октябрь, 2020

воскресенье04октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Геннадий, 3 года 11 месяцев трезвостиТЕМА:”Что было, каким я стал, куда двигаюсь”. сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Израиль, Хадера

Домашняя группа: «Белочка»

ТЕМА:”Что было, каким я стал, куда двигаюсь”.

Всем добрый день. Гена алкоголик, Израиль. Спасибо вам за приглашение. Это для меня волнительно, слегка потряхивает. Давно не спикерил, забыл, как это делать. Спасибо вам, спасибо Богу. Я сегодня трезвый. У меня сегодня 3 года и 11 месяцев трезвости. Как я до этого дожил?

Попробовал алкоголь в лет 6-7. У друга была то-ли свадьба, то-ли День рождения. Пацаны бегают, абы спать не ложиться. Забежали домой воды попить. Кто-то пошутил или мы сами налили по бокалу шампанского. Выпили бокал и спать. Так оно детство прошло нормально, потом армия.

Пришел с армии — завод, 90й год, развал. Ушел с завода, начал заниматься бизнесом. Тут я начал немножко перебирать с алкоголем. Молодой, здоровья хватало, но мозгов было мало. Скоро все это кончилось. Приехали мы в Израиль в 2001 году. Тут я понял, что я остался один. Жена еврейка, я — нет. Немножко меня поломало. Пошел на работу, русская бригада, ремонт квартир. А какой же русский не выпивает на стройке. И тут, как я люблю говорить, чем дальше в лес — тем толще партизаны. Начал работать. Пошли халтурки, левые деньги. Куда их девать? С женой были конфликты на религиозной почве. Я в то время ее еще не понимал, что она от меня хочет. Начал употреблять довольно жестко.

Последнее время дошло до того, что ходил на работу, чтобы не что-то сделать, а чтобы что-то найти и выпить. В конце концов жена меня посадила. Я отсидел год, вышел. Понял, что я остался один. Вообще один. Домой нельзя. В кармане ноль. Работы нет. Какая работа?! Без квартиры, без ничего. Февраль месяц. Холодно, дожди. На помощь пришла бутылка. Само собой.

Я начал заливаться. Нашел таких же как я, любителей острых ощущений и вперед. Через год такой жизни я попал в общежитие, хостел для бездомных. Там меня познакомили с АН. Нас туда тягали за уши. Долго не понимал, что от меня хотят. Полгода. Может больше. Потом меня зацепило. По 20, 25 лет, 2-3 года трезвый. А я что? Не из такого теста сделан? Они могут, а я не могу?

Не попил немножко. Понял, что я алкоголик. И думал что мне этого хватит. Не хочу больше ничего. Никакие шаги, спонсоры. Даже думать не хотел об этом. В 2005 году я взял билеты, решил слетать на родину, в Латвию. Трезвый. Первое, что я увидел, когда прилетел в Латвию, — бар. В аэропорту прямо. В баре я увидел пиво, его найти очень было сложно. Меня замкнуло, я уже больше ничего не видел. Какая там программа? Я вообще в Латвии, какой я алкоголик? За мной приехали на машине, я уже был хороший. Сколько я выпил, я не помню. Приехал домой, захожу: сумка, в руках цветы для мамы, в кармане бутылка. Это я очень хорошо помню. В итоге ноябрь, декабрь я не помню. Пролетели мимо. На новый год я уже пить не мог, ходить не мог. В январе — первая кодировка. Держался год и 7 месяцев. Нашел группу АА у нас в городе. Стал посещать группу, познакомился с женщиной. Все хорошо. Работаю, не пью, хожу на группы. Тут захватила семейная жизнь. А то, что я алкоголик, я стал забывать. Стал пропускать группы.

В итоге срыв. Расставание с женщиной. Познакомился с другой женщиной, полгода мы с ней пили вместе. Вернулся к маме. Отчим меня проспонсировал — укол в вену. Тут я испугался. Что там мне вкачали — я не знаю, но это было в конце января. На улице мороз. Люди идут, кутаются, а я иду — куртка на распашку, шапка в кармане, с меня пар валит. Как рак красный. Что там был за укол, я не знаю. Испугался. В 2010 году я вернулся в Израиль. У меня были нормальные документы израильский паспорт. Пошел работать в старую бригаду. Вроде бы ничего, жил у него. Захотел привести женщину, с которой жил в Латвии. Она прилетела. Ей понравилось. Она сказала, что приедет. Будет тяжело с документами, но она согласилась. Прилетела через полгода. Начали делать документы. Эта волокита, нервотрепка, бумаги. Поскольку я не еврей, это очень сложно. И опять на помощь пришла бутылка. Я начал побухивать. Сначала немного, потом все больше. Начал пить в открытую, довольно серьезно. Запои могли продолжаться месяцами. Женщина то улетит, то вернется… Была свадьба дочки, ко внучке на свадьбу. Отгуляли хорошо, весело. Мама улетела, проводил ее. Потом что-то я там не договорился с хозяином квартиры на счет работы. Нужно было сделать работу в двух квартирах. Я плюнул, забрал свой инструмент, ушел. Как я зашел в магазин — я не помню!!! как говорил мой приятель, с которым мы бухали: «Стоишь, в руке литр. Мало водки. А уже еле-еле стоишь на ногах». В итоге запой, наверное, месяц. Перелом руки. Еще с гипсом пил неделю. Наверное.

Какими-то судьбами я зашел в скайп. Есть группа «Светоч». Раньше я на нее ходил, по шагам пытался идти. Срывался, не понимал. Не помню, что я там говорил, как. Факт в том, что я остался в этот вечер трезвым. После этой группы. Потом я зашел в скайп-группу «Планета». У них по субботам были спикерские. Спикер — Катя, Израиль. Откуда Катя, Израиль на планете? Я тут же с ней списался. Мы обменялись телефонами. Созвонились. Я попал на живую группу вскоре. Поднял руки — все! Делайте со мной, что хотите. Я больше не могу! Не могу не пить, не могу пить. Как жить дальше — не знаю. Работать не могу. Я все уже передумал. Дурные мысли в голове были.

Группа была довольно далеко. По мере возможности я выбирался на живую группу, плюс скайп. Я сидел почти постоянно. С программой можно жить! Тяжело, да. Поначалу очень тяжело. Но можно жить! Все стало вставать на свои места. Начал посещать группы. Вскоре открыли группу в городе, ближе ко мне. Город Нетания довольно большой. Открыли там группу. Наставник, шаги. Все стало получаться, возвращаться на свои места. Хотя, далеко не все еще в шоколаде. Далеко не все. Но сейчас я понимаю, что нет таких ситуаций, что стоит хвататься за стакан. Стакан ничего не решает. Абсолютно ничего. Проблема остается наверху. Ты ее просто заливаешь, топишь. А она, зараза, плавает. Она не утонет никогда, пока ты ее не решишь.

Буквально полгода после случилось, что я поругался со своей женщиной по скайпу и мы расстались. Я остался один. Для меня это был удар. Как я это пережил, не знаю. Было очень тяжело. Столько времени, столько денег, ожиданий, надежды — все пошло крахом. Я до сих пор нахожусь немножко в таком непонятном состоянии. Надо ли мне это сейчас?

И тут 1.5 месяца проходит, меня увольняют с работы. В Израиле принято дарить письмо. Где пишут причину увольнения. Ты с этим письмом идешь дальше. Мне в письме пишут, что я, как будто, уволился сам. А с таким письмом лучше никуда не показываться. Если уволит фирма — то нормально, а если сам — то тяжело. У меня должен был быть суд, перед самым судом приходит бумага, которая была мне не нужна никак. Про это увольнение. Я добивался, чтобы мне сделали нормальное письмо, ругался, нанимал адвоката.

За все эти переживания, как я не схватился за стакан, не знаю. Спасибо моему наставнику, с которым я прошел 12 шагов, моему второму наставнику, с которым мы проходили традиции и принципы. Постоянная связь, постоянные группы. Скайп, живые группы. Я не хочу хвалиться, но сейчас я веду в скайпе две группы. Плюс постоянно хожу в скайп-группу. Меня это поддерживает. Посидишь в группе, проведешь, пообщаешься… Мне это надо, мне это интересно. Что будет завтра — я не знаю. Не хочу загадывать.

Пока все хорошо. Работа есть, а дальше — будет видно. Да, я вернулся к старому бригадиру, опять мы с ним работаем. Он индивидуальный предприниматель. А там дальше будет видно, как с работой. Сегодня меня пригласили спикерить к вам. Зашел до этой группы на «Белочку» в зум. Один друг праздновал сегодня 2 года трезвости. Посидел я там, его послушал. Мне это надо, меня это поддерживает. Я знаю, что один долго не высижу. Неделя, месяц, а дальше…. Мне это интересно. Жаль, сейчас нет живых групп из-за короны. Есть скайп, зум.

Наверное, на этом закончу. Спасибо, что пригласили. Задавайте вопросы.

Вопрос: скажи пожалуйста, делаешь ли ты медитацию?

Ответ: нет, не делаю. Несколько раз пробовал, не получается. Может, я что-то не так делаю. Меня устраивают каждодневные молитвы. В день два раза. Утром и вечером. Я католик. У меня есть иконки. Каждое утро икона, молитва, католическая молитва. 11 шаг. С ним, кстати, тоже были перебои. Шаги прошел, 11 шаг отложил в сторону. Все, уже не надо. И тут меня начало накрывать, что-о не так. Я к наставнику. Что такое, почему? Он мне и сказал. Начал писать, отпускает. Пишу не поэмы. Кратко. Мне этого хватает, мне это надо. Я вижу. Как я провел день. Может, я кого-то обидел. Все здесь. Все стало нормально более или менее.

Вопрос: а сколько времени у тебя занимает вечерний 11 шаг?

Ответ: по времени точно не скажу. Если взять с молитвами, со всем, то 15-30 минут. Пока вспомнишь день, как себя вел, что делал. Плюс молитвы. Обычно минут 15-20.

Вопрос: утреннюю молитву ты читаешь по книге или своими словами?

Ответ: утро мое начинается так. Варю кофе. Привычка. Пока варится — книга и икона. Минут 5-7, плюс наша молитва, ежедневник. Иногда прочитываю рассылку нашу ААшную. Приходит то, что именно сегодня нужно. У меня так. Наша молитва о душевном покое, молитвы по католическому молитвеннику. Я никого не заставляю, не навязываю. У каждого своя высшая сила, свой Бог. Мой Бог всегда со мной.

Вопрос: расскажи про свой опыт 9го шага. Что самое легкое/сложно? Испытывал ли ты что-то после 9ки?

Ответ: тяжеловато вспоминать. Это было. Никуда от этого не деться. Первую 9ку я сделал своей дочери. Получилось так, что я готов был к этому. Подошли к этому. Наставник сказал, что я готов. Буквально в этот же день, через день я приехал в город, иду по площади. В кафе сидит моя старшая дочь. Я подошел к ней. Звонить наставнику было уже поздно. Про себя «С Богом!». Это заняло у меня буквально 5-7 минут. Она меня обняла, заплакала. «Папа, все нормально, забудь. Главное, что ты сейчас трезвый. Это было, что было…». Я немного прослезился. В тот момент я это не понял. Что я, как я сделал. Потом это все пошло почти на автомате, так скажем. Самая тяжелая — моей первой жене. Я к этому долго готовился, долго ее ждал. Мы живем в разных городах. Я поговорил с наставником, он мне ответил «Не спеши». Меня жмет, мне надо это сделать. Но я понял, что еще не время. Она приехала. Мы вышли на балкон. Часа два, может, больше мы говорили. Я сидел как первоклашка, как перед учительницей. Она высказывала все, что накопилось за 11 лет. Я сидел, молчал и слушал. Я боялся открыть рот. Если бы это было бы раньше, она проговорила бы минут 5. опять был бы скандал, крики… Я выслушал ее. Я ее поблагодарил за то, что она встретилась со мной. Попросил прощения. Мне нужно было это сказать ей. Сейчас, на данный момент я с ней общаюсь, как с матерью моих детей. У меня их 6. Уважение к ней осталось, как к человеку к женщине. То, что она не упала после развода со мной, не пошла во все тяжкие, вырастила детей. Дело уже не в деньгах, хоть я ей должен очень много. Моральный долг я не смогу возместить ей за всю свою жизнь. Меня радует то, что я с ней сейчас общаюсь, она меня поддерживает в трудные минуты.

Вопрос: бывает у тебя, что ты обесцениваешь программу?

Ответ: в данный момент я не то, чтобы жизни не представляю, но бросать ее я не хочу и не буду. Нельзя. Скоро 4 года. Я знаю сейчас очень мало, каждый день на любой группе что-то где-то узнаю новое, новый опыт. Я живу в этом. Мне это интересно. У меня внук пошел в этом году в первый класс. В этом году ему 6 лет. Когда он родился, я его толком и не видел. Через два дня я про него забыл. Две внучки. Одной скоро годик. Ради них жить надо. У меня еще 4 пацана скоро скажут «Папа, мы женимся». А папа бухой? А я хочу и от сыновей внуков увидеть. Сегодня я живу программой.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *