Спикерская, Влад, 3 года и 11 месяцев

Тема: Шестая традиция

Начну с истории и вопроса «Алкоголик ли я?». Этот вопрос меня мучает регулярно. Особенно вначале выздоровления он стоял очень остро. Потому что моя внешняя сторона употребления была социально приемлемая. Поэтому для меня было тяжело себе доказывать, алкоголик ли я. У меня возникали вопросы, алкоголик ли я, мой наставник предложил мне сделать два теста: приходить каждый день в течение месяца пить по одной рюмке и уходить из бара и второй тест – не пить год.

Первое, что я помню, мне было 4-5 лет. Мы с дедом поехали к нему домой. У него была бочка с забродившим виноградом. Еще не вино, но уже и не сок. Я попробовал. Приятные ощущения. Взгляд сбоку: мы с дедом спим рядом, наслаждаясь дневным сном после употребления. Это была единственная благостная картинка, потому что все последующее время моего употребления были совсем другие ощущения и последствия. Следующий момент. В школе я был примерным учеником. Натягивал на себя маску примерного ученика. К концу школы мы выехали с ребятами в поход. Утром я себя обнаружил в палатке с девочкой. Все было прилично, но учителя были возмущены. Помог мне в этом алкоголь. Он снял все барьеры, мне стал легко и нестрашно делать как мне казалось тогда безобидные вещи. Потом был институт. Там я основательно запил и закурил. Мы с ребятами обсуждали, что я курю, но когда захочу – брошу. То же относилось и к спиртному. Курить я бросил, но пить не смог. Для этого мне потребовалось прийти в сообщество. Все это продолжалось 25 лет. В сообщество я пришел в сорок пять лет. Тогда не было никаких мыслей, что я алкоголик. Но вся эта история мне нравилась. Мне нравилось употреблять. Я понимал, что мне нравится вечер пятницы, что я начинаю его ждать. После института я познакомился с девушкой, которая стала впоследствии моей первой супругой. Мы часто выезжали с друзьями куда-то. Они выезжали пообщаться, а я употреблять. Когда девушка переехала ко мне, мы стали жить вместе. В какой-то момент я понял, что она перестала ездить на такие мероприятия, где употребляли, но мне не запрещала их посещать. Ей стало неинтересно. У меня возникла мысль: это так классно, зачем бросать? Но тогда еще не было никаких симптомов. У нас появился ребенок через восемь лет совместной жизни. Алкоголизм пришел с неожиданной стороны: как оказалось, я не переношу плач детей. Для меня всегда было пыткой посидеть с ребенком. Для того, чтобы упростить это занятие, я накатывал винишка, чтобы поднять себе дух. В какой-то момент жена сказала, что лучше бы я курил, чем пил (на тот момент я бросал курить). Через полтора года мы разошлись. Я даже не помню, как себя вел, но моя жена с сыном съехали. Я остался один. Я стал употреблять меньше. Жизнь наладилась. Радости в жизни появилось больше. Был раздражающий момент, что нужно было сидеть по субботам с сыном. Я пошел по психотерапевтам. Я быстро понял, что мои проблемы не решаются. Но при этом сам поход к психотерапевту меня радовал. Употреблять после него было еще приятнее. Это нечестность была: деньги я трачу, но никакого прогресса в решении моих проблем нет. Благодаря терапевту я попал на тренинг. На нем я познакомился с девушкой. Сейчас, говоря программными терминами, у меня классное духовное состояние. Употреблять мне не хотелось. У нас была группа людей, с которыми мы встречались раз в неделю. Мне было очень хорошо. я никогда не блистал творческими способностями, но я написал серенаду. Я чувствовал, что это любовь. Но была проблема: девушка была замужем. Я оправдался тем, что это любовь. Я полез в этот брак. И он был разрушен. Мы сошлись с девушкой. Через три недели девушка уехала на корпоратив. Вернулась, а я пьяный. Потому что я ревновал к корпоративу, к тому, что я остался один. Тут второй раз в жизни мне сказали, что я алкоголик. Девушка расплакалась, я тоже расстроился. Пообещал, что не буду пить. Два года, что я был в браке, старался не пить. Иногда срывался. Запои были, но были тогда, когда можно было уезжать за рубеж. Два года я продержался в этом кошмаре. С появлением второго сына я тоже слился. Это было безответственно, но не в моих силах было что-то сделать. Я остался один. Иллюзия, что виноваты эти женщины, а не я, у меня не было. Я начал искать выход. Полгода я был в свободном плавании. Каждый день я употреблял. Помощь пришла. В лице девушки. Я ей что-то сказал про свою проблему. Это был классный двенадцатый шаг. Она предложила мне подумать, может быть, я алкоголик. Через неделю я нашел буклет АА. Прошел тест 12 вопросов «Алкоголик ли я?». Признал, что я алкоголик. Теперь я просто не пью. Видимо, желая похвастаться тем, что я признал себя алкоголиком, но в сообщество идти не хочу, я рассказал об этом той девушке. Я продержался две недели. В конце двух недель был корпоратив. Я напился. Неделю я придумывал разные объяснения. Девушка написала, что раз обещал – иди. Я пришел в наше сообщество. Примерно 4 года назад. С тех пор меня обратно не тянет. Хотя, бывает по-разному. Бывает, голова говорит «Товарищ, ты достаточно выздоровел, теперь можно и не ходить в сообщество». Но болезнь очень быстро настигает и мне приходится туда возвращаться. Сейчас я иду качественный второй круг шагов. В пятницу я прошел пятый шаг с наставником. По истории выздоровления, наверное, все.

В самом начале была иллюзия, что программа так хорошо помогала, что я стал такой хороший мальчик. Что трудностей у меня больше не будет. Но, чем дальше, тем больше я понимаю, что просто так прокатиться не удастся. Приходится работать. Самое печально в нашей болезни то, что когда я понимаю, что это проблема, когда я иду к наставнику за помощью, не всегда можно найти решение. Болезнь приучает к терпению, к тому, что нужно постоянно двигаться. Слушал Валентину К, она говорила: «Каким бы я ни был чемпионом выздоровления, если я остановлюсь – тут же все мое чемпионство идет на свалку».

Опыт шестой традиции. Начну я с маленькой ремарки по самим традициям. Услышал семинар Боба Дэрэла, где он провел аналогию между традициями и шагами. Шаги аналогичны правилам управления автомобилем. А традиции – это правила дорожного движения. Боб рассказал аналгию между традициями и шагами. Он говорит, что в первом шаге нам предъявляют две проблемы, а в остальных шагах нам дают решение этих проблем. Так же и в традициях: в первой традиции определяют проблему – отсутствие единства. Потому что алкоголизм – это болезнь одиночек. Я одиночка. Я постоянно себя обнаруживаю в том, что я не хочу идти на группу, не хочу ни с кем общаться. Мне в своей голове хорошо. Болезнь очень быстро охватывает. Традиции направлены на то, чтобы обеспечить наше единство в сообществе и в других группах людей (семья, работа). В этом смысле это некие универсальные правила – это опыт, который был накоплен сообществом в начале его существования. Большую руку к этому приложил Билл.

Перейдем непосредственно к шестой традиции.

Краткая форма

Группе АА никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя АА для использования какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем не отвлекали нас от нашей главной цели.

Развернутая форма

Проблемы, связанные с деньгами, собственностью и властью, могут легко отвлечь нас от нашей основной духовной цели. Мы полагаем поэтому, что любая собственность, обладающая значительной стоимостью и используемая для нужд АА, должна принадлежать какой-либо посторонней компании и управляться самостоятельно. Таким образом мы отделяем материальное от духовного. Группа АА как таковая никогда не должна заниматься предпринимательством. Такие вспомогательные для АА учреждения, как клубы или больницы, предполагающие владение обширной собственностью и участие в администрировании, должны принадлежать посторонним компаниям и быть отделены от АА, чтобы в случае необходимости группы АА могли свободно от них отказаться. Следовательно, эти учреждения не должны использовать имя АА. Управление ими должно полностью находиться в руках финансирующих их людей. В клубах обычно предпочитают руководителей, принадлежащих к АА. Однако, что касается больниц, а также других мест, где алкоголику помогают восстановить здоровье, то они должны быть явно вне сферы активности АА и управляться медиками. Хотя группа АА может сотрудничать с кем угодно, такое сотрудничество никогда не должно доходить до установления организационных связей, а также явной или скрытой поддержки. Группа АА не должна связывать себя ни с кем.

Когда я пришел в сообщество, я смотрел на то, что у нас проходит внутри, что программа мне помогла очень. И все еще помогает. У меня были такие иллюзии, что, когда я читал третий шаг, главу «Программа в действии», у меня возникло озарение. Возникает ощущение, что мы можем помогать не только алкоголикам, но и всем остальным людям. Пятая традиция говорит про то, что у нас должна быть одна главная цель, и это несение вести. А шестая традиция говорит, что мы должны это делать, может быть, с помощью кого-то, но не присоединяясь к этим людям. Потому что эта традиция родилась из следующего опыта: Билл изучал историю. 1840 годах было Вашингтонское сообщество. Оно было очень похожее. Точно так же «лечило» людей от алкоголизма. Но развивалось гораздо быстрее. Но у них была такая ошибка, которая оказалась фатальной для них. Они стали помогать людям во всех сферах. Они стали с кем-то объединяться, помогать всем, в чем только можно. Оно вскоре рассыпалось. Эта традиция родилась из одного из таких печальных опытов. Мы можем сотрудничать, и мы сотрудничаем с мед.учреждениями, с религиозными организациями. Но не присоединяемся. Существуют такие вопросы в журнале «Грейпвайн» по шестой традиции. Они помогают в изучении традиций.

  1. Следует ли мне вместе с товарищами по группе пойти раздобыть денег, чтобы финансово обеспечить несколько коек АА в нашей местной больнице?

Такой опыт был. Самый яркий в США. Возник проект. Что необходимо организовать большое здание по выздоровлению. По его руководству «родилось» 61 правило. Причем тогда существовал офис обслуживания, у которого спрашивали совета, стоит ли это делать?. Офис сказал, что нет, но они реализовали этот проект. Написали 61 правило. В какой-то момент это мероприятие рухнуло. Они не смогли этим управлять. После этого организатор этого проекта нашел в себе смирение и с юмором подошел ко всему. Он разослал всем группам США открытку «Правило номер 62». Внутри которой была надпись «Не относитесь к себе слишком серьезно».

Шестая традиция про то, что мы не должны владеть большим количеством собственности. В длинной форме шестой традиции об этом говорится: что АА не могут заниматься бизнесом. Сообщество допускает, что существуют ребцентры, но они управляются как независимые организации. Там могут работать члены нашего сообщества. Но к АА эти организации не имеют отношения.

  1. Хорошо ли для группы арендовать маленькое помещение?

Некоторые считают, что в маленьком помещении уютнее. На моей последней группе помещения явно не хватало. Я считал, что необходимо арендовать помещение больше. Но я, к счастью, не групповое сознание. С маленьким помещением проще: его проще менять, содержать. Нужно понимать, что, чем больше помещение, тем больше ухода оно требует. Если маленькое помещение может убирать волонтер – служащий на бесплатной основе, то больше помещение не всегда получится убрать. Это ляжет дополнительными расходами на бюджет группы. А у нас главная цель – несение вести.

  1. Все ли ответственные лица и члены нашего местного клуба АА знакомы с рекомендациями для клубов, которые можно получить в офисе обслуживания?

Я недавно искал, но нашел только английский вариант. В России эта история не очень распространена. У меня нет опыта по этой теме.

  1. Следует ли секретарю нашей группы служить в консультативном комитете по проблемам алкоголизма в местной администрации?

Если перенести этот вопрос в нашу действительность, то он звучит так: стоит ли мне служить где-то консультантом? Мне постоянно придется бороться с тем, что я, когда я консультант – я не член АА, когда я член АА, я не консультант. Мне это нужно помнить и соблюдать. Если я консультант и получаю за это деньги, то для меня двенадцатый шаг не работает. Это не мой опыт. Я не был консультантом, но люди, которые были, об этом говорят. У Чака Ч есть про это. Это всегда риск для нас. Потому что голова больная, нагружать ее дополнительно – это опасно. Но не запрещено. Просто мне нужно быть с Богом постоянно и помнить об этом.

  1. Некоторые алкоголики остались бы в АА только в том случае, если бы на группе был телевизор или комната для игры в карты. Эти средства требуются для донесения наших идей? Следует ли группе все это иметь?

Эти предметы точно не нужны для выздоровления. У меня есть пример, когда телевизор на группе был, но он был взят в безвозмездную аренду. Он был нужен для того, чтобы вести ЗУМ-конференции. Он необходим был для конкретной цели. А просто для просмотра – это точно не помогает выздоровлению. Есть проблема, если эти вещи являются собственностью группы, когда группе нужно переехать, или она распадается, то могут начаться проблемы, связанные с деньгами и собственностью. Мы такие. Наличие собственности на группе – это всегда проблема. Опыт показывает, что так делать не нужно.

Если мы видим нарушителей этой традиции, то рекомендации следующие – нам необходимо оставить агрессивный или карательный подход к решению этих проблем. Наша задача информировать человека в частном порядке, если это возможно, заниматься образовательной деятельностью. Необходимо доносить информацию по традициям не только в сообществе, но и в общественном пространстве. Так же шестая традиция рекомендует не выносить наружу внутренние разногласия в сообществе. Люди со стороны нам точно не помогут. Единственное, чего мы добьемся, это то, что про нас скажут «У этих алкашей есть какие-то проблемы. Они не могут меж собой разобраться». У нас есть опыт различных мероприятий. Шестая традиция говорит о том, что если отдельные члены АА желают собраться вместе для поездки за город и так далее, то это прекрасно. Только мы надеемся, что вы не будете называть ваши старания, как мероприятие группы или инициатива АА. Еще бывает опыт, что на такие мероприятия, где нет программы выздоровления, собирают деньги на группе. В этом смысле шестая традиция говорит, что нет, мы не против, но пожалуйста, делайте это не в комнатах АА. К нам это никакого отношения не имеет. В этом смысле традиции и шаги защищают меня от меня и нас от нас.

Еще хотел сказать. Что чем больше мы занимаемся собственными делами, тем больше наш авторитет. Дополнительная ответственность на АА есть. Почему нам нужно беречь наше сообщество? Наши традиции и наши шаги используют более двухсот сообществ. И мы являемся первоисточником. Поэтому, если будут какие-то проблемы с нами, то вполне возможно это может повлиять и на других. На нас большая ответственность.

Большое спасибо, что послушали.

Вопрос: как на первоначальном этапе трезвости обрести замену алкоголю? Постоянно «грешу». Звоню наставнику, он постоянно трубку не берет.

Ответ: я полторы недели ходил в сообщество. Группы меня радовали, а через полторы недели на очередной группе я понял, что страхи и тревоги все вернулись. Я схватил первого попавшегося человека. Попросил провести меня по шагам. Если нет наставника или он не отвечает, звони другим ребятам, ищи помощь. Лечит нас только наша программа. Я сразу пошел по шагам. Спонсор сказал читать книгу, у меня тут же отмазка: я уезжаю далеко, там я буду с сыном. В итоге мы договорились, что будем созваниваться каждый день. Я читал книгу до созвона. Потом мы созванивались со спонсором и 5-15 минут разговора с другим алкоголиком мне помогали оставаться трезвым. Плюс я на первом этапе схватил нашу молитву. Мы были в коттедже у друзей. Я убегал в другую комнату, молился на коленях. Я не понимал текст сначала, но молитва меня лечила. Эта одержимость, злоба уходила. Рекомендую тебе поискать опыт у ребят.

Вопрос: на счет четвертого шага. Были ли у тебя трудности, как ты их преодолел?

Ответ: в первой четверке у меня были трудности. Потому что я ее не писал, «завис» в ней на полгода, пытаясь «выздоравливать» подопечного. И спрашивал у наставника, почему он не выздоравливает? Он мне ответил: «Потому что ты не выздоравливаешь». Мне помогла схема переворота. Там так все сформулировано, что мне тяжело было вилять в голове. Если эгоизм, то ответ на вопрос «я хочу», если нечестность, то ответ на вопрос «я вру». Это мне помогло. Тогда у меня четверка «покатилась». Я не понимал сначала о чем это. При этом я сдал первую четверку, я что-то о себе узнал, этого было достаточно. Наша программа не о том, что я все делаю классно, а о том, что я делаю, постепенно узнавая что-то новое, делая это лучше. Поэтому, наверное, моя трудность в том, что я стеснялся звонить наставнику, задавать вопросы. Моя первая «четверка» была очень жалкой. Честно говоря, я даже не мог сформулировать, где я «накосячил». Чем дальше в программу, тем больше раскрывается понимание о тех ситуациях, которые я не понимал. Нужно звонить наставнику, не зависать.

Вопрос: для меня удивительно, что ты перешел в другую группу. Скажи пожалуйста, как ты относишься к сотрудничеству живых и онлайн групп? Говорили, что онлайн группы, что это не очень, но время показало, что это работает.

Ответ: есть онлайн трансляции на группе. Мне реально тяжело «размораживаться» на онлайн группах. Я посещаю живые группы. Но опыт говорит, что можно. Если мне это делать регулярно, то можно, в качестве того, кто делится опытом. Мне живые группы ближе. Я могу там посидеть, послушать людей. Опыт есть разный. Есть те, кто говорит, что и онлайн групп достаточно.

Вопрос: поделись пожалуйста опытом третьего шага, доверие к высшей силе. Появилось сразу или возникло постепенно?

Ответ: доверие оно растет постоянно. Я был расстроен, что я третий шаг принимал в группе по скайпу, под столом, а не с наставником. Я почему-то не сказал наставнику, что хочу сделать это в церкви. Не потому что я очень религиозный, так я слышал. Третий шаг стал понятнее и проще, когда мне объяснили, что я принимаю решение препоручать свою волю и жизнь Богу. Я не могу препоручить это сразу и навсегда. Это происходит ежедневно. Доверие к Богу проявляется в тех ситуациях, в которых я раньше ему не доверял. Например, в финансовой области. Я три года, будучи в программе, не ощущал финансовых провалов. Обещания девятого шага сбылись. Я решал эти вопросы с Богом. Что касается контакта, то у меня работает тема с медитацией. Первые проблески были полгода назад. Когда я ставлю таймер на пять минут, сажусь, мне становится спокойнее, приходят какие-то мысли. Сейчас я иногда делаю медитации таким образом: ставлю таймер и просто ничего не делаю: не читаю, не слушаю. Голова в свободном режиме. И приходят ответы на вопросы, которые я не мог решить. Если пришла проблема, то я должен отдать ее Богу. Этот механизм работает. Помимо этого, мне нужно идти за помощью к людям, которые мне помогают, вытаскивают меня из моего безумия, возвращают мне здравомыслие. Потому что моя голова приводит меня в безумие рано или поздно.

Все что говорят в спикерских, что Бог решает мои проблемы, это правда. Я неожиданно понимаю, что надо делать так-то.

Вопрос: можно ли иметь несколько спонсоров?

Ответ: говорят, что даже доверенных лиц не стоит иметь. Потому что я начинаю часть проблем сдавать их доверенным лицам, вместо того, чтобы сдавать их своему наставнику. Я услышал фразу, что мне нужен один наставник, и я должен рассказывать ему все. Если я не буду рассказывать все, у человека не будет картинки, что у меня происходит. Я понимаю сейчас, что я наставнику мало что рассказываю по работе. А у меня там большая нечестность. Я плохо работаю. И при этом рассказываю «сказки», что работаю хорошо. Единственное, для чего нужен мне другой человек, для того, что если у меня проблемы с наставником, то я мог обсудить их с другим человеком. Я считаю, что должен быть один человек. Не всегда его сразу можно найти, но, наверное, он один. Но брать опыт у других людей, при необходимости.

Вопрос: если тебя накрывает страх, злость, обида, ты сразу звонишь спонсору?

Ответ: сегодня, делясь опытом, я понял, что не люблю звонить спонсору. Я встаю на колени, делаю «десятку», спрашиваю Бога, что мне делать. Звоню спонсору примерно раз в две недели или в месяц. Когда накрывает так, что я понимаю, что я сейчас сделаю что-то нехорошее. Это не потому, что это правильно. У меня получается «затоптать» свой алкоголизм. Но потом это все вылезает «побочкой». У меня нет мнения на этот счет, как правильно. Но внутренние ощущения, когда нельзя не звонить, оно есть. И в этих случаях я звоню. Иногда даже с готовой инвентаризацией.

Вопрос: в чем твое счастье?

Ответ: я очень долго искал в чем счастье. Мое счастье быть полезным в АА, на работе и в семье. Реально, сам себе я не нужен. С сыновьями, благодаря программе у меня стали налаживаться отношения. Отношения развиваются, может, не совсем безоблачно. Счастье в этом, в том, когда я вижу, как люди в АА меняются. У них появляется внутренняя уверенность. Счастье – оно сложное. Наше счастье и радость в том опыте, который мы получаем, работая в сообществе для других людей.

Дата

Июн 23 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Июн 23 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *