Спикерская, Павел, 10 лет трезвости, г. Минск, Беларусь

Спикер: Павел С., 10 лет трезвости

Домашняя группа: “Точка” Беларусь/Минск

Тема: Двенадцатая традиция

Меня зовут Павел. Я алкоголик. У меня две домашние группы. Я даже не знаю, какая более домашняя. В Минске это живая группа «Точка» и «аа24online». На этой группе у меня получается служить гораздо больше и я скажу, что это мне доставляет такое настоящее чувство глубокого удовлетворения. Я прочитал в Большой книге такую фразу, что вера должна творить в нас 24 часа в сутки. Я по-разному себе это представлял. На сегодняшний день я в том месте, где это реализовывается. Наконец, слава Богу, это произошло. Я этому безумно рад. На счет 10 лет трезвости во флаере выложили… Десятый год пошел. Не будем ограничиваться десятью годами. Будем надеяться, что Бог даст еще немножко послужить группе и еще кого-то провести по шагам. Мы добрались до 12 традиции. 11 значит уже мы каким-то образом услышали. Традиции АА – это духовная защита, защита новичка от самого себя, защита группы от своего безумия, защита сообщества от людей, которые не могут быть честными сами с собой. Я не специалист по традициям. Я могу рассказать только то, что помогает мне оставаться трезвым, счастливым и свободным. То, что передал мне спонсор, я передаю своим подопечным. Как кому поступать? Есть у меня недостаток, я иногда настаиваю на своем мнении. Но прошу меня за это простить, я бывший военный. Это просто такой мой военный опыт дает о себе знать. Я не знаю, как надо. Если я вам скажу, как надо поступать, кладите трубку и не звоните мне до тех пор, пока мой спонсор не разрешит вам мне позвонить. Я уже в сухом запое. Очень мне нравится Женя, он начинает обычно свои спикерские со слов: «Ослу образованье дали. Теперь он, с важностью педанта, при каждой глупости своей ссылается на Канта». У меня тоже была такая беда, когда я прошел традиции, мне нужно было продавить свое решение. Я находил фразу в «традициях» и начинал ею размахивать, как дубинкой. Например, «принципы, а не личности» я переворачивал наизнанку.

Анонимность – это не о том, что я должен что-то продавить. А я должен в себе что-то остановить. Я сейчас буду делиться опытом, который помог мне выжить, помогает выживать моим подопечным. Духовная основа. Что такое духовная основа 12й традиции. У нас есть «Традиции в иллюстрациях». Там очень хорошо про это написано. Я предлагаю сейчас пробежаться по всем нашим традициям.

Первая традиция. Традиция Единства. Смирение выражается в том, что АА сами себя не создали. У них нет ничего, что они придумали. У них нет ничего своего. Отец Мартин говорил, что добрые люди всегда это делали, всю свою жизнь. Анонимные алкоголики просто взяли все это и применили к решению своей болезни. Отец Мартин почил уже.

Что такое анонимность для меня? Пройдя со спонсором традиции, я для себя вывел такую формулу. Для меня анонимность – это вовремя заткнуться и следовать за групповым сознанием. Это не значит, что я должен быть согласен с ГС. Это не значит, что я мягкотелый, отступаю. Нет. Я обязательно должен сказать о том, если у меня есть опыт, что это кончается плохо. Но, если группа приняла решение, на мой взгляд, явно противоречащее традициям., я должен следовать за ГС. Группа имеет право на ошибку. Это условие роста. И есть еще одно условие – компромисс. Я должен идти на компромисс. Если я не пойду на компромисс, развитие остановится. Я начну тормозить группу. У группы есть иммунитет, она меня выкинет. Причем, я сам себя выкину из группы. Я не смогу туда приходить. У меня было такое. Вся группа сговорилась против меня. Они завидуют какому-то моему великолепному выздоровлению. Они хотят идти против меня… Зачем мне такое безумие? Если я на уровне 10, 11 шага это не отстрелил, не вытащил себя из этого, то я в серьезной опасности. Слава Богу, со мной такого не было. Мой спонсор советовал своих подопечных передать другому спонсору.

Вторая традиция. Говорит о том, что мы служим. «Мы» и «Бог» часто повторяется в «АА взрослеет» и «Руководство по обслуживанию». Сообщество анонимных алкоголиков – это место, в которое алкоголики входят крутыми, а выходят слугами, если выживают, конечно. Тут, во второй традиции, подчеркивается, что моя обязанность следовать за группой, даже если группа ошибается.

Третья традиция. В чем смирение выражается в третьей традиции? Анонимность равно смирение. Безымянность. Я свое имя не выпячиваю. Умный человек серьезно к себе не относится. Если я очень сильно пытаюсь что-то изменить, то получается плохо. А если я следую воле Бога, получается хорошо. 3 традиция говорит о том, что анонимным алкоголиком может считать себя любой человек, который об этом заявляет. И он будет членом сообщества столько, сколько пожелает, сколько он будет об этом заявлять. В этом случае не только нет правил, но и в том, что я не навязываю правильность выздоровления. Алкоголики приходят с разной степенью «разрушенности»: от тех, кто много пил, но не дошел до распада личности. Ему достаточно небольшой части и он живет с этим. Мне, прошедшему традиции, немного жалко этого человека. Я вижу, что он выкуривает 3 папиросы подряд, когда на собрании кто-то говорит не так, как он думает, нет у него внутренней гармонии. Он не хочет проходить традиции. Традиции – это гармония. Когда я нахожусь в гармонии с обществом, в гармонии с собой, с группой. Я могу быть с чем-то не согласен, но я не хочу никого из-за этого убить, нет звериного желания разорвать, растоптать. Оно не должно возникать. Если оно возникло, значит все. Стоп-игра. Я отхожу в сторону. Делаю 10 шаг. И после этого могу вернуться к чему-либо. То есть, третья традиция говорит о том, что я не знаю, как человеку надо выздоравливать. На третьем году трезвости у меня было такое недовольство людьми, которые не хотели делать программу! Но на сегодняшний день я понимаю, что я не специалист, я не знаю, как надо. Человек сам выбирает, как ему надо. Я могу только нести весть. Это все, что я должен делать.

Четвертая традиция. Та же свобода относится к группе АА. Группа АА – два или три алкоголика, любые, могут называть себя группой. Они будут этой группой столько, сколько они будут об этом заявлять. Это право дал им Бог. Как мы его поняли, написав традиции, изучив их и применяя в жизни. Мне спонсор приводит пример: есть голова, и есть «задница». Что-то лучше, что-то красивее. Но они друг без друга жить не могут. Если их разорвать, то им плохо будет. Так и я. Не имею права относиться плохо к какой-то группе. Например, одну группу считать не выздоравливающей. Это бумерангом прилетит ко мне. Я начну от этого страдать. Это недовольство – мой враг номер один. Что такое недовольство? Питательная среда для моего эго. Обида, страх, недовольство, праведное негодование, злоба, зависть – все это витамины для моего эго, как только я испытываю эти чувства, мое эго начинает расти. Когда оно растет выше меня, закрывает меня от сияния божественного света, я становлюсь тем, кем я был, когда пришел в АА. У меня, кроме злобы и страхов ничего не было. Я не должен объяснять группе, как себя вести. Традиции четко говорят это. Если я буду пытаться рассказать группе, как себя вести, я стану посмешищем. Я боюсь быть посмешищем. Если меня спросят, конечно, поделюсь, может, предложение внесу. Но настаивать на своем я не буду. Я должен заниматься собой.

Пятая традиция. У нас есть одна единственная, главная, основная, самая важная задача – нести весть. Не выздоравливать кого-то, а нести весть. И не мое дело, что человек будет делать с той вестью, которую я ему принес. Это его отношения с Богом. Та боль, те страдания, которые я переживал в пытке алкоголизма являются огромным мотиватором, чтобы я это делал непрерывно, иначе я очень скоро вернусь туда, откуда пришел. Это условие моего выживания. Единственная цель для того, чтобы я жил. Все остальные цели тоже хорошие (дом, семья, работа…). Я не специалист, я не знаю как надо выздоравливать. Я знаю 4 варианта проведения по шагам, 2 – прохождения по шагам. Все работают. Моя ответственность – найти себе спонсора. После этого начинается моя дисциплина. Я после этого, когда заключил с ним спонсорское соглашение, и теперь моя ответственность в том чтобы выполнять то, о чем мы договорились. Если мне плохо, я звоню спонсору, жалуюсь на кого-то. На что он меня отправляет к Богу. Как только я начинаю заниматься своим делом, Бог решает все мои вопросы.

Шестая традиция. Вытекает из пятой. Что наше служение – это привилегия. У нас есть тормоза: престиж, деньги, слава. Мне от них нужно избавиться. Если есть деньги – это неплохо, слава – тоже. Но я не должен стремиться к ним всеми фибрами своей души, а самое страшное, за счет АА. На первом месте должен быть Бог. Я должен искать его волю. Шестая традиция говорит, что наоборот. Что это вы специалисты. Очень часто я слышу такие вещи: «А почему вы их не приводите в церковь?» Ко мне обращается священнослужитель. На что мой спонсор ответил, что это они специалисты, и они этим занимаются. Наша задача – оставить человека в социуме живым, а вы, пожалуйста, дальше, мы не знаем, как надо. Если я привожу алкоголика в реанимацию, например, я врачам не говорю, что нужно делать. Это их дело. Я даже рот не открою, как надо. Нет мнения, как вести себя в политике, как лечить – это все дело специалистов. Пусть каждый занимается своим делом. Пусть милиция, врачи занимаются своим делом. Нас спрашивают, а что нам делать? Мы можем дать вам литературу, можем дать ссылку на наш зум. Чтобы выйдя из реабилитационного центра или заключения, например, они к нам попали, а не в свою старую среду. Потому что там им удержаться будет гораздо сложнее.

Седьмая традиция. В чем смирение, в чем жертвенность 7 традиции? Смирение в том, что я не беру чужие деньги. Халява = смерть. Первые алкоголики были очень обеспеченные люди. Они обратились к этой программе, потому что никакими деньгами и связями эта проблема не решалась. Моя проблема живет внутри меня, она в отношении к миру. Вот что меня убивает. Именно мои мысли. Они просыпаются раньше меня. Если я не успел помолиться, то может быть очень плохо. Седьмая традиция – это не принимать никаких денег со стороны. Я беру деньги, я могу взять в долг. Но халява = смерть.

Восьмая традиция говорит о том, что смирение в том, что мы не можем себя обслуживать. Какие бы мы не были крутые, мы не можем вести бухгалтерскую работу, переводить книги. Нам надо нанимать людей, которые будут здесь работать за деньги. Смирение в том, что с одной стороны мы их нанимаем, платим им деньги, контролируем их. А с другой стороны – мы не можем без них обойтись.

Девятая традиция говорит о том, что мы не можем жить без служб. Здесь разговор о волонтерах. Литература не будет сама покупаться, печататься, распространяться. Нам нужны люди, которые будут все это организовывать. Билл использовал всегда слово «слуги». Очень тяжелые отношения между слугами. Например, я служу в комитете, а другой человек – на группе. Я обращаюсь к нему по какому-то вопросу. Я должен обращаться к тому человеку, как к слуге. И он ко мне тоже обращается, как слуга. Я не могу вытирать об него ноги. Мы друг другу ничего не должны. Ни я ему, ни он мне. это не значит, что я могу сесть ему на шею, нет. Я могу смиренно просить, смиренно напомнить ему о том, что мы все слуги. Если я допущу какую-то мысль, что я имею право каким-то образом понукать другого служащего, в моем случае бессонная ночь мне обеспечена. Я буду молиться за этого человека до упора. Он будет лежать со мной в кровати, он будет со мной всегда, в моей голове. Если я допустил мысль, что я выше этого человека, то я создал благоприятную питательную среду для эго. Оно выросло, закрыло меня от сияния божественного света. А когда я опускаю голову, говорю, что на все воля Божья, питательная среда отсыхает и все перестает расти. Я перестал его поливать своей злобой, раздражением, обидой.

Десятая традиция. Я не эксперт. Я делюсь своим опытом. Я не эксперт даже по традициям. Не значит, что нужно взять и все делать, как я говорю. Я перед собой ставил задачу, чтобы у кого-то возникло желание пройти по традициям. Традиции – это защита новичка от самого себя. Прежде всего.

Одиннадцатая традиция. Здесь про пиар. Не выпячивать имя. Не при каких условиях. Танцы эго. Выступает кто-то у микрофона. Я смотрю, во что одет человек, какая у него дикция, по делу ли он говорит? Я начинаю оценивать его, кормить свое эго. Я не радуюсь, что эта Божья душа стоит сейчас на сцене. Да пусть говорит, что хочет. Он часть нашего коллектива, того, что создал наш Бог. А я ищу в нем недостатки. И, как только я начинаю это делать, смотри пункт один. Опять растет мое эго и закрывает меня от Божественного света. Если вдруг такое проявилось, то последует немедленная молитва.

Двенадцатая традиция. Сначала служение, а потом все остальное. Служение перед Богом. Бог – это все. Мое смирение во всем этом. Все происходит по Божьей воле. Хуже всего, когда я начинаю руководить Божьей волей, или, самое страшное, что-то пытаюсь изменить! Если я пытаюсь делать что-то ради своего тщеславия, люди начинают меня ненавидеть. Когда я начинаю что-то переделывать, у меня получается либо Вавилонская башня, либо Титаник. В моем маленьком миру все это разваливается. У нас в преамбуле есть фраза, которую я ненавижу: «Пусть вас не беспокоит это слово «Бог». Я не знаю, откуда эту фразу принесли, сколько нужно иметь безумия, чтобы это принесли. Пусть беспокоит вас Бог, каждую секунду. Бог – это тот, кто оставил вас трезвым. Так я говорю своим подопечным. И другого способа, чтобы выжить, просто нет.

Есть такая книгу «Язык сердца». Мне спонсор дал этот отрывок. Я его зачитаю: «Но будущее наше не имело бы никакой пользы и значения для нас, если бы оно не несло нам новые проблемы и даже острые опасности, через которые мы можем в себе развить истинное величие духа и поступков. Этим целям мы, анонимные алкоголики посвящаем всю свою жизнь. Здесь мы снова предназначаем себя для все усиливающейся любви друг к другу, любви к чудесному творению, в котором мы живем и служим, и к его высшему Творцу, самому Богу». То есть, никакого смысла в моем будущем нет, если в нем нет проблем и острых опасностей. Так считают анонимные алкоголики. Приходит алкоголик на группу и говорит, что у него все очень плохо: бросила жена, выгнали с работы, я больной, у меня все будет очень плохо. Что ему говорят ветераны? Они говорят: «Ты слабак. У тебя столько возможностей было для духовного роста, а ты их все профукал». Вещи, которые очень не нравятся многим и очень не нравились мне до тех пор, пока я не прошел традиции. Анонимность: хочется вспомнить Гришу Т, Ската Ли. Они говорят о том, что я должен думать, что я делаю. С кем я фотографируюсь, кому я доверяю. Анонимные алкоголик нашел хорошую работу. Он долго ее искал. Все хорошо. Он счастлив. Шеф его любит. И вдруг в один день всем меняется. Его шеф начинает выживать из этой компании. Оказывается, что? Шеф хотел назначить его на высокую должность. Поручил отделу кадров его проверить. Они открывают соц.сети, проверяют друзей и подписчиков. Видят фотографии, где он на форуме АА. Они приносят шефу эту информацию. А у шефа брата убил пьяный водитель. И шеф начинает ненавидеть этого работника. Несмотря на все. Здесь нарушена анонимность. Тем человеком, который попал в объектив, не подумав, что это может ему навредить, тем человеком, который выложил эти фото. Все это привело к такому результату. Еще один пример. Анонимный алкоголик умирает, не дожив до глубокой старости. Один говорит: «Умер наш собрат», другой говорит «Рано ушел». В чем страшна оценка? Я себя убиваю этим. Я поливаю свое эго. я не знаю , когда кому умереть и родиться. Как только я захотел в первый ряд – мое место в последнем ряду. Я хвалю своего собрата. Зачем? «Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Ради того, чтобы меня собрат похвалил, я открыл свой рот. Питательная среда для моего эго готова. Я могу сделать только 10й шаг. Иначе мое эго вырастет.

Благодаря Богу и вам трезвый сегодня. Не все удалось сказать. Говорить можно очень долго. Двенадцатая традиция – духовная основа всех наших традиций.

Вопрос: вас не раздражало первое время на группах зачитывание 12 шагов и 12 традиций?

Ответ: слово раздражало – не то. Я просто знал, что их не надо читать. Все что идет поперек моего эго, вызывает чувство тщеславия. Я знаю, как надо. Если 80 лет все это зачитывают, все выздоравливают, а я знаю, как надо правильно, то не факт, что это принесет положительный результат. У меня вообще куча вопросов. Я точно знаю как надо. Мое дело заткнуться. Хорошо написано в «Руководстве…». Что смирение является залогом нашей жизни. Что такое залог? Я, например, заложил машину в банк. И езжу на этой машине. Если я перестаю платить проценты, то у меня машину забирают. Вот и со смирением так. Если я смирением плачу Богу, то у меня моя жизнь со мной. Если я перестану платить дивиденды Богу, мою жизнь заберут. «Язык сердца» говорит о том, что все мои проблемы – это счастье, Бог посылает мне, что я могу разрулить. Он не посылает того, что я не выдержу. На меня завели 5 уголовных дела. Банк, который дал мне огромные деньги, через несколько месяцев потребовал деньги назад. Со здоровьем тоже были проблемы. Мое дело – смирение. Как дым все разошлось. Бог решает все наши проблемы.

Вопрос: как различить эго и чувство собственного достоинства?

Ответ: Бог решает все наши проблемы. Если я знаю, как надо, то это не чувство собственного достоинства. Человек приходит и начинает меня пинать, выступает как диктатор. Открывает книгу «АА взрослеет». Там написано, что если я во всех своих делах начинаю проявлять апатию и невежество, то у Бога для меня единственный выход – диктатура. Я виноват в том, что мой начальник начинает меня гнобить, что моя жена начинает меня гнобить. В этом виноват я. Апатия и невежество. Выход – диктатура. Как тут это различить? Это очень тонко. Что значит чувство собственного достоинства. Конечно, я должен смотреть за этим, не должен допускать унижения. Как? Начать свою жену в ответ воспитывать? Своего начальника воспитывать? Таким образом я чувство собственного достоинства не верну. Если я позвоню спонсору, а он ткнет меня в «АА взрослеет», я помолюсь, посмотрю, что я упускаю. Как только я начну в этом участвовать, люди начнут меня признавать. У нас есть два типа анонимных алкоголиков с устойчивым сроком трезвости. Первая – обессиленные знатоки (знают как надо, пытаются навязать свою волю). Группы их не признают. Вторая – ветераны, которые признают решение группового сознания, хотя говорят, что они с ним не согласны. К ним начинают обращаться. Закон Блюма: он говорил, что если я что-то делаю ради своего тщеславия, то люди вокруг меня начинают меня ненавидеть. Беспричинно. Если подонок ведет себя отвратительно, а я позволяю это делать – это одно. А если любящие меня люди начинают меня гнобить – это другое.

Вопрос: возникает ли праведный гнев на анонимных с большими сроками трезвости?

Ответ: постоянно. Дело не в сроке трезвости. В том, что это люди, которые могли выжить без шагов, без традиций и принципов. Какой-то у них был запас духовности, позволявший выжить. Я из других. Я из тех алкоголиков, который каждый день должен служить, обязательно это пройти и обязательно об том говорить. По-другому не бывает. Вот сейчас сижу, все плохо. Мне приходит смс, что мои бульдозеры забирают в Крым по предоплате. Я сижу, рассказываю традиции, а Бог работает.

Вопрос: ты сказал «любовь к Богу и любовь к людям». Как к тебе пришла эта любовь.

Ответ: я процитировал, что написано в книге «АА взрослеет». Ко мне это прийти никак не может, откуда? У меня все в голове забито разной ерундой. У меня столько вранья и нечестности в голове. Но, как мне спонсор сказал: как ты должен молиться? Есть такой раздел медитации – визуализация. Я должен молиться внимательно. Я должен понимать, что я говорю. И должен представлять (визуализировать), как это происходит. Я должен понимать, что любовь к Богу должна быть на первом месте. Это мои отношения религиозные. Это придет с опытом применения. Так поступил и так получил. У меня появляется надежда, что если я так поступлю, то я снова это получу. Вся сила в правде. Это слова Александра Невского. Второй шаг Оксфордской группы – оправдание от Бога. У меня есть ангел-хранитель, который скажет мне, как поступить. Это единственное, что может меня оставить счастливым, радостным и свободным. Я о Боге буду думать в первую очередь, а о людях во вторую, именно с точки зрения Бога. Опыт от того, что я должен делать то, что я должен, решаются все остальные проблемы. Это потрясающе!

Вопрос: почему о Боге надо думать в первую очередь?

Ответ: ну так анонимные алкоголики считают. Бог мог избавить нас и избавит, если обратиться к нему. У нас нет иного выхода. Анонимные алкоголики другого ничего не знают.

Вопрос: это не эгоизм?

Ответ: любой «-изм» (фашизм, патриотизм, анонизм)- это то, что я ставлю выше Бога (себя, свое здоровье…), а когда я Бога ставлю во всех своих делах впереди – тогда все на месте. Тогда мой эгоизм и засыхает, и появляется контакт с Богом.

Дата

Авг 04 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Авг 04 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *