декабрь, 2020

четверг31декабря02:0004:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Джулия, 3 года трезвостиТема: “Духовность”02:00 - 04:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

США, Нью-Йорк

Домашняя группа: “Russian Online Grop”

Тема: “Духовность”

Спасибо большое ребята, что предоставили возможность послужить. Меня зовут Юля и я алкоголик. У меня три года трезвости и моя домашняя группа «Russian Online Grop». Тема «Духовность», и я даже не знаю с чего начать, потому что тема большая. Но я думаю благодаря Богу все получиться. Я буду стараться делиться своим опытом и только своим опытом, он может кому-то не отозваться и не понравиться. Я все время, когда прихожу на чужие спикерские, стараюсь найти что-то общее, что нас объединят со спикером, и если что-то мне не нравиться, не отзывается мне, это тоже нормально. У нас у каждого свой опыт и свой путь. И он иногда вызывает разные реакции у нас, иногда вызывает реакции, что я не готова слушать какого-то спикера, поэтому тоже реагирую как –то по-другому. Но я постараюсь делиться от сердца и надеюсь, что он поможет мне в этом, раз он меня сюда привел.

Начну с того, почему мне важна духовность в моем выздоровлении? Потому что я более духовным заболеванием. Я, когда пришла в программу, мне помогли понять, что болезнь у меня духовная. У меня есть физический аспект – физическая тяга к алкоголю. Это значит, что когда алкоголь попадает в мой организм я не могу остановиться, мне хочется еще, еще и еще пить. Мне хочется веселиться, гулять до утра, пока я не упаду. И так у меня было всегда. У меня рано началась тяга. Я начала пить уже так не плохо в 11 лет, я рана начала пить. У меня сразу была физическая тяга, мне сразу хотелось пить, мне хотелось пить больше, еще и еще. Когда мне было плохо там в детстве, меня вырывала и сразу шла пить дальше. У меня не было такого, чтобы я останавливалась, хотя вокруг меня люди так пили, дети на то время. Вокруг меня мои друзья и подруги, мы там перед дискотеками в детстве, когда пили ребята выпивали бутылочку, две, одну на двоих, а я выпивала все, что было. А у меня было желание пить еще, и посредине дискотеке, и после, когда все дети шли домой, мне хотелось как-то до конца. Тяга была сразу, и она не закончилась.

Эта тяга у меня была сразу. И так она и была до последнего: как только алкоголь попадал в моей организм, мне хотелось еще и еще, больше и больше, увеличить это чувство, это ощущение и все, что с этим шло.

А так же вы мне объяснили, что меня еще делает алкоголиком — это тот момент, что независимо от того какую боль и какой вред мне наносит мое употребление, я все равно, будучи трезвая, я пойду пить еще. Я могла, допустим, попасть в аварию, меня арестовали и у меня забрали права и всю ночь просидев в тюрьме, плача и говоря: «Боженька, только вытащи меня отсюда, я буду хорошей девочкой и буду делать, все что возможно…». Но при этом, как только я вышла, я сразу же пошла пить. Тот факт, что независимо от того, что со мной происходит, какие потери, аварии, физические какие-то вещи со мной… Я потом трезвею и вдруг память моя куда-то исчезала, и я шла снова пить. Вот это делает меня абсолютно безумным алкоголиком, потому что нормальный человек, который теряет работу или попадает в аварию, или наносит себе какие-то физические травмы, он просыпается и как-то начинает думать о последствиях. А я вот такой человек, что я проснулась, мне плохо, мне стыдно, мне хотелось умереть, у меня было очень большое чувство стыда по жизни и когда я употребляла. И вот это чувство стыда приводило к еще большему употреблению. Но потом что происходило? Через пару дней, а может пару часов, не понятно по какой причине, я снова шла пить. А причина в одном — я алкоголик. И тот факт, что на сегодняшний день я три года трезвая — это чудо, которое произошло благодаря духовному опыту, благодаря Богу. Потому что такой человек как я, я употреблять начала рано и употребляла я много. Если бы я сама могла остановиться, я бы остановилась и не пила больше. Я еще в 20 лет знала, что я алкоголик. Но я не знала, что значит алкоголик. В тот момент я думала, что я просто много пью, а пьют многие и это нормально. Придя в программу, я поняла, что истинный алкоголик — это человек который: а) не может остановиться, когда алкоголь попадает в его организм; б) абсолютное безумие, не смотря на тот вред, который алкоголь приносит мне и будучи трезвой я поднимаю рюмку. Но так же еще я поняла, что это духовная болезнь, которая не может быть вылечена лекарствами, которая не может быть вылечена силой воли, нахождением мужчины, учебы, хождением в спорте клуб. Я тоже все это перепробовала в свое время. Думала, что мне нужно найти отношения, потом все заканчивалось тем, что эти отношения не подходили мне. Потому что в каких бы отношениях я не была, я вес равно приходила к алкоголю. И в какой бы спортклуб я не записывалась, на какой бы остров в Азии я не уезжала, в какие б лагеря медитации я не записывалась, все равно я приходила к бутылке, потому что это был моей единственный выход, который я знала на тот момент.

Я вообще думаю, что я шла к духовности с самого начала, как я родилась. Из-за отсутствия вот этой духовности в моей жизни, эта дыра, которая постоянно была со мной, которая тянула меня к алкоголю, потому что мне всегда хотелось эту дыру заткнуть. Поэтому я говорю, когда я пришла в программу и поняла, что я болею духовной болезнь, я поняла, что во мне есть дыра. И эту дыру на сегодняшний день я затыкаю Богом и любовью. А до этого двадцать с чем-то лет я пыталась заткнуть ее алкоголем, едой, сексом, отношениями, другими людьми… Да, т.е. все что я думала забьет эту дыру, я пыталась туда засунуть. Но ничего не помогало, вот в чем вопрос. Чем бы я не пыталась заткнуть эту дыру, все выходило, вот такое ведро с дыркой. Все что входило, все и выходило. Не там нужно было закрывать. Духовную дыру не закроешь алкоголем, не закроешь людьми, а я была в поиске… Я меня работу, географию и прочее, мне так было пусто, мне так было плохо… Я не знала, что с собой делать и алкоголь было единственным, что на какое-то время забирало это чувство боли, это чувство дыры… Оно закрывало его чем-то другим и она работало до какого-то момента, оно приносила веселье, где-то память убирало, где-то еще какое-то чувство важности, чувство быть любимым перекрывало, особенно вечером, где-то на 8 часов оно мне помогало, это было единственное что мне помогало и я думала, что вот оно, хоть на чуть-чуть я могу уйти из этой реальности, из этой боли, я могу уйти в тот мир, в котором я чувствую себя по другому… Фишка была в том, что трезвой я не могла чувствовать себя свободной, я не могла чувствовать себя счастливой, а вот в употреблении какое-то количество времени я могла об этом забыть, я могла не чувствовать этой боли. И вот, наверное, поэтому духовность — это большая часть этой программы для меня… это единственное, что на сегодняшний день затыкает эту дыру, это мои отношения с Богом, ежедневные отношения с Богом, то, что мне дала эта программа.

Я знаю, что здесь есть ребята новенькие, я хочу сказать, что отношения с Богом, с Вселенной, Высшей Силой у каждого складываются оп разному. Кто-то чувствует, кому-то легче понять эту связь, кому-то тяжелее и это нормально. Мы все разные. У нас у всех свои уникальные отношения с Богом, они меняются, я иногда теряю, иногда нахожу эти отношения. Слава Богу, последнее время они более ни менее они крепкие. НО я так же знаю, что в какой-то момент, если я не буду поддерживать эти отношения, я очень легко могу их потерять и в какой-то момент я могу отвернуться от Бога. И поэтому, на сегодня у меня так, завтра я не знаю.

На сегодняшний день я очень благодарна за отношения с Богом, потому что я считаю, что это единственное… Ну, не единственное, а главное, что держит меня трезвой. Благодаря этим отношениям я меняюсь в жизни, благодаря этим отношениям я делаю шаги, благодаря этим отношениям я делаю служение, благодаря этим отношениям я хожу на собрания — и вот все это в комбинации помогает мне оставаться трезвой и, соответственное, полезной другим людям.

Что такое для меня духовность? Духовность — это, наверное, … Как змея скидывает кожу. Вот, наверное, духовность для меня как змея скидывает кожу, кожу в виде моих убеждений, эгоистичных верований, представлений о том, что я все знаю и понимаю, моих каких-то травм, моих каких-то опытов, в результате которых я имею свое какое-то мнение, мои предубеждения… Духовность для меня — это приближение к Богу и снимание вот этой кожи, которая на мне, и приближение к какой-то истине, кто я есть, какой меня сделал Бог. И это что-то более чистое, более искреннее и более любящее. И суть этой программы меня ведет к этому состоянию. Мне хочется света, мне хочется любви, мне хочется чистоты и к этому я стремлюсь каждый день. У меня не получается 24 часа в сутки быть доброй и любящей. У меня периодически вылезает злоба, зависть, гнев, ненависть. При чем на ровном месте. Я могу помедитировать, открыть фейсбук и сразу кого-то там осудить: » А вот почему она вот так вот на этой фотографии стоит, а не вот так вот». Моментально, за две секунды. Человек только что помолился и вот… Поэтому программа она вечная и я знаю, что я из нее никогда не выйду, я постоянно буду учиться прихождению, приближению к Богу. И никогда я не стану святой, пока я нахожусь на земле. Но я могу стараться, я могу пытаться идти по этому пути. Потому что пока я делаю свою духовную программу, пока я живу по своим принципам духовным, пока я приношу пользу и служу, скорее всего есть шанс, что я не пойду пить, есть шанс, что я останусь трезвой и буду приносить пользу людям. Как только я начинаю уходить в свои страхи, держаться за эту кожу, держаться за мои убеждения, мои желание быть правой, знание как другим жить, знание как мне жить самой, контроль. Чем больше я ухожу вот в это, тем больше я начинаю дергаться. А чем больше я начинаю дергаться, тем больше мне хочется себя лечить, а если я не лечу себя Богом, то я пойду лечить себя алкоголем.

За три года у меня было несколько раз: было два раза, когда я была очень близко к срыву, это у меня произошло из-за отношений, драма опять-таки. Отношения, в которые я поспешила войти из-за своего эго, из своих каких-то не божественных желаний, скажем так. Это приводило меня к срыву, и только благодаря Богу я не сорвалась, потому что я очень много молилась, я плакала и становилась на колени и молилась, чтобы Бог не дал мне сорваться. То есть я верю, что если я останусь с Богом, я останусь трезва. Но как только я ухожу все дальше от духовности и от Бога, тем ближе я приближаюсь к стакану. Моя болезнь, я уже поняла, что я такой человек, что я не могу быть в состоянии нейтральности. Если я не работаю над собой, если я ежедневно не строю отношения с Богом, я начинаю идти назад. Моя нервная система: бешенство у меня увеличивается, злоба, появляются страхи, вырастает корысть, и я сразу начинаю идти назад, назад, назад. Поэтому на сегодняшний день я поддерживаю эти отношения ежедневно, для того, чтобы я шла вперед. Вперед — это не обязательно в прогрессе, в гору. А вперед — это в плане приближения к Богу и все-таки становиться свободной от вот этих вот всех вещей, от которых я пришла сюда, чтобы освободиться. Я пришла сюда, чтобы быть свободной. Когда я была в употреблении я зависела от алкоголя, вся моя жизнь крутилась вокруг алкоголя, мой календарь был вокруг алкоголя, мои какие-то решения в жизни… Т.е. алкоголь полностью меня контролировал. Меня контролировали мои страхи, я жила вообще в реакции, я жила в реакции на что-то: кто что сказал, кто что подумал. В реакции на свои страхи, я исходила из какого-то опыта, и я абсолютно жила на автомате. Мои страхи, мой эгоизм контролировали мою жизнь. Мне эта программа дает возможность быть свободной, если я захочу делать эту программу, эти шаги. Все достаточно просто. Мне даются шаги. Мне даже думать не надо, как и что делать, все дается конкретно с первого по двенадцатый шаг, что мне нужно делать и как применить программу. И я могу, благодаря этому, быть свободной. Мне наша книга и наша программа предлагает возможность быть свободной и не зависеть от реакций, состояний, страхов. Можно зависеть от состояний любви. Если говорить, что у нас две энергии: энергия любви и энергия страха. Программа дает возможность жить энергией любви, т.е. быть свободным от вот этих собственных вещей. Вот это все, наверное, и есть духовность.

Что я искала очень много в своей жизни до прихода в программу. Я искала в йоге, в медитации и в еще чем-то. Какую-то часть я находила. Но я не находила решения проблемы – почему я до сих пор пью. В общем у меня была какая-то часть может быть духовности присутствовала, но я не понимала почему я пью. На сегодняшний день, оглянувшись назад, я понимаю, что, во-первых, у меня не было доверия к Богу, у меня не было доверия. У меня не было чувства… Я всегда верила в Бога, у меня это было как-то с детства. У меня в семье верили в Бога, мама постоянно говорила: «Верь в Бога, Бог внутри тебя, Бог внутри тебя». Но никто никогда не говорил про капитуляцию, вот что это значит, о то, чтобы просто отдать свою жизнь Богу. Всегда говорили о том, что жизнь, она зависит от тебя, т.е. есть Бог, но жизнь твоя зависит от тебя. Вот как-то так. Я так выросла, я считала, что я ответственна за свою жизнь, что я сама, все в моих руках, что я вложу, то я и получу и понятия «отдать свою жизнь Богу» у меня не было. У меня было понятие: молиться, попросить, поныть, обвинить Бога, поругаться, — вот такие понятия у меня были. А вот понятия «передать свою жизнь Богу» у меня не было. Я это понятие обрела только в этой программе, что на самом деле, если я уберу свои ручки, если я просто уйду, буду приносить пользу и помогать другим, то все в моей жизни будет нормально, мне, в принципе, особо ничего делать и не надо. Все, что мне нужно делать, это приносить пользу и помогать, в данной ситуации, другим алкоголикам, молиться, медитировать, а все остальное, оно в Божьих руках. И вот это тоже дает мне определенную свободу, что мне не надо париться за свою жизнь. И как только я начинаю парится, это значит, что я начинаю контролировать, это значит, что у меня просыпаются страхи, и я начинаю думать: «А вдруг Бог не сможет побеспокоиться о моих клиентах? Вдруг Бог не сможет мне чего-то дать? Давай-ка я сама». На самом деле, что я могу сама, я не вижу всю свою картину жизни. Я не знаю, что будет завтра, я не знаю, что меня ждут через год, я ничего не знаю о своей жизни на самом деле, как я могу сама? Все что я знаю, все то, что я вижу перед собой. Вот это умение отдать свою жизнь Богу – это и есть свобода для меня. Иногда мне удается это легко, а иногда это тяжело. Иногда включается, что я знаю лучше или я знаю, что вот сейчас не надо быть в этих отношениях, или мне надо быть в этих отношениях. Или у меня включается галлюцинация, что я помедитировала, и Бог сказал мне уйти с работы. А на самом деле непонятно, что там: либо мое эго так захотело, либо мне Бог так сказал. И вот этот процесс – выстраивания отношений с Богом, приобретения какого – то духовного аспекта себя. Потому что я верю, что каждый из нас, что наши в души в телах здесь не просто так, мы имеем какую-то цель и наше существование – какой-то смысл. У нас есть какое-то духовное задание на земле. Для алкоголиков – это, возможно, помогать другому алкоголику и больше ничего не надо. Это уже огромное задание. Потому что, как у нас в книге написано, что никто не может помочь алкоголику кроме другого алкоголика. И на сегодняшний день где-то страдают люди, которым не может помочь ни психиатр, никакой-то родной человек, ни надзиратель в тюрьме, ни доктор, им может помочь только другой алкоголик, можем помочь только мы. И это огромный подарок на самом деле, знать то, что работая с другими я могу помочь так, как не может помочь никто другой, потому что мне так повезло. Я не знаю, почему мне так повезло, я не знаю, почему я трезвая, почему кто-то умирает сегодня, а вот мы здесь 20 человек сидим трезвые на этой группе. Я не знаю почему. Наверное, вот так Бог решил. Я не могу брать эту причину как бесплатный подарок. Я не могу говорить, что мне просто повезло и спокойно тут сидеть, заниматься чем-то, красить ногти или смотреть сериалы, потому что вот так вот мне повезло. У меня нет такого чувства привилегии. Я очень хорошо помню откуда я пришла. И что я могу оказаться там, где умирают эти люди. То, что я три года не пью, это не значит, что я завтра не запью. И мой опыт вот которым я поделилась, мне очень четко показывает, что если я не буду делать определенных вещей, то я могу сорваться в любой момент.

Часть моей духовности так же в том, чтобы не брать как за основу, что я трезвая и все, оно так и должно быть. Нет. Если мне подарили эту трезвость, значит для этого есть какая-то цель. и поэтому я веду к тому, что у нас у всех есть какая-то цель на этой земле. Ведь если бы не было этой цели, меня бы не было, я не могу брать за должное трезвость. Я чувствую ответственность за свое выздоровление, и я чувствую ответственность за помощь другим. Это все связано вот в этом духовном пакете, который дает мне эта программа, как я уже сказала.

Очень классно в этой программе… я знаю много людей, которые хотят найти Бога, хотят получить какой-то духовный путь, и они не знаю с чего начать… Нам вообще дали просто программу как Икеа мебель: вот вам пошаговая программа, вот вам путь и инструкция что делать. Это вообще такое чудо! Не нужно даже думать с чего начинать! Пришел, делай шаги, работай со спонсором, помогай другим, даже думать не надо! Идеальный вариант! Даже легче чем мебель собрать. И за это я очень благодарна, за шаги, которые помогают мне избавиться мне от вот этих своих кож, от убеждений и каких-то страхов. Для меня на сегодняшний момент в этих шагах есть все: эти шаги мне помогают оставаться трезвой, эти шаги мне помогают строить отношения, эти шаги помогают мне расти в работе, помогают мне становиться лучшим человеком, лучшей дочкой, помогают мне расти во всем. Если посмотреть, то алкоголь как вещество для меня не был проблемой. Если бы проблема был только в этом, я может быть и без анонимных бросила пить. Но проблема в чем? Проблема в том, что когда я не пью я не знаю, как жить, я не знаю, как работать, я не знаю, как функционировать, у меня страхи. Я, когда пришла в программу, мой первый год без употребления, я боялась открыть почтовый ящик и получить письма от клиентов, я боялась, что все меня хотят уволить, или я самый плохой работник. У меня постоянно какие-то страхи, они и до сих пор поднимаются, просто на тот момент я их очень чувствовала и понимала, я не понимала на тот момент, как жить. На сегодняшний день мне очень помогает посмотреть, а что стоит за этими страхами, т.е. желание контролировать, боязнь отпускать, боязнь передать свою жизнь Богу, потому что передать свою жизнь куда-то, во что-то – это страшно… передать свою жизнь – это о чем, куда? Что я передаю? Это как? Я не знаю, что происходит. Это все мне напоминает на сегодня, что-то вроде: «а ты шагни с оврага, а там возможно что-то приплывет, прилетит ковер – самолет, а может не прилетит. Но ты шагай, может дадут парашют, а может не дадут, а ты шагай». И вот за эти три года я не разу не пожалела, что я шагаю. Меня Бог ни разу не подвел. Чтобы со мной не было в жизни: какие-то потери или трудности в работе, как бы мне ни было трудно идти вперед, я вес время шла на верх. Как бы мне ни было страшно, все равно, когда я верила в Бога, было либо так как я хотела, либо лучше, но никогда не было хуже. Казалось бы, это дает знак, что все, доверься, за эти три года ты уже много всего получила, так доверяй. Но это нелегко, к сожалению, мне каждый день приходится просыпаться и передавать свою жизнь Богу минимум один раз, а то и больше. Потому что моя голова очень быстро возвращает меня в другое, моя голова очень быстро возвращает меня в страхи и говорит: «Не, а вдруг там не появиться ковер – самолет, а вдруг не надо туда шагать, а вдруг, а вдруг, а вдруг…». Вот это постоянное « а вдруг, а вдруг, а вдруг»… И вот опять таки благодаря шагам, особенно благодаря первым трем шагам, мне постоянно приходится возвращать себя и передавать свою жизнь Богу и я ищу этот контакт с Богом для того, чтобы у меня был покой, для того, чтобы я могла это сделать, передать свою жизнь Богу. Как я ищу на сегодняшний день контакт с Богом? Через молитву, медитации, 10 и 11 шаги – это абсолютно для меня обязательные шаги, я е делаю их идеально, но когда я их делаю, особенно 11 шаг, он очень четко мне показывает на сколько в мелочах я очень больной человек. Вот как я до этого говорила, осуждаю на ровном месте кого-то. Человек только зашел, а у меня первая мысль: «Господи, что за штаны?!». Ну, что ты вообще лезешь? Твои это штаны или тебе ли их носить? А на автомате выскакивает. И 11 шаг помогает мне видеть сколько в течении дня вот этих маленьких каких-то, вредненьких мыслей или страхов на ровном месте. Страхов, что вдруг клиентов новых не будет в новом году. Откуда он берется этот страх – не понятно. И вот 11 шаг помогает мне очень четко видеть эти страхи, эти маленькие вещи, тем же самым возвращая меня в программу, говоря мне, что я не могу отходить от программы, я не могу отходить от духовности, потому что вот на ежедневной основе я вижу какие-то свои маленькие недостатки, какие-то свои маленькие болезни, которые показывают мне, что я больной человек, который не может отдаляться от программы. Потому что, чем больше я отдаляюсь от программы, тем больше становятся мои недостатки, я начинаю уже злиться на более масштабном уровне, на более масштабном уровне начинаю хотеть контролировать, и вот этот более масштабный уровень в конце концов меня приводит к желанию употребить. Почему? Потому что, когда у меня есть страх, что я чего-то не могу контролировать, я начинаю, мне хочется избавиться от этого страха, и я начинаю пить, я начинаю есть… я этот четко уже увидела в программе, когда я уже не употребляла алкоголь, в первые два года я начинала заедать страх, контроль едой. И для меня это было «Вау!». Потому что нет вот этого контроля, дайка я что-то проконтролирую, засуну что-то вот в эту дыру страха… как я раньше уже делилась, желание, чем-то заполнить эту пустоту. Поэтому на сегодняшний день мне эта программа дает очень четкие указания, что если я буду на ежедневной основе передавать свою жизнь Богу, что если я буду смотреть за своим эгоизмом, страхами, корыстью, если я где-то хочу пользу вывести, и за своей нечестностью. Если я буду за этим смотреть и делать с этим что-то, то у меня есть хороший шанс остаться трезвой, у меня есть хороший шанс остаться не только трезвой, но и свободной и счастливой, что не мало важно. Потому что я не хочу быть трезвой, но при этом жить в боле, в горе. Я не хочу, мне такая трезвость не нужна, я не хочу. Да, есть моменты боли, которые я чувствую в трезвости, и это нормально, я прохожу духовный опыт, я, как всегда, лезу в какую-нибудь кашу, я не знаю, рискну где-то или навру, и потом все это мне вернется задницей, и это нормально, я прохожу боль, это часть моего духовного выздоровления, мне нужна эта боль, мне нужен этот опыт, чтобы я больше не лезла в эту задницу, чтобы больше я не врала, чтобы больше я не делала каких-то вещей. У меня был такой опыт, я сфальсифицировала документы, чтобы получить квартиру, и, соответственно, все это мне вернулось большой потерей денег и вообще массой головной боли и проблемами. И это дало мне классный опыт, что не надо больше врать и подделывать документы, чтобы получить на тот момент то, что ты не можешь получить. Почему? Но мне же хотелось, мне же хотелось на тот момент получить не то, что я могла получить финансово и по своим возможностям. Мне хотелось выше, мне хотелось больше. И вот это выше и больше мне соответственно и вернулось. Есть какие-то ситуации, которые мне всегда приносят боль, и эта боль – часть моего духовного опыта. Это нормально. Но жить в депрессии постоянной, в которой я жила до прихода в программу, жить в постоянном желании суицида, жить в постоянной ненависти к себе, жить в неумении найти свой путь в жизни, жить в неумении найти свое место. Я все время, всю жизнь чувствовала, что я нахожусь там, где я должна быть, я все время чувствовала, что я не могу найти свое место. Вот это неумение найти свое место приносило мне боль. Вот эту жизнь я больше не хочу. И за три года у меня в принципе такого опыта не было, да, я говорю, у меня были какие-то боли какие-то опыты, но такого уровня боли, что я больше не хочу жить и что я больше не чувствую себя нужной, и я больше не чувствую себя частью этого Мира или этой Вселенной, такого черного кошмара у меня за три года не было. Но может появиться в будущем в программе, я не знаю, но на сегодняшний день у меня такого нет. И за это я уже благодарна. То, что мне дает программа – это свободу от того состояния, что я не являюсь частью этой вселенной. Вот эта духовность – это то, что мне дает понять, что я являюсь единством с этой вселенной, что я являюсь единством с человечеством, что я могу быть полезной и приносить опыт, вот это тоже, наверное, большая часть моего духовного пути.

Когда я не чувствую себя духовным человеком? У меня бывает такая иллюзия, что я не чувствую себя духовным человеком. Для меня вообще раньше духовный человек, когда я только пришла в программу, был определенным стереотипом. Для меня духовный человек был таким смиренным, тихим, спокойным, таким вообще по воде ходящим, матом не ругающийся, такой вот идеальный человек. И я хотела быть такой. Я думала, что это моя цель, я хочу выглядеть вот так. И когда я пришла в программу, люди, которые не соответствовали этому типажу для меня были не выздоравливающие. И вообще я считала, что эти люди неправильно делают программу, и что они не духовные, не такие вот как мой образ духовный в голове. И я себя винила, я себя била, когда я не соответствовала этому образу. А не соответствовала я этому образу 99, 9 % времени. И это тоже приносило мне определенную боль. На сегодняшний день для меня духовный – это не сияющий человек, который ходит по воде, а человек, который честный перед самим собой, включая меня. И когда я работаю с другими, когда я не концентрируюсь на себе, когда я работаю с другими, вот это состояние помощи другим людям и когда я честна перед самой собой – вот это для меня часть духовного образа. И я знаю, что я честна с собой, если я знаю, что я работаю над собой, я с Богом, значит я с Богом. Когда я отхожу от Бога – я ухожу в себя. Я начинаю думать о себе: я там то, мне надо больше денег, мне надо больше того, и как только я начинаю «мне надо, мне надо, мне надо» — я уже все, я уже ушла куда-то не туда, меня уже занесло. Потому что как только я начинаю работать над своим эгоцентризмом у себя в голове, сама над собой, не думая, что нужно другим людям, чем я могу быть полезна, чем я могу помочь – все, я ушла в свой эгоцентризм, и я абсолютно отдалилась от цели, от помощи другим людям. Я не могу свой эгоцентризм вылечит у себя в голове, я могу свой эгоцентризм вылечить, когда я иду и фокусируюсь на другом человеке, в помощи другому человеку. И книга тоже говорит об этом: противоположное эгоцентризму – это альтруизм, когда я иду и помогаю другим. И вот только так я могу вылечить свой эгоцентризм, я не могу вылечить и в голове своей его разжёвывать. Что тоже является частью моей духовности – вот эта альтруистическая часть, на сколько я могу себя отдавать другим людям и не думать о себе, и не думать вот это: «а что мне надо, а мне не хватит». Вот этот вот страх, когда я в страхе, мне всегда кажется, что мне не хватит, что мне не хватит денег, или мужчин на планете, или работ, или еще чего-то. «Мне не хватит, не хватит, мне нужно что-то для этого делать». Это абсолютно все дефекты, которые исходят из моего страха. Как только я фокусируюсь на других людях, то мне как-то всего хватает, мне сразу начинает всего хватать. И программа нам не говорит, что когда мы начнем выздоравливать – у нас станет денег больше. Она говорит нам о том, что у нас измениться отношение ко всему. На сегодняшний день у меня меняется отношение к вещам. Люди не изменились в моей жизни. Там родители, мама моя осталась моей мамой такой же, мои друзья остались моими друзьями, люди, клиенты, работы, все осталось тем же в моей жизни. Но вот этот путь духовности, путь к Богу, дает мне новые какие-то принадлежности, чем я могу с этим работать. Проблема ведь не в людях, проблема в моей голове. И благодаря этой программе я могу работать с собой, я вижу. Ок, я злая, почему? Где просыпается мой эгоцентризм, где просыпается мой страх? Я могу уже что-то менять в себе. Потому что мне раньше казалось, что проблема в работах, в людях, в странах. Вот я живу в США и все время думаю, что страна во всем виновата: «да, они тут не такие, они не так думают, у них менталитет другой, еще что-то». А потом ты начинаешь понимать, что не важно, что в любой стране как бы. Я пыталась менять носки, а не мыть ноги. И вот на сегодняшний день я понимаю, что мне нужно помыть ноги, а не менять носки, грубо говоря. И благодаря этой программе, я могу обрести свободу от всех этих убеждений и действительно обрести какой-то покой. И на сегодняшний день я очень благодарна, потому что вот этот духовный покой, он переносит меня к трезвости, к трезвости физической и эмоциональной. И однозначно, что на сегодняшний день, вот за три года, я обрела какой-то внутренний покой, я вернула свою жизнь, благодаря 9 шагу и встала там, где я раньше не была. Я выросла в работе, я выросла в отношениях. Бог поменял мои отношения, только потому что я повернулась к Богу, я впустила Бога и позволила ему. И все тоже не сама, вот 6-7 шаги, я просила Бога о готовности впустить его, он забрал какие-то дефекты, помог впустить его. И все это ежедневно, да, ежедневно. Только ежедневная работа помогает мне оставаться спокойной и трезвой. Если я не делаю этого ежедневно, то я очень быстро возвращаюсь к своим дуростям и теряю душевный покой. Я на этом остановлюсь. Вот в этом всем есть мой духовный опыт на сегодняшний день. Он скорее всего изменится завтра или послезавтра, но на сегодняшний день вот то, что я получила, то что, Бог и программа мне дали.

Вопрос. Я услышала у тебя, что для осознанного контакта ты используешь молитву и медитации. Ты бы не могла подробнее рассказать про медитации в особенности, как ты к этому пришла? Потому что у меня очень долго не получалось.

Ответ. да, спасибо. У меня тоже не получается. У меня бывают моменты, когда нет. Но на сегодняшний день я поняла, что получается или не получается – это не мне судить. Это как с жизнью. Вот у меня что-то там не получается, и я сама начинаю решать для себя, как это вот. Что вообще значит: получается или не получается? Как я вообще могу это определить? И у меня бывает, а может и будут минуты, когда я не могу сидеть в тишине. Моя голова она меня раскручивает и это нормально на этот день. Просто я научилась, что я высижу. Я вот 10 минут с утра сижу в тишине, бывает эта тишина очень тихая, и у меня там в голове такое: «бла, бла, бла». Я просто себе сказала, что я буду сидеть. Бывают дни, когда я включаю музыку и слушаю музыку, или просто дышу, концентрируюсь на своем дыхании. У меня есть медитации, когда я просто делаю вдох и выдох и просто сижу, бывают визуализации, разные опыты. Но это просто к тому, что каждый день может выглядеть по-разному, как и опыт молитвы. Вот у меня опыт молитвы, что молитва может выглядеть по-разному каждый день. Вот на сегодняшний день, какими-то молитвами я молюсь из книги, какими-то из сердца, наверное, из головы тоже. И оно выглядит по-разному, я больше фокусируюсь на том, что мне на это утро надо. Может мне на это утро нужно подышать поглубже, или мне нужно постоять подергаться, потрястись, вытрясти из себя какой-то там гнев. Вот это больше про почувствовать интуитивно, что мое подсознание, вот этот Боженька внутри меня хочет на данный момент. Мне так легче, чем концентрироваться на чем-то одном. Хотя, в принципе, по большому счету, это просто какой-то микс разных вещей: какие-то дыхательные практики и т.д. это редко бывает что-то одно, но при этом все равно уже не выглядит одинаково. Я уже не осуждаю: «ой, у меня была плохая медитация». Потому что, может быть за секунду, за эти мили секунды, что я сфокусировалась на своем дыхании, это уже предало мне какой-то плюс, дало мне что-то, чего бы не было, если бы я эти мили секунды не посидела бы в тишине. Я не знаю. У меня нету такого дара видеть пользу медитации на этот день. Иногда я, когда я чувствую себя особенно какой-то дерганной, я просто говорю себе: «Сиди 10 минут». Вот и сижу 10 минут. Просто посидеть для меня 10 минут и не дергаться, не бежать куда-то, не проверять почту, фейсбук – иногда только это уже большой бенефит на этот день. Спасибо.

Вопрос. Сергей, тугой алкоголик. Ты мне скажи, Боженька поможет или нет? Сам себе помочь не могу. Люди вокруг что-то помогают, что-то делают, но не могут помочь. Боженька поможет или нет?

Ответ. спасибо Сергей. Ты знаешь, раньше я давала силы людям, думала, что люди могут мне помочь в каких-то вещах, и в том, что касается алкоголя тоже. А на сегодняшний день я понимаю, что у нас, у людей, нет таких сил. И я сама тоже не могу, я не могу кому-то помочь не пить, у меня нет такого дара. Я могу с кем-то поговорить, я могу с кем-то пообщаться, я могу кого-то провести по шагам, да, рассказать свой опыт. Но забрать желание употреблять, я не могу, у меня нет такой силы. И никто не может из людей забрать у меня желание пить, у них просто нет этой силы. Все что мне оставалось на момент, когда я пришла в программу… Я пришла в программу в таком состоянии, что я думала, что сели мне эта программа не поможет, то я себя убью. То есть я, в принципе, дала себе такую установку, что если мне это не поможет, то все, я сдаюсь. И у меня не было больше другого выхода, потому что на тот момент, я попробовала хорошее количество вещей. У меня не было надежды ни на что. и когда я пришла в этой программу, мне сказали: «просто ходи, просто возвращайся, просто ходи, возьми себе спонсора, делай шаги». И мне ничего не оставалось другого, как просто поверить. И я слушала людей, слушала их истории, слушала что они говорят. И я хотела то, что они имеют. Я слышала, что они счастливые, я видела, что они свободные, я видела, что они делились опытом откуда они пришли и у меня появилась надежда, что если у них так получилось, почему у меня не получится. И я просто делала, что мне говорили делать. Я ходила на группы, я брала какие-то служения, я вела группы, я взяла себе наставника, я начала читать книгу, я начала идти по шагам. Я просто делала тупо что мне говорят, и верила, что если не получится, то не получится, я, в принципе, ничего не теряю. Я на тот момент, ничего не теряла. У меня ничего не было на тот момент: у меня не было работы, я жила у подруги на диване, я, в принципе, кроме употребления ничего не знала. У меня был другой выход – это суицид. Все. Поэтому я просто отдалась, поверила, как могла. И в процессе, я просто начала видеть, что что-то работает, я не пью 30 дней, 60 дней, 90 дней. И потом после 90 дней, я поняла, что я не просто не хочу не пить, я не хочу жить как жила, я хочу жить как эти люди, которых я слушаю на группах. И я начала еще больше, глубже вошла в программу. Поэтому, у каждого свой Бог. Поэтому если у тебя тоже. Если бы я могла подарить тебе своего Бога, я бы сказала, что мой Бог тебе поможет. Но у тебя свой Бог и я искренне желаю тебе его найти. Потому что я верю, что он тебе поможет. Я верю, что сила, которая тебя уже привела на эти группы, сила, которая уже хоть какое-то время дела тебе чистоты, не важно час, сутки, день, неделю, уже какое-то время тебе было дано. Значит есть шанс. Если было дано столько, почему не может быть дано больше? Я в это искренне верю, потому что у меня было много ситуаций в жизни, когда я должна была быть мертвой: очень много аварий у меня было, очень много ситуаций, куда я сама себя вводила, где меня свободно могли убить, расчленить и никто бы не узнал об этом. Но я как-то осталась жива. И у меня нет сомнений, что это Божья воля, потому что по-другому и быть не может, у меня нет других объяснений. Дай Бог, я верю, что Бог может тебе помочь, раз ты уже здесь. Мой опыт такой.

Вопрос. Опыт десятого шага.

Ответ. спасибо большое за вопрос. Я больше всего не люблю этот шаг, потому что он требует дисциплины. А дисциплины я не люблю. Я люблю так как я хочу, и когда я хочу и чтоб все было по моему графику. Вот. И люблю, и не люблю этот шаг. Но люблю за результат, который можно получить. Допустим, у меня был такой момент, я сегодня тоже им делилась, поэтому вспомнила. У меня девочка, с которой мы раньше работали вместе, у меня к ней было очень много злобы и зависти, потому что она как-то выбилась вперед по карьере, а я думала, что как это так, ведь она дурнее меня, она хуже меня и прочее, как она могла это сделать. Я очень долго это носила в себе и это было до программы. А будучи в программе, я увидела ее рекламу на фейсбуке и у меня поднялась злоба. Первым делом, что я сделала – помолилась, и потом я увидела свои страхи, свою корысть, как она у меня вылезает и все свои мысли: «что она лучше меня, что я не поднимусь до такого уровня, что у меня не будет денег, у меня не будет такой свободы!». Я увидела зависть свою, вот это все. Я помолилась Богу, а потом пошла и купила ее книжку. Да, вот пять минут назад я на нее злилась и завидовала, а потом пошла и купила ее книжку. Прочитала, кстати, очень хорошая книжка оказалась. Но почему я делюсь этим опытом, почему я об этом говорю? Это дает очень четкое понятие как работает 10 шаг. Из гнева, из эгоцентризма 10 шаг переносит меня в свободу. Я в тот момент освободилась, когда я пошла и купила эту книжку, я освободилась от этого чувство, мне больше его не нужно было носить в себе. Потому что мне, для меня, как алкоголика, злоба – это яд. И если я буду этот яд продолжать пить и носить, то в какой-то момент я пойду бухать. И мне нельзя этого делать, мне нельзя это в себе носить. Для этого мне дан 10 шаг, очень грамотный шаг. Ежедневный шаг для того, чтобы не носить какашки в себе, для того, чтобы освободиться. Я иногда забываю, иногда мне не хочется спонсору звонить или наговаривать, потому что я думаю: «Ай, ну, это такая мелочь, ай, ну это зачем. Ай ну, это пройдет». Мне иногда хочется 10 шаг, если он не очень сильный, фигня какая-то мелочь, как я считаю, мне его все время хочется под ковер засунуть: «ай фигня, ай, пройдет, это не важно, это не считается». Это все мое эго. Оно начинает мне говорить, чтоб я не волновалась, что все нормально. Но духовная-то моя сторона моя чувствует, что какашечкой попахивает, и говорит: «Ну, давай, напиши спонсору, позвони, выскажись, не держи в себе. Посмотри, у тебя на ровном месте злоба проявилась. Посмотри! Посмотри, на ровном месте у тебя зависть включилась, страхи появились». И чем больше я этого делаю, естественно, это заставляет меня больше молится, потому что 10 шаг мне говорит, что я должна помолиться сразу и сразу помочь другому человеку. Мне нужно посмотреть, кому я могу помочь. Это, соответственно, мне нужно идти на группу, иди в ватсапп, смотреть кому я могу быть полезной вокруг себя. Людей вокруг меня не бывает обычно, потому что карантин. Это заставляет меня делать какое-то движение, а я не хочу. Но программа то движения, я только в движении могу выздоравливать, я не могу выздоравливать у себя в голове. Поэтому, я считаю, что 10, 11 и 12 – это самые крутые шаги, даже потому что их надо делать, а мне не хочется. И вот через «не хочется» я выздоравливаю. Потому, когда я делаю то, что хочется, я иду глубже в свое заболевание. Много есть опыта 10 шага. Но вот этот один из самых ярких. Его приходится делать сразу, каждый день, а не хочется, но он сильный. Для меня в моей жизни, 10 и 11 шаги очень сильные. Спасибо.

Вопрос. Вопрос на злобу дня. Я сейчас в четвертом шаге. И у меня вопрос: как долго у тебя заняла четверка твоя? Я сейчас пишу список людей, и вот уже пару недель у меня всплывают люди, все всплывают и всплывают, и я даже не знаю, когда это закончится. Поделись немного по четверке.

Ответ. когда я писала первый раз четверку, я вообще в первый раз шаги быстро прошла. Мне так хотелось духовного пробуждения, я была такая голодная, мне так хотелось перемен в жизни, что я в первый раз очень быстро прошла шаги. И у меня была другая проблема в первый раз, у меня много времени заняло, чтобы быть честной перед собой, потому что у меня была маска, что у меня нет обид, у меня нет страхов, я такая вся безобидная, я только на себя обижаюсь, всех давно простила и т.д. Вот этот кусок у меня занял очень долго. Не долго, но, наверное, месяц ходила в этом состоянии, ну, не месяц, но недели две-три точно, что у меня нет ни на кого обид. И я честно в это верила. Но потом я начала писать, и оно стало прорываться, и оно пошло, и оно пошло, пошло. У меня все равно там не было много людей, у меня там … Я вот сейчас работаю с девочками, у них там более сотни людей, у меня не было более сотни. У меня там были обиды какие-то более конкретные на близких людей, это, естественно, родители, какие-то близкие друзья. Но у меня сильно обид не было, было какое-то количество. Для меня было важным увидеть вообще, что я вообще обижаюсь на людей, потому что я думала, что я совсем вот пустая. Но я написала обиды, потом были страхи и ущерб другим людям, и я написала, в принципе, его быстро. Второй раз, когда я уже писала, у меня было значительно меньше людей, естественно. Они были уже в процессе выздоровления какие-то люди. Мне больше тяжело уже в выздоровлении было делать пятый шаг, признать, что у меня появляются какие-то обиды. А когда я писала четвертый шаг в первый раз, как-то я быстро все это написала. Слушай, ну, приходят, пускай приходят. Может и лучше пока, что оно все идет. Я, когда работаю со своими девочками, говорю, что лучше выписать все, что есть, чем половину потерять, не доделать, или забыть. Нам в книге говориться, что мы этот шаг хотим делать очень четко и до конца. И мы не хотим ничего утаивать, и мы не хотим ничего скрывать. Нам нельзя на самом деле. Оно в любом случае вылезет потом, так что пока она идет, я бы писала, и писала, и писала, если оно вылезает. Я знаю, что некоторые, уже из опыта, советуют не обращать внимание на какие-то совсем мелкие обиды детства, я же считаю, что лучше уже один раз выписать все, и почистить, и забыть, проговорить, чем это потом где-то что-то не дописать. Поэтому да, я когда работаю с девочками, говорю, что пишите, пишите, пока идет. И в итоге оно к чему-то приведет.

Время собрания

(четверг) 02:00 - 04:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *