июль, 2021

воскресенье18июля20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Дарья, 6 лет и 10 месяцев трезвостиТема: “Жизнь на обретённой духовной основе” сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Москва/Россия

Домашняя группа: АА

Тема: “Жизнь на обретённой духовной основе”

Всем еще раз привет. Меня зовут Даша, я алкоголик из Москвы. Увидела новичка, привет! Здорово, что ты с нами. Мы здесь собираемся для того, чтобы на группу пришел новичок. Многие, кто пришел на группу, получили шанс на счастливую жизнь. Мне важно, сейчас сижу, мне радостно, комфортно, потому что я давно не спикерила в зуме. Последний раз я спикерила первого апреля, когда группа отмечала год. С тех пор я в зум не заходила. Сейчас я сижу дома, у нас жуткая жара. Вчера была живая спикерская. Мне было не очень комфортно, а сейчас я, сидя дома, могу что-то рассказать.

Начну с того, как я пришла на группу. Я не употребляю алкоголь уже 6 лет и 10 месяцев. Живу очень счастливой жизнью. Начала пить я рано. Первое употребление произошло в 9 лет. Мне это очень понравилось. Хотя,я вспоминаю эту Новогоднюю ночь. Насколько можно в 9-летнем возрасте ужраться, у меня это получилось. Я думала, что никогда больше не прибегну к этому странному взрослому напитку. Но через несколько дней я вновь захотела испытать ту невероятную легкость, которую мне дал алкоголь. И к года 15-16 я нехило так выпивала. Плюс у меня были примеси других веществ. Мне 31 год. Тогда это были 2007-2010 годы, когда были доступны разные наркотические вещества. Но алкоголь можно было легко достать, он не считался опасным. Поэтому он плотно вошел в мою жизнь. Я не думала, что это может быть проблемой, потому что все вокруг пьют. Притом что мой папа алкоголик. Я видела, что с ним происходит. Мне в голову не приходило, что со мной может быть то же самое. Моя жизнь не была разрушена, хаотична. Я подумала «А почему бы мне не выпивать по выходным?»

Потом появилось системное употребление. Все равно я не видела проблемы. Алкоголизм — болезнь очень хитрая. Она умеет так хорошо доказывать тебе, что у тебя ее нет. Очевидные вещи, такие как потеря работы, например, которые я не могла себе объяснить. Зная, что у меня завтра важное мероприятие, я напивалась до такой степени, что я не смогу встать. Каждый раз меня увольняли с работы, от меня отвернулась практически вся моя семья. Я осталась одна.

В 23 года, когда уже слишком далеко зашло, потому что я из того рода безнадежных алкоголиков, которые по-другому не могли. Очень плохо помню это время. Так вот, в 23 года я поняла, что не могу жить в пьянстве, не могу жить в трезвости. Начались попытки как-то это остановить. Позвонила папе и попросила о помощи. Папа, будучи алкоголиком, не дошел почему-то до дна. Сейчас я рада, а тогда думала, что это не справедливость. Я обратилась за помощью к людям, сказала: «Помогите! Так больше жить не могу! А жить почему-то хочется». Я лежала во множестве клиник, лечилась от разных заболеваний: наркомания, алкоголизм, пограничное расстройство личности и так далее. Каждый этот диагноз воспринимала, как счастье. Каждое новое лекарство — как чудотворное снадобье. Там мне рассказывали про гештальтпсихологию, про транзактный анализ и так далее, и так далее. Я выходила и напивалась. Потом закусывала это чудо таблетками. Какие-то хорошо с алкоголем шли, а какие-то не очень, и я их бросала. В БК написано, что знание себя, своего состояние, своей болезни, патогенетических механизмов в действии — все это не излечивает. Я правда не понимала, почему так. Почему это случается, почему я не могу жить, как среднестатистический человек. Почему я не могу радоваться этой жизни?

В трезвости я испытывала какое-то особое состояние. Это тоска, понятная только алкоголику. Не знаю, как это описать: глубокая страдальческая удрученность, потеря возможности любить, задержка всякой деятельности. Мне говорили, что это депрессия. Это не депрессия. Как говорили мои родственники «У Даши опять мрачная меланхолия». Трезвость всегда сопровождалась этим состоянием. Очень хорошо помню, что в таком трезвом состоянии я присутствовала на Дне рождения своей мамы. И вот я унылое г… Вот-вот и я расплачусь. Мама мне говорит: «Ты что, ради мамы не можешь побыть веселой?!». В этот момент мне становится еще хуже, потому что я не могу. Если бы у меня были силы не страдать, конечно, же я ими воспользовалась. Я не могла, чувствовала себя тварью, свиньей, что даже ради любимой мамы сделать вид, что мне весело. А я настолько была слаба, что не могла даже в этот момент притворяться.

Про свое тему хотела рассказать. Со спикерхантером разговаривала, на какую тему спикерить. Я сразу вспомнила, когда мы только открыли эту группу, чуть больше года назад. Мы сидели с девочкой спикерхантером, тогда пытались проводить спикерские каждый день, тематические на тему отношений, финансов, на разные шаги. И так далее. Мы не знали что делать, так как у нас не было идеи. И мы решили делать спикерские на усмотрение спикера. Например, «Мои отношения с Богом». Я вспомнила, что у нас в Большой книге написано на 38 странице, что каждый из алкоголиков рассказывает свою личную историю, описывает путь, приведший его к Богу. Действительно, все, что я делала в программе: шаги, группы, спонсорство — все это был путь к Богу. Все мое выздоровление, которое есть на сегодняшний день, все, что у меня есть: отношения, работа, друзья, дом — все силы, которые я имею, не имеют отношения ко мне.

Я алкашка, которая не может даже ради мамы притвориться, что ей хорошо. Я совершенно беспомощна. Эти силы мне дает Бог, мой постоянный контакт с ним. Хочу сказать для новичка — вам огромная поддержка. У меня тоже были срывы, это тоже неплохо. Мне просто надо останавливаться и возвращаться. Мне кажется, что у меня получается. Новичку могу сказать, что, возможно, сейчас неприятно слышать про Бога, веру, какая-то секта. Они тут все молятся, медитируют. Звучит, может быть, не очень привлекательно. Вначале мне сказали, чтобы я не фиксировалась на этом. Так оно и есть по итогу.

Тема моя звучит «Жизнь на обретенной духовной основе», как я только пришла в АА. Мне было непонятно, что за слова такие «духовность», «духовный» и так далее. Они мне были не очень понятны. Мне отвечали по-разному. Духовность — это не вредить себе и окружающим. Все равно было не очень понятно. Как сегодня я понимаю духовность? Это общение с Богом, с моей высшей силой, какой бы она не была. Но я стала на этот путь. Когда мне сказали, что без этого никак. Я была на таком дне жизни. Что мне некуда было идти. Мне кажется, что я попробовала все. Я безумно благодарна АА, мне сейчас очень-очень тяжело, очень тяжелый период. Параллельно у меня разворачивается несколько сюжетных линий: мама легла в больницу, я ухаживаю за бабушкой. У нее на балконе огромный цветник. Жара жуткая. У меня умирает родственник. Сыпятся на меня непонятные проблемы. Дома ремонт, работники ушли, а ремонт надо заканчивать. И на работе я нужна минимум 9 часов в день. И я живу!

Когда я с этим всем столкнулась, я поняла, что я все еще больной человек. Алкоголизм — это не совсем про алкоголь. Проблемы у меня. Когда я трезвая, тогда я понимаю, какая жизнь ужасная. Я представляю. Если бы у меня не было инструментов программы, связи с ВС, что бы было? Смогла бы я справиться с этими проблемами? Нет. Я очень устаю. Возьмем поездку к бабушке. У нас с ней всегда были конфликты. Я всегда велась на ее обвинения. Я начинала оправдываться. Что я могу сделать своими силами? Я могу приехать. Полить цветник, пообщаться с бабушкой — я не могу. Я могу выбросить эти цветы на улицу. Это в моем стиле, потому что я психопатка. Я могу наорать на бабушку, вступить с ней в противоречия. Но я своими силами не могу спокойно полить цветы. Поговорить с бабушкой. Попить чайку и спокойно удалиться. Нет. У меня на это нет сил. Я каждый раз. Когда еду, прошу Бога дать мне сил применять духовные принципы. Смирение, принятие. Я смиренно каждый день в определенное время езжу, поливаю цветы, сижу с бабушкой, слушаю ее, улыбаюсь ей, хвалю ее цветы. Я уезжаю. И у меня нет внутри ничего такого, что было раньше: удовлетворение оттого, что все высказала ей, а потом резкий упадок. Потому что скандалы, ссоры они выматывают. И что я делаю потом? Я иду и пью.

Сейчас у меня нет мысли напиться. Мне нужно думать, как жить дальше. У меня друг спросил, как я справляюсь со всем этим. А как по-другому? Я сейчас с такой благодарностью ко всем отношусь, потому что я помню время, когда мне некуда было идти. Это было гораздо хуже. Потому что вот так, оставаясь один на один, не зная, что делать — это очень тяжело. Это ни к чему хорошему не приводило. Я начинала сидеть и думать, а мне думать нельзя. Алкоголизму нельзя давать думать, потому что болезнь хитрая, она разводит на то, что все можно упростить.

У меня сейчас есть четкий план действий. Я любила впадать в самобичевание, саможалость. Много раз я ходила в изоляции, в предсрывном состоянии. И если бы не группы, спонсор, то я бы не выбралась. Люблю себя пожалеть, выхода нет, полная безнадега. Выход есть, может, я пока его не вижу, но это не значит, что все кончено. Что такое духовный опыт? Как его получить? Это был мой любимый вопрос, когда я была новичком. Мне отвечали — «действиями». Какими действиями? Применение духовных принципов. Как это происходит, я не могла понять, пока не начала делать программу. Например. Честность, непредубежденность, готовность к действию. Когда передо мной встает выбор: что мне сделать с бабушкой? Разгромить ее квартиру и наорать на нее? Это тоже действия. Но эти действия противоречат моим принципам добра и любви. У меня есть подружка, она заболела сильно. Я ездила к ней, помогала в квартире. Тут принципы важнее личностей, 12 традиция, очень важная для меня. Я могу помочь своей больной подруге, хоть она капризничает, выводит меня. Но ради нее я могу пойти на какие-то жертвы, потому что я ее люблю. Не могу сказать, что не люблю свою бабушку, нет. Но у меня не получается к ней терпимо относиться, как к больному другу. Но, тем не менее, если я могу применять там эти принципы (с подружкой), то с бабушкой я это тоже могу. Главное, хотеть. А я хочу. И действительно, откуда-то берутся силы.

Это прекрасно, что я справляюсь со всеми ситуациями. Я сама лично ничего не могу. Очень важно, что я не просто прошу Бога, я очень хочу быть сегодня полезной. Как я поняла про 12 шаг, про то, как он важен в выздоровлении. Помогать, помогать и еще раз помогать. Я пыталась быть полезной, служить где-то там, на работе, у друзей. Но почему-то я опять возвращалась к внутренней душевной пустоте. Какая-то внутренняя алокоголическая дыра, которая постоянно требует наполнения.

Потом я поняла, что 12 шаг: достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах. Для меня это работает только так. Я могу наполниться только так, по-настоящему заполнить эту тоску, пустоту, которую я старалась заполнить едой, алкоголем, безумные сексуальные увлечения со всеми подряд. Это были компульсивные покупки, вещи, которые я ни разу не надела. Но это все меня не наполняет. Так же и помощь. Я могу очень много помогать своей семье, но первостепенной для меня является помощь вам, помощь группам. А потом уже работа, дома и все остальное. Наполняет меня только так. Иначе для меня не работает. Я поняла, что моя болезнь умирает, когда я ставлю интересы других выше своих собственных. Этому я научилась здесь, через служения.

Был случай, когда я ехала на машине, мне нужно было уйти на поворот, а тут вдруг меня подрезали, потом опять и опять. Мне нужен туннель, чтобы проехать, а они лезут. А потом я посмотрела на этих людей, которые едут: на одном сиденье девчонка с малышом, второй — парень смеется, дальше — парень с кучей покупок. И я начинаю задумываться о других людях. Это вот процесс моего выздоровления, когда я снимаю фиксацию на себе и перемещаю на других людей. Когда я начинаю смотреть на других, думать о них, меня отпускает. Все это г…, которое есть во мне куда-то уходит. Мое настроение и расположение духа меняется, и я еду по своим делам.

Я очень благодарна, что обрела в этом сообществе. Очень благодарна, что пришел тот момент, когда научилась быть полезной. Для новичка все началось с того, что в какой-то момент я смогла с высшей силой, с помощью ребят, с которыми ходила на группы, просто один день я не пить и не вредить никому. Я не знаю, смогу ли я принести пользу этому миру, но цель у меня такая, что я не буду пить, не буду вредить. Потому что вреда нанесла я огромное количество. У нас есть девятый шаг. Где мы возмещаем ущерб. Я до сих пор его возмещаю. Теперь я знаю, что могу возместить ущерб. Это дает мне запал на следующий день, чтобы я могла его прожить.

Вопрос: пришлось и тебе возмещать ущерб своим родителям? Расскажи подробнее.

Ответ: конечно же пришлось. Это первые люди, кто пострадал от моего безумного пьянства. У меня сейчас идет ремонт дома. Это большая квартира. Я обдирала обои, спалила пол. Жуть, что творилось здесь. Маме я предложила: «Давай я сделаю ремонт в твоей квартире». А она мне сказала, что лучше сделать ремонт в квартире, где я живу сейчас. Я поговорила со своим спонсором. Я не ожидала, что мама такое предложит, так как мне нужно очень много финансов и сил затратить. Спонсор сказал, что я не имею права решать за маму. А я это не так вижу, но мама сказала так и я делаю так. И вот сейчас идет ремонт в моей квартире. Мне это не нравится. Я на это пошла, потому что так нужно. Ей надо, значит надо. Ведь ущерб я возмещаю ей, а не себе.

Папе вообще очень интересно я возмещала ущерб. Мы жили с ним вместе какое-то время. Он хранил деньги в книге. Я однажды забрала эти деньги, выкинула книгу. Пришел папа и говорит, что у него пропала книга, в которой лежали деньги, 80.000. Я ему наврала, что он вчера, когда был пьяный, взял книгу и ушел куда-то с ней. Такую историю я придумала. Он задумался. Потом я прописала эту историю в 4ке. Кроме этих денег я должна была еще ему. Однажды я прихожу к нему и говорю: «Пап, помнишь, у тебя 80 тысяч пропало?». Он сказал, что не помнит. А потом вспомнил. Я ему рассказала, что украла эти деньги. Как он на меня обиделся. Он обиделся на меня из-за того, что я его лишила такой красивой безумной алкогольной его истории. Он сказал, что деньги ему не нужны. Только попросил, чтобы я никому никогда не рассказывала эту историю, потому что это такой позор! Он всем рассказал эту историю, приукрасил ее. Конечно, что я могу сделать, я рассказываю эту историю на спикерской. Деньги я ему возмещала.

Я помню, был очень стыдный момент. Он коллекционировал монеты. Я забрала у него эту монету и продала. Он очень хотел, чтобы я вернула ему эту монету. Помню, очень долгое время я провела за тем, чтобы найти эту монету. Где-то там на «Авито» я ее увидела. Это момент, когда я принесла ее папе — ни с чем несравнимые ощущения! Глаза у него заслезились, и я поняла, что это было для него важно. Я увидела этот его взгляд! Все возмещение ущерба, каждое из них, приводило уже к новым отношениям. Мои родные на меня по-другому смотрели, это ни с чем несравнимо сейчас. Я вижу, как сейчас складываются наши отношения, это подарок. Чудо выздоровления.

Вопрос: в какой момент, если ты помнишь, у тебя появилось желание жить по этим принципам?

Ответ: желание жить по принципам появилось, когда я начала выздоравливать. У меня был интересный спонсор. Я ей рассказывала историю: мы сходили с сестрой в магазин. Там я увидела определенные чипсы. Обрадовалась, что они есть. Пришла с ними на кассу. Мне сказали, что пробить их не могут, так как их пока еще нет. Для меня это был удар. Я выхожу в смятении. Потом забираю эти чипсы, прячу и выхожу. На тот момент я не могла понять, что я сделала не так. Я была готова. Спонсор улыбается и говорит: «А тебе с этим нормально сейчас жить?». Я говорю, что да, потому что я реально не понимаю, в чем проблема. Тогда она мне говорит, что когда мне станет дискомфортно с этим жить, оно от тебя уйдет.

Буквально через пару дней повторяется похожая ситуация. Я, кстати, любила воровать в магазинах. Я беру не для себя, для друга. Деньги есть, но мне для веселья. В итоге меня берут, угрожают полицией. Потом начинаю понимать, что я сижу в отделении… Я подумала, что моя жизнь, пусть даже трезвая, какая-то дикая. Она безумная: скандалы, воровство… Это тот момент, когда я просто посмотрела на свою жизнь, поняла, что она в плохом состоянии. Я хотела попробовать жить по-другому. И очень долгое время я применяла этот принцип «как будто». Я помню на работе. Я могу что-то соврать, а могу сказать честно. Как будут развиваться события, если я совру и если я буду честной. Я как будто исполняла волю Высшей силы, применяя духовные принципы. На тот момент это была честность, непредубежденность и готовность сделать что-то новое. Таким образом я применяла эти духовные принципы, которые меняют мою жизнь. В нее стали приходить порядок и у меня появилась не просто вера и надежда, а уверенность в том, что идя по этому пути, я смогу улучшить свое жизненное положение.

Вопрос: ты сказала, что срыв — это хорошо. Ты допускаешь, что срыв может быть частью выздоровления. Но у тебя есть желание и силы, он тебя не остановит перед программой. Или ты считаешь, что срыв — это обязательная часть. С ним приходит опыт. Мне 54, у меня нет здоровья. Будет срыв, у меня не будет сил вернуться.

Ответ: нет, я не в коем случае говорю, что срыв — это обязательный процесс. Это нежелательно. Когда человек приходит и говорит, что был в срыве, значит была попытка воздержаться. Я, когда пила, у меня не было срывов. У меня было как: я один день трезвилась, а потом начинала бухать. Это был не срыв, а нормальное мое положение. А когда приходят ребята на группу и говорят, что мне так плохо, я после срыва. Я говорю, что это здорово, что они вернулись. Потому что слово «срыв» — у действующих неанонимных алкоголиков не то слово. Я его не использовала. Такого в моей среда алкоголиков, наркоманов не было. Это наше выражение, выздоравливающих. Я просто аплодирую тем. Кто вернулся после срыва. Это так круто, что у тебя 3-4 дня. А ты здесь. Ты не там, не бухаешь. Это большое счастье видеть вас здесь. Большая поддержка.

Я не призываю никого поголовно приобретать опыт и срываться.

Вопрос: вопрос по опыту обретения единства в группе анонимных.

Ответ: а это первый мой опыт какого бы-то ни было единства. Первый мой опыт я получила здесь. Служение мне помогло в этом. Есть группы, на которые я хожу, слушаю опыт, рассказываю свое что-то и благополучно ухожу. Первое мое служение на группе было уборщица по понедельникам. Я пришла на свое первое собрание. Я приходила и убирала стаканчики и уходила. Приходила на рабочие собрания, которые я вообще не понимала. Там была группа мужиков, которые довольно резко высказывались по поводу того или иного вопроса. Я не понимала ничего о покупке литературы, деньги, чай, конфеты. Я просто приходила и убирала стаканчики. Потом раз и я начала заменять людей, стала уборщиком, чайханщиком. Я начала мыть раковины, когда они были грязные. Когда начались рабочие собрания, я тоже начала высказываться. Я поняла, что мне не все равно, что будет с этой группой. Я назову группу «служебная команда». Мы идем к одной цели, мы делаем так, чтобы весть неслась, чтобы мы соблюдали пятую традицию. Потому что единственной нашей целью является несение вести тем алкоголикам, которые все еще страдают. Если мы будем действовать разрозненно, то группа умрет. Мы всегда стремимся к групповому сознанию, пониманию. В какой-то момент я поняла, что здорово чувствовать себя не одной. Я же раньше привыкла, что мое мнение главное. А тут я поняла, что моя задача единственная — я высказываю свое мнение. А потом при принятии решения я должна рассмотреть каждую точку зрения, которую я услышала на группе, и принять решение исходя из того, что я услышала. Снять фокус со своих «хочу». Я недавно узнала, что ничего не знаю. Только вместе мы можем принять единственное верное решение. Может, это будет и неверное решение, но делая ошибки, мы учимся. Единства я достигла, служа на группе.

Вопрос: как ты думаешь. Честность — это залог нашего выздоровления. Но как ты думаешь, должна быть какая-то тактичность в отношении новичков? Иногда честность неуместна. Хотя честно всегда говорить, конечно лучше.

Ответ: мне все время такую фразу говорят: надо отличать честность от глупости. Наверное, это так. Я, когда делаю 11 шаг по утрам, я прошу Бога дать мне благословения на это, интуитивно понять, что мне делать. Раньше грешила постоянно беспардонностью. Люди спрашивали. Девочка у меня спросила: «Идет ли мне это платье?». Платье ужасное! А я говорю, что она выглядит в нем как ш.юха из ГЕТТО. Важно применять духовные принципы, но делать это любя. Я всегда это делаю с любовью. Теперь, когда мне задают вопрос девочки, как они выглядят. Я спрашиваю у них, комфортно ли им. Например, если бы я сделала себе такие реснички, мне было бы очень тяжело, но если тебе будет комфортно, то конечно. Когда я чувствую, что могу нанести ущерб кому-то, если я буду честно отвечать, то я просто говорю, что не знаю. Нужно учиться балансировать, применять принцип любви перед тем, как ответить честно. Опять же, полагаться на волю Бога. Если это будет ошибкой, то это будет ошибка, на которой нужно научиться. Может быть, это нужно делать мягче, с любовью. С мамой я могу быть нечестной. Я просто понимаю, что ей не нужно знать некоторые вещи. Она всегда просит, чтобы я отзванивалась, когда приеду, встану. Я с этим боролась, мне не хотелось это делать. Теперь я просто пишу ей и говорю, что у меня все хорошо. Мне 31 год, у меня взрослая жизнь, но мама этого не понимает. И мне приходится с этим мириться. Мне с мамой так комфортнее жить, иначе она будет нервничать.

Вопрос: насколько я знаю, ты стояла у истоков основания этой группы. Ты сейчас не принимаешь активного участия в развитии группы. Нет ли у тебя ностальгии? Что ты думаешь по этому поводу, что эта группа есть?

Ответ: нас посадили на карантин. Мы с Кириллом вдвоем стояли у истоков. Он позвонил мне и сказал, что у наркоманов есть группа 24 часа. И мы решили открыть свою группу. Мы примерно представляли, как это делать. Потом мы провели рабочее собрание, где мы сидели вдвоем, потом уже втроем. И вот 1 апреля мы ведем первое собрание группы. Я нашла спикера, я сижу 24 часа на этой группе. После каждого объявления я говорила, что нам очень нужны ведущие и модераторы. Мы нашли кучу народа, которые готовы были служить. До августа я служила. Была зам.председателя этой группы. Потом я увидела, что группа зажила и моя помощь не нужна уже. Каждый раз я смотрю, сколько участников много. Помню, как было по три участника, тогда мне казалось, что группа загнется. А сейчас я рада, что это все работает. Это было знаковое событие — открытие этой группы. Я иногда захожу, иногда спикерю. Я вижу, как люди выздоравливают, как они здесь служат. Каждый раз до слез трогательно. Помню, ночью я дежурила здесь. Была беседа, когда девчонка с парнем разговаривали о том, что группа им жизнь спасла. Это очень круто! Спасибо большое!

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *