Тогда группа имеет право на существование. Здесь нет никаких отступлений от традиций, нарушения традиций. Это право этих групп. Если же такая группа начинает каким-то образом запрещать присутствовать на собраниях, тогда это означает, что она сильно болеет. Что мы можем с такой ситуации делать? Это наносит ущерб всему сообществу. Потому что об алкоголиках начнут думать плохо, закрывать перед нами все двери и так далее. Мы же на самом деле можем только информировать. То есть, мы приходим и делимся опытом, рассказываем, к чему привели подобные действия. Если группа болеет, если у группы проблемы, которые начинают затрагивать сообщество АА в целом, у нас есть только один вариант – работать с информированием группового сознания. Для этого нужно привлекать членов этой группы к изучению шагов, традиций, служениям на уровне городского комитета. Чтобы они, как представители группы приносили обратно весть о том, что происходит в сообществе, о принципах, о том, как группы на самом деле работают. Только таким способом мы можем влиять на групповое сознание. Когда групповое сознание не информировано, оно действительно может принимать безумные решения. Решения ошибочные. У меня на группе были такие моменты, когда были любители на живой группе чаепития во время собрания. Это вызывает массу споров. Наверное, за время существования группы вопрос, сколько денег выделить на чай и сладкое, был чуть ли не самым острым на рабочем собрании. Потому что некоторые члены еще не имеют опыта традиций и не знают, на что должна идти, прежде всего, седьмая традиция. Прежде всего, на несение вести. Никто не мешает принести это сладкое из дома в качестве того, чтобы порадовать себя и остальных. Это не должно являться частью седьмой традиции. Седьмая традиция это: книги, спикеры, семинары, стенды, визитки и так далее. На то, чтобы наш представитель мог поехать делегатом от группы на общую конференцию. Вот на что должна уходить седьмая традиция в первую очередь. Для чего я говорю об этом примере? Оказалось, что очень сложно даже говорить о том, что деньги для седьмой традиции не должны тратиться на чай и сладости. Когда алкоголик в чем-то свято уверен, всегда находятся такие красноречивые оправдания в защиту своей позиции. Такое неинформированное групповое сознание может принимать совершенно безумные решения.

Что еще нас спасает? То, что у нас все-таки есть такое правило в АА о голосовании: на рабочих собраниях группы, если человек проголосовал «против», даже если это меньшинство, мы даем высказаться этому меньшинству. Здесь есть некая ответственность. Ответственность тех людей, которые в группе являются впереди идущими, активистами или ветеранами. Они имеют опыт, понимают применение традиций. Самое главное тут то, что они видели и знают, чем заканчивается, когда мы не придерживаемся традиций. Тут ответственностью такого человека является встать и говорить о том, что на самом деле несет такое решение. Бывают ситуации, когда мнения такого меньшинства полностью переворачивают групповое сознание и группа переголосовывает иначе и избегает ошибки. Если же группа эту ошибку все-таки допустит, то этот голос прозвучал, человек свою позицию аргументировал, группа его слышала. И, когда группа уткнется в результат своей ошибки, тогда на следующем рабочем собрании в итоге прийти к этому человеку за опытом. Мы все совершаем ошибки, это нормально. Об этом говорится в Большой книге: «Что, если мы не сможем жить в соответствии с выбранным идеалом и собьемся с дороги? Значит ли это, что мы непременно должны начать пить? Кое-кто скажет вам, что это именно так. Но это лишь полуправда. Все зависит от нас и наших мотивов. Если мы сожалеем о случившемся и честно хотим, чтобы Бог вывел нас на путь добра и истины, значит, мы верим, что получим прощение, и что все это послужит нам хорошим уроком».

Это работает точно так же и для группы. Если группа впала в какое-то заблуждение из-за своей не информированности, своей гордыни или еще каких-то моментов путем нарушения наших принципов, изложенных в традициях. В итоге получила печальный урок, то тогда группа может провести инвентаризацию, обратиться за опытом. Спросить, что делать. Для этого есть Офис обслуживания, другие группы. Если же у нас нет сожалений, наше поведение продолжает причинять вред другим, то мы наверняка начнем пить. Такая группа, скорее всего, прекратит свое существование. Это факты из нашего прошлого опыта.

Есть еще один момент. Когда мы соблюдаем традиции, начинаем жить по традициям. Это означает для группы точно такие же жертвы, как и личные жертвы, которые мы приносим в шагах. В шагах мы приносим ряд жертв: алкоголь, дефекты(гнев, жалость к себе, власть, гордость, престиж и так далее), время, энергия, деньги. Так же и группа приносит эти жертвы. Приходится внутри группы отказываться от руководства, от профессионализма, от желания определять, кто имеет право стать членом группы, а кто – нет. Одна группа решила, что она должна быть при реабилитационном отделении. Их потихоньку «слили». Они были уверены, что у них будет это помещение. В итоге они как группа не нашли себе другого помещения и фактически прекратили существование. Мы не можем привязывать себя к другим организациям. Участие в конфликтах, спорах к тому, что эти жертвы, если группа пытается чем-либо из этого заниматься, не приносит жертвы, так или иначе группа погибнет. Она развалится или окажется в очень сложном положении. Либо она выберется из этого дна, либо нет.

Вот, наверное, то, что мне хотелось рассказать, поделиться опытом. Я думаю, что сейчас бы с удовольствием ответила на вопросы.

Вопрос: кто имеет право голоса на группе? Человек, который имеет служение? Или просто человек, который пришел и изъявил желание голосовать на рабочем собрании?

Ответ: каждая группа вполне самостоятельна. Нет какой-то догмы. Она не прописана нигде. Это определяет каждая группа своим рабочим собранием. На рабочем собрании мы принимаем решение, кто имеет право голосовать. Группа могла принять решение, что только служащие могут голосовать. Спустя время группе, допустим, не понравился результат и на следующем рабочем собрании они приняли другое решение. Сточки зрения этого решения – это однозначно решение группы. Тут пересекается момент с тем, что у меня, как у ответственного члена сообщества АА, право голоса есть. Я могу выражать свое право голоса относительно тех дел, которые касаются всего сообщества в целом только один раз. Если я, например, голосую по делам, касающимся работы АА в Спб, отдаю голос на своей группе, то я не буду приходить на другую группу и выражать свой голос там. Но это вопрос честности. Мы не можем поймать за руку. Если на одной группе человек чайханщик, а на другой – казначей. Когда голосует по вопросам, касающимся группы, то вряд ли это как-то задевает сообщество.

Вопрос: часто слышала, что в обсуждении участники говорят, что в депрессии, в срыве, у меня суицидальные мысли. На что я слышу – «молись». Как ты считаешь, имеет ли право группа в таких ситуациях давать советы? Или все-таки, первое с чего начинать, это обращение к врачам? Есть люди, которые только начали проходить шаги, находятся в смятении, не ходят на живые группы. Если человек неверующий, должна ли группа объяснить новичку, как приблизиться к Высшей силе или не лезть в это?

Ответ: все эти вопросы, каждый из них освещены очень ясно в нашей Большой книге. Про то, что мы должны обращаться к врачам, если у нас есть проблемы со здоровьем. Если у человека есть проблемы со здоровьем, мы говорим человеку, что мы обращаемся к профессионалам. В шагах это тоже есть. О том, что мы ни с кем не вступаем в конкуренцию, мы говорим о том, что нужно обращаться к врачам, священникам. АА не является панацеей от всего. АА не конкурирует с врачами, священниками и так далее. Мы можем сотрудничать, но не конкурировать.

Есть такая рекомендация, которую зачитывают в начале, в конце. Что, все, что касается вас, примите, а все ненужное отбросьте. Может, молитва кому-то поможет. Но, если спина, например, болит, а молитва не помогает, то нужно идти к врачу.

Мы никому не даем советы. Потому что, как только я кому-то даю совет, то это означает, что я беру ответственность на себя. Если это кому-то надо, то можете раздавать советы дальше. Я могу только поделиться опытом. А решение человек принимает сам. Точно так же и группа не может давать советов. Мы не консультационное бюро, не адвокатская контора. Мы не занимаемся той деятельностью, которая не касается АА.

Что касается веры. Это вопрос трезвости. Все, что может сделать группа, делиться опытом, помочь новичку как можно скорее найти наставника. Своим опытом подсказать, побудить, чтобы новичок как можно скорее зашел в шаги. А веру и духовное пробуждение человек обретет в работе по Большой книге.

Вопрос: я не знаю, как выбрать себе наставника, начать писать шаги. Может ли кто-то заставить меня сделать это или я должна найти в себе силы самостоятельно разобраться с этим?

Ответ: заставить тебя никто не может. Выбрать за тебя тоже никто не может. Есть такой момент, я не сразу пришла в шаги. Много срывалась. У меня не было готовности идти по шагам с наставником. У меня был опыт, когда я нашла себе наставницу, но я не стала делать то, что она мне начала предлагать. Видимо, я не дошла еще до того отчаяния. А когда я оказалась в этом состоянии, прибежала на группу и сразу взяла себе спонсора. Мы с ней пошли по шагам. Мне было важно, что кто-то готов меня провести, что-то мне дать. Тут вопрос только во внутренней готовности. У нас есть множество чатов по поиску спонсоров, на живых группах люди поднимают руки, кто готов провести по шагам. Масса вариантов. Парад моделей из спонсоров устраивать не стоит, главное чтобы была моя внутренняя готовность.

Время собрания

(среда) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *