октябрь, 2020

воскресенье11октября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская Артем, 1 год 6 месяцев трезвостиТЕМА: “Что такое АА” сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

США, Нью-Йорк

Домашняя группа: “Russian Group of Brooklyn”

ТЕМА: “Что такое АА”

Всем здравствуйте. Я Артем, алкоголик. Спасибо, что пригласили меня, надеюсь, мой опыт будет полезен кому-то. Когда меня пригласили, я спросил тему. Мне сказали, что я могу выбрать ее сам. Я выбрал тему «Что такое АА». Выздоравливаю уже почти 2 года. Последние две недели меня стала преследовать такая тема, что я вижу людей, которые, по моему мнению, не правильно выздоравливают, порочат АА. Какой-то новый опыт. Я стал задаваться вопросом «Что такое АА».

Расскажу о себе. Мне 38 лет, я женат, у меня двое детей. Я родом из Средней Азии. Мама — славянка, папа — бухарский еврей, который отрицал свое происхождение. Я считаю, что важно упомянуть об этом, потому что я всегда чувствовал себя неопределенным. Если брать: еврей ли я? Нет, не еврей, русский. А в Средней Азии русский еврей … В определенный момент начались междоусобицы и меня попросили с моей Родины. Я был и русский, и еврей… Мне не место было там. Приехав в Россию, я стал узбеком, чернож.пым. Я чувствовал себя неполноценным.

Я очень быстро научился мимикрировать. Я научился использовать эту ситуацию где-то в обществе армян, греков, чечен и кавказцев я стал своим. Так как я говорю по-русски и знаю русскую культуру, где мне нужно я становился русским. Я прожил 12 лет в России. Моя болезнь проявилась там. Но немного по-другому. Она проявилась в игромании. Как мне показалось, я сам от этого избавился.

Я приехал в Нью-Йорк. Здесь моя болезнь раскрылась. Сначала потихоньку. Я всегда употреблял алкоголь, но никогда не думал, что подвержен алкоголизму. У нас в семье все крепко пьют. Мой папа алкоголик, мой брат и дядя алкоголики. Но я никогда не обращал внимания на это. Я начал пить. По меркам США я выпивал много. Все говорили, что я очень быстро и много пью. Я говорил, что я из России. Я пью по-русски. Я бравировал этим! Я не сказал бы, что пил до потери сознания, нет, я просто крепко пил, как мне казалось. Я функционировал, чего-то добивался. Жена моя училась. В один прекрасный день меня стало что-то беспокоить. Я пришел к доктору, у меня были очень сильно повышены ферменты.

Провели анализы, сказали, что мне нужно воздержаться. Я переключился на другие вещества. И там застрял. Через какое-то время у меня обнаружилась проблема с сердцем. Я на три месяца завязал со всем. Когда мне поставили диагноз «сердце. Мне сделали процедуру. Через месяц, когда я оклемался, начал снова употреблять. Алкоголь, наркотики.

Я это делал на протяжении какого-то времени. Мне начали делать замечания. Я очень нервно реагировал на это. Я за всем слежу, я все знаю, веду домашний бюджет. Моя жена учится, она ничего не знает. Так во всем. Моя мама, мои дети. Я за всем слежу и мне говорят, что у меня какие-то проблемы. «Я кайфуша», — говорю я про себя. Там, где я родился, это нормально, я мужчина. Мой папа гулял, мой дядя гулял. Я полагал, что у нас настолько сильная генетика, что мы не подвержены никакой зависимости. Потом это все продолжалось. У меня работа такая была… Я всех «припахал». Жена у меня и училась, и работала на меня, а я был руководителем. Я считал, что я хороший руководитель. Я не имею права работать. Считал, что я гений, а люди вокруг меня дебилы. Всех заманипулировал, все работали, а я делал в течение дня работу, связанную с финансами и все время «торчал».

Не могу сказать, что моя жизнь в материальном плане некачественная. У меня было материальное дно, когда я в Москву переехал. А на данный момент я считал себя очень обеспеченным человеком. Квартира, арендованная в очень хорошем районе, у меня есть машина, мы ездим отдыхать два раза в год, дети одеты, обуты, жена заканчивает университет, жизнь удалась.

Я не мог подумать, что я просто могу взять выпить пару рюмок чего-то и потратить 600 долларов. А здесь я мог себе это позволить. И вот настало время, когда пришло первое — паранойя. Я ездил в метро (по работе мне было удобно). Когда я ездил в метро, начинали возникать мысли о несчастных случаях, что меня кто-то толкнет на рельсы, что я сам могу это сделать. Я начинал обливаться потом, появлялись страхи. Я жене написал об этом. Когда я вышел из метро, все прошло. Начались мои ежедневные страдания. Я наперед уже знал, что это со мной происходит, но все равно продолжал употреблять.

Пошел к психологу. Я не скрывал ни перед кем, что я употребляю. Мне многие стали говорить, что это моя проблема. Я привирал, что пью меньше. Пару раз в неделю, допустим, чуть-чуть 100-150 грамм. Но на самом деле, я стал замечать, что если я действительно употреблял несколько раз в неделю, то после разговора с врачом, начинал еще больше употреблять. Как будто назло себе. Другим.

Вон, например, в детстве, все мои друзья ходили на хоккей, а мне было скучно во дворе. Никого не было. Я записался на хоккей, очень плохо играл специально, назло тренеру. Для того, чтобы он отказался приезжать к нам на район, чтобы все перестали ходить на хоккей и развлекали меня.

Так вот продолжалось это долго. Я не признавал проблему. Жена за три года до прихода в программу, сказала, что я наркоман, алкоголик. Я не расценил, что это стыдно, а то, что это круто. Там музыка, деньги наркотики, это часть моей жизни. Я ей сказал, что не смогу завязать. Я кайфуша. Это до конца моей жизни, она должна была смириться.

Когда я пришел в сообщество, протрезвел, я начал прикидывать, когда же у меня начались эти проблемы, когда начал сам задумываться над тем, что у меня проблемы. Мне казалось, что это было быстро. Но на самом деле прошло примерно около трех лет. Я начал что-то предпринимать. Менять вещества, стараться меньше употреблять, реже употреблять, менять места. Начинаю бухать, начинаю звонить, находить везде, где угодно. Потом обнаруживал, что в этих странах могут давать огромные сроки за все это, выбрасывал. Начиналась паранойя. Начинал бухать и все по новой.

В конце концов что меня побудило прийти в АА? Обратиться за помощью? У меня стали постепенно пропадать мои границы и правила, что я никогда не буду наркоманом. Потому что они отбросы общества. Самоубийцы, лузеры, неудачники. У меня было очень много социальных проблем, с которыми я справился. Один шаг остался до того, чтобы я оказался на улице и многое другое. Я считал, что мысль о самоубийстве — мысль неудачника. Целый час у меня уходило на то, чтобы привести себя в нормальное состояние. Мне же нужно быстро, здесь и сейчас. Как можно получить этот результат? Попробовать что-то другое.

Я каждый день сегодня об этом говорю, слава Богу, что я стал это замечать. Пришла мысль о самоубийстве. Мне стало так плохо, что вроде у меня все есть, есть результаты, все налаживается. Есть успех, социальные проблемы прошлого ушли. Появилась опора, на которой я могу строить свою жизнь. У меня все хорошо. Семья, которую я люблю. И мне плохо. Я очень любил свой дом, в каком бы состоянии я не был, я бежал домой. А здесь я не хочу. Мне страшно за мою семью, за моих детей. Что мои дети могут погибнуть, что их могут украсть, попасть в автокатастрофу. У меня был очень сильный страх. Эти две вещи: мысль о переходе на тяжелые вещества и о самоубийстве…. У меня была такая планка, что я буду жить до 75 лет. До сих пор я так думаю. Я понимаю, что люди уже не хотят жить, им неинтересно в 75 лет. Они считают себя обузой. Я не хотел быть обузой, не хотел болеть, страдать. Я планирую дожить до 75 лет огурчиком, а потом… Я стоял, поймал себя на мысли, что мне 37 лет, мне нужно еще 33 года жить в таком состоянии, в каком я сейчас находился. Это невыносимо. Этот анализ меня привел к мысли «Единственный выход из этого — самоубийство». Четко мой мозг это решение предоставил. Я не знал, что такое АА. У меня не было инструментов программы. Первый раз я говорил о том, что мне нужна помощь. Сначала своей жене, близким друзьям. Я говорил своему близкому другу, что все понимаю, но не могу остановиться. Потом я начал говорить многим, тем людям, с кем я употреблял. Я каждый день приходил и говорил «Я не хочу это делать, я не могу». Мне говорили «Да ладно, это самовнушение. Зачем бросать, ништяк же». Я мне было уже не хорошо. Я начал выбрасывать все это. Я стал тратить очень большие деньги. Мне жена говорила, что я сума сошел. Я тратил очень много, чтобы избавиться от своих веществ. Вот.

Мне так повезло, что моя жена (она мед.работник, хирургическая медсестра) по работе проходила курсы по наркотической зависимости, варианты лечения и прочее. Она мне сказала, что есть группы поддержки. Что-то, где-то примерно я представлял себе по фильмам… Что это такое, я не имел понятия. Она мне нашла какие-то группы американские рядом с домом. Я понимал, что мой язык и мое состояние внутреннее невозможно описать на английском языке. Я нашел русское сообщество в интернете. Это было в воскресенье. В понедельник я позвонил.

Очень важная вещь. У меня никогда не было проблем с отрицанием Бога. Как у нас в книге написано «Вера без действий мертва». Я очень верил, я не был религиозен, не соблюдал религии, но у меня были мои ритуалы, которые я взял оттуда. Я молился, делал какие-то вещи. Но именно действия: помогать, отдавать, не красть… Такого не было. Но я верил. Каждый год, у меня есть определенное время, у меня есть цикл. Я молюсь 40 дней, чтобы все было хорошо, разные есть варианты для этого. И в этот раз я начал молиться о том, чтобы жена моя хорошо закончила университет, чтобы работа была хорошая. В какой-то момент я понял, что это не то, чего я хочу. Все сорок дней, сколько я молился, я торчал. Но я не торчал, пока я не помолюсь. Такой я был «одухотворенный». И вот моя молитва закончилась в воскресенье, я употребил. Утром в понедельник я встал, употребил. Я знал, что буду звонить, но мне было очень страшно, стыдно и неловко. Мы живем в доме, где все квартиры сдаются. Есть компания, которая обслуживает этот дом, следит за чистотой. Я спускаюсь в подвал, я думал, что никто не знает, что я употребляю. Я употребил. Потом стою возле лифта, он стоит со мной рядом. У меня еще много осталось. Я у него спросил «Ты употребляешь?». Он ответил «Нет» и как-то на меня посмотрел, я не знаю как. Как будто с жалостью и в то же время с полным осознанием того, что я это делаю. Я ему говорю, что не могу остановиться, почти со слезами на глазах. Он начинает мне рассказывать, что у меня семья, дети и так далее…

И вот я пошел к телефону. Шел, как на Голгофу. Я позвонил, никто не брал трубку. У меня уже началось «Ну вот они не берут трубку, я могу пойти употребить». Оправдание. На последнем звонке женщина взяла трубку. Мне представилось, что это алкоголичка, в употреблении. Она сидит там, курит «Беломорканал», у нее граненый стакан и она со мной разговаривает. Я не знаю, что произошло в тот момент, но я сразу почувствовал, что я дома. Она говорила не помню что, но то, что повеяло любовью и теплом, которую я не ощущал давно в своей жизни. Когда я был маленьким ребенком, когда мама никогда не ругала, обнимала, целовала… И вот эта любовь неописуемая… Я сразу понял, что там что-то есть. Мой первый шаг был там, с ней на телефоне. Я стал ей говорить, я много раз говорил ей все, что со мной было. Я много раз говорил, что не могу остановиться. Вдруг, в какой-то момент я четко осознал, что у меня нет сил, нет вариантов. У меня на тот момент четко вырисовалась мысль, что моих знаний не хватает для борьбы с этим. Если так, то у меня только один выход — покончить с собой. При всем при том, что я не был бомжом, опущенным человеком. Я всегда делаю акцент на этом. Если люди приходят и думают, что они не такие конченные, то это не так. Это состояние физическое, это состояние моральное. Социально у меня все хорошо. Но морально я конченный. Я, как Артем, закончился. Моих знаний и сил не хватает для решения этой проблемы. Я привык, что у меня есть запасные планы, а у меня здесь нет никаких запасных планов. А когда у меня их нет, я схожу сума. Я не могу находиться в определенных рамках.

Пришло осознание, четкое понимание. Мы расплакались. Я вообще плакал потом еще две недели. Так я пришел на группу, взял спонсора, начал делать шаги. Быстро-быстро. У меня был очень сильный духовный подъем, розовые облака. Я ехал на этом чувстве приличное время. И сейчас наступает время, когда те знания, которые я получил, я должен применять в жизни. Я начинаю делать. Но, так как 38 лет своей жизни я жил по другим правилам, мне немного тяжело. Я стеснялся раньше говорить об этом. Многие люди в нашем сообществе, мне казалось, завидовали мне, говорят, что мы долго ходим, а ты такой молодец. Пришел и сделал шаги, как это получилось? Как обычно, наше сообщество ничем не отличается от других алкоголиков. У нас тоже есть много людей, которые не делают шаги. Я один из тех, кто быстро проникся и стал это делать.

Я много взял служений, у меня есть подспонсорные. Я начинаю применять во всех своих делах. Мне тяжело. У меня наступили моменты, когда ко мне приходили мысли об употреблении, становилось грустно, была внутренняя боль. Было стыдно говорить об этом, так как многие считали что я молодец. Так как я прошел шаги, у меня вроде как не должно быть такого состояния. Мысли об употреблении, злость, раздражительность. Я это скрывал. Мне только сегодня спонсор сказал, что я не правильно говорю. Я уже не новичок. Я могу считать себя таким, по времени, но я уже имею свой опыт, могу его передавать. Я вижу, что приходят время от времени какие-то мысли, что у меня получается сухой алкоголизм, моральный упадок, запои, когда ты уходишь сам в себя. Начинаешь бороться с болезнью, молиться — не помогает, спонсору звонить — не помогает. Ничего не помогает. Начинают вылезать дефекты. Смотришь на людей в сообществе. Смотришь на людей, которые уже более 20 лет выздоравливают. Встречаешь потом его вне стен АА и видишь, что там выздоровлением не пахнет. Таких людей много. Меня это очень сильно волновало. Я в своем этом вот приходе, в розовых облаках, в своей энергии. Я решил ее отдать, послужить, быть благодарным сообществу. Я очень быстро вырос в сообществе именно в служении. Я залез очень высоко. Даже, наверное, мне этого не стоило делать. Оттуда я посмотрел на свои и чужие дефекты. Те люди, которых я боготворил, самые обыкновенные. Иногда, может быть, я думаю, что я лучше выздоравливаю. Только сегодня мы со спонсором обсуждали. Я думал, что, если бы у меня была какая-то власть в этом мире, я бы был хуже чем Гитлер, чем Чикатило. Мысли, которые приходят мне в голову, ужасны. Моя задача на сегодня отделять эти мысли и применять новые инструменты, новые действия. Мысль пришла, я должен понять, какая это мысль. Помолиться, чтобы Бог меня направил в правильное русло. Буквально несколько дней назад я определил для себя наконец-то, что такое АА. Для меня сегодня АА — это мой детский сад, моя школа жизни, это срез общества. Мы такие же люди, как и другие. Просто мне чуть больше повезло, что Бог привел меня сюда и показал, может быть, не мне повезло, а человечеству, что меня оградили, чтобы я не причинил вред людям.

Я прихожу сюда и вижу человека, который, как мне кажется, неправильно выздоравливает, это урок для меня. Я должен концентрироваться не на других, а на себе. Когда я вижу в ком-то какие-то дефекты, это что-то во мне не так. Я должен быстро сконцентрироваться на себе, я должен постоянно думать о себе, как я могу быть лучше и чем могу быть полезен другим. Это сейчас у меня сложилось в голове. Мне стало полегче. Потому что была проблема, я не мог понять, что же это за организация.

Сегодня, спустя 19 месяцев я уже четко понимаю, какие будут в моей жизни проблемы, они проходят, нужно время. Время и работа. Это мой личный опыт. Это получение новых знаний. Сейчас у меня такой период, когда у меня все хорошо, баланс внутри. Я спокоен, я люблю всех. Но придет такое время, ко мне придет опять моя голова и начнет мне предлагать что-то, что будет отвлекать от моего духовного роста. На сей день у меня четкое осознание что моя задача установить контакт с Высшей силой, жить по духовным принципам. Быть честным, не воровать, не лгать, быть терпимым. А моя болезнь, дурное начало, душевный недуг — его задача постоянно меня сбивать с этого пути похотью, дурными мыслями, дурными увлечениями. Должен постоянно совершенствоваться. Я расту только через это. Если я просто прошел 12 шагов, сел бы на попу и ничего не делал больше, у меня не произошло бы духовного роста. За эти 19 месяцев не получил столько, сколько получил за всю свою жизнь. И я с полной уверенностью говорю вам, что это работает. Я с полной уверенностью говорю вам, что это единственная вещь, которую я прошел от начала до конца. Которую я сделал честно. Для меня это работает.

Когда приходят мысли об употреблении. Они приходят. Они выскакивают как чертик из табакерки. Просто так… Мне даже не надо никуда звонить, чтобы найти, у меня алкоголь дома стоит. Я поражаюсь, насколько я изменился, что у меня есть семья и все остальное. Я тоже самое своей болезни сегодня говорю, но у меня сегодня больше сил, эта мысль о выпивке сразу же улетучивается в секунду. Мне не нужно спорить со своей болезнью, она сразу убегает. Об употреблении нет речи, мне это не интересно. У меня нет больше лимита.

На сегодня все. Спасибо, что послушали. Трезвый сегодня.

Вопрос: расскажи про свои первые опыты проведения подспонсорных по шагам.

Ответ: первый опыт. Я не знаю, мой спонсор, моя линия по спонсору идет напрямую к Биллу Уилсону. Я седьмой от него. Мой спонсор мне очень дал простую программу. Он мне сразу после второго или третьего шага сказал, что я могу дать подспонсорных. Я удивился, конечно. Я начал искать. Не получается. Я молился. Потом у меня появился подспонсорный. Он много раз срывался. Я начал с ним работать. У меня два состояния. Мне тяжело с подспонсорными работать, потому что у многих из них были ситуации похуже, чем у меня. Я не мог понять, почему они не понимают чего-то, как можно ходить годами на группы и не делать ничего. Было тяжело донести это. С одним из подспонсорных я занимался, он мне начал мотать нервы. Спросил у спонсора «Это что, мне с ними так все время и мучиться?» он ответил «Да». Я ему объясняю, что-то и получается, что я начинаю слышать себя. Я будто сам себе говорю и до меня доходят эти вещи. Я тут и понял всю прелесть спонсорства. Пока 5. С троими я работаю постоянно. Двое периодически приходят-уходят. У меня положительный опыт, я хотел бы этим заниматься, передавать свой опыт. И всем рекомендую.

Вопрос: возвращаешься ли ты к шестому шагу? Как ты проходил впервые свой 6 шаг?

Ответ: я за это время увидел людей в программе, которым нравится делать упор на 1 из шагов. У кого-то 6, 7, у кого-то третий. И так далее. Я больше всего склоняюсь к третьему шагу. У меня все упирается туда. 6 шаг… Мой спонсор, у него большой опыт спонсорства. У него к разным людям разный подход. Он дает 6 и 7 шаг в зависимости от человека, готовности. У меня не было такой долгой работы в 6 и 7 шаге. Я не знаю свои дефекты характера полностью. Я думал, что знаю все свои дефекты. Когда я сам себя анализирую, у меня нет никаких дефектов. Я ангел. Мне спонсор недавно говорит, что, может, мне 4ку сделать. Я 2-3 недели тяну, мы созваниваемся и я говорю, что я ни на кого не злюсь, я всех люблю. Спонсор не поверил, сказал, что такого не может быть. Я стал делать, у меня вышло 14 человек. Это к вопросу о том, что я не вижу своих дефектов. Постоянно быть в контакте с ним, постоянно говорить ему о том, помолиться об исправлении своих дефектов. У меня нет четкого понимания 6 и 7 шага. Есть книга, которая на меня повлияла, «Сбросить камень». Она очень повлияла на меня. Прошу Бога «Удали, убери пожалуйста». А что я должен делать на ежедневной основе, это просить утро Бога, чтобы он избавил меня от всех моих недостатков. Моя программа сводиться к третьему шаги. Знать, что не я здесь решаю, не я здесь хозяин. Мне важно знать, чтобы мне жизнь напоминала об этом. Я просто получил, я просто отдаю. Я никому ничего не проповедую. Мне важно знать, что я хожу под Богом. Что он мой руководитель, что у него есть правила. Один из людей мне как-то сказал одну вещь, что Бог тебя взял на работу. Он как босс. У него есть правила. Ты должен делать то-то и то-то, а об остальном я позабочусь. Я на работе, я должен помнить об этом.

Вопрос: в голосе твоем слышалось как будто разочарование, когда ты говорил о 6 шаге. Давно не испытывала радости. Как это у все у тебя? Давно прошу радости.

Ответ: у меня сейчас произошли изменения внутренние. У меня нет ярких эмоций. Я не могу говорить, смеяться, у меня баланс. Я, честно сказать, жаловался своему спонсору на другого, что он всегда спокоен, хоть он только что пришел. Эмоции стали четкими и сбалансированными. На все есть причина. И разочарования нет, есть понимание и принятие. У меня были некоторые люди, на которых я злился очень сильно в программе. Были причины на это. У нас же в 4ке не все люди, которых мы обижали, были люди, которые приносили вред. Я злился, что-то доказывал. Потом меня возникло понимание, осознание того, что каждый из членов АА для чего-то нужен. У каждого есть свое предназначение. У Гриши Т предназначение спикерить. А если мы его встретим в реальной жизни, сможем ли мы сказать, что он такой, как он говорит. Мы не знаем. Кто-то очень хороший спонсор, кто-то плохой спонсор. Это их задача. Сегодня у меня нет разочарования, есть принятие. Оно спокойное. Нет эмоций резких. Я могу быть полезен кому-то, передать опыт кому-то, послужить сообществу. Я делаю эти вещи. Конечно мне спонсор сказал в самом начале выздоровления, когда у меня был сильный эмоциональный подъем. Спонсор мне сказал, что придет время, придет расплата. Тебе будет дан определенный опыт. Это время пришло. Я понял, что всегда не будет так хорошо, что я должен работать. А у меня с этим проблема, потому что я не хочу это делать, мне тяжело. Мне говорят «нет». Больше так не получится. Я должен делать это постоянно. Услышал где-то спикерскую, что не обязательно молиться головой о пол. Я думаю, ну все не буду молится. Перестаю — мне плохо. Начинаю снова — все хорошо. Моя основная проблема в этом. Мой основной дефект — моя лень, недисциплинированность, нежелание вставать, что-то делать. Но в то же время осознание того, то жизнь не будет прежней, не смогу вернуться к своей жизни. Иногда бывает от этого грустно. Мне подспонсорный сказал, что, как в книге написано, что «мы не променяем свои лучшие дни без программы на худшие в программе»: «Ведь были же у нас хорошие дни». Я с этим согласился. Я не могу сказать, что я могу занести эти дни в список черных дней. Ностальгирую ли я? Да. Хорошо ли мне сейчас? Да. Счастлив ли я сейчас? Да. Моя жизнь была будто скомканной. Скомканный лист бумаги. Я косячил везде. У меня были города, куда я не мог возвращаться. Я приехал в Америку и здесь накосячил. Я не мог посмотреть в свое прошлое. Сегодня, если мне скажут, что давай мы тебе дадим наркотики и алкоголь, я не соглашусь. У меня нет таких вопросов, которые бы меня мучили. Я знаю, что у меня сегодня есть проблема, но она разрешится. Один человек в в спикерской сказал, что к нему приходит его алкоголизм. Это очень интересный трюк. Когда к нему приходит мысль об употреблении, он перевернул все это в дружбу. Он (алкоголь) как будто говорит мне, что что-то со мной не так. Если этот друг приходит.

Теперь я спокоен. У меня нет разочарования, у меня только большая благодарность.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *