октябрь, 2021

воскресенье10октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Денис, трезвый с 23.07.2010Тема: "Программа в жизни". Сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Россия, Москва

Домашняя группа: «12»

Тема: «Программа в жизни».

Привет всем. Я Денис-алкоголик. Хочу поблагодарить за возможность поделиться. Тема не выбиралась, предложили на выбор. Расскажу свою историю для идентификации. Мое мнение, что я родился хроническим алкоголиком. У меня мама, брат ее, моя двоюродная сестра – хронические алкоголики. По маминой линии там 90% «хроники». Мое мнение, что алкоголизм передался мне на генном уровне. Первый раз, когда я выпил, то «ужрался в сопли». Я валялся в слюнях. И так было всегда. Редко, когда я мог остановиться.

Мои родители ничего не знали, они умеренно употребляли, предлагая мне выпить слабоалкогольные напитки. А когда я выпивал, они не были против. Я имею так же другие зависимости: наркомания, игромания. Родители это осознали, поэтому алкоголизм сильно не вызвал проблем. Моя мама умерла от последствий алкоголизма. В целом, у родителей это не вызывало проблем. Не то, что они поощряли это, но особых проблем это не создавало. Я спокойно мог выпивать на праздники. Это считалось приемлемым. А вопрос, когда мое употребление стало проблемой, я не помню. Последствия начались сразу. Я не сидел в тюрьме, но ввязывался в разные авантюры.

В целом, если смотреть на мою жизнь, на начало, я помню, что алкоголь играл для меня роль связного с внешним миром. Я был духовно болен, была духовная пустота. Физически я был довольно сильным ребенком, но не мог за себя постоять никогда. Духовная слабость прогрессировала. Болезнь меня сразу съела, у меня не было длительного «розового» употребления. Меня выгоняли из школы, со второй школы тоже, с техникума выгнали. В целом я нигде никогда не работал. Вся моя работа была у отца. Он созависимый отчасти. Мой отец занимался бизнесом, когда я достигал более менее доверия, он брал меня на работу. Отца я подставлял очень много, мать тоже.

Воровал по-страшному. Больше всего из дома. Сколько бы это продолжалось, я не знаю. Жена, которая на определенном этапе решила мне помочь, сделав ребенка, что не сработало. На этом этапе жизни у меня из интересов было только одно – получить денег. Вся моя цель вертелась вокруг одного – получить денег, чтобы добыть алкашку. Лет 10 такой жизни, а в 33 года я протрезвел.

Ключевым моментом во всей этой эпопее (несколько последних лет я сидел на тяжелых наркотиках, и сам должен был умереть) стала смерть моей мамы. Мама решила, что это ее вина, что я такой. На протяжении длительного времени она запивала это горе. Она не хотела жить. Последние года два посыпались болезни, сильное чувство вины за то, что я такой. Каким-то образом она, я так думаю, что она обменяла свою жизнь на мою. Как только она умерла, я вступил на путь выздоровления. На тот момент я тоже жить не хотел. Но уже сделал первый шаг, капитулировал, признал, что все это меня убьет. Со слезами на глазах я говорил своей жене, что она бессильна и не может мне помочь. Этот первый шаг был очень болезненный.

После смерти мамы отец сказал, что у меня два варианта: либо больница, либо ребцентр. У меня было сопротивление, муки выбора. Меня отвезли в Кемерово. Пробыл я в ребцентре шесть месяцев и не поверил в программу. Я находился там среди алкоголиков, наркоманов. С первого раза не поверил. Существовал там в какой-то непонятной иллюзии, что выйду и начну что-то делать. Через полтора месяца я сорвался. Десять дней находился в состоянии, которое описано в 11 главе: передо мной стояли четыре всадника — замешательство, отчаяние и разочарование. Я помню, выпивал бутылку водки – «по нулям», она на меня не действовала. Алкоголь перестал работать. Я помню этот момент. Помогали наркотики. Эти десять дней мне было всегда плохо. Просыпаешься, включается это состояние, пока ты не отключишь свой мозг, ничего не изменится. Очень четкое осознание, что я хочу умереть. Но сделать что-то с собой боялся, потому что трус. Боялся покончить с собой. Я похудел килограмм на 20. Позвонил отцу и попросил его вернуть меня в ребцентр на вторую реабилитацию.

По-моему, это было 23 июля, я поехал туда, и с этого дня началась моя трезвость. Что важно: я более или менее пришел в себя. Принял для себя коренное решение на тот момент: не врать, не принимать решений, основываясь на своих суждениях. Попросил консультанта подумать год за меня. Я настолько устал, что боялся своей головы. Когда ты понимаешь, что уже не остается никаких форточек: только жизнь или смерть. Тогда хорошим мотиватором явилась смерть. Желание смерти – довольно тяжелое состояние, это единственное, что ты хочешь.

Все это было непросто. Работа по шагам для меня была самой сложной работой в жизни. Простая программа, но не легкая. С этого момента все пошло. Первое, что я сделал – перестал врать, перестал думать. Начал советоваться с людьми. Выйдя из центра в социум в 33 года, я никого не знал в Кемерово. Столкнулся с такой проблемой, что не могу жить в социуме. Все мои убеждения, знания несовместимы с трезвостью. Мне нужно как будто заново родиться, заново учиться разговаривать с людьми. Я ходил на группу, чтобы учиться разговаривать. Настолько был замкнутый. Еще такой хороший пример. Вышел в социум с нажитым за 33 года имуществом – это нарды, сковородка «Тефаль», одежда, которую мне выдали в центре. Смешно сейчас, но это был факт. Когда я вышел с центра, все было довольно-таки тяжело. Я начал ходить на группы, служить, спонсора нашел. Но что-то не пошло. Тогда я не понимал, в чем дело, сейчас понимаю. Я был хроническим алкоголиком. Где-то через год жизни у меня было такое состояние, что мне захотелось орать от этой трезвости. Начал искать выход. Понимал где-то вдалеке, что мне нужно найти Бога. Попал на «аллилуйную» группу, но мне это не зашло. Потом попал к алкашам, мне эту группу порекомендовал консультант из ребцентра (до этого ходил в АН). Он меня познакомил с одним человеком, Борисыч – я его потом называл, моим первым спонсором.

И он меня повел по шагам. Конкретного опыта по шагам не было, не помню. Мы начали с ним делать программу. Потихоньку состояние мое начало меняться. Когда я второй раз пошел по шагам, когда Женя Молев передал опыт Сергею, а он у нас начал вести группы, тогда на каком-то определенном этапе времени произошло духовное пробуждение. Это не в один день случилось, нет. Ребята, которые меня окружали, заметили раньше. Помню день, встал утром, делал какие-то дела, к вечеру понял, что в моей голове покой. Машина, генерирующая мысли, остановилась, и я почувствовал легкость. Меня начало переть. Я служил неистово. Парил на крыльях. Это было довольно длительное состояние, внутренне хорошо. Я очень много служил, спонсорил.

В целом эта ситуация, 11 лет назад, сегодня поменялась лишь частично. Конечно, изменения есть. Все меняется, но эти первоначальные воспоминания, чувства, когда ты испытываешь благодарность Богу до слез. Я для себя понял, что счастье – это благодарность Богу. Я знаю, что это такое. Для этого мне не нужно ничего. Просто сесть и закрыть глаза. Это крутейшее состояние, которое мне было дано. Моя благодарность сообществу, Богу за то, что он мне открылся.

У меня на тот момент была несделанная девятка. В основном девятки были финансовые: кражи, избиения. Я очень боялся, но была готовность. Я потихоньку начал это делать.

Десятый шаг. Мощнейший инструмент в программе. Такие ситуации, как «бычки», бутылки собирал. Я это делал. Благодарность тем людям, которые были вокруг. Я начал развиваться духовно, психически и физически. Каким-то чудом у меня пропал хронический В, С гепатит. Это для меня было на уровне чуда. Было очень много таких моментов. 11 лет я уже трезвый, не могу сказать, что в моей жизни произошло что-то плохое. Проблемы есть у всех, я совершаю ошибки, что-то делаю не так, но это жизнь и у нас есть право на ошибку.

Я вернулся в свой город Пензу. Сложились определенные обстоятельства. Там было много-много девятых шагов. Я ехал с целью создать группу в Пензе и сделать «девятки». Приехал, мне было очень тяжело. Все мои друзья уже не друзья. При встрече со мной крутили у виска. Иногда даже говорили, чтобы я молчал о том, что я в сообществе. Но мне было все равно, страх ушел. Я начал делать «девятки», обходил те места, где нанес ущерб. Бог посылал мне тех людей, которым я должен был сделать «девятки». Ходил и признавался. Однажды я пошел во Дворец Пионеров, где совершил кражу. Дошел до директора. Он мне сказал, что я могу помочь немощным, купить им оборудование.

Есть еще незакрытые «девятки». Но я убежден в том, что представится такой случай. Нужно чувствовать тот момент, когда я должен это сделать. Например, была ситуация: я еду в такси, а таксист мне говорит, что вчера у него из машины украли магнитолу. Это для меня отличная возможность сделать косвенную «девятку». И я даю ему деньги на магнитолу. Происходят такие чудеса! Особенно я поражался десятому шагу. Самый яркий момент, когда мы работали с другом. Бывает такое. Что человек выбешивает. Мы ставили забор. Я прямо хотел ударить его. Вдруг, он роняет плошку с саморезами, присаживается и начинает собирать. Я прошу Бога, чтобы он мне помог не злиться на него и быть полезным. И вдруг, мы встаем, и я уже его люблю! Это чудо какое-то, когда ты начинаешь практиковать эти вещи. В этом и заключен духовный рост. Я становлюсь более адекватным, перестаю реагировать на какие-то вещи. У меня проблема с сыном, например. Я не могу пока адекватно реагировать на его поведение. Пока мне это очень тяжело дается, но я работаю над этим.

В Пензе нужно было открыть группу. Там была группа АН есть, а АА на тот момент не было. Целая история. Я нашел человека, который умудрился зарегистрировать группу на Тайнинке. Первые восемь месяцев примерно 80 процентов собраний я был один, потому что никакой вести мы не несли. Это было очень тяжело, потому что я после работы шел на группы. Сидел, высиживал время. Я протоптал дорогу в наркологию. Начали появляться люди. Мы сделали два круглых стола. Пошла движуха!

Такая тема «Программа в жизни», как я ее применяю. Если перейти на здесь и сейчас, я даже не знаю, как это происходит. Отчасти это на автомате. 11 шаг настолько автоматизирован, сейчас я постоянно онлайн с Богом. Мне не требуется для этого что-то. В любое время могу с ним поговорить. Я понимаю, что он есть, что я часть его и все мы – его часть. Я очень рад, что стал таким, что все это привело меня к осознанию Высшей силы. Это вернуло меня к жизни, дало мне то, что есть. Я второй раз женился. У меня замечательная жена. Мы и не поругались ни разу серьезно. Жена, смотря на меня, тоже к этому приходит.

По поводу моей жизни сейчас. Немного я отошел от служений. Я хотел развиваться в материальном плане. Когда ты начинаешь духовно расти, автоматом подтягиваются все остальные сферы жизни. Сначала я начал работать, создал бизнес. Мы переехали в Москву. Переезд дался очень тяжело. Но у меня уже не было выбора, был сделан первый шаг. По программе я делаю все тоже самое. Но в меньшем объеме. Раньше я мог 80 процентов времени посвятить выздоровлению, сейчас же у меня нет такой возможности: семья, работа. Анонимные алкоголики для меня сейчас это образ жизни.

В целом все хорошо. Программа подарила мне Бога, Бог подарил мне жизнь, в которой я могу быть счастливым. Я могу остановиться и подумать, счастлив я или нет. Если я ощущаю счастье, то я все делаю правильно. Благодаря программе я привык пытаться плыть по течению. Если сейчас течение такое, что мне нужно много работать, значит это для чего–то нужно. Меня не беспокоит тот момент, что я мало/много хожу на группы. Я понимаю, что я в АА, что я хронический алкоголик. Мне для того чтобы жить нужно есть, пить, выздоравливать.

Буду рад ответить на ваши вопросы.

Вопрос: трудно ли было открывать группу в городе?

Ответ: трудно. С учетом того, что не было никакой поддержки. Я нашел женщину, которая чудом зарегистрировала нашу группу в сообществе. Мне дали свидетельство. Мы сняли помещение вместе с наркоманами. Была еще одна женщина, они были далеки от программы. Я был весь сильно правильный, поэтому с ними был в конфронтации. Первым делом я пошел в наркологию. Главный нарколог не сразу пошел на контакт. Нам дали небольшое помещение под группы в наркологии. Там до сих пор проходят группы. Сделали круглые столы. Мы вызывали десант с Москвы. Делали презентацию. На выходе ничего не было. Мы были в центре города, раздавали листовки. Договорился я с церковью. Дошел до епархии, получил благословение. Потом нам сказали, что отзывают благословение, потому что мы молимся, взявшись за руки. Потом до нас дошло, что можно напрямую договориться с батюшкой. Если честно, в церковь ни разу не пришел по вопросу размещения стендов. Несколько раз мы ездили в нарколожку. Сделал сайт АА, сделали визитки. Восемь месяцев я ходил один. Когжа ты приходишь на группу и знаешь, что будешь один – это шило. Тяжелый опыт. Потом появился Володя, которого я провел по шагам. Мы с ним начали «мутить» эту тему. Приглашали на семинар Гришу Т.

Все можно сделать. Это не проблема. Просто нужно действовать. Я понимаю, что это тяжело, но необходимо. Через год у нас уже была группа из 4-5 человек. На самом деле ничего сложного. Главное, готовность.

Вопрос: опыт пятого шага.

Ответ: я ночью, когда все спят, говорил шепотом. Правду про себя говорить было страшно. Сам много слышал страшных пятых шагов, когда мои мне казались смехом. Я помню духовное путешествие по тому времени. Весь пятый шаг можно строить на одном секрете. До сих пор я считаю так. Весь мой опыт спонсорства говорит об этом. Почему человек вдруг срывается? Это моя гипотеза, что не хватает человеку смелости, честности рассказать про себя все. Мне хватило смелости и честности. Пятый шаг – это вопрос честности. Все остальное просто вода. Хватит смелости все рассказать – появится шанс на выздоровление. Я так думаю.

Вопрос: как ты считаешь, является ли 6 и 7 шаги постоянной работой над преодолением недостатков или ты их сделал единожды?

Ответ: 6 и 7 шаг. Как понять, что у меня недостаток ушел. Один уходит, другой появляется. Ежедневная работа над этим. Вся работа по шагам направлена на это. Я прошу Бога, чтобы он избавил меня от недостатков. Сейчас сильно не акцентируюсь на этом. Недостатки будут, я всегда буду бояться, обижаться. Это часть меня. Нет человека без изъянов, да я и не стремлюсь к такому.

Вопрос: что лучше: онлай-группы или «живые»? или для тебя разницы нет?

Ответ: для меня «живые» группы всегда были в приоритете. Потому что можно обняться, пообщаться после группы. Это только для меня. Сейчас век информационных технологий. Очень здорово, когда можно онлайн зайти на группу, когда не имеешь возможности сходить на «живую»,

Вопрос: твое мнение, если я делаю инвентаризацию, то у меня возобновляется такая привычка делать инвентаризацию другим. В чем здесь опасность?

Ответ: когда начинаешь анализировать поведение других и делать выводы, плохой он или хороший? Это обида, это десятый шаг. В 11 шаге в вечерней части мы отвечаем на 11 вопросов как раз на эту тему. Обида – это злоба. Если это делать или не делать, да, есть такие люди, о которых я думаю иногда. Стараюсь себя остановить. Сублимат – замена одного действия другим. Я заменяю эти мысли молитвой. Начинаю молиться! Я не вывезу, если буду делать по-другому, буду «кубаторить» на эту тему. Мир не будет жить так, как я хочу, жизнь такая. Мое влияние на кого-то бессмысленно. Сейчас я к этому отношусь проще. У меня были жесткие расставания с друзьями. Сейчас я могу сказать, что я люблю его. Хотя, в моменте могу чувствовать злобу. Но я же человек. Я не идеален. Важно задавать в голове вопрос «Могу ли я себе это позволить?» Если я могу без вреда для себя «покубаторить» о ком-то, но если я начинаю чернеть, то это мне неполезно. У меня был опыт, я восемь месяцев вымаливал прощения у моей первой жены. Тогда я думал, что она меня предала. Это вопрос внутренней дисциплины. Как я могу себя остановить и начать делать что-то другое. Нужно начать практиковать 10 и 11 шаг, это станет неотъемлемой частью твоей жизни.

Вопрос: ты для всех выздоравливаешь или для себя?

Ответ: в любом случае, когда ты начинаешь выздоравливать, то не понимаешь, что происходит. А когда тебя пробирает духовное пробуждение, ты готов делать для всех. У меня довольно-таки много обязательств. Я стараюсь заботиться о своих близких. Я помогаю другим людям. Возможно. На первом году трезвости я бы сказал, что программа эгоистична. Я просто выздоравливаю. Окружающим должно быть хорошо со мной. Если будет иначе, то мне тоже будет плохо, я буду несчастлив и я вскоре начну пить, это точно.

Вопрос: как перебороть страх пойти на собрание, страшно, стыдно, что все узнают и всех разочарую?

Ответ: я ходил в городе, где меня никто не знает. Но когда я вернулся в Пензу, просто всем говорил, что я алкоголик. Я думаю, итак все знают. В чем проблема? Этот страх нужно преодолеть с Богом, с молитвой. Если кто-то узнает, ничего страшного в этом не будет. Это не такой всеобъемлющий страх. Я организовывал круглые столы, у меня был страх, что я на камеру буду светиться, а вдруг, кто-то узнает. Хотя, лица были затемненные. Но я понимал, что если не буду делать, то умру рано или поздно. Если я чего-то боюсь или не хочу делать, касающееся моего выздоровления, то задаю себе вопрос: «Готов ли я умереть в противном случае?». Можно упростить для себя задачу выбора: жизнь или смерть. Таким образом можно раскидать все. Болезнь наша смертельная. Хроническая и прогрессирующая. У страха глаза велики. Единственный способ борьбы со страхом – это вера. Я очень сильно с детства боялся собак, потому что меня собака однажды покусала. Но весь такой выздоравливаю. Смотрю, стая собак. Я начинаю молиться про себя, подзаряжаться. Мимо них проезжаю, они на меня не набросились. Спонсор меня отчитал, конечно. На страх нужно идти, его нужно прожить.

Страх пойти на собрание – это надуманный страх. С молитвой и вперед!

Вопрос: страх прийти после срыва, боюсь, что всех разочарую.

Ответ: я не испытываю такого страха. Программа обещает нам вернуть здравомыслие. Если у тебя аллергия на клубнику, то ты ее не будешь жрать. Если аллергия на алкашку, то я не буду пить. Это обещания программы. Что с этим страхом делать? Мне срыв помог обрести то, что у меня есть. Это процесс. У нас программа действий, только действия смогут избавить от этого страха.

Вопрос: 1 и 2 шаг в действии.

Ответ: первый я делал два раза. Первый раз еще в употреблении. У меня не было сил бороться, я понимал, что это меня убьет. Второй раз я делал его позже, уже в программе. Я понимал, что я хронический алкоголик и я болен. Второй шаг – моя интерпретация его — я должен поверить, что программа поможет мне обрести Бога. Я так воспринимаю. Когда я занимаюсь с подспонсорными, говорю им, что они должны поверить, что Бог им поможет. Прийти к убеждению – это одно, а поверить проще. Вот в этом шаге я должен поверить.

Вопрос: чувствуешь ли себя счастливым и свободным?

Ответ: да. Что такое счастье? Я нахожусь в благодарности, вот простое объяснение, что такое счастье для меня. Свободу мне дал девятый шаг. Я мог после него пойти в любое место, где я воровал, мог любому посмотреть в глаза.

Вопрос: что самое сложное было в шагах?

Ответ: Труднее всего в шагах было все! Самая тяжелая работа на тот момент. Слезы, пот и кровь. Нужно делать вещи, которые никогда не были мне свойственны. Я должен был сам себя заставить что-то делать. Самое сложное было заставить себя делать то, что не хочется. Это самая тяжелая работа. Простая, но не легкая работа.

Вопрос: как отличить волю Бога от своеволия?

Ответ: не знаю. Нужно задать себе вопрос «хорошо или плохо?» Если хорошо, то это от Бога, а если плохо, то своеволие. Методом проб и ошибок. Нам говорится в книге, что мы будем совершать ошибки. Я их совершаю.

Спасибо всем. Очень рад был поделиться.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *