Спикерская, Валера З., трезвый с 25 июля 2011 года.

Тема: Личная история.

Привет всем! Когда мне предложили выступить с сурдопереводом, я задал себе только один вопрос: «Смогу?». Спасибо, что пригласили. Я попросил Бога, чтобы говорил не я, а был всего лишь проводником. Очень надеюсь, что наш сурдопереводчик донесет смысл, что Бог хочет сказать через меня. Перед началом собрания возник такой вопрос: слушая предыдущего спикера, ребята слышали слово «выздоровели». Так вот, я хочу вам сказать, что я сижу перед вами, выздоровевший алкоголик. Я не оговорился. Выздоровел, но не исцелился. У меня нет гарантии, что я не могу запить снова. Но, на данный момент, у меня не возникает мысли пойти напиться. Я думаю, даже если я заброшу программу, все равно нужно какое-то время, чтобы я опять вернулся к тому безумному состоянию. В БК написано «…это более ста мужчин и женщин, которые выздоровели…». Раньше это были сотни, теперь миллионы. Дальше, начиная с предисловия к первому изданию говориться, что цель этой книги, показать другим алкоголикам в точности, как мы выздоровели. Именно «выздоровели», а не «выздоравливали». По формату истории я должен себя идентифицировать как алкоголик. Имею ли я право рассказывать вам что-то, если не являюсь алкоголиком?

Я не родился в семье алкоголиков. И, насколько я знаю свою родню, у меня в роду не было алкоголиков. Я не мечтал стать алкоголиком. Моя семья переехала в город Саров. У нас был сосед. Это был пример алкоголика для меня. Он часто валялся во дворе на лавке, под лавкой. Часто я видел его лежащим на коврике, возле своей квартиры. Я не хотел таким быть. В моей семье были застолья. Я родился в такое время, когда было принято ходить в гости, встречать гостей, но мои родители знали меру. Сам я с первого класса начал заниматься спортом и к 14 годам я серьезно занялся лыжами. А алкоголь я попробовал тоже в 14 лет. Алкоголизм – это не то, сколько и как часто мы пьем. Это болезнь «эго». Мы эгоисты и эгоцентристы. Очень часто я привожу одно письмо из пионерского лагеря, когда мне было 14 лет, когда я не успел еще выпить первую рюмку. Я был 3 месяца в спортивном отряде. Пишу письмо домой родителям: «Здравствуй, мама. К нам приезжала Эдита Пьеха. У меня украли кеды. Пришли, пожалуйста, побольше вареной сгущенки». И все. Там больше не было ничего. У меня был отец, есть сестра. Я с ними не поздоровался, не передал привет. Я просто поздоровался с мамой и обозначил ей свои проблемы. Прожженный эгоист. Человек, абсолютно не думающий о других, каждый день я просыпающийся с мыслью, что мне сегодня дадут, что получится урвать от этого мира. Себя я с самого сознательного возраста ощущал обделенным этим миром. Я живу не свою жизнь, я заслуживаю лучшего! И это не моя жизнь, когда-нибудь я не буду так жить. Этого не случилось. Я настолько был потерян в этой жизни. У меня была не одна компания. Были приличные ребята, которые казались мне «ботаниками», к которым я ходил для поддержки. Была и плохая компания, пить – еще не пил. Но случилось, что в 14 лет один из моих друзей предложил «бухнуть». Я подумал, что я такой «гарный хлопец», не могу ударить лицом в грязь. Что, я хуже? Мы пили самогонку, подкрашенную марганцовкой. Я выпил, не скажу, что это было очень приятно, но через 3 минуты произошло мое первое духовное пробуждение. Этот напиток быстро изменил мое сознание и я вдруг понял, что все мое недовольство моим городом, родителями, друзьями, выровнялось, стало чуточку лучше. Тут нам вынесли еще. Я еще выпил и мне «захорошело». Жизнь стала радужной… Я напился в первый же день. Лежал в углу двора, друзья ждали, когда я протрезвею, когда меня можно будет сдать домой. Наплел красиво родителям, как алкоголики умеют, что я отравился. Потом я лег – у меня все кружилось и меня рвало. Знаете, что интересно, нормальный человек после того, что я пережил, сказал бы, что больше не будет пить. Я для себя принял четкое решение, что я буду учиться пить. Несмотря на то, что у меня были успехи в спорте, я буду напиваться, как только у меня будет такая возможность. Очень долго мне удавалось не получать жуткое похмелье и на следующий день не только не страдать от похмелья, но и участвовать в соревнованиях. У меня даже был свой клуб спортивных фанатов. Серьезных похмелий не было довольно долго. Возможно, спорт оттягивал мою агонию, и, возможно, я пришел бы раньше в АА.

Я самый первый из двора женился, появились дети. Эта внешняя ширма была довольно успешной. Карьера на заводе, квартира, хороший работник, профсоюзный деятель, но в душе это мое недовольство никуда не делось. Меня все раздражают, все идет не так. И это по-прежнему не моя жизнь. Мое недовольство выросло до таких размеров, что мне иногда просто не хотелось идти домой. Это просто алкоголическое мышление.

Была идея «фикс», что мне нужна другая жена, красивая, фотомодель. И я такую нашел. Начал жизнь с чистого листа. В один прекрасный день я сажусь в поезд, еду в командировку и… пропадаю для своей семьи. Я не писал никакого письма, не позвонил. Я уехал в Москву. Приезжал иногда в город, но возвращаться в семью я не собирался. Решил немного отдохнуть от спорта, а потом вернуться. К тому моменту 4 года подряд я был чемпионом области по лыжам. Мне стало неинтересно. И вот я начинаю новую жизнь, с новой подругой. А все оказалось гораздо проще: я нашел такого же алкоголика, как сам. И мы начинаем пить, никто друг другу не мешает, но это мешало работе. Это начало сказываться на моей карьере. Тут стало очевидным, что я алкоголик. Приключения начались.

Отступлю от темы немного. Когда ведущий читал текст ведения собрания, там был вопрос: «ваше отношение к алкоголю». Да, прекрасное! Ничего не имею против! У кого получается пить алкоголь – ради Бога! Алкоголь очень часто был моим другом, очень часто помогал. Если бы не он, я бы много чего не сделал в жизни: не закончил институт, не познакомился со многими людьми. Самый страшный момент наступил, когда он перестал работать.

Алкоголь стал добивать меня и мою подругу. Мы стали задумываться. Раньше мне жена твердила, что я алкоголик. Я ей показывал пачку грамот, призов, медалей, и говорил, что такой человек не может быть алкоголиком. Но тут оба алкоголика, врать не получается. Мы решаемся на первую кодировку. Я считал себя слишком популярной и известной личностью, и поэтому решил поехать в Нижний Новгород, чтобы не делать это в своем городе. Мы оба эту первую кодировку не выдержали. И, кстати, дальнейшие мои кодировки (а было их много) не помогли. Так же было и с моей подругой. У меня была четкая убежденность, что все это сказки. Последние кодировки я делал в основном для родителей, чтобы они отстали. Перед кодировкой я обычно скатывался до такого состояния, что денег нет, работы нет. А после кодировки мне давали какие-то деньги на сигареты, на рюмочку. Однажды прямо в квартире у меня была кодировка, мой друг сказал, что сделает мне итальянский укол, после которого я не должен был пить всю оставшуюся жизнь. После кодировки я пошел на кухню и сказал своей подруге: «Наливай». Выпил. Меня бросило в жар, но, буквально через 15 минут, я сидел и пил с компанией. Часто, когда меня выписывали из нарколожек, врачи говорили, что стакан пива – и я труп. Не знаю, чем бы это все закончилось, я уже со всем смирился: с попаданием в милицию (8 раз за год), с утерянными телефонами… Я спокойно относился к слову «алкоголик», прикрывался этим словом. Родители от меня отвернулись, сказали, что у них нет сына, сестра – что нет брата. Я разбежался с подругой, хоть у нас был ребенок. В конце концов, родители надо мной сжалились. Я приходил к ним, как собачонок, переночевать. Часто меня приносили домой.

Как я нашел решение? Родственники моей подруги собрали большую сумму денег и отправили ее на Кавказ к известному врачу, чтобы он закодировал ее на всю оставшуюся жизнь. Она не могла уехать по причине плохого физического состояния, но вот он поехала на Кавказ, добралась до славного города Пятигорска, так и не опохмелившись. Побеседовав с моей подругой, врач сказал, что не может ей помочь. Он ей дал визитку группы АА города Пятигорска, которая тогда была в морге. Что интересно, она туда дошла. Ребята на нее посмотрели и отправили ее в ребцентр. А я, тем временем, продолжал бухать. Попал в нарколожку. В итоге, пробыв в ребцентре, моя подруга поехала домой. Вскоре она пришла ко мне в нарколожку с книжкой АА и еще с одной женщиной, которая была в АА. Я понял, что это мой последний шанс. Потому что все, что был доступно, было испробовано. Я видел, что у человека совсем другая трезвость. Мы собрались (к нам присоединился один мой знакомый, с которым мы познакомились в психушке), создали группу. Я понимал, что я алкоголик, не могу пить, что это болезнь. Но вторая часть первого шага была сделана отрицательно: что я бессилен и не управляю этой жизнью, я признавать не хотел. Опять появились мои идеи, мои планы. Я себе внушил, что, если я в АА, запоев у меня быть не должно. Буду похаживать на собрания и вести свою прежнюю жизнь. Очень скоро мои походы на собрания были такими: я заходил в ларьки, брал пиво, бутылки 3, шел в общественный туалет и выпивал его. Затем шел на собрания. Там я часто критиковал, выступал не по делу, буянил. Часто мне хотелось уйти и не возвращаться, но, сам того не понимая, я оказывался там. У каждого из нас, я считаю, есть обида на анонимных алкоголиков. У меня их было много. Может, кто-то ощутил любовь с первого собрания…

Но Бог работал над таким балбесом, как я. Так как я сам не мог сделать нужное действие, он сделал это проще. Я попал в наркологию. Был жуткий запой. Меня уволили с работы. Пройдя все это я, униженный, оскорбленный, без работы, возвращаюсь в АА. Тут вторая часть первого шага начинает проясняться. Я понял, что программа не для одиночек. Суть первого шага: с этой проблемой в одиночку не справиться. Я нашел спонсора. Довольно быстро прошел программу. Был готов после 4х месяцев трезвости стать спонсором, но у Бога были другие планы. У меня появился второй спонсор, который заставил пройти программу заново. Я это сделал. В 7 месяцев я уже сам стал спонсором.

Хочу остановиться на моей программе выздоровления. Желание пить ушло довольно быстро. Примерно на 3-м месяце я зашел в винный магазин, понял, что это мне не интересно нисколько. Позже я работал в кафе. Сам наливал алкоголь. Бросать пить мы много раз бросали, но, дело не в этом. Как научиться жить? И о чем эта программа? Пил я почему? Потому что моя жизнь меня не устраивала. А программа учит жить. Билл говорит, мы должны вернуться в этот мир гражданами мира, который мы когда-то отвергали, который отверг нас. Я считаю, что я просто должен научиться жить в содружестве и сообществе людей, научиться строить с ними нормальные отношения, потому что этого делать я не умею. Научиться понимать доброту, любовь, не видеть во всем негатив.

Делая свою инвентаризацию, я просматриваю, смог ли я сделать что-то хорошее для людей? Как я к ним относился? Кому я помог? Однажды на раннем сроке моей трезвости спонсор по скайпу увидел мою маму и спросил у нее: «Как ваш сын, не обижает ли он вас?» Я был возмущен. Как он смеет? А это лучшая инвентаризация. Мы сами видим себя добрыми, пушистыми. А если задать этот вопрос женам, мужьям, то это может быть совсем другая история. Она может быть более правдивой. Именно поэтому мне нужен спонсор, потому что многие моменты своей жизни я могу приукрашивать. Спонсор может посмотреть на меня со стороны. Мне нужны вы, чтобы вы посмотрели на меня и подсказали, что мой эгоизм, тщеславие сыграло со мной злую шутку и я должен был поступить по-другому. Моя мама часто может выступать судьей, посмотрев на это со стороны. На первых порах трезвости, приступая к какому-то делу, часто я задавал себе вопрос: «А что бы ответил папа?». [Так случилось, что трезвым я его не застал, и 9-й шаг делал уже после его смерти]. Очень часто мои мнения по этому поводу менялись. Чак в своей книге «Новые очки» говорил, что Бог, жизнь, совесть – это равно. Я соглашусь насчет Бога и совести. А насчет жизни можно поразглагольствовать. У меня, хоть и 11 год трезвости пошел, нет четкого ответа. А вот по поводу совести: я очень часто стеснялся своей совести. Это казалось мне большим недостатком. У меня сразу краснели уши – это меня выдавало. Сейчас для меня это хорошо. Поступок можно загладить, возместить ущерб, но пусть моя совесть будет прежней.

На своей группе работали по донесению идей. Я старался принимать активное участие. Считаю, что мы довольно многого достигли в этом деле. У нас в городе 2 группы. У нас был плакат об анонимных алкоголиках в телефонном справочнике «Желтые страницы». На страничке экстренных служб, после телефона похоронного бюро идет телефон горячей линии анонимных алкоголиков. Мы не раз выступали и по телевидению, и по радио. Сам я стараюсь быть доступным. Но ни в одной соцсети вы не увидите, что я являюсь членом АА. Я стараюсь, очень стараюсь этого придерживаться. Для меня – это не боязнь, что меня рассекретят, это акт смирения. Выздоровление без смирения невозможно. Я был членом конференции, я являюсь спонсором. Раньше я брал по 5 человек. Спонсировал до безумия. Теперь я так не делаю. Просто жить в скайпе и беседовать об алкоголизме? Бог не для этого нас создал.

Благодарен вам, что, пусть довольно поздно, почти в 50 лет, Бог достучался до меня и показал, что можно жить счастливой и трезвой жизнью. Мне не нужны напитки и прочие «вкусности», как я тогда считал, чтобы находиться в этом мире. Готов ответить на ваши вопросы. Спасибо огромное! Посылаю вам мою любовь! Дай Бог вам трезвой красивой и вкусной жизни!

Вопрос: я получаю рекомендации от спонсора: нужно распределить свой день по 30 процентов на 3 дела (работе, семье, программе). Какие у тебя есть рекомендации по этому поводу, чтобы равномерно все успевать и нигде не перегибать?

Ответ: в нашей книге есть предложение, где сказано, что когда-то мы сделали выбор, думая лишь о себе. Где-то я не пожалел друга, предал кого-то… Это говорит о том, что я был ужасным эгоистом. А по поводу распределения у меня такой опыт: во-первых, я своему спонсируемому никогда не говорю никаких четких временных или процентных интервалов, потому что в БК этого нет. Удели, допустим, молитвам 2 недели. Если я так делаю, значит я включил свой эгоизм. Я начинаю что-то придумывать. Ни о каких процентах я не говорю. Билл говорил, что дом нельзя построить без плана. С какого-то времени мне стало неинтересно делать свою карьеру. Я работаю продавцом-консультантом. Я мог бы легко поменять свою работу. Я не работаю, я просто живу. Я пытаюсь быть полезным своим гостям-покупателям. Сколько уделять семье? Живу я сейчас с мамой. У меня дочь. Поддерживаю ее. Если не уделять время семье – ничего не получится, не будет выздоровления. Хотя, знаю одного человека, жена ему высказала, что он мало уделяет времени семье. Он принес ей график своих спикерских выступлений и попросил отметить дни, которые нужно посвятить семье. Она не смогла этого сделать. Когда близкие понимают нашу миссию, то они просто начинают договариваться. В процентах сказать не могу, но для меня это важно. В плане остальных дел: я не скажу, что мои интересы замыкаются не только на АА. Я недавно бросил курить и бегаю на соревнованиях. Я читаю книги, не только нашу литературу.

Вопрос: поделись опытом, как проходила работа с первым твоим подспонсорным? Каких принципов ты придерживаешься в работе? У меня страх, что мне нечем поделиться.

Ответ: мой спонсор четко обозначил: если ты не собираешься нести это дальше, то мы с тобой расстанемся. Наша программа передается из уст в уста. Больше никак. Это ключевое… Многие алкоголики пытаются косить, что в нашей книге нет ни слова про спонсора. Да, нет. Потому что первые алкоголики писали книгу, надеясь, что любой, взяв эту книгу, сможет самостоятельно выздороветь. Зато в наших историях про спонсорство много упоминается. Так что у меня не было выбора. Другой калитки не было. Я действую так же, как мой спонсор. Я не могу сказать, что я жесткий спонсор, но знаю, что не могу подойти всем. Это Божье дело. Иногда мне кого-то не хочется брать, ну не нравится мне человек, но первое впечатление бывает обманчивым, и я соглашаюсь. Мои оценки – это мои оценки. В плане каких-то особенностей спонсорства: я никого не выгоняю. Если человек чего-то не хочет делать, то я превращаюсь в зануду, и у него нет вариантов. Либо он продолжает делать, либо исчезает, но часто возвращается, потому что выбора нет.

Вопрос: берешь ли ты подспонсорных?

Ответ: это всегда индивидуально. Зависит от того, сколько у меня их сейчас. Если я возьму 5 человек, то нанесу ущерб вред себе и другим. Так же не смогу уделить времени семье.

Вопрос: будет ли мешать программе «12 шагов» вникание в другие сферы: психология, медитации (не религиозные)?

Ответ: касательно медитации. Это не сидение в позе лотоса, а именно мое личное размышление на определенные темы. Сейчас на группе в тексте ведения собрания есть «минута молчания». Это неправильно. Потому что, если посмотреть в литературе, то раньше это называлось «время тишины». В моей литературе не меняются две вещи – «Большая книга» и «Как это видит Билл». Есть ежедневники и некоторые книги, не являющиеся литературой АА. Ничего такого в этом не вижу, главное, не нести это на группу. Прочитав все это, молитвы, я «затыкаюсь». Я уже без таймера засекаю 3-5 минут, это время показывает мне мое духовное состояние и эмоциональный настрой. Если я начинаю мысленно шарить очень быстро, мысли убегают куда-то, значит со мной что-то не так, но я не делаю из этого трагедию. Значит, сегодня цель моей медитации понять, что я сегодня не очень духовно здоров. Если я четко отслеживаю свои мысли, если они равномерны, значит все будет хорошо. Никаких дополнительных религиозных практик не применял и не применяю. Стараюсь придерживаться доктрин, и чтобы все это было простым. По поводу психологов ничего не имею против. Знаю, что некоторые, занявшись программой, занимаются с психологами. Мне в свое время не помогло. Именно через Билла программа обрела тот вид, какой она имеет сейчас, она взяла все лучшее от человечества. И, применяя их, анонимные алкоголики могут показать, что конкретно нужно делать. Наша программа дала мне быстро и четко получить то духовное пробуждение, чтобы у меня не появлялось мысли пить.

Вопрос: как ты относишься к многообразию передачи программы? Каким методом ты сам получил программу и передаешь? Есть ли кто-то в мире алкоголиков, кто тебя вдохновляет?

Ответ: не люблю таких высказываний: «я по такой-то ветке», «по такой-то линии». Я придерживаюсь того, что программа у нас одна. Изложена только в одном месте, в одной книге. Это наша защита. Второй спонсор меня вел по так называемой линии. С другой стороны, я благодарен судьбе за то, что я могу спокойно беседовать с людьми, которые проходили по этому методу. Сам я всегда говорю, что проходил программу по БК. Мой спонсор, посмотрев на меня, на такого безбашенного, безумного, сказал: «Мы с тобой очень быстро начнем изучать 10 шаг». Я считаю, что 1-2 шаг – нерабочие шаги. Мы начали с 10-го, спонсор мне сказал: «Бери книгу, читай 11 шаг. Делай». Очень благодарен книге, за то, что спасла мне жизнь. Когда я вижу в чатах «БК АА» – мне слышать даже противно. Большая книга Анонимных алкоголиков. Можно просто – Большая книга, ласково и уважительно. Эта вещь спасла мне жизнь. Я не терплю этих вещей. Так вот, по последовательности. Сначала 10-11 шаг, потом мы пришли к 3-му. Все остальные шаги нужны для того, чтобы начать препоручать свою жизнь. В 11 шаге сказано, что мы просили избавить нас от своеволия, и опять отправляет нас в 3й шаг. И так по кругу. Последовательность зависит от спонсора. Разные виды спонсорства – это нормально. Не нужно ничего усложнять. Как сказал Боб «Пусть все останется простым».

Вторая часть вопроса. Да, конечно. Я очень люблю книгу «Новые очки». Я часто в нее возвращаюсь. Так же как и в Большой книге, нахожу новые моменты. Из нынешних – Боб Д. Я был с ним знаком лично, беседовал с ним. Это очень духовный человек. Есть люди-фонарики, с которыми хочется общаться, находиться рядом. Я спонсору как-то задал вопрос: чем моя трезвость отличается от тех людей, у которых срок трезвости за 30 лет? Чем я хуже? Спонсор улыбнулся хитрой улыбкой Ильича: «Ты в этом состоянии душевного покоя сколько можешь находиться?» 1,-2 месяца. «А эти люди могут месяцами находиться в таком состоянии». Чем измеряется качество трезвости? Есть к чему стремиться. Я бы назвал еще чьи-то имена, но не хочу раскрывать анонимность.

Вопрос: я слышала, что алкоголикам мечтать вредно. Мы не остаемся в «здесь и сейчас», а уходим в будущее. Как ты считаешь, мечты для алкоголиков – это нормально? О чем-нибудь хорошем можно помечтать?

Ответ: не хочу никого обидеть, но «хотелки» никто не отменял. Они будут. Мы люди. Но прямо на первых порах своей трезвости я слышал от спонсора, что надежда – это обида в зародыше. Если я на что-то очень сильно надеюсь, а потом этого не получаю, то это может принести сильную обиду. Планировать надо, но результат несем Богу. Как заниматься, например, спортом, если не мечтать попасть на пьедестал? Я мечтаю, это нормально. Но нет таких мечтаний: лежа на диване ни хрена не делать и думать, мечтать. Выиграть в лотерею, найти клад. Это пустое. Таким я больше не занимаюсь. Я мечтаю посмотреть на то, как выйдет замуж моя дочь, быть в хорошей форме в 80 лет.

Вопрос: какое место в твоем выздоровлении занимают традиции и принципы?

Ответ: я периодически изучаю традиции. Возвращаюсь к ним. В моей группе, было время, изучали традиции. Мой спонсор тоже это делает на своей домашней группе. Только не в том формате, который принят в России. Принципы изучал и со спонсором, и сам. Традиции и шаги нужно давать отдельно. Сначала шаги, когда он получит духовное пробуждение, затем традиции, принципы. По традициям: я бы сказал, что в России очень много любят говорить. От моего спонсора дошло так: нужно больше делать. Как можно 2 часа говорить об одной традиции. По моему мнению, это самолюбование и говорение. Это мое мнение. Важно применять их в жизни.

Дата

Авг 22 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Авг 22 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *