ноябрь, 2020

воскресенье15ноября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Дмитрий, 1 год и 2 месяца трезвостиТема: «Осознанность» сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Россия, Москва

Домашняя группа: “Такси”

Тема: «Осознанность»

Привет. Меня зовут Дима и я алкоголик. Почти год и два месяца. Тему я выбрал «Осознанность», потому что мне сказали, что я могу выбрать любую. Я думаю, что тема наиболее подходящая. Спасибо за возможность поделиться.

По традиции я расскажу как стал алкоголиком. Уже к четырнадцати годам я перестал баловаться алкоголем. Это уже стало проблемой в столь юном возрасте. Последующие годы алкоголь не был для меня проблемой. Он приносил проблемы с собой. Да, проблемы на работе, с учебой, физического свойства и прочее. Но это обычный эффект его употребления. Но по факту алкоголь являлся для меня решением любых проблем.

Я с детства раннего имел такие проблемы, которые впоследствии алкоголь мне стал помогать решать. Это проблемы духовного или душевного свойства. Совершенно точно я чувствовал себя не в своей тарелке всегда. Самые яркие воспоминания из моего детства не касаются ярких событий, например, как я пошел в детский сад институт. Они касаются моего восприятия этих событий с той точки зрения, когда я оставался наедине. Я вспоминал, когда я смотрел мультфильмы. Я помню не то, что я их смотрел, а когда заканчивалось время, когда мне можно смотреть телевизор, уходил в комнату, выключал свет, и мультфильмы продолжались в моем воображении. Я мог сесть на диван и дальше развивать историю выдуманную. Я мог проводить за этим занятием часы. Это доставляло мне несказанно удовольствие. Потому что в моем воображении это было так, как мне хотелось.

Подобное поведение было мне присуще всегда. Я не был асоциальным человеком. У меня были друзья, спорт, социальная жизнь. Родители всячески заботились о моем развитии. Я общался нормально. Учился тоже нормально, учился в институте, работал. Но, все, что меня окружало не было таким, каким бы я хотел это видеть в своем воображении. Не смотря на то, что перед тем, чтобы начать что-то делать важное, я не имел четкой картины, плана, как это должно быть. Я не испытывал горького разочарования, если что-то происходит не так. Но всегда я представлял, какое удовольствие я буду от этого получать. Вот что было моей целью всегда.

Так начинались у меня хобби в детстве. Вообще бухла не было тогда. Я начинал чем-то заниматься, но, еще не начав, я представлял, как я буду профессионалом. Я воображал, что стану чемпионом. Оказалось, чтобы получить белый пояс, надо три раза присесть красиво, грубо говоря. А чтобы развиваться дальше, нужно потратить годы. Я подумал, что у меня нет времени заниматься этой чепухой.

Когда я поступил в институт, то уже основательно бухал, естественно, картинка была очень яркой. Мне необходимо было жить внутри себя, в своем воображении. Я предпочитал там жить. Поэтому я много читал, смотрел кинофильмы. Я представлял, что поступлю в институт, начнется другая эпоха. Уйдет обыденность, появится больше ответственности, самостоятельности. Я пришел туда, а там рутина. Снова рутина. Нужно делать скучные дела сутра до вечера. Моему разочарованию не было предела.

Лет в 8 я попробовал бухать первый раз. Тогда это не явилось для меня спасением, тогда я делал это, потому что запрещено. Из кинофильмов и книг я понимал, что «изменители» сознания существуют не просто так. Я видел, как поведение взрослых меняется, что это дарит счастье.

В первый раз я никакого счастья не помню. Вообще не помню, какой был эффект. Это было просто классно, потому что это была «запрещенка», я чувствовал себя особенным. Когда к 14 годам моя неудовлетворенность окружающим достигла пика, я первый раз напился со знанием дела. Тогда я понял, зачем бухать вообще. Тогда мир перестал быть не таким, как я хочу. Мир не был враждебен — хочу это подчеркнуть. Он был просто не таким. Чтобы жить в нем, мне приходилось идти на компромисс. Когда я выпил, его искать не нужно было. Я готов был принять действительность и радоваться ей. Неудовлетворение ушло. Тогда я понял, что надо пить! Надо пить почаще и все будет хорошо.

Естественно, я отдавал отчет себе, что постоянно пьяным быть невозможно. Тогда я понял, что есть время, когда надо терпеть, искать компромиссы, для того, чтобы я впоследствии мог от этого отдохнуть. Каким способом? Выпить. Это позволяло мне разгрузиться.

Это все к чему? Алкоголь был в моей жизни всегда и я был уверен, что он в ней и останется. Свою жизнь без алкоголя я не представлял. Пойти на то, чтобы всю жизнь терпеть, я был не готов. Мне кажется, лучше бы я пораньше закончил свою жизнь другим способом, чем так. Чем всю жизнь мириться, подстраиваться, никогда не быть собой.

Как у нас в книге написано про актера, который играет роли. Я всю жизнь играл какую-то роль. И задавал себе вопрос «А как иначе?» Если меня не устраивает положение вещей, если я не хочу жить и существовать. Я не мог четко сказать, что именно меня не устраивает. Но мне же надо существовать в этом социуме. Как это делать, если эту роль не играть? Никак. Или превратиться одинокого человека и быть на своей волне, либо искать другие пути. Таким путем всегда была алкашка. Мне всегда становилось комфортно, легко знакомиться, общаться, вливаться в компании. Меня не заботило чужое мнение совершенно. Когда я не выпивал, меня оно тоже не заботило, поскольку я убегал из того места, где его мог высказать. Я предпочитал не общаться. Через всю жизнь я пронес это ощущение. Естественно, с таким отношением к жизни и опираясь на бухло, я в 23 года первый раз попал в наркологическую лечебницу. Тогда ушел в запой. В такой запой, что я осознал, что не могу остановиться.

Я очень сильно всегда любил себя, а состояние похмелья мне очень чуждо и терпеть я не умел. Я знал, что это состояние можно исправить. Надо выпить. И это продолжалось и продолжалось. Мне было плохо и сил терпеть у меня не оставалось, я обратился за помощью. Меня отвезли в нарколожку. Я был самый младший там.

Я отрезвел и тогда у меня созрел план. Я посмотрел на людей, гораздо старше меня, чья жизнь была сильно разрушена алкоголем. Я знал, что это состояние будет прогрессировать. Я понял, что я алкоголик, что это проблема. Тогда я не думал о духовных проблемах. Что алкоголики делают? Алкоголики пьют. Значит мне надо делать это осторожно. Нужно контролировать каким-то образом свое употребление, и больше ноги моей в этом заведении не будет. Потому что я не хочу превратиться в тех, кого я встретил в этом замечательном заведении.

План был прост. Поправив свое физическое здоровье мне нужно сменить работу, найти хобби. Теперь, когда я знаю, как надо пить, у меня все получится. И вступить в отношения нужно было. Я уже взрослый, черт возьми. У меня не было еще никогда серьезных отношений. Пора! Месяца за три я осуществил все задуманное: я сменил работу, увлекся спортом новым для меня. Купил кучу снаряжения. Я встретил девушку. Ровно через год я попал в наркологию снова. Произошла удивительная вещь. Я четко представлял себе, что я достигну этих вещей. И опять не было у меня плана, как это будет происходить. Представлял эйфорию от успеха, которой достигну. Был уверен, что эта эйфория останется ос мной вместе с этими штуками, которые я принесу в свою жизнь. Штуки появились, а эйфория вскоре пропала. Все стало скучно и обыденно. А новая работа — фуфло, там столько подводных камней. Она чуть ли не хуже, чем старая, где ответственности было поменьше, а денег побольше. И начальство плохое, и вообще зачем оно мне нужно, этот геморрой, никто меня не уважает и не ценит. Не видит моего потенциала. Девушка вообще кошмар. Серьезные отношения — ужас! Ограничение всех моих свобод. Никаких моих чаяний и надежд не выполняется.

А потом я выпил, спустя примерно полгода. Все стало нормально. Девушка стала прекрасной. Усилия по хобби можно утроить, ходить не на две тренировки, а на шесть. И вообще можно ото всего получать неимоверное удовольствие, если бухать. Но бухать-то надо в меру. Тогда я уже в меру не умел. Естественно, ровно через год после первого выхода я приезжаю опять в наркологию. И история повторяется в точности.

У меня снова есть план. Мои отношения романтические закончились. С работы меня не уволили, но она меня перестала устраивать. Я решил добиться лучших результатов. И план снова осуществился. Я вышел физически более или менее здоровым, но духовно я был разрушен, как я сейчас понимаю.

Утроив усилия, я добился хороших результатов. Как это не удивительно, употребление мое усугублялось, но я не падал, а наоборот, шел на повышение. До определенного момента, конечно. Снова все изменилось в лучшую сторону. Потом я закодировался. Я осознал, что это единственное спасение, единственный буфер, который лежит между мной и действительностью. Для того, чтобы существовать и не сойти сума от этого, не превратиться в человека, с которым отвратительно находиться, надо бухать. А бухать я не могу. Значит надо запретить мне бухать. Мне хватило 4 месяца, хотя я на год кодировался. Кодировку можно прекратить всевозможными способами. Я напился безалкогольного пива, напился до «усрачки». Я подумал «Окей. Зачем себя мучить».

Еще через год я снова оказался в наркологии. Постепенно в мою жизнь попали наркотики. Ненадолго. Они подарили еще большее ощущение наркотической духовности. Я сразу столкнулся с последствиями, понял, что очень быстро умру. Сработала инстинкт самосохранения. Осталась только «синька».

И вот таких заездов в наркологию у меня было 7, по-моему. Каждый год-два я пробовал старую схему. Менялись детали: работа, отношения, хобби. Как мне казалось, менялись приоритеты. Но схема оставалась прежней. Мне казалось, что взяв на себя дополнительную ответственность, изменив что-то внешнее, я стану человеком, который будет способен контролировать употребление. Мне казалось, что если появится то, что страшно потерять, ради этого я буду пить умеренно. Никогда этого не происходило. Никогда и ни разу. Как только обстановка нормализовалась, начиналась какая-то стабильность, для меня она становилась обыденностью. Все, что я делал в своей жизни, мне необходимо было сделать с надрывом, чтобы у меня скрипели нервы, чтобы сердце из груди выпрыгивало. Если влюбиться, то так, чтобы все звенело внутри. Сутра и до вечера. Если работать — то не покладая рук. Если заниматься спортом — то приходить с тренировок в синяках. Если это происходит как-то умеренно и стабильно, то это скучно. И стоит ли вообще прилагать к этому усилия. Это значит, что я делаю недостаточно. А делать нужно хорошо или вообще не делать и не тратить на это время впустую.

Так продолжалась моя жизнь. Все мое состояние, и физическое,и духовное, усугублялось. Я становился старше, требования росли, а суть не менялась. Я находил удовольствие от фантастики. Я по-прежнему жил в своей голове, в том мире, который меня устраивал. Мне приходилось искать компромиссы.

Я думал, что подобные чувства испытывают все люди, просто в разно степени. Что каждый человек ищет что-то свое, что дает ему якорь. Для меня этим якорем был алкоголь. Только с его помощью я мог, опираясь не него, что-то делать. Каждый раз, когда я приезжал в больницу, мне говорили, что я алкоголик и что мне нельзя пить. Я слышал все остальные вещи: про третью стадию алкоголизма, про белую горячку, про разные возможные циррозы-гепатиты. Все это я понимал прекрасно. Я был готов платить этим. Я не слышал, не хотел слышать, что мне нужно отказаться от бухла. Не знал, как я буду без него существовать. Это единственное, что давало мне возможность быть комфортно в здесь и сейчас.

В конечном итоге я допился до состояния потери себя. Жизнь стала мне отвратительна. Если раньше она меня как-то не устраивала, но с этим можно было мириться. Мое физическое, финансовое, духовное состояние — все сферы моей жизни пришли в полную негодность. Мне было противно смотреть на себя в зеркало. Последний запой у меня был полгода. Я выглядел ужасно. Я несколько месяце не брился, перестал ходить в душ. Я забыл, что такое постельное белье, что такое одевать чистые вещи. У меня не было ни копейки денег. Но каждый день было жуткое похмелье. Я очень боялся белой горячки, которая у меня была однажды. Так страшно мне еще не было.

Когда не было денег, я начал воровать в магазинах. Делал это довольно активно. Не заботясь ни о чем. Так я провел несколько месяцев. Я жил тогда один. Я туда никого не приводил, так как не хотел никого видеть. Я общался по телефону только с целью занять денег, проманипулировать, надавить на жалость. Все мои действия были направлены на то, чтобы выпить.

Я часто слышу в сообществе фразу, что я мог пить, мог не пить. Вот я мог только пить. И больше ничего. В душ не мог сходить, а пить мог. Меня могло тошнить после первого стакана, но потом все проходило и мне становилось нормально, хоть как-то выносимо.

Я смотрел по сторонам и понимал, что мне норм. Я знал, что завтра наступит новый день, который начнется с поиска алкоголя. Я каждый раз пытался оставить что-то на завтра, но никогда не оставлял. Каждый день я просыпался как на войну. Я не знал, найду ли я выпить или не найду. От этого зависела моя жизнь. Больше ничего в мире меня не заботило.

Родственные связи, дружеские связи… Я не думал больше ни о чем. Все мои мысли были заняты тем, как бы не подохнуть. В физическом и духовном смысле. Мне казалось, что если я не употреблю, я сойду сума, и меня увезут в психбольницу и оттуда я больше не выйду.

Так я прожил некоторое время. Потом я перестал есть еду. Я заталкивал иногда в себя бутербродик, но это было много. У меня не было ни копейки сил. Я переехал из квартиры, в которой я жил (меня выгнали наконец-то родители) и переехал в район, где я знал каждого человека, который алкоголик. Мне стало гораздо легче, потому что отпала потребность найти средства на выпивку. Мне достаточно было пошарахаться по улице, позвонить кому-то из алкашей и встретиться с ними. Под вечер я всегда напивался. Когда мы приходили в компанию, мои ребята скидывались на «1-2-3» — кто понесет меня домой. Потому что я не мог ходить, когда напиваюсь. У меня не было сил. Но делал 3-4 шага и падал.

В один из таких вечеров я выпивал с малознакомым мне чуваком. Он предложил проводить меня до дома. У меня включилась паранойя. Я отказался. Я почитал книгу (у меня всегда была с собой книга). Пошел домой. Прошел пару метров и упал в кусты. Лежу и думаю «Что же я буду делать?» Я сломал ветку, сделал себе посох, как у Гендольфа, и, опираясь на него дополз до дома.

Полностью отдавая себе отчет, что завтра все повториться снова. Это повторялось на протяжении нескольких месяцев. Мои мысли занимала книга, которая у меня в кармане, алкоголь, смогу ли я попасть домой.

Осознание того, что жизнь не в этом не сдохла во мне слава Богу. Я чувствовал, я знал, что жизнь прекрасна. Я верил в это. Я читал хорошие книги. Я читал о людях, которые чувствуют, которые делятся друг с другом своими переживаниями, своими жизнями. Вместе, каким-то путем, у них есть чувство стремления, какие-то планы. Все это невыдуманная информация, что так живут, наверное, люди какие-то. Просто нет у меня внутри чего-то, поэтому я не могу сделать так. И тут впервые я задумался, что синька не работает. Что я просто умру, как собака в луже собственной мочи, и я не попаду в выдуманный мир, в который хочу попасть. И что будет я не знаю, но почему-то появилась уверенность, что не то, чего я ожидаю. Никогда я не попадал, куда хотелось бы мне. В этот раз все будет иначе. Я не знал что делать. У меня не было планов, не было ответов. Впервые. Я не знал, что мне делать. Совсем я начал искать выход.

Я начал звонить в службу поддержки НИИ наркологии России. Я краем уха слышал, что есть реабилитационные центры. Есть у нас одно место, где, как мне показалось, что люди живут чуть ли не натуральном хозяйстве. У них есть куры, коровы. Они каким-то чудом выздоравливают. Я у них спросил есть ли такое место. Мне сказали, что да. Есть. Коров, правда, там нет. Что нужно сделать, чтобы туда нужно попасть? Нужно было позвонить по номеру и потом я понял, что все дороги ведут обратно, в наркологичку. Я поехал туда, поговорил с соцработниками и попал на реабилитацию. Причем я не поехал туда, где были выдуманные коровы. Мне сказали, что реабилитация есть рядом. Я попробовал. Там реабилитация была 21 день. Тогда я слышал такую фразу «Там я впервые осознал, что это проблема в духовной плоскости». Я сейчас сказал слова и они прекрасны. Понял я это не от общения с психологами, не от общения с зависимыми, а тогда, когда меня привели на группу, которая проходила в здании этой лечебницы. 3 раза в неделю. 2 раза в неделю нас в пижамках водили на группу АА.

Ничего кроме всевозможных предубеждений я не вынес оттуда, когда впервые, 10 лет назад был на собрании: секта, вымогают деньги. Все, что плохое можно подумать…. Естественно, я подумал, что эти люди походу сошли сума все. Допились до того, что они ни о чем не могут разговаривать, кроме того, как они бухали. А потом перестали и как у них все за…. Хорошо. Поэтому они встречаются, чтобы хоть друг с другом разговаривать. Потому что с нормальными людьми они не могут контактировать. У них темы всего две «бухал-не бухал». Они собираются в кружки и им норм. Шизики, что с них взять.

Спустя 10 лет я попал туда снова. И тут внезапно в их словах появился смысл. Внезапно я нашел ответы на свои вопросы. Внезапно я увидел ту духовность, которую подарила мне программа АА 12 шагов. Внезапно я увидел, что есть выход. То, о чем я думал в этом страшном запое, что где-то есть счастье на свете. Он в глазах этих алкашей.

Я не понял, что нужно делать. Какие шаги? Какие спонсора? Что они несут? Я не понял. Но понял, что проблемы этих людей очень похожи на мои. Что мы испытываем одно и то же горе. Что они каким-то образом, не знаю, как слова подобрать. Чтобы описать свои ощущения. Я понял, что мне нужно туда. Я понял, что если есть спасение, если я хочу выжить и не сойти сума, мне надо к ним. Я хочу то, что есть у них.

Я стал ходить на группы в реабилитации. Стал делать все задания с усердием. Когда я оттуда вышел, у меня не было сомнений, что я алкаш. В том смысле, что я хронический алкоголик. Во всей полноте смысла этого. Я понимал, я осознал, что происходит. Что происходит полный трындец. Что мне самостоятельно пить не бросить никогда. Я впервые понял, что я хочу избавиться от алкоголизма, хочу жить. Чтобы не превратиться в унылое чмо. Не зависеть от бухла. Чтобы оно не было в моей жизни, но чтобы я знал, что оно есть и оно мне не мешает.

Я пошел на пост лечебную программу. Я стал восстанавливаться и ходить на группы. На пост лечебной программе мне дали задание 90 на 90: 90 групп, 90 дней. И я ходил. Я ходил не потому, что у меня была эта бумажка, а потому что мне хотелось ходить. Я получал такой невероятный заряд бодрости и покоя. Я после группы мог вернутся в компанию на блатхату, где я бухал до этого и не пить с ними. Мне было нормально. Просто мне некуда было идти. Все мои нормальные друзья отвалились. Я ходил только к алкашам. Сидел с ними пару часов, смотрел, как они выпивают и думал «Как хорошо, что я не пью». Темы разговоров постепенно иссякали. Я понял, что нас связывала только выпивка. У нас нет ничего общего.

Я встретил человека, который стал моим спонсором. Я начал делать шаги. Очень много в своей жизни я притворялся, делал что-то номинально. Шаги я делал точно так же. Я ходил на группы, иногда по нескольку раз в день. Я говорил то, что слышал на группах . Я могу «ссать людям в уши с трех метров» и они будут слушать. Я говорил, но ничего не делал. Я создавал видимость, потратив на это несколько месяцев. Но понял, что ничего не происходит.

Мне рассказывали, что шаги должны что-то изменить, но ничего не менялось. Я так же услышал, что ключевой момент — честность. С самим собой в первую очередь. Это стало огромным скачком для меня. Я честно посмотрел на себя и понял, что ничего не делаю. Я слился тогда, как девочка. Я перестал звонить спонсору. Я решил, что он мне не подходит. Сейчас я считаю, что не правильно поступил. Мой спонсор не мог дать мне того, что каким-то образом воздействует на меня. Я тоже не помогал ему, как подспонсорный. Потому что врал о том, что делаю. А он велся и хвалил меня за то, что я вру.

Я не сорвался, я продолжил ходить на группы. Встретил нового человека, который повел меня по шагам. Я проходил шаги по системе Ската Ли. Это не заняло много времени. Я не потратил на это столько усилий, сколько планировал. Это прошло гораздо более гладко. Многие вещи являлись для меня открытием. Таким, которые потихоньку переворачивали мою жизнь, ставило ее на какие-то правильные рельсы.

Наверное, поэтому я выбрал слово «осознанность». Появлялась осознанность. Постепенно, не сразу, вспышкой светом и колоколами это не сопровождалось. Медленно, день за днем я занимал свое место в мире. Впервые в своей жизни я чувствовал, что живу. Не было этой эйфории какой-то, но были шаги. Я сделал третий шаг, я не понял, что произошло совершенно. Но тогда уже в мою жизнь вошел Бог и появилось другое восприятие Бога. Не будучи религиозным человеком, я был человеком верующим. Я всегда осознавал, что есть нечто большее, чем человеческий разум. Есть что-то во вселенное, все что создано вокруг, создано не по капризу, все это — замысел. Все это подчиняется определенным законам. Моя уверенность крепла с прохождением шагов. Я начал меняться, я увидел жизнь иначе. Препоручение Богу своей жизни — это то, чему я учусь каждый день, по сей день.

Это явилось такой ключевой составляющей моей новой жизни. Осознание того, что я часть чего-то великого, грандиозного и прекрасного. То, что я не считал хорошим и прекрасным, стало прекрасным тоже, потому что я понял, что мне не дано оценить вообще глубину масштабов этого замысла. Я являюсь частью, но мне не должно все нравится и вызывать дикий восторг. У меня должно вызывать восторг только то, что являюсь частью.

Удивительные вещи происходили со мной в более практических шагах. Когда про 4 шаг я слушаю много раз на группах. Люди говорили о кардинальных переменах. Я носил свои обиды, как некий капитал. Они давали мне злобу, ожесточение, энергию. Это был своеобразные мешочек, из которого можно было достать кусок злости и взять с него энергии. Я писал 4 шаг, писал первую колонку. Мне спонсор сказал четко, что нужно написать список. Не нужно думать и рассуждать. Но я так не сделал, я рассуждал много, много молился, ходил на группы, что-то делал.

Те знания, которые я получал до этого, начали складываться в мозаику. Я провел самоанализ и дописал первую колонку 4 шага. Поставил точку. Понял, что мне нечего добавить, закурил сигарету и тут внезапно — озарение. Я понял, что ни одной из ситуаций из тех, что я написал, не хотел бы изменить. Я не злюсь ни на одного из людей, которые обижали меня действительно. Потому что не могу на них злиться. Все, что я хотел бы изменить — это свое отношение ко всему этому. Я бы хотел вернуться в прошлое и поступить иначе. Чтобы люди поступали по-прежнему, обстоятельства складывались так же, но я бы вел себя по-другому. И возник вопрос: к кому же тогда у меня претензии? Я понял, что проблема во мне. Впервые вообще.

Чем дольше я иду по этому пути, тем глубже становится это познание себя, тем больше осознанности появляется. И сейчас я только увидел, что я только сделал первый шаг к нему, сколько еще предстоит к нему. Путь этот бесконечный, до самой моей смерти. И я иду по нему с удовольствием. С работой над своими дефектами, ежедневный инструмент.

Хотелось по молитве отдельно. Все это наполнило мою жизнь. Наполнило мою жизнь смыслом. Впервые мне нравится просто жить. Я встаю утром, с радостью каждое утро. Даже, когда у меня плохое настроение. Я понимаю, что это вызвано усталостью, от эмоциональных переживаний и так далее. Что это временное явление. Мне нужно помолиться, посетить собрание. Поговорить с кем-то из АА. Что-то сделать нужно, поправить свое состояние с Богом, попросить Бога о том, чтобы стало лучше. Как правило, Бог отвечает «Сделай лучше кому-то другому». И мне становится снова хорошо, после того, как я становлюсь полезен кому-то.

Да, негативные моменты случаются. Бывает, довольно часто. Но они так же просто и проходят, переживаются и я продолжаю жить счастливо. У меня случаются моменты. Я услышал фразу она мне понравилась «Я засыпаю, я не могу надышаться от счастья». Настолько мне хорошо, что воздух вкусный вокруг меня. Я трезвый при этом, как стекло. Я ничего не употреблял уже больше года. Я просто в шоке от этого, от того, что такие перемены вообще возможны. Сейчас то, что происходит с моей жизнью — это чудо. Даровал мне его Бог. Через АА, через группы, через шаги и молитву.

Будучи человеком технического склада ума, человек действий, я никогда не видел смысла в молитве. Никакого совершенно. Мне казалось, что последнее, что можно придумать для ее решения — это сесть на ж… и бормотать ее. Это оправдание, чтобы ничего не делать. Если есть проблема, значит нужно идти ее решать. Каким же открытием было для меня, что молитва — это такая часть духовного воспитания. То, что действительно дает мне энергию, придает еще больше осознанности в моем контакте с Богом. О том, что с молитвой я могу продолжать делать, она ничему не мешает, не отнимает особо много времени. Но делать после этого получается качественно лучше, приятнее. Это приносит больше радости, когда я ничего за свои действия не прошу взамен. Это один из принципов, который я приобрел вместе с программой. Не скажу, что сразу у меня получилось, что я превратился в духовного альтруиста. Но со временем, тренируя это чувство, словно мышцу, я действительно учусь.

Я офигеваю с каждыми новыми переменами в моей жизни. Я сталкиваюсь с проблемами и оказывается, что ключ к ним в моем эго, в моих ожиданиях, моих заморочках. Что это восприятие можно изменить, живя по тем духовным принципам, выработанным на основе тех тезисов, которые описаны в БК. Сначала я все воспринимаю в штыки, мне становится хреново. Я проявляю сопротивление. Но вспоминаю, что я в программе, что я с Богом. Звон спонсору, если есть необходимость, обращаюсь к тому, что я узнал, применяю те способы ,что нужно применять. Это новое чудо для меня каждый раз.

Делая 10й ша, когда мне очень плохо, я думаю, вернее, раньше думал «Ну и сделаю, потому что потом я смогу сказать, что я делал и мне не помогло. И пошли вы все». А я делаю и мне помогает. Я думаю «Как так?» И что мне теперь делать? Ответ приходит сам собой: «А теперь иди на группу и расскажи, как у тебя это получилось». И так далее. А потом это по цепочке передастся дальше и станет в мире больше счастливых людей. И моя жизнь наполнена этим прекрасным ощущением. Она перестала быть бесцельной и бесполезной. Хотя желать чего-то для себя я стараюсь все меньше. Само получается. А в моей жизни от этого просто появляется все больше всего не свете . Вещей, о которых я не смел мечтать никогда в жизни. Я думал, что для меня это непостижимо. Мои новые отношения с людьми, в семье, мое отношение к работе. Я занимал хорошие должности в классных организациях, но никогда не любил свою работу. Моя работа стала сложнее, может быть, приносит не те деньги, которые я хотел. Но она приносит мне радость. У нас не дают премий, но в конце года у нас дрючево адовое! С которым мы справляемся своей командой и выходим по результатам в ноль, нам за это ничего не дадут. Но хорошо выполненная работа в кои-то век и для меня награда. Я стараюсь делать ее максимально хорошо, выполнив свои обязательства, узнав дофига чего нового, развившись как профессионал.

Мне сказали, когда я пришел в программу — ни в чем себе не отказывай. Хочешь поесть, поешь. Я сказал «Окей. Набрал 10 килограмм жира. Нормально так. Я даже хотел сходить в сообщество АН, когда у меня случилась фигня жуткая, а я пошел и купил себе торт на 3.5 кг. «Это новая зависимость, наверное», в какой-то момент я перестал себе нравится. Я долго молился, потому что у меня не было сил и готовности заняться своим физическим здоровьем. И в какой-то момент Бог даровал мне готовность. На сегодня я уже сбросил 10 кг. И я выгляжу хорошо, мне нравится. Я вещи еще не поменял. Нужно купить новые. Я привел себя в форму. Хожу в спортзал. Это не требует от меня лишений и жертвы. Я сижу на диете, хотя и не очень строго. Нет такого, чтобы я лупил себя кулаком в грудь и кричал «Я же молодец!». Я приношу себе пользу и получают от этого удовольствие.

Сложную работу делать стало просто с Богом. Есть молитва, есть удивительные штуки. Каждый день моя жизнь меняется к лучшему.

Я, собственно, не знаю, что можно говорить еще. Наверное, все, что я хотел сказать. Программа работает. Она сработала и для меня. Надеюсь, она сработает для кого-то еще. Сегодня я трезвый, спасибо большое, что послушали.

Вопрос: бывает ли мысль, желание употребить? Проскакивает ли? Что делаешь, если бывает?

Ответ: раньше бухло было спасением. Сейчас нет. Когда мне плохо, меня что-то угнетает, я никогда не думаю о том, что можно употребить. Это отпало для меня как решение какой-то проблемы. Я четко осознаю, что проблема вообще не в этом. Это обманка. На самом деле это ничего не решает, наоборот. Пару раз в моей жизни возникало желание выпить, когда у меня все супер хорошо. Я планирую переезд в свою отдельную квартиру, делаю ремонт. Как-то готовил себе еду и поймал себя на мысли, что у меня своя квартира. Там будет очень уютно. И что же я не смогу устроить там себе вечерок с пиццей и пивком? У… Какая досада. Понял, что мне не будет этого хватать. Потом я бросил все, что у меня было в руках на тот момент и пошел слушать спикерские. Ну Бог не оставил в тот момент меня. И все вернулось на круги своя. Я вспомнил о том, что я алкоголик.

Вопрос: опыт четвертого шага.

Ответ: я немного рассказал об этом. Когда я осознал, что действительность такова, что все упирается в мой эгоизм, я сидел и почти физически ощущал, что от меня как будто камни отваливаются. Что я свободен, что меня больше ничего не давит. Это было чувство легкости. Прекрасное чувство. У меня было ощущение, что меня пыльным мешком стукнули по голове. Никакого ощущения счастья, слез не было нифига. Я просто подумал «Как так?» И что все это время было так, а я этого не понимал?? Не знаю, возможно, я еще буду проходить шаги, возможно, что-то еще откроется. Четвертый шаг — одно из самых ярких событий за время прохождения мною программы.

Вопрос: были ли у тебя срывы? Или ты остался в программе с первого раза?

Ответ: не было срывов. До этого, без программы я несколько раз завязывал. Максимально, около 5 месяцев. А в программе я не прекращал на группы ходить никогда даже в период пандемии старался посещать собрания онлайн. У меня был спонсор . Я выполнял рекомендации. Как мне сказал мой второй спонсор, если я буду выполнять рекомендации, то не сорвусь. Я выполнял рекомендации. По сей день я трезвый.

Вопрос: чем тебя привлекла спонсорская ветка Ската?

Ответ: меня ветка Ската никаким образом не привлекала. Меня никакая ветка не привлекала. Я по исключительно личной симпатии к спонсору пошел по этой ветке. Мне нравилось, как мой спонсор говорит, как он выглядит. Он достаточно молод был, располагал к себе. Я, имея опыт, вернее, недоопыт прохождения программы, полагал, что личный контакт важен. И что мы подходим мы друг другу или нет, можно выяснить только практическим путем. Мы походили процедуру проверки готовности. Каждый день он звонил, когда мы заключили соглашение, тогда я узнал, что будет ветка Ската. Мне было все равно. Я не готов был, конечно, землю жрать, но мне было все равно, какая ветка куда меня поведет. Мне хотелось стать счастливым. Надоело жить так, как я жил. А когда проходил, то понял, что замечательно все работает. Мне понравилось, что минимум усложнений. Два письменных шага: 4 и 8. Все остальное без особых трудозатрат, писанины. Однако же работает. У меня тоже появился подспонсорный. Я тоже веду его по этой ветке.

Вопрос: что ты делаешь, когда тебе должны другие люди, в частности, твоя пара, если она есть?

Ответ: у меня есть несколько алкоголиков, которые мне должны, а больше никто мне ничего в этом мире не должен. Каждый человек — это отдельная личность. Человек со своими мыслями, мироощущением, укладом жизни. Со своей собственной жизнью. Кто сказал, что мы должны что-то друг другу. То, что мы хотим быть вместе — это решение каждого из нас, отдельное. И только вместе по обоюдному желанию идти по этому пути. И слово «должен» я стараюсь исключить в общении с другими людьми. Когда я вижу хорошее отношение человека к себе, то благодарен ему за это. Я учусь этому. Честно скажу, у меня нихрена не получается чаще всего. Учусь безвозмездно отдавать тем людям, которые мне не сильно приятны. Я стараюсь понимать, что каждая встреча в жизни для меня нужна. И возможность отдать гораздо ценнее, чем потреблять при любом раскладе. Сделать чью-либо жизнь лучше — это подарок. Это все предстоит мне. Я пока владею тезисами, а практика у меня получается гораздо хуже. Я злюсь, раздражаюсь. Но знаю, что корень всей моей злости и раздражения в эгоизме. Я начал жить теми принципами, понял, что решая проблемы с позиции «а где мой эгоизм?», получаю результат. И проблема действительно в этом.

Вопрос: как ты поступаешь, когда тебе не возвращают долг?

Ответ: у меня сохранились по сей день отношения с людьми, с которыми я употреблял много. Они все равно мои друзья. Я не навязываю им свою программу. Пока это индивидуальное решение каждого. Поэтому я поставил ограничения. Они регулярно занимают у меня деньги. Я поставил ограничения на сумму, которую у меня занимают алкаши. И могу попрощаться с ней. Причем для разных людей разная сумма. Эта сумма не превышает 3.000. Больше у меня никто не просит. У меня есть такие товарищи, которые могут попросить иную сумму, но степень доверия у нас разная. А с алкашами, которые в употреблении, я ограничил сумму, с тем раскладом, что мне ее могут не вернуть. Я не бегаю за ними. Когда-нибудь, может, вернут. Я не обеднел от этого.

Вопрос: как ты поступаешь, когда друзья в употреблении просят на опохмел? С одной стороны — человеку плохо, нужно помочь, а с другой — я убиваю его здоровье.

Ответ: все субъективно. Чаще всего я даю. Но есть у меня один товарищ, который вытрепал мне все нервы. Он звонит и делает вид, что хочет выздоравливать. Я с ним общаюсь, рассказываю о выздоровлении. Ему нравится со мной поговорить. Я много чего ему говорил, перепробовал все. Этому человеку я больше в долг не даю. Он звонит и говорит, что у него нет денег на дорогу. Я с ним говорю, узнаю, что и как. Оказывается, что деньги он пропил. Он меня достал. Слава Богу у него есть друзья, которые его не бросают в беде, дают ему деньги. Спонсировать его алкоголизм я не намерен. Обычно на опохмел я даю. Мне самому было плохо.

Вопрос: что ты можешь сказать про опыт 5 шага?

Ответ: я могу сказать, что я думал, что пятый шаг — это обсуждение того, что я написал в 4м шаге. У меня было такое убеждение. Пособие по прохождению шагов по Скату ли есть в интернете, я мог его прочесть но не сделал этого. Для меня было открытием, что это глубокая исповедь обо мне. Это лишь косвенно отношение обо мне. Сказать, что я испытал духовное пробуждение или потрясение — нет. Избавился от страшного груза — тоже нет. Я почувствовал себя человеком более честным. Углубилась наша связь со спонсором. Каких-то особых выводов я из этого не сделал. Мое мироощущение немного изменилось. Как именно? Затрудняюсь ответить. Это необходимая часть программы. Да. Я спонсору ничего такого не рассказал, что я храню в себе. Кто-то это уже знал, поскольку с кем-то я делился этим. Я не говорил некоторые мелочи, которые не заслуживают внимания.

Вопрос: как справлялся с потерей близкого человека?

Ответ: у меня есть такой опыт. У меня была бабушка. Она ушла из жизни своей смертью. Я благодарю Бога за то, что я был в программе и в трезвости. Этот полог бесчувственности, который окружал меня, который я взрастил, спал. Для меня была большая потеря. Бабушка меня вырастила. Она была удивительным человеком. Бескорыстная, добрая ко всем без исключения. Это была большая потеря для всей моей семьи. У меня был ресурс, чтобы быть полезным. Я мог поделиться с мамой, чтобы утешить ее. В другое время я бы где-то бухал, меня бы просто не было рядом.

Это большая потеря, я буду скорбеть до конца дней. Я маму поддерживаю. Нельзя сказать тем, что я горд тем, что я поддержал. Я благодарен, что я смог и поддержал. Это заслуга Бога. У меня бы не было сил в помине, если бы я не был с Богом, но жизнь продолжается. Но это одна из составляющих жизни.

Вопрос: были ли у тебя такие 9ки, которые ты не представлял, как будешь делать?

Ответ: у меня есть отец, он алкоголик. У меня была куча претензий к нему. Я всю жизнь смотрел на него с позиции жертвы. Я думал только о том, что он обижал меня, маму, родных. Но никогда не задумывался ранее, что надо делать 9 шаг. Что я и не был хорошим сыном никогда. Все, что я делал — обижался, злился. Девятые шаги сложные. Самые сложные самым близким. Те шаги, которые с технической точки зрения всего сделать проще всего, но ущерб, который я нанес — огромный. Нельзя вложить в него глубину моего раскаяния. Хотя и говорят, что мы не жалеем о прошлом. Я понимаю, что не должен себя винить. Но я осознаю, как протекала моя жизнь, как она повлияла. В отношении отца: я его прекрасно понимаю. Он алкоголик. У меня была цель не стать таким, как он. Но я стал, гораздо хуже. Я не осуждаю его. Меня не покидает ощущение, что вместе с 9 шагом мне нужно нести 12. Меня держит какой-то эгоизм, то-ли все еще где-то в глубине меня живет гнусная радость от того, что ему не очень хорошо. Я не могу ответить сам себе на этот вопрос. Но это часть моего 9 шага, которую я делать буду. Когда у меня это опыт будет, с радостью поделюсь.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *