октябрь, 2021

воскресенье31октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Дмитрий, 2 года 9 месяцевТЕМА: «История выздоровления, или, как я остаюсь трезвым" сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Россия, Нефтеюганск

Тема «История выздоровления, или, как я остаюсь трезвым»

Домашняя группа «Жизнь»

Привет всем, меня зовут Дима и я алкоголик. У меня опыта немного еще спикерить в таком формате. Сразу скажу, что посещаю собрания четвертый год. В моей истории был срыв.

Расскажу немного о себе. Употребление началось в довольно раннем возрасте. Получается, четвертый год я хожу на собрания. 2 года и 9 месяцев трезвый после срыва. Начинал, как и многие из вас, по праздникам. Мои родители устраивали праздники, я наблюдал за этим. Один из родственников аккуратно начал мне подавать рюмки втихаря, мне было лет 12. Когда, первый раз я попробовал алкоголь, мне было интересно, потому что родителям и гостям было всегда весело. Мне тоже хотелось понять, как так получается.

Годам к 14 я первый раз как следует напился. Был праздник, 23 февраля, родители ушли в гости. У друзей стоял алкоголь. Какая-то брага. Друг принес банку, я выпил половину трехлитровой банки. В пять утра на следующий день очнулся в кошмарном состоянии. Родители были вне себя, я убежал из дома вытряхивать ковер, который был мной весь облеван. Вот такой был первый опыт.

В дальнейшем, ближе к 16 годам, я рос на улице, как и все. Мы собирались где-то группами, была своя тусовка, толпы, где мы все кучковались. В те времена было модно собираться, выпивать, гулять с девушками. Мне девушками было сложно общаться. Я не знал, как общаться, я стеснялся. Вообще я не умел выстраивать отношения и диалог. Не было у меня такого опыта. Как это делать, я не знал. Алкоголь показал мне, что это делается очень легко. Он сглаживал все углы, позволял делать это элементарно просто. Перед девушками я сразу становился героем, мог сразу найти общий язык с кем угодно. Завязывались какие-то отношения.

Дальше — больше. В 1992 году в первый раз в моей жизни появились более тяжелые вещества. Алкоголь усугублял. Я заканчивал школу, должен был поступить в высшее учебное военное учреждение, чего не произошло. И моя жизнь начала катиться под откос. У меня начались интересные проблемы. Я поступил вместо института в учебку. Мы гуляли, как и вся молодежь. Мы регулярно употребляли. Посещал учебное заведение очень редко. Каким-то чудом мне удавалось учиться.

Скажу сразу, в те времена у меня уже были серьезные проблемы. Но я не знал и не понимал этого. Родители мне уже тогда говорили, что у меня что-то не то происходит. Было бесполезно что-то делать, потому что я вел самостоятельный образ жизни и принимал решения сам. Сам только в тех местах, где были проблемы. А проблемы были везде.

Первый раз я женился в 18 лет. Я не пошел в армию, благодаря родителям. Естественно, моя семейная жизнь не сложилась. Я прожил порядка четырех лет в браке. Два из них кое-как. Это были постоянные пьянки, скандалы, измены, проблемы, сложности. Это было ужасно. На работе долго нигде не задерживался. Меня отовсюду увольняли, никуда не хотели брать, родители как-то договаривались. По старой схеме всегда шел, оказывался в одной и той же ситуации. Возникали проблемы с алкоголем, с другими веществами. Были такие интересные истории, когда уходя на работу утром, через два месяца приходит мастер и спрашивает у жены: «Где Дима?». Жена отвечает, Что Дима на работе. А Димы на работе уже два месяца нет. Дима уже два месяца где-то находится.

Эти вещи происходили в моей жизни на протяжении 26 лет. Я потом стал более серьезным клоуном. Когда в моей жизни развалилась первая семья, я пошел в нормальный загул, связался с достаточно криминальным коллективом, моя жизнь замотала меня в то русло, что я год в итоге провел в местах не столь отдаленных. Но меня выпустили по амнистии. Я вернулся к тому же образу жизни. Опять алкоголь, вещества, компании, разгульная жизнь, которая ни к чему не приводит. Нет перспектив.

Потом в моей жизни появилась еще одна женщина. Это была мама моего старшего сына. Ему сейчас 17 лет. Я умудрился где-то на протяжении оставаться трезвым, пока она была беременная на последних месяцах, несколько месяцев после того, как он родился. Это продолжалось недолго. Все вернулось на круги своя. Начались проблемы и жена очень быстро от меня ушла. Мой сын вырос как бы без меня. До шести лет я с ним как-то общался, поздравлял с праздниками, передавал какие-то подарки. Потом у меня время встреч с ним прекратилось. Жена вышла замуж и изолировала его от меня. Это было верное решение. Общаться с отцом-алкашом – вообще не вариант. Хотя, тогда я думал наоборот. Что она против меня была, настраивала его против меня.

Вообщем, ребенка я не видел и не воспитывал. Мне было не до этого, я постоянно бухал. Но когда я договаривался о встречах, то я постоянно болел. Болел – это значит тоже бухал. И так на протяжении многих лет. К 14 годам моего сына я был нормальным таким алкашом и все еще думал, что у меня нет проблем. Однажды в 1997 году, когда мои родители отправили в нарколожку в Новосибирск. Со мной поехала мать. Тогда я первый раз услышал о 12 шагах. Там был врач-нарколог, который мне сказал, что вариантов нет. Но есть программа «12 шагов». Но в то время я был не готов, не признавал, что у меня есть проблема. Проблемы у всех остальных, а не у меня. А в лечебницу я поехал только для того, чтобы родителей убедить.

Дальше я терял работу, в какой-то момент, когда мне удалось оставаться трезвым на протяжении 1-1.5 лет, Бог сделал мне подарок. Мне удалось создать бизнес, построить новую семью. Я прожил с женой два года, после этого ушел в очередной срыв. Потом она увидела, какой я на самом деле, и все покатилось под откос. Бизнес вяло протекал. Я взял на работу своего брата, который потом взял все в свои руки, потому что я постоянно находился в каких-то переплетах. Финансы, которые у меня появились, начали меня убивать. Появился бонус – это деньги. Я всю жизнь считал, что все можно купить. Но это было ошибкой. Деньги начали меня убивать со скоростью света.

Лет 8 назад в запое и в употреблении других веществ, я доупотреблялся до того, что находился на пороге смерти. Приехала моя мать со своей подругой, повезла за 800 км от моего города в Тюмень в нарколжку. Очередной раз меня сдали туда, врач посмотрел и сказал, что не знает, сможет ли меня оживить. Я был в состоянии живого трупа. Слава Богу, прошло десять дней, меня выходили, поставили меня на ноги. Наверное, несколько месяцев я не пил. Вроде решил, что все понял, что проблемы больше нет. Я готов больше не наступать на эти грабли, смогу справится. Мне удавалось месяц или два находиться трезвым. Но, в конце концов, произошло то, что происходило всегда. Я очередной раз вошел в штопор. «Бухачки» у меня сопровождались путешествиями. Я мотался по всему миру в этом состоянии. Умудрялся как-то перелетать из города в город. Доходило до того, что выпить мог дома, а очнуться где-то в Европе. И так далее и уже обратно ехать в полуживом состоянии. Я ничего не успевал посмотреть. У меня постоянно было состояние полуживого человека. Но с виду я был нормальным. Иногда и выглядел хорошо. И машина, и квартира. Но в душе зияла огромная дыра, которую нельзя было ничего залепить. Эта боль была 24 часа в сутки. Я не знал, что с этим делать.

В один из очередных разов, когда я откАпался. Пришел в себя, начал заниматься медитацией, нетрадиционными штуками, надеясь на то, что смогу справиться при помощи этого всего с зависимостью. Но, к сожалению, меня надолго не хватило. В промежутке я успел смотаться в Иерусалим и попросить Бога, чтобы он меня избавил меня от этих проблем. Он избавил меня от этого месяца на два. Я каким-то чудом продержался трезвым. Потом все началось снова.

Естественно, на протяжении всей моей жизни происходили очень болезненные вещи с моими близкими. Страдали мои родители, тети, дяди, бабушки и дедушки. Это все начиналось с 18-20 лет. Происходили страшные вещи. Я выносил все из дома. Дома невозможно было ничего оставить, потому что я мог залезть туда. Мама всегда прятала свою сумку, а отец прятал кошелек. Все равно не всегда они успевали это делать. Мне уже никто не доверял. Не доверяли уже на протяжении многих лет. Все это длилось 26 лет. Я не знал, что с этим делать. Перепробовал все возможные и невозможные способы: медитации, аффирмации и так далее.

Мне ничего не помогало. Я не кодировался ни разу, а нарокологички я посещал регулярно. Ко мне ездили врачи, чтобы привести меня в порядок, прокапать. Иногда меня хватало на неделю, месяц, два. Потом я опять оказывался в штопоре. У меня было в квартире такое место, я его называл троном. Я на этом троне давал себе по утрам слово, что не буду ничего употреблять. Вот начинается утро, и на этом троне я давал себе слово, что я больше не буду этого делать никогда. Это больше в моей жизни не повторится. Но это всегда заканчивалось одним и тем же. Я мог тут же после обещания пойти похмеляться. Иногда мне удавалось остаться на том «характере», выйти чудом из штопора и прийти в себя. Рано или поздно это повторялось.

И все-таки я был уверен, что могу с этим справиться. Последние годы употребления я начал встречать людей, которые тоже употребляли всю жизнь. Они мне говорили, что какое-то время остаются трезвыми. Они были в программе. Нужно просто признать, что есть проблема. Но я думал, что проблемы у них, а у меня все хорошо. Работы не было, семьи разваливались. Старший сын вырос без меня. Но на протяжении многих лет я его и не видел толком. Один раз я с ним встретился в 14 лет, он мне сказал, что я ему не отец. Он ушел со слезами на глазах. Для меня это было очень болезненно. Как это можно было пережить? Это были невыносимые чувства. Я не знал, где найти выход.

В очередной из моих пируэтов, когда у меня закончились мои очередные отношения, я приехал из центральной полосы России в Нефтеюганск и забухал, чтобы зализать свои раны. В моей жизни появилась женщина, с которой мы вместе забухали. Но она уже была в программе. В какой-то момент она сказала, что если я хочу дальше бухать, бухай. Что ей это надоело и она так больше не может и пойдет на группу. Я решил пойти вместе с ней. В то время в моем городе не было еще групп АА, на первую группу пришлось ехать за 60 км в Сургут. Так я оказался первый раз на собрании Анонимных алкоголиков. Это было 19 марта.

Когда я оказался на первом собрании АА, мне очень было интересно, как все это происходит, потому что я уже настолько намучился в поиске выхода из этой проблемы. Ничего мне уже не помогало. Я решил попробовать все, что угодно, лишь бы помогло избавиться от этой беды. Так я начал ходить на собрания АА. Первое время мне приходилось ездить на них 3-5 раз. Они мне были нужны как воздух. Я ездил за рулем первые дни трезвости, волосы дубом. Лишь бы доехать до собрания, потому что состояние сумасшедшее. Приезжаешь туда и видишь людей, которые трезвые по 5, по 10 лет трезвые. Офигеваешь! Что такое может быть?! Мне было непонятно, как то происходит и захотелось получить тоже самое. Через месяц после этого я попал на одну из спикерских. Был семинар по шагам и по традициям. Я сидел на этом семинаре, слушал. После этого побежал искать себе спонсора. Мы пошли с ним по шагам.

На сегодня у нас с ним дружеские отношения. Но была история, когда мы начали читать книгу. Я вообще ничего не понимал. Мне просто нужно было то, что есть у него. Когда он мне задавал вопросы, я всегда кивал и со всем соглашался. Помню, как это происходило. Первый раз мы делали третий шаг на коленях, молились молитвой третьего шага. Потом была четверка, которую я писал на протяжении 4-5 месяцев. Помню, когда закончил четверку писать, повез маму в Черногорию. В один из дней, сидя на побережье, я очередной раз молился за свои обиды и пролистал свой список. Понял, что все, список закончился. В Черногории я оказался на группах АН, там не было алкоголиков. Но там была дружная и теплая атмосфера, гуляющие по пляжам группы. Они собираются на пляже, с разных концов света. Было очень интересно общаться. Как работает вообще сообщество во всем мире.

Закончилась моя четверка, я приехал домой. Потом был пятый шаг с моим спонсором. Мы пошли дальше. Получается, на 9 месяце в программе на первой девятке я испытал страх. Я не знал, что делать. Спонсор говорил, что нужно молиться, просить готовности. Я пошел и сделал «девятку» девушке. Пришел к ней, выразил свои сожаления, спросил, что могу для нее сделать. А она мне сказала: «Купи мне четырехкомнатную квартиру». Спонсор сказал, что нужно пообщаться с ним, если будут возникать какие-то непонятные ситуации. Потом оказалось, что она пошутила. Разговор был окончен.

В этот день я вернулся домой. Та девушка, через которую я попал в сообщество (это моя супруга ныне), спросила, где я был. Я с перепугу выбежал из дома, пошел в магазин, купил «пузырь», уехал к другу и напился. У меня произошел срыв. Могу честно сказать, я уже был в сообществе девять месяцев, вокруг меня происходили такие вещи: люди срывались, но я-то думал, что со мной это точно не произойдет! Ни при каком раскладе! Я даже со спонсором об этом говорил, вроде было все хорошо. Он прочищал мне периодически мозги. Но срыв случился. Я проупотреблял, потом понял, что больше не могу. Что-то идет не так. Я выпиваю, и результата нет того, который я получал.

Я вернулся на группу. Всем рассказал, что сорвался. Меня ребята поддержали, сказали, что нужно двигаться дальше. Спонсор сказал, что будем продолжать дальше. Буквально через несколько дней, в январе я опять ушел в штопор. Это происходит уже на протяжении семи дней. Я бухаю с 3 января по 11 января. Я понимаю, что я больше не могу бухать. Алкоголь вообще больше не «вшторивает». Я не получаю того эффекта, который получал ранее, понимаю, что у меня есть только одна дорога, которая ведет меня только вперед. Мне нужно вернуться в сообщество и идти по программе. Я не пропагандирую срывы, это очень болезненно. Но со мной произошло вот так.

Снова я вернулся на группы. Первый год я чувствовал себя не очень хорошо в программе. Вернулся в программу и нашел нового спонсора. Почему-то со старым программа не работала. С новым спонсором мы пошли с первого шага. Все произошло очень стремительно. За четыре месяца мы дошли до пятого шага. Потом начались «девятки». Через пять месяцев после срыва пошел спонсорить. У меня появился первый подспонсорный. И вот тогда, когда он появился, моя жизнь начала меняться. Мне стало намного лучше эмоционально и духовно. Я никогда не понимал, когда говорили, что алкоголику помогает работа с другим алкоголиком. Когда начал передавать программу, понял, как это работает. Я все понял. Почему я не мог дотянуться до тетрадки, я думал, как же мне ее взять. В голове постоянно были отмазки, чтобы не писать «четверку». Я не понимал, почему так происходит. Потом я понял, когда мои подспонсорные начали проходить по шагам. Я смотрел на них и видел себя.

Тогда моя жизнь начала меняться кардинально. Я пошел по этому пути дальше. Много интересных вещей за то врем, когда я в программе, за то время. Что я трезвый. Было разное. За это время у меня родился сын. Ему скоро уже будет два года. С супругой анонимной мы, к сожалению разошлись. Отношения не сложились, все было очень болезненно. Но мне больше не нужно бухать. У меня есть программа, сообщество, Высшая сила. Я благодарен людям, которые вели меня по этому пути, спонсору своему. В дальнейшем в сообществе так сложилась ситуация, что мой второй спонсор оказался работником компании моей супруги, поэтому мне пришлось разорвать с ним отношения.

Сейчас у меня другой спонсор. Он живет на другом конец России. Хожу на онлайн-группы. Главное, как работает. Те вещи, которые есть в обещании девятого шага, сбылись. Я раньше думал, что это какая-то бумажка, которую читают. Может, голова на тот момент была не готова. Мне нужно было, наверное, дойти до «девяток» и начать их делать, чтобы понять, как это работает. На сегодня у меня остались еще несделанные «девятки». Их несколько. Есть у меня косвенные «девятки», которые я до сих пор реализую. Есть крупные финансовые «девятки», которые я должен сделать. Есть «девятки» умершим. Написал письма, съездил на могилу. Осталось несколько человек, которым нужно сделать еще. Возможно, у меня пока нет готовности. У меня в моем списке периодически появляются новые «девятки», которые я вспоминаю.

Вообще на сегодня я стараюсь практиковать все шаги, которые мне дает программа. Они работают в моей жизни. Я посещаю группы 3-4 раза в неделю. У меня есть спонсор, подспонсорные, служение. Все те вещи, которые предлагает программа, я стараюсь выполнять. Теперь я думаю, перейдем к вопросам.

Вопрос: были ли у тебя трудности при выполнении десятого шага? И как ты делаешь 11 шаг?

Ответ: начну с 11 шага. Когда я только начинал свою жизнь в программе, у меня первый год трезвости был очень тяжелый эмоционально. Спонсор спрашивал у своего спонсора. Была рекомендация посетить психиатра, потому что у меня были очень жесткие состояния. Несколько суток лежал в постели, сводило судорогой. Страхи одолевали меня. Инструменты программы были. Поэтому мой 11 шаг утренний первый год до срыва длился по 30-40 минут. Я читал то, что написано в книге, потом был и другие молитвы. Я читал их по несколько раз. Я просил Бога, чтобы он помог мне прожить этот день трезво. Потом со временем, я начал спонсировать, это перешло немного в другое русло. Утренний шаг я начал делать просто: молитва третьего шага и Оптинских старцев, Св.Франциска. Дневной 11 шаг работает у меня регулярно. Я сегодня его не повторяю сутра до вечера, как раньше. Первый год я твердил без остановки «Боже помоги!».

Теперь я понимаю, что моя жизнь только с ним. По-другому я своей жизни не вижу. Понимая, как я жил раньше, без Бога никак. Только он помог мне избавиться от того, что было у меня. Вечерний 11 шаг у меня сегодня краткий. Раньше я его тоже читал из книги. Сейчас я благодарю Бога за прожитый день и прошу его показать мне те вещи, где я мог ошибаться, как я могу исправить эти ошибки.

Утро у меня начинается с каких-то «положняков». Медитация. Мне это помогает проводить день достаточно спокойно и комфортно.

По десятому шагу. Он регулярный в моей жизни. О чем он говорит? Когда я испытываю чувство злобы, раздражения и страха, я обращаюсь к Богу, прошу его забрать. Такие чувства у меня бывают иногда. Иногда реже, иногда чаще. Затем, если я где-то накосячил, исправляю свои ошибки, прошу прощения. Затем общаюсь с кем-то из АА, получаю обратную связь. И иду помогать окружающим. Это то, чем заканчивается десятый шаг. Это инструменты 4, 5, 9 шагов в здесь и сейчас.

Вопрос: поделись опытом 6 и 7 шагов. Какие действия по программе ты совершаешь на ежедневной основе? Как в первый год ты справлялся с мыслями в первый год снять стресс, употребив алкоголь?

Ответ: стресс в первый год у меня был регулярно. Я регулярно применял 10 шаг. Это «здесь и сейчас» — общение с членами содружества. Я первый год был на телефоне регулярно. Общался с ребятами из группы. У кого было больше опыта и трезвости. Мне было «хреново». Я регулярно посещал группы. Старался, потому что через два с лишним месяца поездок в Сургут, ребята отправили нас открывать групп в Нефтеюганске. Мы ее открыли. Ей уже скоро четыре года. Группа проходит четыре раз в неделю. Я посещал все группы до одной, брал служения на ней, был ведущим. Это для меня было очень важно. Не пропускал ни одной группы на протяжении 1.5 лет. В промежутках я ездил в Сургут. Там была как домашняя группа, где все начиналось.

Есть рекомендации спонсора, которые очень важны. Что давали мне мои спонсоры, что я даю своим подспонсорным. Обязательно быть сытым, высыпаться, ходить на группы, быть в «здесь и сейчас». Все те вещи, которые говорит мне спонсор, я старался выполнять. Если мне очень плохо, звоню спонсору, доверенным. Они спрашивали у меня, делаю ли я 11 шаг, поел ли я или нет, выспался я сегодня или нет. Что могло послужить катализатором. Я еще не умел управлять собой, а другие члены содружества меня учили этому. Оно приходит со временем. Сегодня я уже не хочу бухать, но первый год я спасался именно теми инструментами, которые предлагает программа.

Вопрос: сколько по времени ты находился в срыве, как изменилась твоя жизнь в трезвости?

Ответ: у меня срыва было два, получается. На девятом шаге, на девятом примерно месяце. Один раз я пошел выпивать 3 дня, в декабре. Потом я вернулся на группы, так как не смог бухать. Что-то было не так, не идет. Не дает алкоголь того. Второй раз в январе я7 дней проупотреблял. Я начал понимать, что алкоголь уже не дает того эффекта. Я больше не получаю от него того эффекта, который получал раньше. Мне становилось эмоционально хуже. Я понял, что не могу дальше пить. Тогда я вернулся. Спонсор заново провел меня по шагам.

Чувства угнетенности начали меня очень быстро покидать, спонсор быстро протащил меня по программе. За 4-5 месяцев я пошел спонсорить. Я стал меньше о себе думать. Когда у меня были в жизни сложные моменты, начинала разрушаться семья. Моя жена начала выпивать, сорвалась. Я не видел несколько месяцев новорожденного ребенка. Мне было очень плохо эмоционально. Я ходил на 2-3 группы. У меня было трое пацанов, с которыми я читал книгу. Мне некогда было вариться в этих мыслях. Это больше всего помогало мне оставаться на плаву.

На сегодняшний день могу сказать, что это лучше всего помогает. Я не знаю других более действенных инструментов.

Вопрос: отсчет трезвости. Начинается ли он со дня срыва?

Ответ: у меня отсчет трезвости начинается с первого дня трезвости. Ни со дня, когда я начал бухать. Со дня, когда я закончил.

Вопрос: как начать жизнь заново после года трезвости и последующего срыва?

Ответ: я не могу сказать, как начать. Могу просто сказать, что срыв мне ничего не дал. Я нахожусь в сообществе и программа работает в моей жизни. Алкоголь уже не дает того эффекта, который я получал. Он просто усугублял. Я настолько эмоционально плохо себя чувствовал, что у меня только один путь – программа. Поэтому, как бы не хотелось мне, я просто брал себя за ж.. и созванивался со спонсором, ходил на группы. Первое время мне было очень сложно, но это стоит того. Если вначале тяжело после срыва, то сообщество, группы, Высшая сила помогает реально. Мне сообщество, люди, с которыми я общался, помогли мне простоять, остаться трезвым. Было иногда очень хреново. Хотелось иногда уйти в штопор. Потом это проходит, это чувство покидает. Обещания девятого шага сбываются.

Вопрос: мне нужен опыт. У меня вчера был срыв у моего спонсора. В программе я год. Первый раз с таким столкнулась. Сейчас стою перед выбором: остаться со спонсором или искать другого. Был ли у тебя такой опыт? Как в этом случае поступать?

Ответ: я когда уходил в срыв, не имел опыта спонсорства. Такого опыта нет. Но у меня есть опыт моих друзей анонимных. Их вел человек, который сорвался. Он задал вопрос своему спонсору, имеет ли он право спонсорить после этого. Тот отправил его к подспонсорным поговорить, готовы они дальше шагать или нет. Один из них остался, и они пошли снова по шагам. Сейчас он остается трезвым. Я знаю, что потом, через какое-то время этот спонсор перестал придерживаться шагов и они разорвали спонсорские отношения. Я не знаю, что послужило причиной.

Про свой могу рассказать. Когда я срывался, после моего срыва, поменял спонсора, потому что с предыдущим своим спонсором не смог работать.

Вопрос: вопрос по четвертому шагу. В четвертой колонке мы ищем свои ошибки. Было ли у тебя такое: детские обиды на родителей?

Ответ: да. Был. Родители были в четвертом шаге. И мать, и отец. Как я понимаю четвертый шаг, что если мне нужно на моем складе полностью сделать инвентаризацию, то я делаю ее. Пишу все обиды. Родители в моей жизни не всегда поступали так, как мне хотелось. Не потому что они плохие, а потому что я так считал, на это указывает четвертый шаг. На самом деле, мне не нравились какие-то вещи. Были обиды на маму. Она в детстве очень сильно обижала, требовала от меня невероятных вещей. Я не понимал, что она от меня хочет, когда я делал уроки. Она не всегда могла донести до меня в словесной форме, иногда выставляла меня в подъезд босиком. Я не знал, куда деваться. Эти вещи я писал в четвертом шаге.

На отца меня не было обиды. Он колотил меня раз пять в жизни. И за дело. Я ему очень благодарен за это. На всякий случай я его написал в четверке. Помолился за него. В пятом шаге мы проговорили это. Я могу сказать, что меня эти чувства покинули. Я полностью отпустил эти ситуации. Уже в девятом шаге матери, обиды сразу все пропали, отношение поменялось. Когда-то я все это ей высказал. В очередной из срывов. А с отцом у меня было по-другому. Когда я делал ему на кладбище «девятку», мне казалось тогда, что у нас холодные отношения. После «девятки» я вспомнил свою юность, как мы гуляли на море, как было хорошо. Появились очень теплые чувства к нему, стало его не хватать.

Вопрос: я хочу сделать «девятку» бывшему мужу. Никак не получается, потому что он не выходит на связь. Видимо, не хочет общаться. Я понимаю, что причинила ущерб. Как с этим быть?

Ответ: я прошу всегда Бога готовности. Когда у меня есть такая «девятка», я должен крупную сумму денег человеку, который живет в Москве. Я часто вспоминаю об этом. Постоянно прошу у Бога готовности и возможности сделать эту «девятку».

Вопрос: ты сейчас ведешь людей по шагам. Есть ли у тебя спонсируемые, которые из другого города, ты не встречаешься с ними лично? Онлайн? Видишь ли ты какую-то разницу? Есть ли какие-то нюансы?

Ответ: у меня есть такой опыт. Я очень часто веду по программе в онлайн. У меня есть опыт тех, кого я довел до девятого шага. Это происходит чаще в моей жизни, чем лицом к лицу. Для меня разницы нет. Никакой разницы. Я такой человек, что мне удобно ходить на онлайн-группы. Для меня нет разницы. На моей домашней, конечно, немного по-другому, там дружеские отношения у меня.

Вопрос: как начать шаги? Нужно ли по книге осведомиться сначала?

Ответ: сначала нужно найти наставника. Это главное, а дальше спонсор скажет, что нужно делать.

Вопрос: когда ты получил духовное пробуждение и как это было?

Ответ: наступило то время, когда я почувствовал свободу, если я не ошибаюсь, на 183 странице в Большой книге, это имеет образовательную форму. У меня это происходило как-то постепенно. Я двигался вперед, начал спонсорить. Потом, оглядываясь назад, не могу сказать точно, может, когда год прошел или больше, я начал понимать, что моя жизнь начала меняться. Это постепенно происходило. Сразу в моменте я не испытывал каких-то чувств. Потом это все догоняет, начинаешь видеть какие-то новые вещи, которые происходят в программе, в других аспектах жизни. Я никогда особо не отслеживал, как это происходит.

Вопрос: есть ли у тебя опыт хождения на смешанные группы АА или АН? Стоит ли их посещать, если других нет в городе?

Ответ: у меня зависимость универсальная. Я употреблял все. Помимо алкоголя я употреблял все виды наркотиков, поэтому я посещал группы АН. Для меня по большому счету не было большой разницы. Но выздоравливаю я по программе АА. Та трезвость, которая у меня сегодня есть, дала мне программа Анонимных алкоголиков. Я посещал группы АН. Для меня нет разницы.

Вопрос: что означает для тебя эмоциональная трезвость?

Ответ: в синей книге есть такая фраза «алкоголик не может отличать правду от лжи». В моей жизни в употреблении я не мог отличать правду от лжи. Сегодня, когда у меня появляются «дебильные» мысли в голове, я хочу применять старые схемы взаимодействия с людьми, ругаться или оскорблять кого-то. Но я понимаю, что со мной происходит. У меня есть инструменты. Я сегодня не делаю так, как раньше. Если раньше мне нужно было пойти «втереть» кому-то, ведь я считал, что я пуп земли, то сегодня мне мои принципы не позволяют поступать так. Могу сказать, что за первую мысль я не отвечаю. Но я отвечаю за свои действия и за последующие свои мысли. Следующая мысль у меня из десятого шага «Боже, избавь!»

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *