октябрь, 2021

среда20октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Лариса, трезвая с 28.01.2015ТЕМА: «Одиннадцатая традиция» Цикл по традициям20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Домашняя группа: «Финбанка»

Россия, Санкт-Петербург

ТЕМА: «Одиннадцатая традиция»

Краткая форма:

Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и кино.

Развернутая форма:

 Наши отношения с широкой общественностью должны отличаться личной анонимностью. Мы думаем, что АА следует избегать сенсационной рекламы. Наши имена и изображения, если мы представлены как члены АА, не должны использоваться в прессе, в кино или на радио. В наших отношениях с общественностью нам следует руководствоваться принципом привлечения, а не пропагандирования. Нет никакой необходимости хвалить самих себя. Нам приятнее предоставить нашим друзьям возможность отозваться о нас с похвалой.

Всем привет, меня зовут Лариса и я алкоголик.

Спасибо, ребята, что пригласили. Сегодня у меня есть такая возможность, выйти в ваш цикл по традициям. Огромный привет из дождливого Петербурга. У нас второй день что-то наподобие зимы. Для меня эта погода питерская, так же как и 11 традиция: про привлекательность, а не про пропаганду. Я, может быть, буду говорить не совсем стандартно, потому что я вплету сюда свой личный опыт. А мой личный опыт таков: я четырежды проходила, изучала, пыталась уложить 12 традиций АА и мне никогда не удавалось знать их и применять их настолько жизненно, чтобы мгновенно отличать вторую от восьмой, четвертую от девятой. У меня никогда не выстраивались они в один ровный ряд. Никак не получалось на группе АА быть в рамках всех традиций, а, выйдя за порог АА судорожно вспоминать, как бы сейчас я поступила бы в рамках традиций в социуме. Это продолжалось достаточно долго, как бы я не пыталась это записывать, конспектировать, делать домашние задания. Все оказалось гораздо проще. Эту рекомендацию мы встретим в любой части программы 12 шагов. Она очень простая: начни отдавать.

12 традиций провалились у меня только тогда, когда я начала их отдавать. Опять же мой личный опыт достаточно своеобразен. Я слышала много разных версий, утверждений о том, что 12 традиций АА — это исключительно образ жизни в рамках сообщества и нигде больше. Это не мой опыт. И не мой опыт от слова «абсолютно». Я могу сегодня смело утверждать, что если бы для меня были 12 традиций применимы только в сообществе АА, только в работе со спонсором или на группе, то, вероятно, в социуме я не получила бы тех обещаний программы, которые я сегодня получила. Я абсолютно четко могу сказать, что мои личные отношения, профессиональные отношения выровнялись тогда, когда я привнесла 12 традиций и туда, и туда. Я абсолютно уверена, что я не могу быть духовно растущей Ларисой, в течение часа, пока идет наше собрание. Я не могу в течение нескольких часов быть духовно растущей Ларисой пока идет рабочка, или пока мы исполняем какое-то служение в рамках пятой традиции, а потом покинуть рабочее собрание и стать той Ларисой, которой я была раньше. Я безгранично рада, что сегодня мне это не удастся. Потому что традиции стали такой же рабочей частью ума, как и шаги.

Сегодня я смело могу сказать, что тому, что в моей жизни все изменилось и восстановилось, в большей мере я благодарна традициям.

Как изначально предполагалось с точки зрения Билла, шаги — это для того, чтобы мы не убили самих себя, потому что всю жизнь мы только это и делали. Мы себя убивали, кромсали, разбирали по кускам, потом собирали в единое целое, а потом снова все эти куски разбивали. Традиции — для того, чтобы мы не убили друг друга. Я вижу, что нас сейчас в чате 55 человек. Все мы люди с очень красивым прошлым, с которого можно писать книги, писать роман. У нас такой арсенал за плечами, который вряд-ли поместиться в один рюкзачок. Мы где-то ранены, где-то искалечены, где-то агрессивны. Кто-то из нас замкнут, кто-то излишне говорлив. Кто-то справляется со страхом, посредством неутомимого чувства юмора. Кто-то уходит плакать и замыкается в себе. Мы все настолько разные. Как пишет БК: разные люди требуют разного подхода. Если бы это было актуально только на нашем собрании. Как найти тот подход, который позволил бы мне миролюбиво коммуницировать в любом рабочем коллективе, будь то собрание АА или коллектив моей команды, в которой я работаю много лет, или это моя семья, в которую я пришла после трудного рабочего дня и у каждого члена семьи есть свои задачи, сложности и проблемы.

Как не поубивать всех тех, кто вокруг меня?

В моей жизни традиции сыграли настолько мощную и важную роль, что отдавать я начала их отдавать в том формате, в каком они провалились из ума в сердце: только в комплексе применения традиций в сообществе, в личных отношениях и в рабочем коллективе, т. е. в моем профессиональном обществе. И когда традиции сплелись в единую косичку, стали работать, как единый слаженный, хорошо отработанный механизм, который, как ты ни крути, так и норовит остановиться, выйти из строя. Который периодически хочет дать сбои. И только тогда, когда традиции стали работать, тот самый душевный покой, до которого я не дотягивала совсем чуть-чуть, он наконец-то провалился у меня туда, куда должен был провалиться.

Мне досталась сегодня одиннадцатая традиция. Я начну, пожалуй, даже не с сообщества, а с того, что вы знаете, я не первый год отдаю традиции. Я веду те группы, которые посещают ребята из разных сообществ, стран, городов. Я наблюдаю абсолютно неизменную тенденцию. Очень сильно всех участников интересуют традиции именно в отношениях. В самую последнюю очередь участников интересуют традиции в сообществе.

Поскольку я сегодня не делаю разницы между той сферой, где я их применяю, то сегодня я разрешу себе говорить об 11 традиции во всех сферах, где она работает. И я начну с того, что мне на сегодня 48 лет, у меня достаточно богатая жизнь за плечами. Где-то пьяная, где-то трезвая. Жизнь в болезни, жизнь в выздоровлении, жизнь в слезах, в потерях. Жизнь в духовном здравии, когда я понимаю, что у меня впереди огромное количество целей и я хочу к ним двигаться.

Я понимаю, что хочу быть той Ларисой, которая надеется на то, что я создаю вокруг себя ту атмосферу, в которой людям тепло. Это не значит, что я терпила, что я угодничаю. Это значит, что я знаю, кто я, что я прекрасно знаю, чего бы хотел от меня мой Бог и что я могу дать. Я постоянно, отдавая традиции, повторяю свою любимую фразу. «Традиции, это всегда про Любовь». С большой буквы, не с маленькой, с большой, которая от Бога. Традиции — это всегда про Любовь без исключений, это про жертвенность.

Если шаги говорят мне о том, как мне получить силу, чтобы начать балансировать и твердо стоять на ногах, чтобы каким-то образом удержаться на ногах в этом мире, то традиции приходят в мою жизнь для того, чтобы я училась то, что дано мне посредством этой силы, начать отдавать. Сначала по чуть-чуть, потому чуть больше, а потом, отдавая, вдруг с удивлением понимать, что чем больше я отдаю, тем больше я получаю.

И вот эта духовная кайфушка для такой как я, она является очень мощной заманухой. Потому что, как я была кайфожором, так я и останусь кайфожором на всю свою жизнь. Это эгоистичное кайфожорство вместе с традициями меняется на духовное кайфожорство, когда помогая своим девочкам, своим участникам получать то, что они хотят, я начинаю получать свое. Это удивительное свойство традиций, любой из традиций. Но, как мы говорим сегодня об одиннадцатой, м будем говорить о привлекательности, а не о пропаганде.

За свои 48 лет я прекрасно понимаю разницу между привлекательностью и рекламой или пропагандой. Я очень люблю в определенные моменты заглянуть в словарь, понять, чем отличается пропаганда от привлекательности. Если взять сферу профессиональную или просто обычного поиска работы, я думаю, что озвучу сейчас общее мнение и общий опыт, что, если какая-то компания, очень активно себя рекламирует в интернете, в каких-то других источниках информации, в других СМИ и есть группы людей, которые своим личным примером сообщат об этой компании определенные неоспоримые факты, я думаю, что выражу общее мнение с тем, что как раз второй вариант будет для нас более приемлем и более правдив, и более привлекателен. Я скорее поверю человеку, который работал в этой компании и имел опыт общения с работодателем, с отделом кадров, с получением зарплаты. Нежели, я посмотрю на красивые картинки в интернете и подумаю «Эти картинки мне подходят».

По сути вся моя жизнь на протяжении сорока лет до прихода в программу состояла из картинок. Картинки были черные, белые, были маски-роли — чего только не было. Были постоянные декорации, которым я сегодня гораздо меньше верю, нежели живому опыту или примеру, который я наблюдаю.

Одиннадцатая традиция говорит нам об анонимности и о том, что она основана на привлекательности наших идей, а не на пропаганде. Долгое время мы в обиходе прибавляем к одиннадцатой традиции в конце еще слово интернет, хотя на уровне конференции эти изменения в эту традиции так до сих пор и не приняты. И, несмотря на то, что как раз в интернете нарушение одиннадцатой традиции самое массовое, самое масштабное, по-прежнему эта традиция остается неизменной в том варианте, в каком ее написал Билл.

Я сейчас хочу вспомнить о том, что каждая традиция, которая имеется у нас, в нашей работе, она была результатом тех ошибок и тех косяков, которые совершали наши ветераны, наши первопроходцы. Я поэтому свои девчонкам сегодня говорю «не бойтесь ошибаться, не бойтесь совершать ошибки. Не бойтесь совершить что-то вопреки тому, что сказал нам здравый смысл. У нас всегда есть возможность остановиться, отойти назад и исправить ошибку». Потому что, если бы наши ветераны не совершали ошибок и не нарушали традиции, мы никогда не имели бы сегодня эти инструменты, которые в корне могут изменить всю жизнь. И первый, кто говорил о том, что нарушал 11 традицию, это был никто иной, как Билл Уилсон. Тщеславие этого человека, о котором он с юмором продолжал говорить до конца своих дней, он всегда говорил, что был первым нарушителем традиции анонимности. Насколько заманчиво было бы сфотографироваться, например, в обнимку с президентом США, пояснить, что рядом с президентом стоит член сообщества АА и таким образом создать сенсационную рекламу, которая привлечет к нам огромное количество новых членов. Насколько привлекательным было бы дать рекламу, информацию и нести весть с экранов больших театров, где сегодня выступают наши члены, которые раньше лежали в канаве, а сегодня им рукоплещет целый зал?!

И сегодня в результате этих проб и ошибок родилась одиннадцатая традиция, которая в первую очередь предполагает анонимность, как определенную скромность.

Я очень часто слышу интерпретацию анонимности, вообще слова «анонимность», как некую тайность, которая предполагает полное умалчивание о том, кто я и откуда. Ребята, это не так. Мне пришлось в свое время в этом разбираться. И я помню, как я на одной и групп вела вторники, где у нас был день, посвященный традициям, когда мы читали 11 традицию, я очень часто слышала высказывания по кругу, что «моя жена-то знает, к сожалению, что я из АА», «ну вот как ни скрывал, но мама и папа знают, что я в этом сообществе». А как они могут не знать? И доктор Боб указывал на два варианта нарушения анонимности. Доктор Боб говорил о том, что одной из разновидностей нарушения анонимности является быть водевильной труппой, которая шагает по Невскому проспекту с плакатами АА, распевает песни об АА с открытыми лицами и с бейджиками, на которых написана полное имя и фамилия. Доктор Боб называл это «водевильной труппой», которая изначально предполагалось, может погубить наше сообщество на корню.

Второй вариант нарушения одиннадцатой традиции: не говорить тем, кто меня окружает о том, как именно мне удалось выздороветь. Две крайности, две стороны одной медали. Первая: трубить о своей принадлежности к нашему сообществу на каждом углу, хватать людей за пуговицы. Вывешивать себя крупным планом в соцсетях, подписывая, что я АА, штамповать скриншоты со своих телефонов со своими сроками трезвости и вывешивать это публично, несмотря на то, что у меня огромное количество виртуальных друзей в соцсетях, и огромное количество моих клиентов. И второе: на вопрос «как именно тебе удается оставаться трезвой вот уже почти семь лет?» отвечать что-то наподобие того, что я уехала в большой город, встретила достойного мужчину, взяла себя в руки, включила силу воли — это тоже нарушение 11 традиции. Потому что мы не просто не должны скрывать к именно нам удалось выздороветь и протрезветь, мы должны нести весть, потому что это единственная цель нашего сообщества тем, кто еще страдает. Как я могу нести ветсь, когда я не говорю о том, как мне удалось остаться трезвой. Ребят, на мне к сорока двум годам, когда я переступила порог АА, было испробовано абсолютно все. Не осталось ни одного метода, который бы на мне практиковали, чтобы я бросила пить. Не сработало ничего. У меня есть две подруги, они остались в Нижнем Новгороде. Обе они прекрасно знают, кем я была, они прекрасно видели эту живую картину «Лариса, находящаяся в запое». Я помню, как одна подруга, узнав, что я трезвая уже второй год (это было достаточно давно), она абсолютно честно спросила «Тебе удалось самой бросить пить, без подшивок?» я задала ей встречный вопрос «Наташ, ты меня сама лично трижды на подшивку водила. Ты действительно веришь, что это работает?» Она похоронила двух мужей, они были нашими собратьями, они были неизлечимыми алкоголиками. Подшивки для таких как я не работают. Я нисколько не умаляю иные медицинские методы. Я говорю о том, что мне они не помогли. Моя подруга вздохнула и сказала «Да, не верю». И нарушением 11 традиции было бы не сказать, как именно мне удалось оставаться трезвой до сих пор.

У меня есть вторая подруга. Она очень пуглива, осторожна и осмотрительна. Она очень боится всякого рода сект, вмешательств и пропаганды. Меня очень долго ломал вопрос, как именно отвечать ей на вопрос «почему я не пью». Но, когда я сказала ей, что волею Бога попала в члены АА, она сказала, что это здорово. У моего мужа есть друг, она сказала, что он тоже в этом клубе (несколько забавно!) и он уже 15 лет не пьет.

И эти два варианта, когда мы можем нарушать анонимность либо в одну сторону, либо в другую. И такие вещи доктор Боб очень хорошо описывал, когда в нашей литературе шел разговор о том, как мы будем применять 11 традицию.

Итак, о чем нам говорит одиннадцатая традиция ? О чем нужно помнить, когда я стараюсь жить в этих традициях, когда я стараюсь применять эти принципы во всех своих делах. 11 традиция говорит нам о личной анонимности. Личная анонимность — это те данные, которые написаны в моем паспорте или других документах (водительском удостоверении, например). Это те данные, которые я в рамках 11 традиции не вправе размещать рядом с аббревиатурой АА либо с рядом с полным названием «Анонимные алкоголики», все на самом деле предельно просто. Если я выхожу на публичный уровень с фамилией именем, отчеством и открытым лицом, то я могу сколько угодно рассказывать о том, что я трезвая, о том, что у меня есть Бог. Рассказывать околоплодные истории, но при этом у меня нет морального права назвать название своего сообщества, которое помогло мне остаться трезвой, помогло мне выжить, которое подарило мне жизнь. Если же я говорю о своем сообществе, что я Лариса-член АА, то моя святая задача скрыть лицо, изменить голос, убрать фамилию.

Ребята, я на своих семинарах рассказываю историю, всегда ее вспоминаю, потому что это мой личный опыт, так как он является той ошибкой, которой я могу делиться в рамках в т.ч. 11 традицией. Мне было 15 лет, когда я публично напилась на осеннем балу, в маленьком провинциальном городке где я жила тогда. Это был первый год моей трудовой деятельности. У меня не было паспорта. С учетом того, что это был маленький городок, меня знали все. Я работала в достаточно солидном официальном учреждении, мое лицо мелькало на многих предприятиях, заводах, фабриках. Был осенний бал в нашем техникуме, куда я была приглашена. Я напилась там до поросячьего визга. Помню лица преподавателей, лицо завуча, лицо директора. Лица, которые склонялись надо мной и решали, что делать с этим безжизненным телом. Они называли мою фамилию, говорили о том, где я работаю. Это был 1988 год. В тот год я поступила в своей первый вуз и покинула свой провинциальный город. Прошло с тех пор огромное количество лет, у меня выросли дети, я прошла свой долгий-долгий жизненный путь. В этом маленьком провинциальном городке остается моя семья, я туда достаточно часто езжу.

Вот, в конце 20 года, сидя за семейным столом после нашей провинциальной бани, я слышу рассказ жены своего племянника, который сегодня работает секретарем в том самом месте. Зашел разговор о коррупции, о том, что только с экранов телевизоров нам показывают, что люди там непогрешимы. «А вот я знаю один случай..», — начинает рассказывать жена моего племянника. И она рассказывает историю, как в сотрудник одного сугубо высокого официального учреждения напилась на осеннем балу, это было давно. Но штат техникума до сих пор помнит эту громкую историю. Я сидела, смотрела на нее и понимала, что она не знает, что говорит обо мне.

Ребята, мне всегда очень полезно это помнить, что если завтра я остановлюсь в своем росте, в своем шагании, если в мой организм попадет первая доза алкоголя, у меня случаться тот самый осенний бал, где вокруг меня будут живые люди, это будет та же самая картина, которая была в 88 году. И все те регалии, которые я могу нести на большую сцену, на большие экраны, в СМИ, козыряя тем, кто я и как именно я выздоровела, забывая о том, что в этом выздоровлении мне ни йоты не принадлежит. Это было дано мне Богом. Забывая о том, что это не моя собственность, не мое достижение, не мои профессиональные успехи. Вообще ничего из этого мне не принадлежит. Если я завтра возьму красный флаг и начну им козырять, а послезавтра лягу в канаву, то в этой канаве будет лежать все сообщество АА в моем лице. Это и есть нарушение 11 традиции.

11 традиция говорит абсолютно определенно, как нам надлежит действовать, чтобы соблюдать эту традицию. У нас в истории АА есть очень забавная история, как Биллу Уилсону предложили сняться на обложку журнала «Таймс» и рассказать историю, как ему удалось протрезветь и выздороветь. Билла ломало очень сильно. Он сказал, что не может нарушить анонимность, не может быть размещен на обложке журнала. Ему предложили сняться на обложке со спины, чтобы были видны только его плечи и кусочек лысины. И Билла ломало снова, но он вынужден был отказаться, потому что 11 традиция в тот момент была написана. Он сказал. Что не может рисковать всем сообществом. Лоис, его жена, потом очень долго шутила, что его долго ломало и он продолжал говорить об этом. Насколько мы тщеславны, друзья.

Все традиции у нас связаны в неизменный клубочек. Каждый раз, оканчивая одну традицию, мы как будто отстригаем у ящерки хвостик и к следующей традиции он, недостающий хвостик, прилепляется и завершается другой традицией и так далее. Этот круг, единый нерушимый круг завершается только на 12 традиции, которая является этим самым гороскопом, из которого тоже ни один знак зодиака не выкинешь, циферблатом часов, из которого не выбросишь ни одного деления. Иначе картина будет неполной. 11 традиция вытекает из десятой и плавно перетекает в двенадцатую.

У меня есть любимая традиция, которая кардинально изменила мою жизнь. Это традиция номер десять. В обиходе она звучит «Заткнись!» и когда я научилась затыкаться в рамках десятой традиции, ребята, моя жизнь поменялась в лучшую сторону. Поменялась жизнь всех тех, кто страдал рядом со мной. Они стали чувствовать себя гораздо комфортнее, когда я научилась затыкаться.

Дальше, когда десятая традиция перетекает в 11, мне предлагается сесть и четко ответить себе на вопросы. То, что ты сейчас собираешься выкатить, оно вообще твое? Оно откуда? Оно благодаря чему и кому? Если сегодня каждый из нас об этом будет задумываться гораздо чаще, я уверена, что наше сообщество станет чуточку чище и добрее. То, что нас убивает, дано нам в традиции номер один. Я называю ее аббревиатурой «ДВП» — деньги, власть, престиж и «ДСП» — деньги, собственность/слава, престиж. Это те сферы, которые убьют любые отношения, любого алкоголика.

 Я не знаю вообще в своем окружении полностью здорового человека. В любом случае, люди, которые окружают меня в социуме, имеют ряд характерных признаков, которые присущи каждому из нас анонимному алкоголику. Каждого из нас периодически обуревает страх. Только что ко мне приходила моя практикантка. Мы с ней обсуждали изменения в нашей жизни. Она делилась тем, как ее обуревают страхи и что она с этим делает (она сейчас идет по программе ВДА, и только что сдала 5 шаг).

В этом отношении я не вижу ни одного человека, который имел бы просто в земном исполнении все то, что позволяет иметь программа. Это в любом случае работа, ресурс, который должен быть на это затрачен.

Я немного пройдусь по практическому опыту применения 11 традиции. Я не раз участвовала в различных мероприятиях в рамках 5 традиции, несения вести, в круглых столах, семинарах, которые проводились у нас, либо при администрации района. Там я пыталась коммуницировать с людьми. Я вспоминаю круглый стол в района Спб, куда была приглашена журналистка, у которой была включена камера. Обязательным условием на этом круглом столе было наличие таблички, на которой было бы написано мои ФИО и кто я. Когда мне принесли эту табличку, я сказала, что я вынуждена ставить условия: либо мы убираем табличку и камера ко мне не подъезжает либо я не могу принять участия в этом круглом столе. Я могу в последующем приватном общении с кем-то из вас поделиться всем тем, что может быть вам полезным, но в этом мероприятии я не имею права участвовать. Мне сказали, что это обязательно, поскольку после подобных мероприятий, на сайте администрации должны появляться видео и фотоотчеты о подобных мероприятиях. Консенсус всегда можно найти. Сегодня я это точно знаю. Меня посадили в самый краешек стола, когда камера ехала вокруг этого стола, она останавливалась ровно на мне. Был слышен голос, но не было видно ни лица, ни имени, ни принадлежности к сообществу. Был слышен голос, который по согласованию с журналисткой был немного отретуширован.

В этом случае это оптимальный вариант, как мы можем подойти к соблюдению 11 традиции в рамках нашего сообщества. Сегодня я знаю в Спб идут достаточно жаркие споры. Мы сделали ролик, который мы несем в рамках 5 традиции, несения вести. Мы ходим с роликом в госучреждения. Я знаю каждого участника этого ролика. Мы вместе выздоравливаем. Мы плакали друг у друга на плече, мы звонили по 10кам. Я узнаю их, даже если они наденут маску покемона, даже если они наберут себе из гелиевого шарика консистенцию в рот и начнут говорить смешным голосом. Я узнаю каждого из вас, я знаю кого-то из тех, кто находится в этом чате. Как бы мне вас не заретушировали. Если мы идем куда-то в рамках пятой традиции, я должна всегда помнить следующие вещи: есть несение вести, мы должны быть привлекательны для священников, медиков, соц.работников, патронажных служб. Мы должны бить привлекательны для тех собратьев, которые, лежа под забором, могут нас услышать. Поскольку я по своим образованиям гуманитарий, мне всегда очень нравится заглядывать в словари и разного рода Википедии, в которых я нахожу разницу. Есть объяснения словам, что такое пропаганда и реклама. Для этого достаточно заглянут в любой словарь. Есть прекрасная трактовка слова «привлекательность». Если мы попробуем перенести слово «привлекательность» на наши личные отношения, то если взять любого из наших участников, например, нашего ведущего — Валеру. Я предложу ему пойти в театр по Невскому проспекту с красивой (в рамках пропаганды) женщины, которую я опишу как самую первую красавицу Санкт-Петербурга. Это будет пропаганда. И совсем другая картинка будет, когда он увидит сам эту женщину и у него в душе возникнет определенный отклик, тепло. И он скажет «Да. Для меня этот человек привлекателен». То же самое с нашей вестью и нашей группой. То, что я несу в рамках 11 традиции. У нас сегодня есть очень четкие правила для тех, кто идет, например, на переговоры, к главврачу, к батюшке, соцслужбу и так далее. Мы начинаем с внешней привлекательности: не должны быть вытянутые спортивные штаны, грязные ноги в сланцах с нестрижеными ногтями, должен быть достойный запах от тех, кто туда приходит. Я просто поделюсь последним своим опытом. Мы ходили с подругой к главврачу поликлиники, где нам разрешили нести весть. Нас встретили достаточно спокойно. Чуть позже, когда я обратилась в рамках пятой традиции к помощнику депутата одного из наших районов, потому что там есть очень привлекательные идеи для пятой традиции, эта женщина перезвонили и пригласила прийти для личных переговоров. Мы с подругой туда пошли. Когда мы сели с ней в конференц-зале, стали вести переговоры (у нас собой была наша литература, визитки, документы, которые говорили о том, что мы достойная организация). Она очень долго слушала нас, а потом сказала «Вы меня, конечно, простите, но я должна была в течение десяти минут пережить что-то вроде шока», она сказала, что является помощником депутата. Мы предложили ей размещать информацию об АА. Она сказала, что она взрослая мудрая женщина, которая ничего о нас не знала. Она думала, что когда мы договорились о встрече, что в нашу дверь вползут две бомжихи, кишащие вшами, клопами с невыносимой вонью. Она просила извиниться за то, что заблаговременно попросила убрать из крыла тех, кто максимально приближен к нашему депутату. Мы с ней посмеялись, мы многое обсудили. Она сказала, что не ожидала, что-то может быть именно так. Она сказала, что была жуткой противницей того, чтобы рядом с информацией о нашем депутатском округе размещать информацию о нашем сообществе. «Сегодня я готова это сделать». Она увидела достойную весть об АА. Эти вещи по поводу того, что мы собою являли в прошлом и как мы сегодня себя позиционируем, они настолько важны.

Вспоминаю самый, наверное, для меня забавный пример. У меня есть домашняя группа «ФинБанка». 30 января мы будем отмечать двухлетие группы. Когда я приехала на переговоры с нашим арендодателем, мой сын попадает в реанимацию. Я понимаю, что схожу сума. Я прошу Бога дать мне сил, ресурсов, чтобы мне это прожить. И раздается звонок и я еду открывать группу, ни секунды не сомневаясь, что это была воля Бога. И мы ведем переговоры с женщиной, которая на своем веку повидал всякого. Группа начинает работать. Мы с этой женщиной сдружились, достаточно на бытовые темы свободно стали общаться, она как-то выпила немножко и по телефону призналась в том мне, что прежде чем запустить нас в помещение, она вызывала батюшку и кропила помещение святой водой. Потому что она очень сильно боялась, что туда войдет толпа алкоголиков, будут там анонимно пить, драться и совокупляться. И до сих пор, когда мы празднуем юбилей своей группы, мы вспоминаем ее честность и говорим о том, что мы должны быть собою внешне и внутренне и внешне притягательны для других. «Пусть лучше о нас говорят наши друзья», — говорил доктор Боб.

Что касаемо рекламы. Я сегодня часто слышу о том, что мы хотели бы размещать информацию о себе в таких сенсационных проектах, которые доносили бы наши идеи до огромное количества людей прямо сразу. У меня есть мнение по этому вопросу. Я опираюсь на первоисточники, на нашу литературу. «АА взрослеет». Рассказ о том, как Билл и Бобом говорят, что мы «лихорадочно искали новых членов АА». Мы поднимали свою задницу и шли лихорадочно искать новых членов. Это была работа их уст в уста, глаза в глаза, модем к модему. Это всегда была личная встреча. Это всегда было несение вести, когда один алкоголик говорил с другим. Что сейчас у нас часто понимают под несением вести. Что такое реклама? Это некий маркетинговый ход, который открыто спонсируется. Это не личное сообщение, не личное общение для продвижения какого-то товара или услуги. Что такое пропаганда? Это практически навязывание какого-то продукта для формирования общественного мнения. Это не имеет ничего общего с тем, что сегодня надлежит делать нам.

Чем я сейчас хочу завершить. Моя группа сегодня не участвует в социальной рекламе. Моя группа категорически не готова участвовать в дорогостоящих роликах, билбордах. Моя группа сегодня работает в рамках комитета по пятой традиции, в которых мы ножками шагаем по аптекам, поликлиникам, опорным пунктам. Только сегодня я получила предложение от той поликлиники, в которую мы ходили для проведения переговоров, что мы можем повесить стенд в травматологии, которая находится прямо рядом с нашей группой. И психолог этой поликлиники обратилась ко мне, что если к вам с этой информацией приходят люди и выздоравливают, вы могли бы написать нам какое-то благодарственное письмо. Я сказала, конечно.

И вот эта коммуникация, которая происходит один на один, она действительно в рамках личного общения — это самое ценное, что у нас есть. Я могу повесить кучу плакатов, но насколько это будет полезно для меня? Я по себе знаю, что та основа моего выздоровлении, которая заключается в работе с другими, она начинается с того момента, когда я поднимаю свой зад, беру нашу литературу и все, что необходимо нести другим и ножками-ножками шагаю туда, где я могу быть личным примером.

Я сегодня встречаю гораздо больше заинтересованности, чем это было в первые годы моего выздоровления. Но моя задача всегда оставлять за кадром. Расскажу забавный случай. Меня попросили приехать в дружеский для меня город. Я туда ездила с семинарами несколько раз. Меня попросили поучаствовать в съезде, который посвящен трезвости. Там были разные сообщества, общества, организации, учреждения, которые борются за трезвость. У нас просили паспортные данные, чтобы дать анонс, кто будет участвовать. Мы с парнем, с которым поехали туда, сказали что не будем давать свои данные, мы просим сохранить свою анонимность. Когда нам раздали программки, там было написано, что из АА участвуют Анонимов А.А. и Анонимова А.А. Мы посмеялись, решили, что не до такой же степени, но мы выходили на сцену и делали презентацию нашего сообщества. Мы просили выключить камеры, не производить фотосъемку. Не участвовали в съемке общей фотографии.

Я думаю, что на это закончу. Очень благодарна, что вы меня позвали, послушали меня. Я всех вас очень люблю. Сегодня трезвая.

Если есть вопросы, я с удовольствием отвечу.

Вопрос: на своей странице в соцсети я разместила документальный фильм «Меня зовут Билл» и художественный без всяких комментов. С точки зрения традиций, является ли это отклонением от них?

Ответ: с моей точки зрения это не является никаким отклонением. Если я завтра размещу фильм о террористах или наркоманах — это не значит, что это нарушение традиций. Моя задача мою личные данные не приплетать к АА. Это всего лишь фильм. Там, кстати, очень много про любовь. Размещение фильма без комментариев не является нарушением 11 традиции.

Вопрос: моя домашняя группа «аа24.онлайн». Я пока жила в СПб, у меня были служения на живых группах. А сейчас я переехала в пригород. Мне до ближайшей группы добираться далеко и проблематично я хочу сделать живую группу у нас в поселке. Поселок маленький. Все друг друга знают. У меня сомнения, если я открываю группу, заявляю себя как анонимный алкоголик, то я нарушаю анонимность, 11 традицию. Т.к все друг у друг на виду. Есть ли такой опыт, как это все с 11 традицией сделать так, чтобы не напортить, ущерб не нанести?

Ответ: я несколько лет пыталась открыть группу в том маленьком населенном пункте, где я валялась пьяная в 15 лет на осеннем балу, где живут мои родственники. Я всегда руководствуюсь одной единственной истиной. Огромное количество людей видели меня лежащей в луже обоссаной, получали от меня сообщения подобные тем ,что мелькали у нас в чате. Я была невыносима. Сегодня, когда я туда приезжаю, я знаю, то что происходит в моей жизни может помочь другому. Здесь вопрос разумности. Если открытие группы может нанести ущерб твоей семье или тебе, то да. Ситуации бывают разные. В том городке, где есть теперь группа, есть парень, который очень активно помогает. Но он сказал, что не может открыть свое лицо. Он помог всем,: помещение, литературу, но нужно лицо, которое придет и скажет «Я Иван, я алкоголик». И мы нашли такого человека. Если ты просто переживаешь, что просто кто-то узнает, что бывают АА, то подумай, что сколько таких людей еще, кто переживает так же. Если тебе нужна помощь, то найди меня и обратись ко мне, мы тебе поможем. Это не нарушение анонимности, открытие группы — не является нарушением. Здесь личный страх и ущерб своей семье, если он может случиться.

Вопрос: я три раза на городских группах АА, не совсем разобрал еще для чего традиции. А по 11 вообще темный лес. Я правильно понимаю, что эта традиция говорит мне не разглашай всем о нашей группе или это говорит не делай рекламу групп?

Ответ: группа открывается для того, чтобы дать о ней информацию, дать информацию на сайт, в справочники, в расписание. Поэтому как мы можем не разглашать информацию о группе? Конечно, мы группу открываем для того, чтобы о ней узнало как можно большее количество людей. А вот давать реклам, устраивать сенсацию, ковать шоу из наличия твоей группы. До слез, всегда вызывает горечь, когда мои выздоравливающие собратья стоят в соцсетях, еще и с какими-то флажками, с надписью «анонимные алкоголики». Конечно, Денис, нужно сообщать о своей группе. Группа печатает визитки. Там есть название, дежурный телефон, маленькая карта около метро, где находится наша группа, адрес и название группы. Мы не просто не имеем права не разглашать, мы обязаны рассказывать о группе. А пот разместить рекламу, поместив туда крупным планом лицо Ларисы М — это будет нарушение 11 традиции.

Вопрос: если во времена Билла, может это было не настолько актуально, то на сегодняшний день я связан с IT очень плотно. Могу сказать, что на сегодняшний день анонимность является благом. Все с большим трудом достижимым благом. Сохранить анонимность становится все сложнее. Есть такая шутка про то, что раньше я очень боялся, что меня могут бросить и забыть, а теперь опасаюсь, что меня могут запомнить и найти. Как ты относишься к тому, что в последнее время отбирают право на свою личную анонимность? Одно дело, когда я лично сам стараюсь соблюдать анонимность, другое — когда эти традиции пытаются нарушить люди или организации из вне. Когда они покушаются на мою анонимность, раскрывают мою анонимность вопреки моим желаниям.

Ответ: с горечью отношусь. У меня есть несколько моментов, когда я удаляла в соцсетях людей из друзей. Потому что это было действительно превышение. У каждого, кто собрался здесь есть второй День рождения, который ежегодно для нас имеет огромное значение. Раз в год на моей странице появляется красивая цифра. Без подписей, без ничего. Те люди, которые знакомы с традициями, которые применяют их, пишут комментарии. Но ни в одном комментарии я не увижу нарушения своей анонимности. Но есть те, кто публично на стене вывешивает разноцветные поздравления «Много лет трезвости» и так далее. Я удаляю. С одной стороны для меня это очень значимая дата. Я понимаю, что если встанет вопрос выбора, то я исчезну из последних соцсетей. На сегодня я есть только в Контакте. Но в рамках работы мои клиенты очень часто хотят выяснить кто я в соцсетях. Поэтому существует эта страничка. Я стараюсь держать ее максимально приближенной к 11 традиции. Естественно, эта информация так или иначе вылезает. У меня есть ответ, неумолимо честный. Я юрист, у меня много людей, которые доверяют мне свою судьбу и свои деньги. Многие из них наши собратья. Мне с ними легче работать, потому что перед входом в суд мы можем взяться за руки, помолиться и на программном языке что-то определим. Но есть и другие люди, которые могут задать мне вопрос. На который я отвечаю так: «Да, я очень много работаю с зависимыми людьми. Точка. Без комментариев». Это правда. Я действительно сегодня очень много работаю с зависимыми людьми. Но страница эта, я ее стараюсь поддерживать так, как я могу ее поддерживать в рамках 11 традиции. Если кто-то не уважает свою анонимность — это куда ни шло. Но, если не уважают мою — я расстаюсь с этим человеком в соцсетях. Я сторонник живого общения. Болезненно отношусь к нарушению. Все, кто проходил традиции, я знаю, что не нарушает никто. Все остальные — я вообще не знаю, что это за люди. Я не изменю весь мир, моя задача — не нарушать твою анонимность, не поздравлять тебя с пятилетием трезвости, не трубить во всю, что мы с тобой были на форуме АА в Крыму, например. Моя задача — мести свою сторону.

Вопрос: в рамках 11 традиции, если мне кто-либо задает вопрос «Как я бросил пить?» то я должен нести весть и говорить о том, что я остаюсь трезвым благодаря сообществу «АА».

Ответ: Да, я делаю именно так. Если человек задает вопрос, то это означает, что это означает, что-либо этот человек знал, что я пью, либо этому человеку этот вопрос очень актуален. Я не подойду к кому-то , чтобы задать вопрос «Как ты научился играть в футбол?», потому что это для меня не актуально. Если кто-то спрашивает меня о том, как я смогла бросить пить, значит для него этот вопрос очень важен. Да это нарушение 11 традиции, когда говоришь, что «Я занялась спортом и бросила пить» — это вранье, это неправда. И мне недавно звонила девочка, мы с ней в шагах. Она проходила и традиции. Ее разыскал ее бывший работодатель, он знал, что она пила. У него сегодня проблемы с сыном, он нашел ее, он попросил помощи. Она звонила мне и говорила, что не знает как поступить. Я ей ответила, что сейчас она открывает ту правду, которая этому отцу так необходим. Тот человек сам пошел в Ал-Анон. Личным примером. Когда я сегодня приезжаю домой, у моей мамы есть подруга, с ее сыном мы раньше вместе пили. Сейчас он пьет, он в полной стадии моральной деградации. Я даю этой подруге телефон Ал-Анон, я давала ему книгу, делала 12 шаг. Пока никак не получается. Я сказала ей, что ей нужна помощь. Я слышу от нее постоянный ответ: «А что это даст?». Как ? Что это даст? Видимо я недостаточно на сегодня недостаточно убедительное доказательство. Да, я говорю честно о том как я бросила пить.

Вопрос: поскольку я имею дело с интернетом, то так или иначе я связан с продвижением сайта. Понятно, что рекламировать сообщество — это грубейшее нарушение традиций, но в тоже время, когда я открываю тот же интернет, вижу очень много мусора, на котором люди зарабатывают деньги. Мне становится не по себе, когда я понимаю, что те группы, которые несут весть, которым нужно быть услышанным, тонут в этой волне коммерческого хлама. Как ты считаешь, насколько это грань тонка между тем, чтобы не скатиться в рекламу и пропаганду, а с другой стороны быть услышанным?

Ответ: я могу сказать, что этого шума огромное количество не только в нашей сфере. Я сегодня придерживаюсь той позиции, что моя задача мести свою сторону улицы, не бороться с этим хламом, не противостоять ему, не пытаться кого-то разубедить. Моя задача нести весть так, как она была донесена нашими первыми алкоголиками. Там ведь тоже было огромное количество информационного шума. У нас были и шаманы с бубнами, сон, электросон, подшивки — я говорю, что мне это не помогло. В своей работе со спонсорятами я тоже часто сталкиваюсь с этим. «А че, нельзя ниче попроще? Я слышала , что есть волшебные таблетки.» — нет, нельзя попроще. У меня есть только 12 шагов. Но если тебе помогут эти волшебные таблетки, что они дали тебе духовное пробуждение, контакт с Богом. Я вообще сегодня не борюсь. Если я начну бороться, если я начну оспаривать какие-то другие методы, то грош мне цена, как человеку, который несет весть. Бог сделает свою работу все равно. Мне всегда нужно помнить о том, откуда я пришла. Через мою голову было столько пропущено информационного хлама за эти шесть лет, но у Бога был такой план. Он все равно сделал свою работу. Поэтому моя задача поднимать свою задницу и идти к тем, кому нужна помощь. В моей профессии информационного хлама не меньше, чем в твоей.

Время собрания

(среда) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *