Спикерская, Юлия Б., 7 лет 3 месяца трезвости.

ТЕМА: “Обещания программы в действии”.

Ведущий (далее-В): на собраниях группы 24онлайн нет жестких правил, но нехитрые рекомендации позволяют создать атмосферу доверия и уважения ко всем присутствующим и давайте поприветствуем нашего спикера! Сегодня у нас спикерское собрание. Спикер Юлия, 7 лет и 3 месяца трезвости, домашняя группа «Караван» г. Красноярск, Россия. На спикерскую отводится 50 минут, на время спикерской микрофоны будут отключены и после спикерской можно будет спикеру задать вопросы, поставив три 111 в чат. Если вы не захотите задать вопрос голосом, тогда можете вы написать в чат и я его зачитаю. Итак, тема спикерской «Обещания программы в действии». Юлия, добро пожаловать! Твой микрофон, твои 50 минут.

Юлия (далее- Ю): Всем здравствуйте! Мне включить камеру? Всем привет еще раз, меня зовут Юля, у меня уже наступило 31 июля (августа?). Всех приветствую в новом дне. Волнуюсь… Все как в первый раз всегда. Я расскажу свой опыт, может, кому-то он будет полезным, другого опыта у меня нет. Он только мой, мой пройденный путь, который до сих пор иду и не хочу останавливаться. Обещания программы в действии, так громко, конечно сказано, не знала, как назвать, может быть, подарки трезвости. Получилось так, как получилось.

Когда я пришла в программу, ни в какие обещания я то и не верила. Я вообще не верила в программу и вообще не верила в Анонимных Алкоголиков. В программу я пришла не сразу, как и многие ААшники из ребцентра добровольно-принудительно. На тот момент мне было 36 лет. У меня не было дома, работы, естественно, давно уже не было, ни денег, ни средств к существованию, у меня не было одежды. На мне была та ровно та одежда, которую я в пьянстве замутила. У меня не было семьи, меня лишили прав на единственного сына, я потеряла ключи от родительской квартиры, куда меня уже и не пускали. Перед ребцентром мне не было куда идти, я сидела перед своей дверью на лестнице. Мама выглянет -посмотрит -умерла или еще не умерла. Меня она даже в туалет уже не пускала. Я же манипулятор, алкоголик-манипулятор. Я скреблась в дверь, сначала я агрессировала, угрожала чем-то непонятным, потом я умоляла, но гордыня мне не давала попросить прощения. Я делала все, но не просила прощения. Она была непреклонна, за что я ей сейчас абсолютно благодарна, потому что мягкой со мной было быть нельзя. И вот я попала в этот ребцентр. И вы знаете, когда прошел курс реабилитации мне сказали: Свободна! Это было 18 июня 2014 года. На улице запахи, на улице лето, самый разгар лета. Я не вышла из ребцентра, пошла к заведующей и сказала: А, можно я еще останусь? И я осталась, потому что я не верила себе. Я была уже достаточно взрослая, потрепанная тетка поэтому, у меня иллюзий не было на то, что я могу пить как все нормальные люди. Меня оставили. Мой путь по шагам и по программе начался далеко не сразу. Потом получилось так, что в первый раз с анонимными алкоголиками я познакомилась как раз в этом ребцентре. Они приехали, я подумала, что это какие-то блаженные идиоты. Это я сейчас так говорю, а тогда я подумала совершенно по-другому. Это были нецензурные слова-как я подумала. Я выглянула в окно и я увидела, что они приехали на джипе. Я женщина и оценивающе смотрю на мужиков и у него ухоженные мокасины, маникюр какой-то, и короче, эти два человека улыбаются и говорят о том, что какие они счастливые, трезвые, радостные и свободные. Я думаю, каждый алкоголик понимает, что я испытывала в тот момент, но у меня не было выбора и я слушала. Я должна была слушать, это закрытое учреждение и, я вообще не делала того, чего не должна была делать. Я их послушала, потом у меня был такой период трезвости, что мне можно было выходить из ребцентра только в одно место -на группу Анонимных алкоголиков. И когда спросили: кто поедет? – Я поеду! Я поехала не из-за того, что я хотела увидеть их снова, а потому что это была какая-то иллюзия свободы. Я поехала раз, потом на следующей неделе и так далее.

Когда я туда попала в первый раз, сидели пять человек, таких же блаженных. Настолько много во мне было высокомерия, настолько во мне было это раздутое эго! Настолько я сама себе режиссер в своей жизни. Ничто из вне не могло меня переубедить, что мне вот эти люди могут помочь. Я так и думала высокомерно «Эти люди». Сейчас они мне роднее всех на свете, а тогда были просто – «Эти люди». И вы знаете, когда я закончила свое лечение, на которое многие уповают, что потом смогут пить как нормальные люди. Я к ним вернулась, к «Этим людям». Как раз сегодня с подспонсорной читали книгу и там в начале, в главе «Мнение доктора» написано «Никакая сила не может помочь алкоголику, кроме той силы, которая будет настолько убедительна, что никакая ранее сила не была убедительной. Там немножко другими словами, но я так передала. Получилось так, что эту силу я получила, потому что каждый говорящий из них на группе говорил ровно, как я. Как бы я не относилась к этим людям, я пришла к ним снова, а потом снова и еще раз снова. Потому что мне некуда была идти и потому что там впервые на меня не косились, меня не обвиняли, меня обнимали, меня ЛЮБИЛИ. Меня видели в первый раз, но почему-то, вот это вот, и… я почувствовала эту любовь. «Почувствуй эту любовь» – я ее почувствовала. И она была не наигранной, она была искренней. И я потянулась туда, настолько же я бухлом потрепанная, Боже ж ты мой, какая любовь, тем более женский алкоголизм и мужской алкоголизм такие разительные вещи, что женщиной я потянулась туда, где почувствовала любовь. Вот туда я потянулась.

В программу я пришла не сразу. Я была трезвой полтора года и после полутора лет просто трезвой и хождения на группы, через полтора года мне хотелось выть и голосить, потому что я не могла понять: Я же трезвая! Что еще надо? Вот что еще надо? А какая-то хрень в жизни происходит все равно. Ничего в жизни не изменилось, кроме того, что перестала пить и нашла кой какую-то работу. Жизнь была мне не мила. Жизнь была сера, дождлива и все было уныло. Все хреново было. Помню мы поехали на форум в 2015 году на Алтайский автопробег. Я увидела алкоголиков разных профессий, возрастов, социальных статусов, на разных машинах, но вот эта встреча изменила мою жизнь с ног на голову. Сидит женщина у палатки и вяжет носки… Эти картинки мне очень запомнились, и я как примеры их всегда привожу. Палатки какие-то. Бабулечка какая-то вяжет эти носки, божий одуванчик, и – Ой, батюшки, мне же спикерить сегодня! Когда она вечером начинает спикерить, и она говорит такое, что у меня волосы на голове шевелятся. У нее 30 лет трезвости, мне столько не было сколько лет ее трезвости. Она начинала чуть ли не при Брежневе, она такие страсти рассказывала, но, вы знаете, в каждом ее слове я услышала эту боль одиночества. Я же особенная. Я же страдала по-особенному. Не так вы все страдали, а я страданула так страданула! Господи, – думаю, там стоит девочка 18 летняя, ну что ты пила-то, господи. Я- то что пила! Я-то попила! И, вот это все раздутое эго и амбиции. Вот это все мною двигало. Эта бабушка, и все, что она говорила -ничего нового она мне не сказала, но от нее сквозило этой бешеной энергетикой и она матами несла в спикерской… И это меня настолько проняло! И когда она закончила, она спокойно пошла довязывать свой носок. Меня настолько поразило то, что человек после этого мучительного ада бухла вернулся к человеческой жизни. Для меня человеческая жизнь была настолько за гранью возможного. Я, когда пила, скиталась, с теми с людьми спивалась, с которыми раньше в театре бы не села в одно ложе, и она настолько перевернула мою жизнь, потому что для меня обыкновенная жизнь здоровых людей казалась чем-то вообще нереальным. Вот помню, шла я зимой, мороз 30 градусов, горят огни, пахнет где-то борщом, где-то детский смех, но я одна на этом свете. У меня нет такого! У меня единственный ребенок и я лишена родительских прав. У меня нет этого ничего. Я тогда вышла, я помню, что это было на берегу Енисея. У нас там район Зеленая Роща и у нас там гоняют стритрейсеры. И я вышла, было 30 градусов мороза, я очень замерзла и мне некуда было идти; и я уже от мороза и всех этих суицидальных мыслей решила свести счеты с жизнью. И там как раз был такой поворот, где они вылетают резко, а умирать-то страшно. И я пошла спиной, думаю, если вылетят то, чтоб я хотя бы не видела. Вышла на дорогу, никто не едет сзади, заразы, вот они только, что гоняли-гоняли. Я обошла и снова вернулась на дорогу, но никто так и не едет. На третий раз я выходить очканула. Ну, раз, короче, нет, не пойду я. Вот вы знаете, я отошла от дороги метров на 10, они стали снова гонять. Не это ли было проявление какой-то Высшей силы? Тогда-то мне было по фигу. Когда позже анализировала, пошла по шагам, спонсор мне говорит: Ты любимое дитя Бога, помни об этом. Да, -думаю я, – ничего себе любимое дитя Бога! Бог не поступает так со своими детьми! Любимое дитя Бога, вон, где-нибудь на Канарах или еще где -нибудь или у кого папа олигарх, или еще что-нибудь… Она говорит: ты – не благодарная. И, вы знаете, я вспомнила случай. Во дворе у нас обычная компания взрослых и не взрослых, мне было лет 14-15. Была девочка среди нас, знаете, любительница повилять, любимица мальчиков. А я никогда не была любимицей мальчиков, я вообще всегда была на задворках. И вот заиграла какая-то песня, вот она стала двигаться томно и томно, и вот такой я ее и запомнила, и мы все запомнили ее такой, потому что она умерла. Как раз только началось это употребление, кто-то начал пробовать, и она, видимо, не рассчитала. И вот такой мы все ее запомнили. И когда она мне сказала: ты неблагодарная, – почему-то я чуть ли не обиделась на нее, у меня вот список благодарностей, вон какой я его написала, я почему-то вспомнила эту девочку и подумала – а ведь, верно. Вот я познала радость материнства, а она нет. Вот я была любима и люблю, а она нет. Она даже и не поняла, что случилось. Почему же я тогда нелюбимое дитя Бога? Вообще, у меня с Богом тоже особые отношения, у меня их не было. Я только в последние несколько лет начинаю их выстраивать, добровольно, а не добровольно-принудительно.

Обещания программы. Читаю со спонсором книгу, она говорит мне: записывай на полях вот здесь – обещания программы. И там такие обещания, прямо слоями! Да, где?! Я же алкоголик, мне надо здесь и сейчас, мне надо сразу и желательно до обеда. Какие обещания программы в действии? Она говорит – в действии. Я спорила с наставником. Я прошла круг шагов с одним наставником, потом где-то через полтора года я пошла с другим наставником. И вы знаете, читала сейчас чат. Ребята, у которых 5 дней, 10 дней, вы настолько классные, вы настолько героические люди! Кто после срыва приходит, кто в начале…, это …вы там, где прям надо! Я, помню, спикерила и мне вопрос задали: что бы ты сказала сама себе на начальном этапе своего выздоровления? Я бы сказала сама себе и сейчас к вам обращаюсь, не знаю, как это лучше сделать -главное, не пить 24 часа. Для этого у нас есть эта фраза «Здесь и сейчас» или «Только сегодня».

Я ведь не рисовала себе какая будет моя трезвая жизнь, какая у меня будет прекрасная жизнь, когда я стану трезвой. Нет! Я хотела не набухаться только сегодня вечером. Я шла на группу потому, что посижу полтора-два часа, это уже же я трезвая стану, я боялась себя. Я боялась пойти и напиться, потому что первая рюмка, первая стопка – это все. Мой первый запой был 8 месяцев, я сразу в штопор. Я профессия, я музыкант и она предполагает, что после каждого выступления, это банкеты-фуршеты, пока идет СМИ, пока нас снимает камера мы стоим красиво в платьях с бокалами, все замечательно. Как только они уходят, начинается рубилово бухлое, все в стельку, в хлам, просто никакие. На следующий день надо держать марку и поэтому… моя профессия предполагала. Я находила себе оправдание, я думала, Боже, я стала алкоголичкой, потому что меня спаивала моя профессия. Нет же честности, нет предельно открытой честности даже по отношению к самому себе. Я бухала, потому что я алкашка, а не потому, что все вокруг меня пили, мне воронку никто не вставлял, в глотку ничего не заливал, мне не говорили: Ты будешь алкоголиком! Нет же! Я всегда хотела какой-то… Как в «Адвокате дьявола», воистину тщеславие мой любимый грех. Я всегда в тщеславии, я хотелось на сцену, я это получила! Когда сегодня скинула ссылку на свой чат, на сегодняшнюю группу, мне сказали – о, Юля, это круто! Вы знаете, я хотела, конечно, но не этого. Я не жила с мыслью, что я мечтаю быть алкоголиком, спикерить. Я совсем по-другому это видела, но у Бога свои планы на меня. Хотела-получи и распишись, и я вот сижу и думаю- ну, я ведь это хотела, пожалуйста, я это получила. Обещания программы сбываются. Это, может, не самый яркий пример, но зато самый, блин, в точку. И меня как для алкоголика… Отсутствие чувства меры, не лезет уже до блевотины, но нет, еще, еще и еще, проблеваться сходить в туалет и потом еще залить. И я же гордилась, что я бухаю как конь. В общежитии все лежат, а я гордилась тем, что бухаю наравне с парнями, уже парни лежат, а я такая… Зачем? Что это за амбиция дебильная? И это была какая-то моя мнимая гордость. Зачем я это делала? Господи! Все девочки, как девочки, а я бухаю с мужиками, и я горжусь, что бухала до 6 утра, потом пошла гордо на лекцию, сдала на пятерку и я была горда собой. Эта не та гордость, к которой стремятся девочки, но я, видимо, могла гордиться только этим, потому что я умела только ПИТЬ! Это мое было единственное, на тот момент, мой был козырь, который я могла использовать в своей популяризации в обществе.

У меня очень сложные отношения с мамой, то есть у меня отношения с мамой — это не отношения. Мама не жилетка, в которую я могу поплакать. Вот случился у меня на этой неделе тяжелый такой случай, в общем, я шла по улице и не зашла в автобус, потому что я не хотела, чтобы на меня смотрели, что я рыдаю. Я позвонила своему наставнику, и она старше меня, я ей вывалила все эти сопли… Я не могу маме позвонить, потому что у нас не такие отношения, она бы сказала -ну, и чо? А мне не этого надо, хочу, чтоб приласкали, пожалели, я всю жизнь была сама, баба-мужик сама. У меня не было мамы, как таковой Мамы, какой я сама себе нарисовала этот образ. Я нарисовала образ мамы- любящая, которая обнимет, примет, прижмет, пожалеет, похвалит. Я всю жизнь заслуживала ее любовь. Я всю жизнь доказывала, что мама, я хорошая, полюби меня! Ну вот так вот. Она любит, как умеет, это сейчас я понимаю. Но на тот момент я не понимала, я хотела любви и эта обида всю жизнь на маму и она настолько сначала переросла в какую-то ненависть и теперь у меня равнодушие, вы знаете, у меня нет теплых чувств к маме. Я бы раньше об этом никогда не сказала, потому что, ну как это, это же МАМА. Но мы не обязаны любить, я не обязана любить свою маму, мама не обязана любить меня. Мы никому ничего не должны. Я больше не должна выпрашивать у нее ее любовь и не должна доказывать, что я такая хорошая – пожалуйста, обними меня, поцелуй меня. Она любит, как может. Я это понимаю только сейчас, когда я пришла в программу. Мама – жестокий человек, мама – диктатор, но у нее и ее была мама такая и она не знает, как любить меня, потому что ее любили точно так же. И вы знаете, я не говорю, что ушла у меня обида, но у меня хотя бы пришло понимание, что у меня нет повода на нее обижаться. Ну, нет повода! Она меня родила, она кормила грудью, много что дала в жизни. Я получила высшее образование, она боролась за меня все время. У меня до последнего времени на все лицо было огромное бордовое родимое пятно, я вывела его буквально недавно, остатки еще есть. Я закомплексованная девочка, про которых говорят- стоят девчонки, стоят в сторонке, кондомы в руках теребят. Потому что не на меня смотрели, не на меня! Я могла только бухать и себе заслуживать вот это внимание. Всю жизнь хотела вот эту маму, которая меня на порог не пускала. Я ее возненавидела в тот день, я ее прокляла, сказала, все что о ней думаю. Когда я была в ребцентре, она ко мне ни разу не приезжала за все это время. Она меня вычеркнула из своей жизни. И вот я помню, когда я плакала в очередной раз, она поспособствовала, я так думаю, лишению меня родительских прав на моего единственного ребенка и поэтому мои чувства понятны, я ее считаю монстром. Так вот, я рыдаю в очередной раз и думаю: придет время, когда я нужна буду маме и вот тогда-то я выскажу все, что она со мной сделала и нужна ли мне будет мама тогда, когда я ей буду нужна. Вот так я думала. Мама сейчас болеет. И вы знаете, был такой случай. У моего мужа день рождения был в июле, и мы решили побыть дома с семьей, просто побыть с семьей и все. Звонит мама. а мама несет с собой тайфун. После мамы я убираю квартиру дня три. Звонит мама: у вас хлеб есть? – Нет, а что… Ладно, не буду покупать, я еду. Вот я стою с трубкой и не знаю, что сказать мужу… Во-первых, это даже не мой день рождения, во-вторых, он это все слышит и понимает все. И здесь идет 4 шаг, кто не идет по шагам: что я испытываю в этот момент? Я сейчас по программному говорю, это как в фильмах экшн, происходит какое то действие и хоп, как в «Матрице»… и трубка замерла и в этот момент бегущая строка «Что я испытываю?» и я хочу ее на х послать. «На хрен ты к нам едешь, разворачивайся и уезжай отсюда, какого хрена снова ты лезешь в мою жизнь, я тебя не звала в свою жизнь, ты же меня из своей жизни вычеркнула! Ты лезешь даже не в мой праздник, в праздник моего мужа! Я тебя не жду, ты мне здесь не нужна!», – я хочу прямо агрессивно ее послать. Что я делаю? Я делаю вдох-выдох и говорю: ну, ладно. Муж смотрит на меня. Я говорю: мне ее развернуть? Приезжает мама, без хлеба. Что я сделала? Я открыла дверь и день прошел, и вечер прошел и все разрешилось, мы посидели. Она жила у меня 2 дня. Дело в том, что у мамы сломалась плитка и мама 2 дня ходила по гостям, чай попить тут, или там, или там. И она не посмела мне позвонить и сказать: доча, у меня плитка сломалась, можно я к тебе приеду? Она не посмела. Я не знаю, что ею двигало. Может, она постеснялась, может, она посчитала, что она неуместна. И она нашла единственный повод – это день рождения моего мужа! Чтобы просто приехать. И она жила у меня два дня, я поняла, что она в одиночестве и ей очень плохо. Она болеет. У нее сломалась плитка, и она просто эти два дня она спала, спала и спала. Видимо, ей стало спокойно, она поела, видимо, ей было хорошо со мной. И вы знаете, я с ужасом думаю, что было бы, если б я в тот момент в эту трубку сказала все, что я хотела. Как бы я себя чувствовала после этого всего? И, опять же, вот они это обещания программы в действии: ты хотела маму? Получи маму. И я ей нужна сейчас. Программа как раз заключается в том, как я себя поведу – как я хотела себя повести или как я должна себя повести? Мои чувства к ней не изменились, у меня нет трепетных чувств к маме. Возможно, и у нее нет трепетных чувств ко мне, но ведь неважно, что я чувствую, важно, что я делаю. Важно, что я делаю! Она умотала сейчас в Самару. Она вот умирала, ей полегчало, чемоданы в руки, она поскакала. У меня злость! Думаю: да, ты коза драная! Я знаю, что потом она приедет и будет лежать с давлением, манипуляции- отвезите меня на дачу, мне там лучше… это понятно, но у меня нет другой мамы, так же, как и у нее нет другой меня.

Нас в семье две дочери. Одна-прокурор, вторая- алкоголик. Почему? Почему?! – я часто задаю этот вопрос. Одинаковое воспитание, одежда одинаковая, четыре года разницы, нас как двойняшек одевали. Нас всю жизнь думали, что двойняшки, просто сестра покрупнее, чем я, а я мелкая. Она старше, какого старше, двойняшки-все! Прокурор… Алкоголик… Я не понимала -чем я Бога-то прогневила? Чем? Смотрела фильм… у меня алкоголический мозг, любая проблема разрастается до … Я чудовище, убившее Кеннеди! Это все! Любая проблема — там даже не слон, это кит, а на нем утки, слоны, все, на чем держится мир, в моей голове. Все -я зверь. А просто вместо кипятка я налила чай холодный, я забыла чайник включить. В книге написано –«Алкоголик может сорваться, даже если чай недостаточно крепкий». У меня был недостаточно горячим, у меня был холодным. И я чудовище! Это же юмор, но у меня любая проблема раздувается до ужасающих размеров. Любая. Я стала смотреть ужасы. Знаете почему? Там страшно и моя голова отвлекается на эти ужасы, чтобы не думать о том, что у меня в голове. Я даже не стала их смотреть. И они фоном идут, я даже не смотрю, чтоб просто мою репу отключить и такая фраза… там в девочку бес вселился, пришел экзорцист, машет руками, и она видит этого демона… это лирической отступление… и говорит -Почему? Почему я? И он ей говорит: а ты кто такая, чтобы выбирать? Я аж повернулась: а я кто такая, чтобы выбирать кто будет прокурором, а кто будет алкоголиком? Это не мой выбор, прикиньте! Так получилось. Просто так получилось… Сестра выпьет стопку: ой, я такая пьяная, я выпью стопку и: ха, привет, это я! И понеслось… Я остановлюсь только потом. Потом…

Повторюсь, мой первый запой длился 8 месяцев. Я была отличница, поскольку я девочка закомплексованная, не могла брать красотой и грацией, поэтому я брала умом и хорошими оценками. У меня училище закончено с одной четверкой, в институте все госы на пятерки. У меня все было идеально. Я такая девочка-красно-дипломница. Все было идеально. И мне говорили: у тебя все прекрасно, почему ты замуж не выходишь? уже пора. И я вышла замуж, потому что -пора. Я выбрала себе мужа, как мне казалось, хорошего кандидата. Мы с ним вместе выросли во дворе, он мне нравился, у нас был прекрасный секс, и мы поженились. И вы знаете, я не планировала детей. Рано, поживем для себя. Мы жили со свекровью, какие тут дети… Но получилось, как получилось. Я забеременела, я рожаю ребенка. Ребенок получился у нас глубоко недоношенным, случилась родовая травма. Две недели он был в реанимации. Очень долго я боролась. Я две недели, пока он был в реанимации, я сохраняла молоко, как могла. Я его сохранила и кормила своего недоношенного ребенка грудью. Я звонила в реанимацию, чтобы спросить: он живой вообще или нет? И мне каждый раз говорили: состояние тяжелое. Вы знаете, мой сын выжил, но с необратимыми последствиями, мой ребенок-инвалид. Мы лечили, делали операции, всяческие манипуляции. Вобщем, когда ребенку исполнилось 2 года нам поставили официально диагноз ДЦП, и я ушла в запой. Через несколько лет поставили еще диагноз Аутизм.

На момент выхода из реабилитации я была 37-летней теткой с ребенком-инвалидом, на которого я лишена прав. Без всего. Без ни хрена. Без всяких надежд на какое-то светлое будущее, но у меня была твердая уверенность, что хочу сегодня я быть трезвой. Я хотела быть хорошей мамой для своего сына, социализировать его и как-то в общество его ввести. У меня были планы по возвращению родительских прав. Мне сказали, ты три года будешь еще отмечаться, поэтому забудь. Вы знаете, у меня разрушилась мечта иметь детей. Была обижена на Бога: за что? Я не знала тогда, что надо задавать другой вопрос: для чего?

Обещания программы в действии – они есть. Когда этого совершенно не ждешь, потому что программа решает ВСЕ проблемы. Ребята, все проблемы. Финансовые, в том числе, как это удивительно не звучит. Моральные. Материальные. Любые. Вы знаете, когда я встретила теперешнего мужа, я вышла замуж 2 года назад, сейчас мне 44 года, я вышла замуж в 42 года. Мы встретились… такие, пожить вместе и вдруг внезапно, в 39 лет я рожаю еще одного сына, совершенно здорового, совершенно прекрасного замечательного мальчика. Я об этом даже подумать не могла! Я думала: боже, я запрыгнула в этот последний возрастной поезд, и я родила ребенка, и он здоров. Мое чрево не проклято! -мы же любим драматизировать! Вот это-ужасно все! И муж-то мой мне говорит: господи, как мы вообще так умудрились, сумасшедшие люди! Я почувствовала себя такой счастливой. Но это был не последний вагон, в 41 я рожаю еще одного сына и, понимаете, у меня трое детей. У меня трое детей! Я об этом помыслить не могла никогда! У меня два здоровых, двое погодок замечательных ребятишек. И мой сын, на которого я лишена прав. Он сейчас храпит там, он со мной, прекрасный замечательный мальчик. Он очень умный, он аутист, у них же свой мир непонятный, когда я с ним общаюсь, я думаю, это не он какой-то не такой, это мы в нашем придуманном мире считаемся условно здоровыми. У него свой мир. Это математически абсолютно гениальный ребенок! Я сижу и думаю: Боже ты мой! Понимаете? Программа, она работает. Я получила маму, я получила семью, я вернулась в свою профессию, но, совершенно, с другой стороны. Программа в действии, она делает такую штуку… Она не делает- Опа, и стало все круто! Программа все делает через жопу, ребята! Больно и неприятно, а потом замечательно. Все через зад! Все плохо! Все ужасно! Сначала будет хреново, в мой первый год выздоровления был настолько, не пугаю сейчас, , я вспоминаю сейчас. Мне было немножко туго.

У нас время еще есть? Я расскажу еще один случай, именно про мой первый год выздоровления. Я артистка Красноярской краевой филармонии в прошлом. У меня трудовая такая. Это я для того, чтобы сравнить, что со мной произошло. После ребцентра я нашла работу физическую, то есть я пошла работать физически, чтобы голова не думала ни о чем. Я пришла в фирму, называется «Работа – это просто». Из того, что предлагали, я могла быть поломойкой и посудомойкой. Думаю, поломойка — это хуже, чем посудомойка. Пойду посудомойкой. Гордыня, во всем гордыня! Даже в этом, посудомойка лучше, какая на хрен разница, но посудомойка — это же посудомойка, чем поломойка! Когда в КНД попала, мы лежим все в простынях, нас помыли и мы лежим под капельницей. В простынях, голые, у нас в палате три простыни, неважно, кто лежит под ними. Я лежу и смотрю на двоих, таких же, как я, рядом лежат и думаю: алкашки чертовы, а я кто, простите, господи! Вот эта гордыня чертова! Я же попала туда совершенно случайно. Это какое-то нелепое недоразумение, что я лежу в этом КНД. Вы вот лежите, вы алкоголики, а я уйду. Так вот, пошла я посудомойкой в столовку в ночь, потому что почасовая оплата и платили на 10 рублей больше. И я мою эту посуду, мою-мою, и приходит человек, из тех, кто еще страдает. Приходит и у него папиросина и говорит: иди, мясной цех помой. Какой мясной цех? Я посудомойка. Стою в позе сахарницы. Он говорит: ты будешь делать, что тебе велено. Ты пришла на день работать, ты будешь делать. Я звоню в эту контору и говорю: меня заставляют мыть. Они говорят: вы обязаны мыть. И я пошла. Все, что я рассказываю происходило минут 15-20, захожу я мясной цех, там пахнет теплой убоиной, теплой кровью и белизной. Мне выдали калоши, но настолько много было этой жижи на полу, и я зачерпала всю ее по щиколотку, я плюхаюсь, куски мяса какие-то… белизна… У меня рвотный рефлекс и стоит этот человек с папиросиной. Он не заходит в эту комнату и говорит: вон там в углу еще мясо выскреби. Я человек, артистка государственной филармонии кверху задом отжимаю тряпкой это вместе с мясом, с белизной, перчатки лопнули и у меня рвотный рефлекс. Моя гордыня рыдала! Я готова была этого человека послать. Вы знаете, когда моя смена закончилась, я вышла оттуда, я улыбалась. Я смогла это сделать! Это для нормального здорового человека просто помыть и сделать то, что сказали, а для меня это целая борьба. Тогда моя гордыня впервые была сломлена, а я нет. А я нет! Я могу, конечно, много об этом рассказывать, но … обещания программы в действии – одни не сваливаются как снег на голову. Сначала хреновато, ребята, но потом, в любом случае, как действует Высшая сила, мне нравится то, что со мной происходит. Поэтому я на этом буду заканчивать. Да, закончилось мое время?

В: в принципе, есть еще время. Мы начали в 15 минут плюс 50 минут.

Ю: хорошо, я-то смотрю по ровному, поняла.

В: 13 минут есть еще

Ю: вспоминая, что жизнь простого человека, условно здорового человека для меня была в диковинку. Я всю жизнь была девочка, которая ищет любви. Может, это недолюбовь. Мой папа умер, когда мне было 24 года. Я считала, я взрослая, я прожила это. Я не прожила это, тюкает это до сих пор у меня. Я на обиделась на папу, за то, что он умер. Нелепо, но я прописала его в 4 шаге в обидах, что он меня бросил и так далее. Я тот человек, которая искала любви.

Сейчас для девочек, наверное, больше будет. Вот этот вот страх сексуальных унижений на пьяную голову, он настолько меня поглотил, что как женщина я себя потеряла. То есть когда я пришла в программу, мало того, что во мне ничего не было женского, имею ввиду, женского внутреннего достояния. У меня случилась такая ситуация, что однажды я… были у меня некоторые ремиссии, особенно с большого бодуна –я точно не буду пить… последнее- я пила в 2013 году, я пила, как не в себя. Я работала в детском лагере. Меня позвали работать воспитателем. Первые два сезона я еще поработала, на третьем сезоне я начала побухивать, на четвертом я себя не помню. Помню, как зашел директор лагеря и сказала – собирай свои манатки и вали, чтоб я тебя не видел. Меня просто выпнули из лагеря, потому что ребята с отряда гуляли сами с собой, и ходили мне за пивом в ларек, то есть там все было «как не в себя». То есть, когда я пришла в программу по-женски я была растоптана и уничтожена. Не было вот этого… девчонки меня понимают, я была опустошена. Мое сердце было как тряпочка такая, которая уже не бьется, а любви и остального, – этого уже давно не было. Это уже настолько … Когда родился ребенок – инвалид, наш папа сдулся сразу вместе со свекровью, ребенок хиленький- не наш. Я собрала манатки и свалила к маме. Конечно, я хотела спасти семью, что-то, думала, от женщины происходит. Меня же обвинили, что ребенок такой. В общем, ничего не получилось. Поэтому я как женщина, была не женщина. Только визуально, видимо, и то нет… я была и побитая и куча всяких болезненных последствий в виде шрамов, кровоподтеков, рваных ран и всего остального. Когда я пришла в программу, я, скорее всего, хотела себя найти. Я хотела любви. И у меня не было этой иллюзии вообще никогда. Я повторюсь, я вышла, думаю: буду мамой для своего сына, просто работать, найду себе кого-нибудь для здоровья, и все. И вы знаете, когда мне говорят – у тебя на лодыжке такая ямочка, прямо такая прекрасная… Я понимаю, как бы… Ах, я не ждала вот этого. Счастье приходит тихо и раз – садится на плечо и ты даже не замечаешь этого.

Просто не надо искать, не надо бороться. Мы ни с кем и ни с чем не боремся. Мы больше себя не обвиняем. Я не сыплю голову пеплом, я не обвиняю какая я была плохая, Боже, как это я могла сделать?! Как можно было так сказать? Мы больше ни с кем ни с чем не боремся. Этого нет. И когда я услышала фразу, что страх –это иллюзия, я расхохоталась. Ха, вы знаете ли, что такое страх. Вы знаете, сейчас я могу сказать, что страх – это иллюзия, придуманная больной головой. Мы ездили в Хакассию на озера, у меня двое детей. Погодки 3 и 4 года, у меня аквафобия. Я из тех мамаш, которая стоит на берегу и орет: отойди от воды! Зачем мы едем? Я себя прекрасно знаю и понимаю, что я буду стоять и орать и у меня ни хрена не будет удовольствия от отдыха. У меня есть опыт, мы так ездили в прошлом году. И мы едем в этом году. Я звоню спонсору и говорю: Все. У меня, что дети утонут? С воды, воздуха и с берега. С берега, потому что пьяный водитель подавит все палатки и моих детей. С воды, потому что сядет пьяный за какой-нибудь катер и врезается… он обязательно врежется в моих детей. Понимаете, мы боимся в этих страхах себе признаваться. Я не просто вижу смерь своих детей, все в мясе, я смотрю эти ужасы, чтоб они отвлекли меня от моих собственных. Это алкоголь, это во мне говорит алкоголик. Я бухала не от того, что водка такая вкусная. Я бухала от того, что алкашка. Потому что реальный мир и нереальный, который живет в моей голове не могут сосуществовать с этим кошмаром, потому что мои мысли- мои скакуны ведут меня к этой бутылке. Я хочу напиться и уйти от этой реальности. Я не хочу осознавать, что у меня ребенок аутист. Я не хочу осознавать, что я алкоголик. Я не хочу осознавать, что меня бросил самый любимый парень, потому что я какая-то с родимым пятном и не такая красивая как все. Я шла пить, чтобы отойти от этой реальности. Вот это мой алкоголизм. Мой алкоголизм заключается именно в этом. И я пила, потому что алкоголик. Я сейчас не пью, потому что я алкоголик, потому что мне нельзя. Хотя сегодня я разговаривала с подпонсорной и я так и сказала – я же не знаю, что я буду делать завтра, я не могу сказать себе, что я не буду пить всю свою оставшуюся жизнь. Хрен его знает. В том же 2015 году, когда мы ездили на форум, дядька взрослый. Сколько трезвости? Говорит -30 дней. А за плечами у него 21 год. Он срывник. Я думаю: как так? Мне казалось, когда я приду в программу, я поймаю дзен, буду ходить по воде, но вы знаете, алкоголизм – это прогрессирующее заболевание, хроническое. Когда я говорю про духовный рост… Раньше я думала –духовный рост это нечто божественное, религиозное. Ни хрена, для меня духовный рост это в ту секунду, когда я хочу человека послать на хер. Как говорит один прекрасный друг, тоже анонимный алкоголик – духовный рост, это когда не поссал в подворотне. Уже духовный рост. Раньше я это делал, сейчас я это не делаю. Я в моменте. Поскольку у меня характер истерический. Пьяная женщина, танцующая на столе и посылающая всех матом – это я. Да, вижу, начали вопросы задавать?

В: да, вопросы уже посыпались. Я безмерно рада. Юля, спасибо за основную часть спикерской. Давайте продолжим вопросами. Просит Настасья поделиться опытом 4 и 5 шагов. Спрашивает, что, на твой взгляд, является самым важным в этих шагах?

Ю: Настасья, спасибо. 4 и 5 шаги. Самое важное – это отбросить эмоции. Когда мы отбрасываем эмоции, остаются только ситуации. Когда я в первый раз пошла по шагам, я так боялась четвертки. Мы же наслышны про «четверку»! Я приготовилась рыдать, кишки наружу выворачивать, я думала, я нарисовала… опять же, нарисовала себе эту «четверку». Круг шагов в первый раз она была мягонькая по сравнению с тем, что я себе нарисовала. Она была не жесткая. Но, сейчас, когда я пошла по второму кругу, вы знаете, в первый раз пошла, чтобы избавиться от алкоголизма и я избавилась от алкоголизма, но я начеку. Вот он, где-то там за дверью, где-то там…он ждет и он дождется, если не быть на чеку… для меня только так. Сейчас, когда я второй раз иду по шагам, для меня проблема алкоголизма не стоит на первом месте. Для меня стоит проблема- ЧТО привело меня к алкоголю, дефекты характера, мой характер, вся херня внутренняя, мой эгоизм, эго. В четвером шаге что самое главное? Не надо расписывать, там всего то – что задето. Мы же алкоголики, задета моя тонкая душевная организация. Да нету у меня ее ни хрена. На 53 странице написано четко, что может быть задето – чувство собственного достоинства, амбиции, кошелек и взаимоотношения с другими людьми. «Чувство собственного достоинства» вычеркиваем. Почему? У алкоголика нет чувства собственного достоинства, раздутые амбиции, эго и все. Когда говорят – он меня обидел, он не обидел, а задеты мои амбиции – это честно по отношению к себе. Это честность! Ах, он такой козел, он сделал вот так вот. Нет, он не козел, просто задет твой кошелек. Тебя поимели на деньги. Это честность по отношению к себе. Три пункта – амбиции, кошелек, взаимоотношения. Я когда писала четвертку взаимоотношения были в 2-3 случаях. Везде «амбиции» и «Кошелек». Если убрать эмоции, остаются только ситцации и четко видно где Я накосячила. Причиной всех своих бед являюсь я сама. Это настолько ясно, как Божий день. Ни начальник, ни муж, ни ребенок, никто – я сама со своим раздутым эго и амбициями, и придуманным миром, в котором все не по- моему сценарию. Они суки сделали не так, как я хочу. Что задето? Амбиции. И когда мы делимся всем этим с другим человеком, я, конечно, спонсора выбираю, потому что я не могу все это дерьмо вывалить на кого-нибудь. Поэтому я выбираю спонсора, в моем случае, потому что она знает все мои вывернутые трусы, простите за откровение, я только с ней этим поделюсь. Я не знаю, ответила ли я на вопрос. Спасибо.

В: Спасибо, Юлия. Еще в личку поступают сообщения. Просят поделиться телефоном.

Ю: да, конечно.

В: Дмитрий написал: Юля, спасибо за искренность и энергетику и задал такой вопрос: как ежедневно бороться с эго и эгоизмом?

Ю: спасибо за вопрос. Ребцентр вспомнился. Психологи там же практики выдают. Раньше они были смешны, сейчас не смешны. Сейчас иногда выдергиваю какие –то штуки. Психолог говорит: садись на пол и потом говорит, а теперь все навалитесь на нее. Я села на пол. Все на меня навалились. И говорит –выбирайся. А я не могу выбраться. Мое же эго… я же выздоравливаю с наркоманами, «Чертовы наркоманы навалились, твари!». Я не могу выбраться. Я кричу. Знаете, что делаю? Я не помощи прошу, я сама это делаю, щипаю, кусаюсь. Я пытаюсь и не могу выбраться. Чем больше я борюсь, тем больше я выбиваюсь из сил. Психлог стоит и смотрит как я там. Я уже не могу, я уже злая, у меня уже глаза в ярости, потому что я борюсь. Он говорит: Юля, что делать-то надо? Тебе стоит только попросить помощи. Меня осенило. Но моя гордыня не дает мне попросить помощи. Я попросила, потому что мне уже дышать нечем было. Говорю: помоги мне. Он мне дал руку и спокойно вытащил. Все, очень простой пример. Мы ни с чем и ни с кем не боремся. Наша гордыня, раздутый эгоизм и амбиции никуда не денутся. Они никуда не денутся. С ними надо научиться жить.

Я сразу фильм вспоминаю, там Рассел Кроу играет какого-то гениального математика, он шизанулся и видит призраков. Так вот, если представить, что я шизанутый Рассел Кроу и мои призраки – это раздутая гордыня, эго и все остальное – надо научиться с ними жить. Он же их видит, они не исчезли никуда, но он стал нормальным членом общества. Надо научиться жить с ними. Мое раздутое эго сдувается, оно никуда не девается. Эго- это часть меня и мои амбиции- это часть меня. Они никуда не денутся, их только сдуть надо. Просто, когда я начинаю бороться, то надо сдаться, чтобы победить. У нас в «Караване» были такие штуки. Там было написано: не надо бороться, не борись, попросить о помощи. Позвонить наставнику, когда распирает злоба. Осел какой-то на дороге и – в ежедневнике есть такое – когда я сижу на дороге и впереди меня едет машина еле-еле, думаю, что это за козел! Если посмотреть божьими глазами, то можно увидеть, что впереди меня стоит машина, там сидят пенсионеры и заговорились на светофоре о внуках своих, милые и замечательные. У кого все плохо? У меня. Потому что я сзади и злюсь. Потому что это мои проблемы, не у них. Поэтому мы ни с кем и ни с чем не боремся. Мы просим помощи. Помощь – это наш учебник, наш наставник, наша группа. Я же не одна. Это раньше я была одна, брошенная против всего мира в душе, куда я пихала всякую жрачку, алкоголь, мужиков…и ничего не могло мне помочь. Поэтому я ни с чем не борюсь. Я прошу помощи.

В: спасибо, Юля, за ответ. Друзья, я хочу сказать, что у нас в связи с набегом тролля был отключен общий чат, сейчас он обратно включен. Добро пожаловать задавать вопросы, ставьте свои 111 и мы вам будем включать микрофон. Марианна написала вопрос про взаимоотношения с мужем, но что конкретно не указано.

Ю: я поняла вопрос. У меня не первый муж. (Смеется) Программа подарила мне другого мужа. Он у меня новый, он нормальный человек, но он знает, что я анонимная. Я ему все выложила на втором свидании. Я для себя решила, что честность в отношениях превыше всего. Я ему выложила вообще все – что выздоравливала в реабилитации вместе с алкоголиками и наркоманами, что я алкоголичка, что нет у меня работы, что я лишена родительских прав на своего единственного сына, что я работаю посудомойкой, ни хрена ничего у меня нет и ты можешь уезжать прямо сейчас. Всю правду. А решила быть с ним честной, потому что он очень сильно мне понравился. Очень понравился… Я поняла, что если я дальше буду врать, обман как снежный ком с горы катится, где один раз соврала, то там еще и еще раз. Я была готова, я уже говорила, что сердце мое как тряпочка, я была готова, что пока я не влюбилась, девочка, которая ищет любви, я была готова, что он уйдет. Я работала посудомойкой в ночь. Он меня вечером привез. Я он не знал, кто я на самом деле, я же мнила себя… в больших и малых театрах. Поэтому я ничего про себя не рассказывала. И я вечером об этом все сказала, все, что я перечислила, все так и сказала. Вышла из машины, заплакала и пошла драить свою посуду. А утром он меня обычно забирал. На следующее утро у меня даже мысли нет никакой, я вышла и пошла на автобусную остановку. Я же попрощалась с ним. и когда я услышала, что меня кто-то окликнул, я была настолько поражена. Он приехал и говорит: ты что? Ты забыла, что я должен за тобой приехать. И вто тогда –это ли не проявление Высшей силы, ребята? Книга говорит –неумлимая честность приведет нас, как обещания программы в действии. Я же просто … Это был риск огромный! Я попрощалась, я была готова на это. И вот мы 7 лет вместе и наши взаимоотношения строятся на том, что никто ничего никому не должен. Никто. Я не обязана его контролировать. Я не обязана у него спрашивать что-то. Мы жили 5 лет вне брака. Мы детей нарожали-то до свадьбы в грехе. В блуде мы жили (смеется). Он может употреблять алкоголь. Видимо, он один из наших. Рыбак рыбака увидит издалека. Но не я буду его спасать. Его спасет кто-то другой. И когда я поняла, что я не должна что-то требовать, слишком дорог мне этот человек долго. Чтобы требовать от него что-то. Я поняла, что буду лучше отдавать. Это сейчас сумбурно звучит. Когда мы жили вне брака, мы снимали квартиру. У меня даже такое было- вдруг он придет в нашу общую квартиру. Это не было его обязанностью, он мог уйти, например, к маме или еще куда-то. Он делал выбор, чтобы приходить. Я делала выбор, чтобы готовить и это на таких вот мелочах. Он меня не контролирует, я его не контролирую. Никто никому ничего не должен. И чем дольше так длится наш брак, тем больше он крепчает. Я сейчас в тылу, скажем так. Если надо, то я личку могу поподробнее ответить. Это обещании программы именно в семье. В книге тоже такое есть, что мы не выполняем программу по 12 шагу в группе. Правда? Я на тебя обиделся. О, хорошо, что ты сказала. Если я скажу начальнику, что обиделась. Да, иди ты на хер! Мы делаем эту программу везде, в том числе, в семье. И я делаю программу в семье. И прежде, чем … я укладываю детей спать, а он выдает сыну телефон и, конечно, никакого сна нет, то хочется сказать… Мой духовный рост в том, что я вдохнула-выдохнула и не послала его на хер. Я сказала – ты сейчас не прав и если ты даешь ему телефон в сон час, то будь добр, возьми на себя ответственность теперь его уложить. И я ухожу. Пошла по своим делам. ТО есть, это в любом случае, лучше, чем мы поругались бы и я матом на него наорала. Примерно, как-то так. Не знаю, ответила или нет.

В: спасибо, Юль! Спасибо огромное!

Ю: я видела вопрос про 11 шаг, промелькнуло.

В: да, очень много сообщений сыпется, на самом деле. Очень много благодарностей, люди пишут, что очень многое отзывается.

Ю: я ведь когда пришла в программу и на группах сидела и люди делились опытом- у меня сегодня год трезвости. Ах! У меня два с половиной года. Ах! Кто это? Столько не живут. Мне казалось это невероятным! Я считала первые тридцать дней, потом был месяц, первые полгода. Поэтому, ребята, кто только начинает, вы на верном пути. Все меняется, все абсолютно меняется.

В: как раз Ирина спрашивает, пишет: большое спасибо за опыт, очень мощно отзывается и спрашивает – как и когда ты призналась себе, что ты алкоголик, не словами, а сердцем? Спасибо.

Ю: это первый шаг, на первом шаге я сидела полтора года, то есть я полтора года была без шагов и полтора года сидела на первом шаге. Признать, что алкоголик не на словах… Первый шаг состоит из двух частей: Мы признали бессилие перед алкоголем; признали что наши жизни неуправляемыми и потеряли контроль над собой. Вот чтоб признать, что я алкоголик… Я в ребцентр уже пришла с признанием, что я алкоголик. Я знала, но гордыня и высокомерие не давали мне… то есть, я представляла себе – Юля-алкоголик и так далее и тому подобное. Я поняла это, когда я полтора года жила без шагов и мне захотелось выть, потому что… меня же не тянуло. У меня каким-то волшебным образом исчезла тяга, это мой личный опыт, и через год уже я не истекала слюной в магазине. Но вот когда я поняла, что я начну скоро пить, так как моя жизнь не только безрадостная, она никакая. Я вот тогда поняла, что я алкоголик, потому что алкоголь мой друг. Мой самый лучший друг! Как сказал Шафутинский, когда у него спросили: как вы относитесь к алкоголю? С большой любовью! Вот до сих пор я с большой любовью отношусь к алкоголю, но только на расстоянии. Большая любовь, но безответная пока, потому что, когда мне стало хреново, я признала, что я алкоголик, потому что меня пожирали мои мысли, мои дефекты, потому что все люди вокруг идиоты. Потому что вторую часть первого шага я никак не могла признать, я не могла понять, что моя жизнь не под моим контролем. То, что моя мама такая – я не могла признать, то, что одна – алкоголик, вторая – прокурор, я не могла признать. Смириться я не могла! То, что я не управляю своей жизнью – я не могла с этим смириться. Чтобы смириться, надо же это понять, что это на самом деле так, я даже понять это не могла. Как так-то! Да как так-то! Вы о чем говорите?! Что такое! Я думала: ну, давайте, дальше по шагам, по шагам. А спонсор не ведет меня дальше по шагам, не ведет. Вторая часть не удалась, я приняла сердцем, когда мне захотелось умереть от такой трезвости. Вот тогда и пришло понимание, что – Юля, это все, оказывается, все на много серьезнее, а не просто от того, что не пью.

В: спасибо, спасибо, Юля! По поводу 11 шага был вопрос –просьба поделиться, рассказать по 11 шаг, утреннюю и вечернюю части.

Ю: прекрасный вопрос! Спасибо огромное! Вот смотрите, детально расскажу. Когда я просыпаюсь, поскольку я среднего сына родила в 2016 году, а сейчас 2021, я с детьми все время, 5 лет. У кого дети есть и еще садиков нет, женщины могут меня понять. Дергает меня все, (смеется) меня все дергает. И мое утро начинается не со сладкого потягивания, ни с поцелуя, ни даже не с будильника, мое утро начинается с – «Мама!» И поэтому… Это важно. 11 шаг гениально расписан: прежде, чем встать с постели… Прежде! Я благодарю Бога за то, что я проснулась. Благодарю за то, что у меня есть дом, муж, машина, семья, собственное жилье. Могла ли я представить все это, когда я ночевала вместе с бомжами на проспекте Ульяновском в городе Красноярске когда я убегала от человека с газовым ключом, и эти трубы? Я зашла в 30 градусов мороза, увидела, что пьют бормотуху и пошла. Вы думаете, что я пола туда, потому что там тепло? Нет. Я пошла туда, потому что там бормотуха. Мотивируя себя тем, что я же иду туда, где тепло. Одно другому не мешает. Я благодарю Бога за это. И я говорю… Это надо говорить очень быстро. В моем случае, очень быстро. У кого есть больше время для медитации… Я им завидую! У меня нет времени на медитации. Поэтому я детям закрываю на ночь блэкаут, полностью окна, полностью блокирующие двери, чтоб они подольше поспали. Поэтому у меня нет времени на медитацию. И очень быстро я говорю утром: Господи, спасибо! Это искренне. Господи, спасибо! Дай мне сегодня терпения, смирения, чтобы я была сегодня самой лучшей для своих сыновей, чтобы Ты говорил через меня с любовью, терпением и смирением. Потому что я могу разрушить свою жизнь уже дойдя до туалета. Знаете, почему? Потому что вечером я мою полы, после детей ужас, что творится, чтобы они были чистые. Я ненавижу грязные полы. Ненавижу. У меня прямо психоз. Если я утром, не помолившись, с дивана опущу ногу на пол и наступлю на крошки-я всех прирежу. Все. Это мой алкоголизм. Я уже ненавижу, я мыла вчера полы. Какая тварь крошки рассыпала… Поэтому я говорю сразу: Боже, дай мне с любовью и терпением, и смирением провести этот день. Потому что я, дойдя до уборной, могу что – нибудь придумать. Это мой утренний шаг. Мой вечерний шаг – я с благодарностью, Боже, спасибо за этот день. Потому что, если вернуться к теме спикерской, я нашла себя, как женщина. Я восстановилась, как женщина. Я реализовала себя, как женщина. Я любима, я люблю. Я желанная, любимая женщина –это ли не счастье? Я реализовала себя как мама, у меня трое прекрасных сыновей, я реализовала себя, как женщина в своем творчестве. Я он-лайн педагог. Я полностью как женщина восстановилась. Полностью. Я благодарю Бога за это. Вчера тоже купили мороженое… Господи, когда же я худеть начну? – это лирическое отступление… (смеется). Вчера купили мороженое. Это счастье ведь, счастье! Уложили детей спать, купили полкило мороженого, в тарелки себе наложили, начали сначала с мужем смотреть «Американскую историю ужасов», мы же были заняты всю свою жизнь. Все уже посмотрели «Американскую историю ужасов», я не смотрела, я была занята. Я не помню себя, начиная с 32 лет. Я была занята. Когда у меня спрашивают- а вот как ты в 36 лет?… Я не помню, я была занята! И вот мы вчера сели с этим мороженым Это прекрасная «Американская история ужасов», эта прекрасная Джессика Лэнг, я ем мороженое и понимаю: Господи, я тебя благодарю! Я благодарю тебя за это мороженое! За то, что спят дети в нашей квартире, за то, что у меня есть большой телик! Житейские радости простых людей мне были недоступны. Недоступны! Я хотела варить борщи, жарить котлеты, но я скиталась без родины без флага, брошенная матерью, брошенная всеми… Я не знаю…Я скиталась. Я хотела собой покончить. Я сижу вчера с мороженым, перед большим теликом и любимым человеком. Я реализовалась, потому что я пошла по программе, я поверила. Потому что у меня не было больше другого выбора, кроме программы. Не было! У меня, в моем случае, вообще не было выбора. Иллюзии у меня, что я когда-то смогу нормально пить, не было. Потому что я была на таком дне на тот момент и, если бы я не стала трезветь, я бы увидела другое дно, еще днее, чем я увидела. Потому что не бывает окончательного дна, бывает все ниже, ниже и ниже. Вот такой вот у меня опыт.

В: спасибо! Это из серии – я думала, что это дно, но снизу постучали. Саня пишет: Юля, спасибо большое за опыт. Такой вопрос: количество собраний сейчас и в начале выздоровления? Спасибо.

Ю: спасибо за вопрос! Вначале выздоровления количество собраний было очень большое, практически, каждый день, потому что я не хотела нажраться именно в этот день. Я каждое утро просыпалась с мыслью, что я не пью только сегодня. Только сегодня я не пью. Раньше я просыпалась с мыслью – зачем я проснулась? Потому что каждый день был день сурка. Опять это невозможное состояние, опять эти поиски, найти, употребить, нажраться и опять уснуть, проснуться с мыслью: зачем же я проснулась? Вот это было такое состояние, когда я уже пить не могу. Я не могу пить, у меня организм уже не воспринимает ничего; и не пить я тоже не могу, потому что это единственное лекарство, которое боль эту всю убирает! У меня же ливер трясется… Ну, что я рассказываю… И пить не могу и не пить не могу. Поэтому вот такое состояние, оно, конечно… На первом этапе я ходила, чтобы не пить. Я сделала себе такое расписание, такой день сурка, когда я доживаю до вечера и иду на группу. Сейчас количество собраний у меня, конечно, меньше. Во – первых, я работаю, я в он-лайне, у меня подспонсорные, по программе я, в любом случае, двигаюсь, сейчас у меня в неделю одно собрание стабильно. Опять же, возвращаясь к алкоголизму. Я не знаю меры, как любой нормальный алкоголик. У меня поперла работа и жажда денег. Еще, еще, еще! Мало, еще-еще, еще стопки, до блевотины, да! Вот так вот я заняла себя работой, работой и думаю: круто! Появились деньги! У меня появились деньги, и я могла себе позволить то, что я раньше не могла себе позволить, но у меня иссякли силы. Я понимаю, что я устала. Я не могу. Потому что меры нет. Потому что больше, больше и больше. И тогда я просто день полностью освободила, у меня день полностью посвящен выздоровлению: у меня занятия с подспонсорными идут с утра, вечером у меня группа, я езжу по 12 шагу в ребцентры, я спикерю. Я езжу с нашим транспортным цехом, так называемым, у нас есть в городе, который колесит по краю с 12 шагом. Поэтому да, конечно, сейчас групп меньше, но я двигаюсь по программе по любому, в любом случае.

В: понятно, спасибо, Юля! Наталья просит рассказать про свой опыт наставничества.

Ю: да, спасибо, Наташа. Наставником я стала не так давно, чуть больше года, наверно. Потому что не брала подспонсорных, потому что были дети маленькие: и кормление, и горшки, мне бы выжить… (Смеется) Вот, и когда мне стало полегче, да, я стала просто руку поднимать на вопрос: кто может провести по шагам? Когда я сейчас наставник -это для меня польза. Безусловно, хорошо, наверное, подспонсорным со мной, я так надеюсь. Это большой, колоссальный опыт, я учусь у своих подспонсорных. Вот сегодня у меня девочка была, мы с ней занимались, она потерпела огромную финансовую потерю, там стоимость квартиры. И она говорит: у меня нет выхода, у меня нет выхода делать по программе, я хочу делать что-нибудь, я только пить не хочу. Я смотрю на нее и думаю: а смогу ли я так сделать? Нет, у меня поставили диагноз – единственный выход. Каждый раз я возвращаюсь в свою жизнь, я возвращаюсь в свое начальное выздоровление, я возвращаюсь в свое употребление. Для меня это огромный колоссальный опыт и, естественно, если говорить о дисциплине, то она превыше всего. То есть, есть определенный назначенный день, занятия будут в любом случае, несмотря ни на что. Несмотря ни на что. Никакие любые внешние факторы, никакие форс-мажоры не могут повлиять. Ну, если кто –то умрет, не дай Бог. Поэтому мне нравится быть наставником, хотя я в первое время я даже немного комплексовала. Мне казалось, Господи, ну, чем я могу поделиться? Начали читать книгу, ну, начали и начали. А там, пока начинаем читать книгу и там истории начинаются. Мы читаем книгу и опыт из меня вылазит, он не ниоткуда, он из меня вылазит, потому что я прожила этот путь. Другого –то нет. Оказывается, у меня есть опыт, оказывается, я могу. Такой ответ.

В: спасибо, спасибо, Юля! Настя пишет: спасибо большое. Это Настасья задавала этот вопрос. Катя пишет: спасибо. Благодарит тебя и просит рассказать, как ты справлялась с чувством вины перед первым сыном и как вернула его?

Ю: спасибо. Этот вопрос меня колыхнул, да. Я не избавилась от чувства вины. Дело не в том, что я себя обвиняю до сих пор. Дело в том, что я приняла этот факт. Это очень сложно было. Это мое самое большое болезненное последствие моего употребления. Опять же, сын не может мне сказать, насколько он обижен на меня или вся моя вина -это моя. Все мое чувство вины у меня внутри, я лишена родительских прав, мой сын… он со мной, то есть официально я ему не мама, но маму он видит каждый день. Я сейчас по 9 шагу живу, я восполняю то, что я недодала когда-то. Я стараюсь быть хорошей мамой, не всегда это получается, я мама-эгоистка. Вот. Я стараюсь, я изо всех сил стараюсь. Он аутист, я уже говорила, и он так выражает свои мысли, и я никогда не узнаю, что он чувствует. Это, наверное, хорошо для меня. Потому что я иногда слушаю, как дети говорят. Дети высказывают негатив, связанный с алкоголем, я этого никогда не услышу, потому что он никогда не скажет тем нормальным языком, который понятен. Сейчас я восполняю, просто даже в материальном плане, покупаю одежду, дарю любимые вкусняшки. В пандемию он уже был у меня и получилось так, что он же коррекционник, и я заниматься он -лайн не могла. Мне ничего непонятно и как я могу объяснить коррекционнику? И когда я понимаю, что я начинаю орать, как мама в детстве на меня орала, когда мы уроки делали, то я понимаю, что сейчас я на нее похожа. Боже, мне так стало страшно! Написала: есть репетиторы? И забыла про это. Не это ли проявление Высшей Силы, когда через три дня написала девушка: Вы репетитора искали? А то у меня муж в чате, меня-то в чате нет и мне передали, что вы репетитора искали. Я спрашиваю: а вы репетитор по чему? Она говорит, я учитель начальных классов. Я говорю, мой сын корекционник. Она говорит: Я педагог-дефектолог. Говорю: моя, ж ты милая! Да иди же к нам! Мы с ней договорились на два урока в неделю по часу, по 400 рублей. Давайте, говорит, не по часу, а по 40 минут три раза в неделю. Вам, говорит, дешевле, и мне опыт. Да, ради Бога. Я делаю все возможное. Я его люблю, я его обнимаю. Я думаю, что он доволен со мной, рад быть со мной. Восстановить права- я еще не восстановила, потому что я была в декрете, до этого я наблюдалась в ПНД. С 1 сентября я официально выхожу на работу в музыкальную шоклу преподавать. И опять про чувтсво меры- там, где я сейчас работаю, там хорошо зарабатываю, но мне приходиться расстаться с этой работы ради официального трудоустройства в школу с музыкальным, где я, посчитала, в три раза меньше. Я безумно этому рада. Знаете, почему? Потому что мне нужно официальное трудоустройство, только чтобы вернуть права на ребенка. Все остальное у меня есть. У меня есть жилье. Там будут смотреть бюджет, с алиментами, думаю, вопрос решится. Вы знаете, я почему-то уверена, что у меня все получится. Еще год назад я не была уверена, а сейчас я прям уверена, что все получится. Потому что Бог на моей стороне. Потому что я до этого все получала и уверена, что и это получу.

В: спасибо, Юля! С Богом! С Богом все получается. Леся спрашивает, с обидами можно справиться, только прописав 4 шаг или есть возможность научиться не обижаться до прописания 4 шага?

Ю: спасибо. Что такое обида? Обида, опять же, это мои амбиции. Человек сделал, поступил, сказал не так, как мне хочется. Вспоминаете фильм «Унесенные ветром»? Не знаю, кто читал. Когда она вышла замуж за что она сказала? Я придумала себе идеальный костюм, и одела его на Эшли, и влюбилась. А он совсем не соответствует… Человек не должен соответствовать тому, что я про него думаю. Я могу обидеться ситуацию, например, но она- ситуация, стечение обстоятельств. Звезды так сошлись! Что я буду обижаться-то? Это же глупо! Меня не обижает, что солнце встает на востоке и заходит на западе, потому что я хочу, чтобы на севере и юге. Да ну, это глупо! Тоже самое с человеком. Человек не должен думать, поступать, делать, как я хочу! У него своя жизнь. И то, что он не сделал-это мои амбиции. Он не сделал… Да, можно! Но опять же, это опыт. Можно не обижаться. Можно. Вот все пошли на пикник, меня не позвали. Вот, твари же, правда? Твари! На всех надо обидеться1 Вот всю жизнь вместе ходили, а сейчас не позвали. Специально, наверно! Затаили что-то, что-то будут говорить за моей спиной, сплетничать обо мне, обсуждать меня… Просто – просто один человек сказал, что у Юли ребенок болеет, давайте, не будем ее трогать. Все! Люди меня пожалели, а я уже придумала своим воспаленным мозгом. Обиды наши – это наши амбиции от неоправданных ожиданий от людей, ситуаций. Жестоко, но это факт. Причина всех бед- сама я. И обиды-это только мои обиды.

В: спасибо, Юля! Я думаю, мы можем прекратить запись, потому что время подходит.

Дата

Июл 30 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Июл 30 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *