июль, 2021

воскресенье04июля20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Эльжбета Мария, трезвая с 18.02.2003ТЕМА: ”Как было, что произошло и как есть сегодня” сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Вильнюс/Литва

Домашняя группа: 12

ТЕМА:”Как было, что произошло и как есть сегодня”

Привет, меня зовут Эльжбета. Я алкоголик из Вильнюса. Но это совершенно неважно, откуда я, потому что я сижу, такое волнение… Так боялась начать говорить, плакать хочется от радости. Как эта вишенка в компот. Упала в свой компот. Ходила сегодня, делала разные дела, но все равно я помню, что мне сегодня надо быть в 20.00, я думала об этом между делами. Сегодня села и такая важность включилась. А потом люди стали присоединяться, как все города увидела…

Интересная вещь произошла вчера. Я лежу, где-то Бога потеряла уже. Тоже птица-синица, важная. Лежу на пляжу, все хорошо. Пляж, клубника, вода. А у меня жужжит голова. Я алкоголик! Неважно, что клубника, озеро, суббота, выходной — это все неважно. Все плохо! Моя голова мне перечисляет чего у меня нет. Она же мне не говорит, что у меня есть клубника, озеро, все хорошо. И смотрите, как действует программа. Я открыла вчера книгу и — оп! Живу по книге. Я сумасшедшая, у меня в голове плохо, я алкоголик. Я в программе, служу. Но алкоголизм никуда не делся. Не уходит, он вечно со мной. Что я делаю? Я останавливаюсь: «Боже, помоги, забери это сумасшествие, важность, ожидание и сосредоточь мое внимание на том, какой мне нужно быть! Дай мне быть полезной!» И как только я это произнесла, приходит смс «Привет. Поспикерить завтра не смогла бы?».

В главе про инвентаризацию, о сексе написано, если вас беспокоят вопросы секса, то будьте любезны с большим рвением начните помогать другим. Это касается всей жизни. Только выходя из себя, отдавая себя другим… Это быстро работает, если ты обращаешься к Богу, просишь его о помощи, тотчас же! Не сиди в голове, иди отдавай, у тебя все есть!!! Словно тучи были, а тут солнце выходит, все становится на свои месте: и озеро, и выходной, и клубника, и я счастливая! Все по местам. Вот так работает мой Бог.

Начала с этой истории, чтобы вас поблагодарить. Каждый возврат, любое действие на встречу другого человека. А сегодня у меня есть шанс пойти на встречу со многими людьми. Потому что интернет — великая штука. Раньше я имела к нему претензии, но я же алкоголик, мне нужно быть против. Но вот как Бог работает. Целых два года пришлось провести в зум с алкоголиками, с друзьями, с работой. Со всем этим пришлось пожить в интернете. И очень с большой благодарностью, с большой любовью, спасибо, Боже, я сижу в своем Вильнюсе и встречаю столько хороших людей, благодаря интернету.

Алкоголь тоже создан для всех людей. То, что я не умею им пользоваться, это не значит, что он плох. Каждый раз, приходя в магазин, я не знаю, как у вас, но мы спрыскиваем руки чем? Алкоголем. Везде есть алкоголь. Алкоголь сам по себе не есть зло.

Тема вечная «Что было, что произошло чудесного со мной сегодня». Очень хотелось поговорить о трезвой жизни. Расскажу про себя немного. Я трезвая с 2003 года, 18 февраля. Эту дату я всегда говорю, потому что я когда-то пришла сломленной девушкой, женщиной. Конченной матерью, подругой, никчемной сестрой. Я себя так чувствовала. Места на земле для меня не было. Я родилась в обыкновенной советской семье. Мама — учитель, папа — сварщик. Это было поводом для споров всегда, социальное неравенство.

Сейчас, находясь в программе, я начала понимать, что не вправе осуждать родителей. Это только благодаря шагам, инвентаризации. Сегодня я могу говорить об этом. Все время раньше я думала, кто любил кого, кто кого бил, кто чего кому плохого делал. Моя бабушка считала всегда, что папа сжил мать мою со света, потому что я в 13 лет осталась одна. Я этим фактом пользовалась в своей жизни. Пока была жива моя мама, моя жизнь была прекрасна. Все было хорошо, только со мной нехорошо. Все направо — я налево. Все оделись — я разделась. Все как бы есть, а все время чего-то не хватает. Сколько я себя помню, была всегда каким-то странным ребенком. Хотя меня все видели по-другому: красивая, умная, все любили меня. А я была самая несчастливая. Это качество было яркое очень. Все есть, как бы, но нет комнаты своей. У нас был шкаф, где я сделала себе свой мир. Я была обижена на весь мир, из-за того, что у меня не было комнаты. Я провела себе свет в шкафу и все ждала, когда же прилетят эти зеленые человечки и меня заберут, потому что мир не тот, друзья не те, меня никто не понимает. Всегда я находила то, к чему можно прицепиться, любое г… Вечное завывание, вечное ожидание. Все это разрослось, когда моя мама умерла.

Придя в АА, ходя еще много лет, только благодаря вам, программе, Богу, пришло осознание того, что смерть моей мамы была орудием манипуляции все годы моей жизни. Особенно страдали мужчины. Потому что если вы меня не любите, я заставлю любить вас своим ангельским взглядом, улыбкой. Я буду убивать вас и уничтожать. Потому что я сирота, мне не додали, меня бросили. В первой инвентаризации Бог был номером один. Это была претензия огромнейшая: как ты мог поступить так со мной, забрать мою маму. Вот такой ход мыслей. Все меня жалели, а я этим всем подпитывалась. Что дальше делать? Папу не люблю, жить в доме невозможно. Хочу семью, хочу быть самостоятельной. Как мне стать самостоятельной? Выйти замуж! За кого? А хоть за кого. Какая разница. Я называла это марафоном. Если ничего не делать, этот марафон не заканчивается никогда. Сегодня я это вижу. Бог дает это заметить.

Что говорит программа? Программа говорит: «Остановись! Позови Бога!». Я этого не знала и совершала побег в замужество. В то время я уже пила, мои домочадцы переживают за меня. Тогда я думала, что они меня воспитывают, только из-за них я не могла жить нормально. Я нахожу мужчину, выхожу за него замуж. Выходя за него, я уже знаю, что это никакая не любовь. Но уже поздно. Потом рождается дочь. Дальше что? Все не то, опять не так. Опять убегать. Развод. Раньше с маленьким ребенком, разведенка — это штамп.

Вот я такая вся сиротка, разведенка, с маленьким ребенком — как не пить? Сколько орудий манипуляции, чтобы получать от вас то, что нужно мне. И я еду на всем этом. Когда ушла моя мама, я зарекалась, что не поступлю со своей дочерью так. У меня было много табу, много «никогда». Они все начали исполняться. Я зарекаюсь, что никогда в жизни не остановлюсь возле киосков. Раньше продавали в киосках всякое-разное. Я проезжала мимо, на работу, видела, как наши браться собираются возле киосков. Пришло время, когда и я остановилась возле киоска.

Факт: я ездила за рулем, неважно в каком я состоянии находилось. Мне нужно было закрывать один глаз, потому что дороги было три как минимум, надо было попасть в правильную. Это было бы еще ничего, главное дорогие были пустые. Это было бы ничего, если бы я в машине не возила свою дочь. Я должна была успеть завезти ее в детский сад. Моя дочь плакала постоянно, потому что я вечно была пьяная. Последний год — на постоянной основе.

И вот я остановилась возле этого киоска, купила самое крепкое пиво. Многие помнят это состояние, когда вливают в себя пиво и говорят: «Приживись, приживись!» И вот эта теплота влилась в мой организм и я смотрю на себя в зеркало и подумала, что уже все вроде бы не так плохо, можно ехать на работу. Я нашла для себя способ, как можно работать, выживать и употреблять.

Как пишут, болезнь прогрессирует. В какой-то момент этот ад прекратился. Последний год я пила чистый спирт. Был эра «Рояля» (спирт). Непонятная смесь, которую продавали. Мне, как алкоголику, это было быстро, удобно и дешево. 2 литровая пластмассовая бутылка в машине под седушкой. Если были деньги, то еще и пиво. Это была нирвана полная.

Сегодня я пою. Женщина, которая пила чистый спирт. Ни о милости ли божьей я сейчас говорю? Мне достаточно одного этого факта. Как я вам рассказывала о пляже… Я вчера не помнила об этом. Что я могу видеть, говорить, дышать после выпитого этого горючего. Вот алкоголизм какой неблагодарный и недовольный, завывающий. Вот такое состояние постоянное будет со мной, если я не буду находиться внутри программы и шагов. Я на сегодня не нашла ничего, что бы мне помогло. И вот последний год, и пойдем в трезвую жизнь.

События за месяц до этой даты, когда Бог протянул мне руку: осуществляется последнее табу. Я говорила что не брошу дочь. Какие-то мужчины, я начала пропадать. За неделю до я вообще пропала на трое суток. Вышла куда-то на тусовку, меня пьяную похитили и возили трое суток какие-то мужики. Дома никто не знал, где я. Потом я прибежала домой, дочери нет, сестра ее забрала. Я четко осознала, что это конец. Я знала, что иду на смерть. Даже перестала зубы лечить, зачем тратить деньги на трупа. Понятно было, что я сдохну.

Слова одни, а действия совершенно другие. Ночные кошмары, когда ты просыпаешься вся вонючая, липкая. Пить не хочешь, но не можешь встать с кровати. Плачешь. Мне нужно пойти в туалет, чтобы не сделать это в койке, я не хочу пить, но протягиваю руку к бутылке, выпиваю для того, чтобы встать с кровати и дойти до туалета.

Многие говорят, что до последнего момента не знали, что являются алкоголиком. Я не знала этого слова «алкоголик», не причисляла себя к кому-то, но знала, что умру, потому что ничего с этим поделать не могу. Я это четко осознавала.

Я приезжаю на работу. Выпиваю последние полстакана спирта. Охрана говорит начальству, что я пришла. Начальство приходит ко мне, я рыдаю. Меня увозят в больницу. Люди видят меня по-другому. Человек, пьющий каждый день, который является заметным человеком на своей работе, на витрине всего происходящего. В этот день, когда я завываю, говорю «Делайте со мной, что хотите! Везите меня в наркологию!». Мне говорят, что в наркологии мне не место. Все конец. Меня везут в приватную клинику, где висят телевизоры, чистая постель. Я три дня там проплакала. На работе мне сказали, что если я ничего делать не буду, меня уволят. Мой начальник предложил мне пойти к токсикологу. Я ходила к нему два месяца вся как вопросительный знак от страха, от паники. Дочь мне отдали, все со мной не разговаривают. Стыд, срам. Пить не хочу, 2 месяца трезвая. Но я четко знаю, что буду пить. Токсиколог мне говорит, что закончил со мной работу. Я цепляюсь за его руку и говорю, что не пойду никуда.

А я не знала ни о программе, ни об анонимных алкоголиках. Я раньше ездила на работу мимо наркологии. Но мне казалось, что там, наверное, для меня там не место. Я не знала, что есть какая-то помощь. Я попросила врача о помощи, чтобы он мне дал людей, которые могут мне помочь. Он засмеялся: «Надо тебе людей? Пожалуйста». И он звонит по телефону. Пришел мужчина. Он и врачом переглянулись и посмеялись. Потом он позвал меня на следующий день по такому-то адресу. Завтра — это была среда, 18.00, апрель. Район, где мы встречались с этим мужчиной, был бандитский. Я пришла. Мы идем, приходим в подвальное помещение (нашу группу по-другому называют «Подвал»). Я боялась, а мужчина берет меня за руку и в этот подвал тащит. Это был очень важный момент. Почему? Мне было в тот момент совершенно неважно, что со мной будет в том подвале: меня убьют, изнасилуют… Жить так было невозможно уже. Страх, боль…

Так началась моя трезвая жизнь. Я очень быстро почувствовала, что я будто сижу в том шкафу и жду тех человечков, инопланетян. Я наконец-то их нашла. Они сидели в комнатах АА. Они говорили для меня понятные вещи. Это было чудо. Мне стало не страшно, я не одна. Есть полный мир таких людей смешных, можно жить с этой болезнью. Так я начала трезветь. Я алкоголик, я ничего не делаю. И так со мной есть, если я не применяю эти принципы во всех своих делах. Я думала, что если я перестала пить, то все хорошо, это так и было первое время. Реализовались мои планы, которые не могли сбыться. В течение первого года начало все происходить: и любовь, и квартира, и ребенок со мной. Денег нет — неважно. Как-то все идет, все хорошо, и я начала забывать. Кто я такая. Мне говорили товарищи «Эльжбета, надо делать шаги!». Я соглашалась, но я рядом с вами посижу, постою и все будет хорошо.

Пятый год трезвости идет. Все есть, но состояние такое, как бы я нахожусь тут. А между мной и миром с любовью, красками, запахами стеклянная стена. Я все вижу, а взять не могу. Я задыхаюсь! Пятый год трезвости идет. Кажется, счастье великое, а у меня нет осознания, что алкоголизм никуда не делся. Да хоть сто лет трезвая. Если Богу будет угодно. Алкоголизм вместе со мной. Я схожу сума, если я не применяю лечение, которое дано мне, написано для меня. Я кричу о помощи. В то время у нас не было прохождения шагов по большой книге. Были какие-то опросники. У нас говорилось, что если ты пришел в группу. Признал проблему. Первые три шага ты сделал автоматом. Так было. Потом крик о помощи, четвертый шаг. И мы пять девчонок едем в монастырь. Опросники с рождения по сегодняшний день. Мы пишем, волосы рвем, рыдаем, помираем. Пять алкоголичек. Да, конечно, мне полегчало. Я алкоголик, живу дальше. Я ничего не предприняла. Я пошла дальше жить. Неважно то, что людям как-то не очень со мной, мне с этим миром не очень. На 10м году трезвости мне что-то поплохело, что-то не так со мной. И в Литве появляется опыт шагов по БК. Я была ярым противником. Кто-то пришел в мое АА?! 10 лет оно было нормальным, а сейчас придумали какие-то книги, шаги. Орут все, книгу читают. Какие-то спонсоры.

Но у нас на собрании появляются люди, которые говорят каким-то другим языком, и мне этот язык нравится. Появилась в нашей группе женщина, которая мне не нравилась, но у нее было то, что нужно мне. Я слышу ее, понимаю, что она говорит. Но я же против. Мне стыдно взять то, против чего я. Посмотрите, как работает Бог. Я после собрания встаю и говорю: «Кто там едет в такой-то район?». Эта женщина встает и говорит, что она едет и если я не против, то могу ее подбросить. И вот мы, возле супермаркета, я должна была ее на ходу выпустить. Эту сумасшедшую тетку. Мы полтора часа сидим в машине, я соблаговолила принять ее помощь, потому что она мне просто рассказывала о себе. Она ничего не втюхивала. Она просто рассказала, как Бог работает в ее жизни.

Это был первый опыт прохождения шагов на десятом году трезвости!!!

Спонсор отдал мне все, что имел, поделился со мной опытом. И говорит: «А сейчас ты иди искать Бога». Смотрите, что делает алкоголик. Где же я пойду искать Бога? В церквях, конечно, в костелах. Мне все мало, я пою в церквях. Я везде ищу Бога, ношу длинные юбки. Вся такая духовая, но схожу сума. Со мной невозможно находиться рядом. Люди любят меня, слушают меня, но что-то не так. Я чувствую: 15й год трезвости, я чувствую себя плохо. Моя болезнь тоже интересная штука. Она мне говорит: «Вот плохо. Шаги прошла. Надо традиции пройти. Где традиции? В Литве никому передать традиции». Я обращаюсь к женщине, прошу ее передать традиции. Она: «Стоп, стоп! Какие традиции? Как у тебя с Богом?» И вот так начался второй круг шагов, новый спонсор и новый опыт.

Сегодня я живу в программе. Как мой спонсор говорит, что программу невозможно пройти. В ней можно только находиться. Это как воздух. Очень трудно говорить про каждый день. Каждый день — это как большое чудо. Это жужжание на озере в моей голове, но мой Бог постоянно приходит. Если только я зову, конечно. Если все обнять, то. Как я живу сегодня, в действиях 11 шага, пытаясь быть полезной вам, другим. Первый шаг — рабочий и тогда все хорошо. Девятки только рабочие, каждодневные. Каждый день нужно отдать что-то от себя, чтобы возместить ущерб, который я нанесла за время употреблении. Программа меня учит остановиться, позвать Бога.

На этом я закончу. Если будут вопросы, я с удовольствием отвечу на них. Спасибо, что послушали и пригласили. Спасибо вам за мою трезвость.

Вопрос: расскажи пожалуйста побольше о твоих отношениях с Богом. Как ты с ним общаешься, как у тебя 11 шаг проходит? Сложно его найти и удерживать это состояние.

Ответ: чтобы его найти надо его искать. Он приходит. Искать как? Большая книга и то, что в ней написано — это рецепт на один день, чтобы я не сошла сума. Не убила никого. Я только и умею уничтожать, убивать, разрушать. Я по-другому не умею, не потому что я плохая, потому что я больная. Голова — это орган, который дан мне, чтобы меня укокошить. Если я без Бога, я буду поступать так. Эта цикличность никуда не делась. Без алкоголя я дальше живу как алкоголик, как пьющий человек. Только нет физического употребления алкоголя. Мне нужно что-то, что сильнее моей болезни. Мне нужен кто-то, кто может справиться с этой болезнью. Это сила более могущественная, чем алкоголизм, чем я, чем все. Мне нужна такая сила, такая розетка, к которой я могу подключиться. И пока я подключена к этой розетке, у меня есть шанс, что вам будет комфортно со мной. У меня есть шанс, что я никого не убью сегодня. Мне не надо ножа и пистолета, чтобы убивать. Когда-то моя дочь мне говорила: «Мама, тебе не нужно орать. Ты как посмотришь, то хочется под землю зарыться». Мужчины мне говорили, поднимали за грудь и говорили: «Разговаривай». Потому что я могла убить своим молчанием. Женщины точно знают этот маневр. Просто можно молчать неделю. Люди не могут находиться рядом с таким сумасшедшим человеком, как я. И только Бог может дать мне честность, потому что у меня нет своей честности, у меня нет таких качеств. Когда я перестала искать в себе любовь, терпимость, сострадание, моя инвентаризация показала мне, как я люблю свою дочь. У меня везде корысть. Я за этими качествами всеми: честность, доверие, полезность, быть здесь и сейчас, быть с тобой — иду к Богу. Это те пять вещей, которые я прошу ежеминутно. Боже, помоги! Так я пребываю с Богом. Действия 11 шага расписаны в нашей книге. Способ разжевал мне их. Я все это прописала и стала делать. Этот момент — самые страшные слова для алкоголика — ДЕЛАТЬ! Меня лучше расстрелять, чем что-то делать постоянно. Почему программу невозможно пройти? Она должна стать как воздух, как вторая кожа, образ жизни. У меня подспонсорная говорит: «Как тебе не надоело это все?». Проходит время, и сегодня она говорит другое. Да, я это делаю из корысти! Потому что я хочу быть трезвой. Бог дает мне состояние комфорта, покоя. Я ничего не хочу менять, все принимаю, всего мне хватает. Но ситуации возвращаются, как только теряешь розетку, контакт. Кэти Паркер показывает в своей спикерской: «Вот, Бог, ты медленно двигаешься. Дай мне эстафетную палочку, я сбегаю и вернусь». И пока я бегала — я сдохла. Как это происходит? Я встала утром. Я говорю со своей сестрой. Я иногда с ней говорю, когда мне плохо. Ее нет в комнате, а я с ней разговариваю. Вчера я любила своих кошек, и позавчера любила. Но сегодня я встаю и хочу выкинуть их через окно. Это что? Кошки поменялись? Я просто встаю и я уже где-то не там, я уже потерялась. Я уже помолилась для галочки. Где-то я потерялась. Программа говорит «Вернись! Остановись!» Я поговорила с сестрой, отругала кошек. Вышла на коридор и начинаю осуждать людей. Сяду в машину, 20 «факелов» покажу другим водителям. И вот так происходит убийство. Без ножа, без ничего. Я приду на работу, нахамлю кому-то. Это запои! С самого утра как я могу вечером быть трезвой, я уже пьяная в зю-зю. Потом все это надо пережить. Все эти угрызения совести, опять надо извиняться, все по-старому. Так я выгляжу без Бога сегодня, трезвая, с подспонсорными, с книгой. Это ничего не дает, если не делать. Это тот рецепт, прописанный лично для меня. Проверенный годами. Действия 11 шага и все другие действия. Я когда-то кричала: «Как одна книга может изменить мою жизнь?». У меня два высших образования, я прочитала кучу книг. Одна книга как базис, она меняет мою жизнь. Но только лишь в том случае, пока я делаю. Это завывание, как волчица! И опять: а где мое счастье, мой прынц? Все возвращается и становится так, как было раньше. Бог убережет меня от пьянства. Я пойду прыгать с высоток, резать вены, есть таблетки. Или забью это едой, сексом или еще чем-то. Я должна получить это состояние радости! Нигде не написано, что все будет так как хочется. Если я с Богом, я смогу пройти через все повороты. Программа меняет мою реакцию на происходящее. Не жизнь, а просто реакция. Это все возможно. Моя девочка из Москвы все время кричит «Если у тебя жужжалки, то нахрена это делать, если это не работает?» Что с того, что у меня столько лет трезвости, что я спонсорю. Если я не буду искать Бога каждый день… Помолившись, сделав то, что нужно, звать каждый день Бога. Пойти в туалет — это большое дело. Для алкоголика это большое дело, потому что по дороге в туалет я могу расстрелять кучу народа, возненавидеть весь мир, написать супер планы возмездия, отомстить всем, кого ненавижу.

Вопрос: можешь рассказать об опыте прохождения 9х шагов?

Ответ: «девятки», как в книге сказано, — это ключ к моей свободе. Это правда. На сегодня у меня девятки все рабочие. Чудеса происходят в этой жизни. «Девятка» — это длительный процесс. Денежных девяток у меня не было. Было такое чудо: не было это вписано в девятки. Когда-то сестра заплатила за капельницы мои, я как бы и не обязана была ей возвращать. Но как работает Бог? Моя сестра обеспеченный человек. Она никогда не просила меня о помощи. Она однажды позвонила мне, сказала, что с карточкой у нее что-то. Нужно было заплатить за контактные линзы. Я надулась. Когда я открыла платежку, вы не поверите, копейка в копейку, ровно столько сколько я должна была за капельницу. Я обратилась к спонсору. Спонсор сказал, что нужно честно признаться сестре, если она не захочет брать деньги, что это нужно для тебя. Жизненно важно. Так я и сделала. Я попросила принять те деньги, то есть не отдавать. С сестрой у меня сейчас предстоит девятка. Мы сто раз говорили о том, что я неправа была. Сегодня у меня есть другой опыт. Я сегодня другая. У меня прописана девятка. В Литве сняли карантин. Мы долго не виделись с ней. Скоро мы с ней встретимся, я смогу сделать ей девятку, которую мне дали, рекомендовали. Я буду делать ее так, как написано в книге. Девятка моей дочери. Я спрошу у спонсора, надо ли говорить с дочерью. Интересно то, что на полях, там, где 9ка дочери написано жирным шрифтом «Не вмешиваться в жизнь моей дочери!» Это очень сложно. Сложно не вмешиваться в жизнь другого человека. А особенно, если это ребенок, над которым ты всегда манипулировал, не давал ему жить и дышать. Сегодня у нас хорошие отношения. Мы подруги сегодня. Я стараюсь. Как приятно получать такие письма: «Мама, ты где? Ты охренела? Ты забыла про меня?».

Девятка моей бывшей свекрови тоже не была вписана. Да, я виновата перед бывшим мужем. Причем тут мама? Сейчас я забочусь о ней. Каждый день она звонит мне. Позавчера она мне сказала, что не будет звонить так часто. А я сказала, что не нужно так делать, так как я тот человек, который заботится о ей, она может мне рассказать все. А я должна была быть самым плохим человеком на земле. Моя инвентаризация показала мне, что это я обидела ее сына. Когда мы были на кладбище, пришло осознание, произошел разговор. Я сама не ожидала. Он поменял наши отношения.

Вопрос: поясни пожалуйста. Почему тебе было плохо с клубникой и озером? Что ты делала не так? Что в этот день было сделано не так.

Ответ: я не могу этого знать, но я помню про то, что я сумасшедшая, я алкоголичка. То есть всегда. Если нет силы, более могущественной. Мне нужен в этой жизни другой человек, потому что я себя не вижу. С этой целью мне даны подспонсорные, потому что девочки мне звонят, рассказывают про себя. В них я вижу себя. Для этого мне нужен спонсор.

Это трудно определить словами. Нужно побыть в этом. Нужно вернуться. Самое главное, я пошла к Богу. Боже, помоги. Я начала молиться. Мне стало не то, что страшно, я вижу, что меня несет. Это то состояние, в котором я находится не хочу. Мне не нравится то, что они шумят. Я на это озеро езжу с детства. Не зря я про кошек рассказала. Я их люблю, но мне хочется их выбросить через балкон. Я не знаю, что я сделала не так, но я точно знаю, что косячила. Может, формально помолилась, может, включила какую-то важность. Я не знаю, в какой момент это произошло. Я чувствовала себя усталой, раздраженной. Я пришла в это состояние каким-то образом. Могу сказать, что была полезной последние несколько дней. Но — оп! И мне все не нравится. Это алкоголизм!почему я сказала, что рецепт только на один день. Молитвы, книга… Но достаточно просто ходить и канючить у Бога о помощи «Боже, помоги!» Стать попрошайкой у Бога — это очень хорошее место. Я попрошайка. Если я выполняя все требования, не рекомендации. Можете, не делать. Каждый имеет право выбора. Где-то я заимела право выбора незаметно для себя. Болезнь пытается с разных ракурсов, с разными предлжениями. Я все равно на что-то куплюсь. У меня тараканы в голове. У каждого таракана босоножки с железными подковками. Они цокают у меня в голове 24 часа в сутки. Когда я с Богом, я слышу это как шум, но не слышу текста. Бог меня оберегает от этих сумасшедших идей. А если у меня появляется выбор, важность. У меня есть подспонсорная, которая говорит «Как важно, что ты есть у меня». Я ей говорю, что изменилось? Просто она стала что-то делать. Это надо делать, применять. Иначе ничего не получится. И тогда получается что «плохо, что клубника, плохо, что пляж».

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *