сентябрь, 2021

воскресенье05сентября20:0022:00Онлайн собрание в ZoomСпикерская, Алексей П., 8 лет трезвости.Тема: "Программа в действии". Сурдоперевод20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Вход и подробности

Детали собрания

Россия, Москва

Домашняя группа: «Радость».

Тема: «Программа в действии».

Привет всем, я Алексей-алкоголик. Хочу сразу извиниться, я не совсем здоров. Такая тема, знаете, подумал, что ее можно по-разному подать. Можно было бы в названии темы вставить тире. Программа – в действии. Поэтому я постараюсь обе стороны рассказать и о том, как действует программа в моей жизни, и о том, как действую я.

Я алкоголик. Я убежден, что отношусь к той самой категории алкоголиков, про которых написана Большая книга. На мой взгляд, все, что изложено в БК может оказаться полезным для кого угодно, но, насколько я понимаю, она адресована тем алкоголикам, которым не может помочь никто. А я алкоголик именно такого типа. Объяснить могу простой цитатой из Большой книги, помните, там есть такой момент, где алкоголиков делят на категории по отношению к алкоголю. Первая категория: нам неинтересны, потому что это просто обычные люди. Вторая категория: пьют много и могут до смерти напиться, может потребоваться медицинская помощь. Но их не относят к настоящим алкоголикам. Почему? Потому что при возникновении каких-либо чрезвычайных обстоятельств эти люди могут прекратить пить и могут со временем начать пить умеренно. Как же дело обстоит с настоящими алкоголиками?

Я настоящий, потому что в моей жизни были все причины для того, чтобы прекратить употребление. Как предупреждение врача, который говорил, что я умру через год-другой. Факт того, что я осознавал, что теряю свою семью. В книге написано, что я испытывал сильную привязанность и терял все. Ничего из этого не смогло меня остановить. И если исходить из темы «Программа в действии», я, даже не осознавая того, до прихода в АА, произвел большую и серьезную работу по первому шагу. Я пытался управлять своей жизнью, я пытался построить свои отношения с алкоголем. Я прошел с алкоголем все этапы, которые присутствуют в истории Билла. Многие мои друзья, которые были такими же, как я, не стали алкоголиками.

Я прошел большой период в течение десятка лет, когда алкоголь играл тонизирующую роль в моей жизни. Работал на достаточно серьезной работе. Я не пил утром, днем, но каждый день, приходя домой вечером, я должен был выпить пару рюмок крепкого алкогольного напитка. Это было как гигиеническая процедура. Я должен был немножко «очиститься». Потом мне это стало необходимо для того, чтобы собрать свои мысли по работе, это начало происходить уже и днем. И так далее… Потом я начал пить по утрам. Мне были смешны призывы, что нужно бросить пить. Причем здесь алкоголь? Ну причем здесь алкоголь? Есть же вот эти проблемы, другие проблемы. Если у меня что-то не ладится в жизни, то причем здесь алкоголь. «Ладно, хорошо, я могу не пить. Что это изменит?»

Я пробовал не пить, знаете, что-то менялось. Был период, когда я притормаживал с алкоголем, действительно, что-то налаживалось. В семье что-то налаживалось. А потом произошло «как лыжник со склона». А потом инициация этого процесса «как лыжник со склона» было то, что я начал с этой проблемой всерьез разбираться. Я решил, что мне нужно прекратить пить. Но это не получилось. Чем больше я прикладывал усилий в этом направлении, тем хуже был результат. Прямая зависимость. Не буду это рассказывать. Могу сказать, что, как у нас написано в десятом шаге: решение этого вопроса с алкоголем произошло помимо моих усилий. Самое главное, что оно пришло, когда силы мои закончились. Пришел тот день, когда помню, что еще пью и нахожусь в тяжелейшем состоянии в пустой квартире, стою на четвереньках и вою.

Забегая вперед, предваряя вопросы моих взаимоотношений с Высшей силой, я считал себя верующим человеком, последнее, что я помню, стою в комнате перед иконой, затем захлопываю двери со словами: «Тебя больше для меня нет!». Это все. Я как бы уже потерял остатки надежд на что-либо. Потом я помню себя уже сидящим на какой-то из групп. Я не знаю, какая моя первая группа. Не помню. Я продолжал пить, но мой организм не выдерживал ничего, я не мог оставаться без алкоголя, но и пить не мог. Полная вилка.

А потом на одной из групп, я обнаружил, что я два дня уже не пью. Что я точно могу сказать. Не было никаких абсолютно решений. Никаких действий. Я еще ничего не понял из того, что рассказывали люди на группах. Я слышал про шаги, спонсора, но ничего не делал. Я не понимал, о чем они говорят. И вдруг я остался трезвый и остаюсь по сегодняшний день. В моей трезвости я абсолютно уверен. Она исключительно милостью Божьей. Это один из самых сильнейших духовных опытов в моей жизни. Здесь, как ни крути – это факт. Именно в тот момент, когда у меня не осталось никаких сил и идей. Я уже не видел смысла бросать пить, потому что я думал, что моя жизнь закончилась. У меня не осталось ни здоровья, ни сил, ни работы, ничего. Не было ни желания продолжать это безобразие. Но покончить с собой я тоже не мог. Были причины.

Если говорить про мои действия в этом первом шаге, это вот они в этом и заключались, что попробовал все, пришел именно к этому бессилию. Если бы мне кто-то другой говорил, что я бессилен перед алкоголем, я бы не поверил. Но пришел в итоге к этому сам. Я пришел к тому состоянию, когда не имел понятия, что мне нужно. Если бы какой-то волшебник или золотая рыбка оказались передо мной и спросили: «Что тебе надо?». Я бы не нашел, что ответить. У меня не было ничего, что попросить. Ни трезвости, ничего. Вот это и был первый шаг. Я реально не просто оставил усилия управления своей жизнью, я оставил попытки найти идею для этой жизни. Это полное отсоединение руля. Когда я проделал четвертый шаг, в нем у меня появилась возможность посмотреть на свою жизнь в зеркало заднего вида. Я открыл очень важные вещи. Я был убежден, что события, происходящие в моей жизни, происходили в результате каких-то моих действий. Если они происходили не так, как я хотел, то это я где-то не доделал, не доуправлял. Самые важные решения в жизни, я считал, что принимал сам: сам решил, на ком жениться, сам менял работу.

Четвертый шаг помог мне увидеть, что не то, что я плохо управлял своей жизнью…. Вообще мои действия никак не связаны с тем, куда идет моя жизнь. На сегодня я это воспринимаю как мой разговор с Богом. Он когда-то начался и продолжается. А то, что я делаю или не делаю – это просто очень важно для меня самого, но это не очень влияет на реальные события, лишь на мое состояние в этих событиях. Важным моментом для меня является присутствие этих шагов в моей жизни. Вот я извинился пред спикерской по поводу своей болезни. Это действительно так. Так получилось, что третью неделю у меня довольно тяжело болеет жена, я тоже присоединился. У нас дома лазарет. Конечно, это мне не нравится. Это порождает массу тревог. На работе тоже определенная ситуация. Мой начальник уехал на месяц без связи, вся его ответственность на мне. Ребенку тоже нужна забота и внимание. И куча, куча всяких вещей.

Моя голова так устроена, что любое событие создает в голове целую цепочку проблем. Они все слепляются в ком, у меня ощущение, что я не вывожу эту жизнь. В этой ситуации мне приходится проживать каждый день полностью все 12 шагов. Во-первых, я должен признать свое бессилие перед тем, что мы больны. Должен признать, что я никаким образом не управляю этим процессом. Я отдаю себе отчет, что на самом деле никто из людей вокруг меня ни поможет. Я могу управлять только своими действиями. Я могу принимать лекарства, обратиться к врачу, соблюдать режим. Это то, что могу сделать я. Остальное все будет так, как будет. Результатом я не управляю. Я могу посмотреть внимательно за своими действиями, которые я произвожу в этой ситуации: я должен понимать, что если жена не так приветлива, радостна, весела, как мне хотелось бы. Это не ее вина. Мне просто нужно сделать то, что нужно в четвертом шаге. Представить себе, как я себя веду, когда мне плохо, увидеть это все. Построить между нами определенный духовный мостик и таким образом мое неизбежное раздражение, не переросло в резентмент – ощущение постоянного внутреннего раздражения, беспокойства, неудовлетворенности – мне нужно в течение дня делать те действия четвертого шага. Который он мне предлагает. Важно сделать пятый шаг, если меня это сильно тревожит. Мне здесь помогают подопечные. Дальше важнейшие шаги – 6, 7. Мне нужно увидеть в результате шагов, что я по-прежнему веду себя как капризный ребенок, мы с женой прожили уже 35 лет вместе, а я пытаюсь в этом браке занять положение ребенка, о котором будет заботиться эта заботливая женщина. Мне хочется, чтобы она смотрела на меня восторженными глазами, будто я ее защитник, скала. Вот такое вот противоречие. Как-то я приехал с работы, на работе были какие-то проблемы, я пришел на кухню к жене и выложил ей эти проблемы. Муж-добытчик вернулся домой. Я ей гордо рассказываю о моих проблемах. А она что сделала? Она включила спонсора, начала говорить про Бога. Я чуть не психанул. Пошел на улицу курить. Пока курил, сделал то, что вам рассказал. Я подумал о том. Каким я хочу выглядеть в ее глазах? Маленьким мальчиком, которого надо пожалеть или мне хочется, чтобы она видела во мне мужчину, на которого надо положиться.

И тогда возникает вторая вещь, которая звучит уже после шагов. Если я открываю рот, собираюсь что-то сказать, мне нужно задавать себе вопрос «А зачем я собираюсь это сказать?». Я рассказал о своих проблемах. А зачем? «Мы должны нести этот груз вместе, муж и жена – одна сатана и так далее». Беда, разделенная на двоих, не становится легче. Просто в семье появится два больных человека, больше ничего. Когда я проявляю заботу о жене, я ее не спрашиваю, нужно ли ей то, это. Если я открываю рот и думаю, что я проявляю заботу, то мне нужно задать себе вопрос «Для чего я ее проявляю?». Для того, чтобы выглядеть хорошим и заботливым мужем. Я не ставлю себе задачу попытаться себя поставить на ее место и представить, что ей нужно. Я поступаю как актер в нашей книге, который бывает добром, а бывает злом. Но, тем не менее, продавливает свою волю.

Это происходит у меня часто с моими детьми. Моя забота о них. Будучи в программе, я пытался изменить, как мне казалось, мое отношение к моим детям. Хватит пытаться их заставлять, надо быть хорошим папой, помогать детям, делиться с ними. Все хорошо звучит, но, я если честно, отвечаю себе на вопрос «Зачем я это делаю?». То прихожу к пониманию того, что все мои действия направлены на то, чтобы заставить моих детей быть такими, как я хочу. А почему? Потому что у меня есть страх, что если они будут не такими, как я хочу, мне будет не хорошо. Это все прочитывается в четвертом шаге. Это очень важно понимать. Это не значит, что не нужно моего десятилетнего сына не нужно принуждать делать уроки. Вполне возможно, что нужно. Это помогает мне не ходить возмущенным или обиженным, когда он в ответ хамит и возмущается. У меня точно такая же реакция, это нормально. Даже если я понимаю, что это нужно мне, у меня будет точно такая же реакция, когда меня буду заставлять что-то делать. Меня это бесит!

Почему я ожидаю другой реакции от людей? Непонятно. Это нормально. Иногда приходится на это идти. Нужно понимать, что это не повод для обиды, это ожидаемая реакция. Я готов иногда принять эту реакцию, потому что считаю, что моего сына иногда надо заставить заполнить дневник. Может, я не прав. Но я несу ответственность за решение, которое принимаю.

Отдаю Богу и не жду результатов, того, что он изменит мое раздражение, мои страхи – весь этот букет. Я не жду, что он изменит весь этот букет. В чем разница между 6 и 7 шагами? В шестом шаге я нашел все проявления своего эгоизма и протягиваю Богу. А седьмой – это я протянул, а сам отвернулся. В том плане, что он заберет это и тогда, когда это нужно забрать. Удивительно, меня Бог от многих вещей не избавил, избавит ли сейчас, не знаю. Когда мне пришлось пройти через всю свою жизнь, я увидел те вещи, которые я терпеть не мог, инфантильность, трусость, хитрость. При случайных встречах я так не любил лень, инфантильность и трусость. А сейчас я понимаю, что Бог меня уберег от таких приключений, что не знаю, разговаривал бы я с вами или нет. Я бы уж точно приобрел всю клинику заболеваний, уж точно полностью был с раздавленной психикой гораздо раньше.

В этой же самой ситуации, если я позволю себе в ответ на какое-то раздражение жены, связанное с ее болезнью, какое-то раздражение со своей стороны, то дальше идет девятый шаг. Нужно прийти и сказать «Любимая, я здесь накосячил». Мы оба в программе. Наши с женой девятые шаги смотрятся очень забавно. Мы понимаем оба, что происходит, и напряжение испаряется. Это напряжение, которое я знаю, оно в моей голове, если я этого не сделаю, то через час вся наша семейная жизнь будет ошибкой. Моя голова мне расскажет, что мы никогда не любили друг друга, мы только разрушили жизнь друг другу. Нужно сразу подойти и сказать. Нам сейчас уже не требуется много. Просто подойти и сказать. И все.

Дальше про 10 шаг я рассказал. И, естественное, это все ни о чем, если нет 11 шага. Про его дневную часть я рассказал. Это понимание того, что я ничем здесь не рулю. Ни тем, когда вернется из поездки моя дочь, когда вернется мой начальник. Что происходит с моей мамой, кто когда заболел – это все клубок. Но если это разобрать на частички, понять, что я ничем не управляю. Вернуться в этот момент времени и задать все вопросы Богу. «Я хочу тебе служить, Господи!». Тот период жизни, когда я служил себе, он закончился 8 лет назад, закончился моей смертью. Я умер. Реально. Что-то точно умерло. А то, что я имею сейчас – возможность один день служить Богу. Только с этой целью мне дается какой-то ресурс.

У меня был один эпизод. Меня позвали поспикерить в Хабаровск. Туда надо было слетать. Я не задолго до этого «Дернул» спину. Я не мог ни сидеть, ни лежать. Слава Богу, на работе удаленка. А билеты безвозвратные, купленные на деньги Хабаровской группы. Представляете, я их ободрал на такие деньги и не прилечу. Позвонил спонсору. Спонсор сказал, что лететь в Хабаровск – сумасшествие. 8 часов плюс пересадка. Опять же, что я могу сделать? Я не могу никак повлиять на то, как я себя буду чувствовать. Произошло чудо. Я умудрился слетать туда-обратно, провести целый день семинара. Этой же ночью полетел обратно в Москву. Через пару дней я вернулся в это состояние, я продолжил болеть дальше. Но этот кусок, когда я поехал послужить, это как взяли меня, перенесли на то место и вернули обратно. Благодаря этой поездке у меня сложились прекрасные отношения с людьми из Дальнего Востока. Я очень счастлив, что у меня теперь есть они.

Сегодня я трезвый. Спасибо. С удовольствием отвечу на вопросы.

Вопрос: сколько тебе лет? Кем выработаете? Сколько раз за годы трезвости вы рассказывали свою историю?

Ответ: мне 54 года. Я не работал в сфере производства, продажи, переработки алкогольных напитков. Но все виды моей работы были отчасти связаны с этим. Я по образованию геолог. Если здесь есть геологи, тогда они понимают, что еще с военных времен считалось. Что геолог должен уметь выпить спирт не поморщась, закусив кусочком сахара. В какой-то степени это даже приветствовалось. Но он должен уметь и не пить. Потом я был спасателем. Идея такая же. Здесь мы работаем несколько суток, не едим, не пьем, не спим. Но потом мы должны уметь оторваться. Это тоже входит в букет специфических навыков. Потом я стал работать в том мире, где люди вокруг меня становились олигархами. Как у Билла. У меня изменился образ жизни. Ничего серьезнее ресторана обсуждаться не могло. Но хочу сказать, что люди, которые работали со мной и спасателями, и геологами, и в этом бизнесе далеко не все становились алкоголиками. Это уже моя отдельная тема, почему я стал алкоголиком. Для этого мне пришлось собрать воедино все составляющие хронического алкоголика. Именно изобилие потребления, какой-то врожденный дефект привел меня к развившейся вещи, которая называется аллергией на алкоголь. И в конце концов к 40 годам развился феномен тяги, жизнь моя стала неуправляема уже к 40 годам. Моя способность во всем увидеть негатив, моя неспособность проживать некоторые вещи, воспринимать их очень болезненно. Самое главное – духовная составляющая. Ощущение некой отстраненности от всего мира. Я немного отдельно. У меня всегда очень много друзей, четверо детей, любящая жена. Я не вижу людей, которые не бегают от меня. Все по отдельности – не страшно. Но когда это собралось в единый букет, образовался феномен под названием «Алексей-алкоголик».

Я понятия не имею, сколько раз я рассказывал свою историю. Мне трудно представить. По поводу своей истории: мне как-то повезло, что мне попадались хорошие спикеры, которых я когда-то слушал, так же большая благодарность моему спонсору. К чему это? Я никогда не рассказываю свою историю просто так. Вот положено рассказать свою историю. Я сел и рассказываю. Нет. Я ее рассказываю так, исходя из того, что мне сейчас интересно в этой истории. То, что я сегодня рассказывал, это то, что сегодня мне в моей истории интересно. У нас у каждого есть своя история, и ковыряться в ней, жить в ней, на мой взгляд, неправильно и плохо. Для людей, у которых корень заболевания – эгоизм. Поэтому из моей истории всплывают какие-то вещи, которые полезны для меня. Для кого-то, кому я это буду рассказывать. Я не знал, что сегодня буду говорить.

Вопрос: «отдай Богу и так далее», я психанула, застукала мужа с любовницей. Конечно, хочется схватить бутылку. Что ты делаешь, чтобы убрать этот гнев? Тут же начинаешь себя жалеть. Все виноваты, кроме меня. За шесть лет трезвости это все равно иногда накатывает. Что ты делаешь физически?

Ответ: ответ есть в сексуальной инвентаризации. Это потом можно распространить на все что угодно. Там четко сказано. Там говорится, что делать. Если проблемы секса продолжают волновать? Секс — имеется ввиду взаимоотношения. В данном случае твоя ситуация. Что делать в этой ситуации? Я даже своим подопечным говорю иногда: «Как ты думаешь, что нужно делать?» Нужно разобраться в этих отношениях? Сесть, поговорить? Нет, мы с еще большим усердием идем помогать другим. Иди и работай с другими! Это то, что как в другом месте написано, помогает там, где не помогает ничего больше. А с другой точки зрения за 8 лет в программе у меня не было «счастья». Бог такие неожиданные выверты делает. У меня не было поводов для ревности. У меня, правда, много опыта в работе с детьми. В этом время они взрослели, когда я пришел в шаги. Моим двум детям было по 12 лет. Понятно, что этот период – это «хороший» период, когда можно много про себя узнать. Старшей дочери сейчас 31, младшего два, сейчас – 10. Там, да, я заставал. Была ситуация, когда дочь нас обокрала на приличные деньги. Это было испытание. Я бы не сказал, что это была вспышка гнева и ярости, это была вспышка большой обиды. Почему? Так ловко она все это провернула, это все было обидно. Здесь просто Бог помог увидеть это через работу с подопечными. Много вещей, которые мне показали. Это тот же самый четвертый шаг. Бог мне открыл глаза. Итогом было что? Я посмотрел на нее какими-то другими глазами. Это очень часто помогает там, где кто-то что-то делает ко мне. Попытаться посмотреть на человека глазами Бога. Бог – это тот. Кто любит нас безусловно. Он любит мою дочь без условий. Понятно, что это идеал, которого мне не достичь. Но если я посмотрю и увижу внутри нее перепуганное существо, она не знает, как выживать. Она неврастеник, поскольку росла рядом с алкоголиком. Она плохо проживает эту жизнь, больно проживает. Она в том возрасте, когда напугана, не решается обратиться за помощью. Столкнувшись с искушением взять большую сумму денег, она ее взяла. Она взяла и запуталась в своем вранье. Если глазами любящего Бога посмотреть на нее, представить все, что она проживает, какой здесь гнев? Появляется то, что нам обещает Карл Юнг, когда описывает духовное пробуждение. У человека, меня в данном случае, отступают на задний фон те ценности, которые управляли мыслями этого человека. Совершенно новые ценности начинают править нами. Если я проделаю то, что я сейчас сказал, то любимое мною существо, измученное всем этим, у меня единственный мотив поведения: как ей помочь, облегчить выход из данной ситуации. Вчера мы получили сообщение. Дочь всегда тянула из нас деньги, пыталась вытянуть деньги то из меня, то из мамы, то из бабушки. Она сейчас в другой стране. Устроилась временно на работу, но у нее уже ощущение гордости. Труженик, который шагает с работы устал домой, я очень рад этому! Она бросила сообщение. Бабушка написала, что президент у нас всем отправил всем пенсионерам 10.000. Моя дочь написала «Бабушка. Я вышла на работу и надеюсь, что скоро каждый месяц смогу присылать тебе 10 тысяч без всяких президентов». Вот такие дела.

Вопрос: когда жалость к себе, какая твоя реакция?

Ответ: хочу сразу сказать, что среди всех моих недостатков, самый жестокий по отношению ко мне — жалость к себе. У нас написано, что злоба – враг номер один. Меня быстрее всего убивает жалость к себе. Она открывает дверь всему остальному. Она как швейцар. Если я чуть-чуть пожалел себя – заходи все остальные: злоба, обида, страх и все остальное. Пожалуйста, заходи! Так для меня работает жалость к себе. Мне приходиться ловить ее. Я просыпаюсь с жалостью к себе. Я уже не молодой человек, могу проснуться с мыслью «Когда я сдохну?». Все болит, нет сил, меня заездили. Мне спонсор вдолбил, что нужно молиться при первом же прихождении в сознание, я так и делаю. Моей жене хватает сказать «Бог, я проснулась, привет!». Мне не хватает. Я уже бреюсь, в автобусе еду, но я пытаюсь настроить ручки, потому что фоном идет гудеж на тему «Как мне плохо». Я говорю «Господи, спасибо, что мне хорошо» — «Как мне плохо», «Господи, спасибо, что у меня есть работа» — «Когда же ты сдохнешь», «Господи, спасибо, что у меня есть дети!» — с этим ничего не сделать. Это алкоголизм. Но я вынужден это все делать. А включается она потрясающе. Я иду по переходу в метро, сейчас это почти прекратили. Но сейчас, где я езжу через центр, там в переходах играет очень хороший музыкант. Играет какая-то грустная мелодия, и у меня мысли такие становятся лирическо-грустные. А я уже знаю «Это нельзя». Это все, кто идет вокруг, могут идти, слушать и даже слезу пустить – им ничего не будет. Это как в «Мнении доктора»: ту самую рюмку, которую другие выпивают на его глазах абсолютно безнаказанно. Мне нельзя этой рюмки. Мне нельзя этой грусти. Эта грусть пускает за собой саможалость. Значит. Затем я еду. Одну станцию проехал. Жизнь идет не совсем как хотелось бы. Еще одна станция – жизнь вообще не очень. И так далее. Все. Дальше уже вылезти из этого крайне тяжело. Я не так за злостью так слежу, как за этой штукой. Тут я сразу прошу «Господи, помоги, направь меня».

Вопрос: как вы понимаете безусловную любовь и это понятие в личных взаимоотношениях?

Ответ: именно так, как это сказано: без условий. Как выглядит моя любовь? Задай мне кто-то вопрос: Алексей, ты любишь своих детей?

-Да, конечно! Я за них порву!

А теперь ситуация. Жена с младшим сыном на даче. Я живу с детьми по 17 лет. Взрослые ребята. Дочь не работает, не учиться. Сын свободен тоже. Они знают прекрасно, что я не люблю грязную посуду в раковине. Идиотизм. Я не могу есть. Когда напротив меня полная грязной посуды раковина. Я им говорю, что готовлю, но когда приезжаю с работы, чтобы в раковине было чисто. Я приезжаю с работы, захожу на кухню, а там гора посуды грязной и засохшей. Я встаю к раковине и мою посуду. Внимание, вопрос: Алексей, вы сейчас любите своих детей. Оказывается, что нет. Конечно, нет. Да я их убить готов. Оказывается, моя любовь условна. Я люблю их, если… Это касается и всего остального. Я люблю сотрудников, если… И так далее. Эти «если» надо просить Бога, чтобы он у меня забирал. Нужно категорически избегать сравнений детей с другими детьми, своей жены с другими женами и так далее. Нужно пытаться уйти от условий. Понятно, что я никогда не достигну идеала. Конечно, у меня всегда будут внутренние условия. По крайней мере, нужно это видеть и не ходить и говорить «Я ко всем с любовью, а они ко мне…» Нужно понимать, что я, к сожалению, наполнен этими условиями и просить Бога дать мне безусловную любовь. Иногда она происходит. Когда мне вдруг удается увидеть в человеке, который мне крайне неприятен, какое-то родное мне существо, частицу Бога в нем. Это красиво звучит, но это иногда происходит. Иногда удается в раздражающей меня старушенции увидеть мою маму. В каком-то старике увидеть моего папу, в хамящей мне девушке увидеть мою дочь, которая очень тяжело проживает своей жизненный опыт. Когда мне это удается, тогда у меня на какое-то время я испытываю любовь. Однозначно, совершенно непонятным образом Богом дается любовь к подопечным. Иногда приходит человек, просит провести по шагам, я думаю: «Господи, ну почему он?!» А проходит пара занятий, и я понимаю, что я его люблю.

Вопрос: что делать, когда депрессия, нет работы, денег на еду, проезд до группы. Шаги прошел, счастливый, радостный, свободный.

Ответ: концовка очень порадовала. На самом деле у меня в моей жизни был такая хорошая иллюстрация к слову в БК о том, что мы жертвы иллюзии, что буду счастлив в жизни, получив, что хочу. Мы первые 12 лет с моей женой прожили, не имея своего жилья. Мы жили то с одними родителями, то с другими. Самой большой моей мечтой на тот момент было, чтобы у меня появилась своя квартира. Хоть какая, но своя. Мы очень устали от вмешательства родителей в нашу жизнь, у нас разваливалась семья. Если бы у меня кто-то появился, волшебник, например. И сказала, что у меня есть три желания. Я бы загадал одно заветное желание – жилье. Свое жилье. А она говорит, что нет. У меня три желания. Первый ребенок у нас умер через пару месяцев. Детей у нас не было долго. У меня был страх, что у нас больше не будет детей или они будут больными. Второе желание – чтобы у нас появились дети, чтобы у нас был дом. Третье желание – чтобы у меня была стабильная зарплата, такая, чтобы позволяла мне кормить детей и жену. И что сделал Бог? Он дал мне все. Прошло буквально пару лет и у меня трое детей, четвертый появился потом. Появилось три своих квартиры, дом за городом. Работа в крупной компании с твердой зарплатой, с такой, что позволяла ходить в любые магазины, рестораны, не глядя на цены. Я как никогда был близок к самоубийству. Я подумывал о том, чтобы повеситься. А ты сейчас сказал. Что ты при этом счастливый, радостный и свободный. К чему этот длинный монолог? Счастливый, радостный и свободный – это каким хочет видеть нас Бог. На самом деле каждый человек хочет быть счастливым. Люди могут видеть разные пути к счастью, но счастливым хочет быть каждый. Все свои приобретения, действия можно взвешивать на простом приборе: это делает меня счастливым или не делает. Если ты счастливый, радостный и свободный при отсутствии денег, то тебе можно позавидовать. Есть люди, у которых все есть. Бывают часто близки к суициду. Все, что ты перечислил – безусловно, с деньгами легче. Надо быть совсем дураком. Чтобы говорить. Что они не нужны. Но все-таки важнее оказаться счастливым. Радостным и свободным сегодня. А то, что нужно, Бог обязательно даст. Это вопрос нашей работы. Мы в третьем шаге разделили обязанности с Богом: Бог заботится обо мне, я забочусь о его детях. И все. Бог либо все, либо ничего, либо он есть, либо его нет. Полутона не вмещаются. Если я забочусь о его детях, он точно обо мне позаботится. У меня будет то, что мне нужно. Не то, что я хочу, а то, что мне нужно.

Вопрос: сейчас чувствуешь ли ты себя счастливым человеком? Что в твоем понимании осознанность?

Ответ: постоянно счастливым человеком – это, наверное, клинический диагноз. Я расскажу вам, как-то недавно вспомнил, как поймал, что такое счастье. Это картинка очень яркая. Очень похожим образом выглядит для меня счастье в каждом дне. Это мгновения, но это бывает до озноба. Выглядело это так: я отработал день на работе, позанимался с подопечным. Затем приехал к дому и шел от остановки до квартиры метров 150. Я шел и вечер уже. Темно. Окна светятся. Я представил, куда я сейчас иду. Квартиру, в которой мои дети. Сын маленький ждет меня, за спиной прожитый день. В нем было много чего полезного. И вот здесь я иду, деревья, листья. Я вдруг пронзительно почувствовал счастье. Оно выражалось в том, что я иду оттуда, откуда надо, туда, куда надо. И сейчас я там, где надо. И сейчас я тот, кем должен быть. Что-то небольшое, не глобальное. Я маленькая частица всего. Это к осознанности. Осознанное принятие своего размера, того, что я частичка, маленький узелок на ковре, который ткет Бог. Это и есть осознанность того, что я часть. Это и есть выздоровление, потому что когда это осознание уходит, когда я снова начинаю ощущать себя отдельно от происходящего, это и есть один из самых жестоких симптомов нашего заболевания.

Вопрос: говорил мир отдельно, ты отдельно. Как это проявлялось, в чем? Пока алкоголь не появился в твоей жизни?

Ответ: отделено я себя чувствовал. Там были какие-то причины. Я не люблю эти причины искать. Для такого алкоголика, как я, если я нахожу причину, почему я начал пить больше, то мой разум начинает как бы из этого выстраивать совершенно противоположные вещи. Как моя мама, которая до сих пор уверена, что я не алкоголик, поскольку я был спасателем. Мне приходилось бывать там, где очень большие жертвы, я насмотрелся и просто вынужден был пить. Это абсолютная неправда. В детстве у меня был такой момент, что я четыре года провел в Германии. В 7 лет вернулся в СССР. Вот я поэтому с самого детства был не такой, как пацаны во дворе. У меня был другой жизненный опыт к семи годам. Это все ерунда. Другое дело, что я всегда с одной стороны ощущал, что я не дотягиваю. Мне все время приходилось играть, выглядеть своим. Мне все время казалось, что я немного не свой. Самое удивительное, что я мог с презрением относиться к людям, с которыми я хотел быть в компании. В то же время я чувствовал, что было всегда я и они. Я не знаю, как это объяснить, но это всегда было. В редкие мгновения счастья я ощущал себя частью. У меня бывали экстремальные ситуации в жизни, когда мы были комсомольцами. Поехали на землетрясение. Мы, вернувшись, ощущали единство. Это редкие фрагменты в моей жизни. А в основном я ощущал себя отдельно. Это в какой-то момент сыграло со мной злую шутку. А когда пришел к алкоголю, мне все говорили «Лех, брат, чем тебе помочь? Соберись!» А у меня было ощущение стекла. Толстое стекло. Мне хотелось кричать, что они все правильно говорят, совершенно правильно. Но это все у них, там, за стеклом. А у меня все по-другому.

Время собрания

(воскресенье) 20:00 - 22:00 Посмотреть моё время

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *