Спикерская, Ольга Хо, трезвая с 01.01.2011 г

ТЕМА: «Девятая традиция»

Привет. Я Ольга – алкоголичка. Моя материнская группа, которая много лет была моей домашней – «Московские начинающие». Последние пару лет мы сделали свою группу, которая называется «Сад будущего». Поэтому получается, что у меня нет домашней группы и мне жалко. Есть материнская, но не домашняя. Я расскажу сегодня про свои служения. Моя вторая спонсор спросила для чего и почему ты служишь. Я ответила: «Потому что могу». Для меня до сих пор служения, все, что я делаю – потому что могу, и потому что, когда пришла в АА, моя первая спонсор научила меня, что служение – это обязательно. Шаги, традиции, принципы, концепции. Когда я начала работать по книге со вторым спонсором, она открыла мне первую страничку, ткнула пальцем в значок «треугольник в круге» и объяснила, что этот треугольник, по сторонам которого написано «единство, служение и выздоровление», означают гармонию АА. База – это выздоровление, 12 шагов АА, это наши взаимоотношения с Богом. То, что сохраняет нас от суицида. Дальше – слева слово «единство» -это 12 традиций АА. Это наши взаимоотношения друг с другом, когда мы уже в Боге. Мы, как родственники, как дети Божьи. Они сохраняют нас от убийства. Дальше – «служения» – 12 принципов обслуживания АА. Такие же духовные принципы, как шаги и традиции. Я поведу тебя по шагам, потом по традициям, потом и концепциям. Ты должна дослужиться до делегата конференции. 12 концепций обслуживания есть в БК. В самом конце. Очень непонятно, но очень важно. Это то, что сохраняет нас от геноцида. Иногда я слышу о том, что появилась тема преследования, насилия, когда ветераны давят и говорят, что делать, как делать. Есть жесткие системные группы. Этого быть не должно. Именно от этого защищают нас 12 концепций обслуживания. Шаги – это только начало АА. У нас огромная возможность изучать очень много всего интересного и духовно расти. Я на своей домашней группе взяла первое служение чайханщика. Это такой человек, который выбирает, что мы будем сегодня есть. У нас на группе всегда были вафли, потому что я их люблю. В рамках своего служения я имела право всегда принимать решения. Любое служение означает то, что, если я беру ответственность за ту или иную работу, то в рамках этого служения я могу принимать решения. На примере чайханщика это очень понятно. Если я стану чайханщиком: моя ответственность купить чай, сладкое. Разлить чай и помыть чашки. Группа решила выделять столько-то денег. В рамках своих полномочий я не могу потратить больше, но я могу выбрать на эти деньги что хочу. Это и есть не жесткая система управления, когда мы служим, основываясь каждый на свою совесть, на Бога, на внутреннем ощущении, как правильно. Почему в АА, когда читаешь текст девятой традиции, там есть прекрасные слова, что мы раньше считали, что АА нужна минимальная организация. Но наше мнение изменилось. В данный момент мы считаем, что анонимным алкоголикам не нужна никакая организация. Это так. Это означает отсутствие руководства и властных структур. Это означает, что, когда я покупаю печенье и зеленый чай одной марки, а не другой, а ко мне подходит ветеран и говорит, что я не то купила, я могу его послать. Он не может мной руководить, я несу ответственность за свое служение сама. В АА нет полицейских. У нас нет системы наказаний. Все наши принципы, неважно, шаги, традиции, принципы – их все можно нарушать и не соблюдать. Но, каждый из нас алкоголик. Если мы не будем следовать принципам самостоятельно, из желания им подчиняться, из любви, из желания меняться, то мы забухаем. У меня, когда я стала ведущей группы, я взялась вести дневную группу в 11 часов утра. Было очень много собраний. Срок служения был три месяца. Через три месяца оказалось, что никто не хочет брать это служение. Я пришла к наставнице за советом, так как хотела продолжать служение. А она сказала, что нет. Группа Божья, не твоя. Поверь, без тебя Бог справится. А я-то уже привыкла, чувствую себя хозяйкой, ощущаю власть. Ощущение реализации собственных амбиций. Я его помню на моменте, когда вела группу. Я ушла сдавать служение. Было очень жаль. Но группа выжила. Ничего не разрушилось. А я выучила огромный урок: когда заканчиваешь служение – уходи. Я алкоголик, мое эго раздуто, оно питается амбициями. Я хочу все больше и больше, если я не соблюдаю сроки служения, ротацию. Есть большая доля вероятности, что я буду думать, что это мое. Я совсем нехорошо отношусь к ветеранам, почти ко всем. Я считаю, что когда человек говорит о своем большом срок трезвости, я считаю, что это проблема, а не заслуга. И я часто ощущаю, когда новые ребята делают шаги, они в энергии, в духе. Это самый расцвет! Я еще не ветеран. Во мне нет уже той энергии, которая была в 3-5 лет трезвости. Мой опыт нужен только в том случае, если у меня его спрашивают. У меня была история, когда я после собрания приходила к людям (тогда я была новичком, где-то на втором шаге): «Я слышала твое высказывание, у меня есть опыт по этому поводу». Когда я рассказала об этом спонсору, она сильно накричала на меня: «Не вздумай отвечать на незаданные вопросы!» Эта тема, когда люди с опытом пытаются руководить – руководит их больное эго. Перевернутая пирамида АА. Пирамида нашего служения. Это девятая традиция. У нас есть люди, которые служат. Но руководители над нами не властны. У нас нет жесткой системы управления, никто нами не командует. Наверху группы: группы несут ответственность за то, что происходит в АА России. Группы (столы разных размеров) имеют свой характер. На группах люди проходят служения, начиная с самых простых, приобретая опыт служения и духовный опыт. Я на группе «Московские начинающие» была председателем групп. Это служение требует большого смирения. Потом я стала служить в райокоме, который объединял несколько групп. Я отвечала за проведение семинаров. Семинары были по всей России. Мы начинаем готовиться, набираем много служащих. И в день, когда надо было служить, половина людей не пришло. Я, имея опыт организации мероприятий, понимаю, что в таком случае людей увольняют, штрафуют. А я в АА ничего не могу сделать. Все, что я могу, это запомнить тех, кто отказался в последний момент. И в следующий раз просто не приглашать их. На этом семинаре пришлось очень много пережить. Пришлось учиться отдавать все Богу. Непонятно как стоит этот перевернутый треугольник на остром кончике. Это выглядит очень неустойчиво. Начиная сверху, через этот треугольник проходит Бог. Все это основано на групповом сознании. Этот треугольник будет стоять столько, сколько в нас будет Бог, сколько мы будем говорить о смирении, о жертвенности, пока мы будем делать шаги. Этот треугольник напитан Богом, напитан второй традицией. Концепции обслуживания, те, которые помогают смотреть, как мы можем служить, можем быть полезными. Концепции обслуживания основаны на второй традиции. На том, что Бог выражает себя в виде группового сознания и проходит через всю структуру. Когда я была на этом семинаре, мне пришлось отдать все это Богу, потому что я не справляюсь. Не хватает ресурсов. Случилось удивительное! Появилась огромная куча людей, которых я абсолютно не знаю. И в результате все было сделано: столы поставлены, чай налит, все работало, все было хорошо. Для меня это был колоссальный урок! Что я могу, а что делает Бог. Где моя ответственность, а где Бога. Я так потихоньку училась. Я не Бог! Я не руковожу. Я могу руководить в рамках своих полномочий, но я всегда отдаю ведущую роль Богу. В какой-то момент я стала делегатом на конференцию АА. У меня было тогда совсем немного трезвости. Это было тяжело и страшно. Моя спонсор открыла мне книгу «Руководство по обслуживанию АА». Она показала мне требования к делегатам конференции. Там было написано, что, если уровень служения на группе, я должна быть знакома с традициями, ответить на вопросы «Грейпвайн», то на уровне служения делегатов, когда я спустилась вниз пирамиды, стала делегатом конференции, я должна была не просто иметь понимание, что такое традиции, концепции. Я должна была знать их так, что могла бы отдавать их в виде семинаров. Знание концепций – это означает, что ты можешь о них рассказать. Единственный способ изучения – это отдавать! Когда отдаешь шаги, начинаешь понимать, что ты много знаешь. То же самое с традициями. Спонсор сразу заставляла меня отдавать их. То же самое и с концепциями. Но, когда я поехала на конференцию, я поехала с обрубленным эго. Моих амбиций уже почти не было. Я научилась иногда молчать, считать до 5 или до 10. Появился опыт служений по этой структуре. Я обладала некоторыми навыками, которых у меня не было, когда я начинала служить чайханщика. Я понимала, что будет происходить на конференции, кто я такая, какой от меня толк, как это относится к пятой традиции. Потому что вся эта структура имеет единственную задачу – пятая традиция. Сделать так, чтобы еще один алкоголик мог прийти к нам. Все, что мы делаем – только для одного. Чтобы еще один алкоголик мог прийти к нам. Я перестала думать об алкоголиках своего округа, а начала думать об алкоголиках всей России. Мой мир расширился. Я знаю, как тяжело вылезать из своей любимой домашней группы. Я по-прежнему уверена, что дальше из делегатов выбирают людей в совет обслуживания. В идеальном мире Америки и Канады – это люди, обладающие профессиональными навыками. Желательно, чтобы они были финансистами или юристами. Они должны понимать все, что здесь происходит. Офис обслуживания АА – это очень важно. Если есть офис, есть развитие. Весь опыт АА стекается в офис. Оттуда он передается другим людям, если люди от групп идут представителями в интергруппы, в райкомы, чтобы реализоваться в АА – это заканчивается очень плохо. Внизу структуры появляются люди, которые начинают говорить группам, что им делать. Бог через этот треугольник просачивается сверху вниз. Группы управляют алкоголиками. Группы делегируют полномочия представителю группы в интергруппу, в райкоме, в областном комитете и так далее. Оттого, каких людей мы выбираем для того, чтобы они служили, зависит то, что происходит сейчас в России. Потому что высшие полномочия, согласно принципам обслуживания, всегда остаются у групп. Поэтому, если вам лично не нравится, что у нас две конференции, два офиса, два групповых сознания, ответственность за это понесете вы, группы, потому что высшие полномочия и высшая ответственность всегда на группах. Мы сверху! Колоссально важно, кому вы делегируете полномочия. Насколько этот человек в шагах. Насколько этот человек может умалять свое «Я». Бывают делегаты, которым неполезно быть делегатами. На этом уровне люди запивают, конфликтуют. У меня был такой момент, когда я чудом не сорвалась. Если бы у меня не был спонсора, шагов, спонсируемых, знаний из книг анонимных алкоголиков, я бы вряд ли выжила. В результате я закончила служение делегатом. Мне предложили либо пойти в совет обслуживания, либо в офис обслуживания АА. Те сотрудники, которые там работают – это уже не служащие. Это уже не служение.

Если мы говорим о традициях, то основной духовный принцип всех традиций – смирение. Анонимность означает смирение, сдержанность, а не конспирацию. 12 традиция не про то, чтобы сохранить в тайне свою фамилию, вес и возраст, а о том, чтобы уменьшить свое эго на столько, чтобы быть полезным другим, чтобы другие не всегда это замечали. Многим и вас спонсоры дает задание: одно доброе дело в день. Так, чтобы о нем никто не узнал. Так вот, смирение проходит через все традиции. В девятой традиции смирение – это про то, чтобы не отвечать на незаданные вопросы. Не лезть в служение другого, если он не выходит из своих полномочий. Оно означает нежелание бороться друг с другом. Это, правда, очень тяжело. Дух девятой традиции про то, чтобы помогать другим, если это потребуется. Меня научили еще на «Московских начинающих». Мы собирались на юбилеи все вместе. Никто не просил у других отчета. Это звучало так: какие у тебя трудности, как тебе помочь? Дух девятой традиции в том, чтобы направлять, а не руководить. Примером, а не словами. Мы работаем сейчас в офисе. Это большое смирение. Никому не имеем права сказать, что и как делать. У нас колоссальный опыт, весь тридцатилетний опыт АА. Но, если нас не спрашивают, мы не должны отвечать. Это очень тяжело. Когда мы пишем письма, мы можем писать рекомендации. Мы рекомендуем что-то делать в очень мягкой форме. Я видела бывших делегатов конференций, международных делегатов, которые сидели на рабочих собраниях очень тихо, смиренно. Если к ним обращались, они вставали и рассказывали. Я недавно была в Тюмени на юбилее. Там ветераны в 10 лет трезвости. Этот ветеран много служил, а теперь он смиренно служил, вел собрание и все. А этого человека уважали, но к нему никто не лез. Это потрясающе остаться смиренным, не лезть к людям, которые взяли служение. Почему я не люблю ветеранов? Потому что они мне рассказывали, как себя вести. Все, наверное. Это важная вещь: отличать дух служения от духа власти и амбиций. Различать внутри себя. Где у меня срабатывает эго, а где срабатывает любовь. АА они мои, но не мои личные! Очень сложно спикерить по девятой традиции. Я все время ссылаюсь на опыт из книг, перемежая своим опытом. Надеюсь, была не докучливым ветераном.

Вопрос: как смирение в жизни ты применяешь? Насколько получается? Научиться брать паузу, досчитать до пяти. Как у тебя получается или не получается, поделись опытом.

Ответ: я не думаю, что получается. Десять лет назад и сейчас – это два разных человека. Я молчу в тех местах, где никак невозможно помолчать. Я по-прежнему очень разговорчива, напориста. Я по-прежнему высокомерна, каждый день практически пишу в анализе дня, что я была высокомерна. Большое количество бурь, через которые я прошла в этих служениях, особенно вырабатывается как раз в большом количестве нападок, претензий, недовольства. Меня Бог тренирует, тренирует. Я мягче и мягче реагирую.

Вопрос: какие качества лидера ты считаешь наиболее ценными, важными?

Ответ: любовь к людям. Я хороший руководитель. Мне Бог изначально дал качества руководителя. У меня всегда были и есть качества, необходимые лидеру. Но это ничего не значит в АА, если не обладаю вниманием, любовью и желанием быть полезной. Я видела людей, которые приезжали дублерами делегатов, сырые. И вдруг у него появлялись какие-то качества, каких у него не было: чувство достоинства, ему как будто Бог выдавал авансом порцию разума, умение размышлять, видеть ситуацию в перспективе. А потом я видела, как этот человек становился членом совета обслуживания, вдруг он становился хорошим членом совета обслуживания. Ему добавили еще каких-то навыков. Я вижу председателя совета обслуживания, каждый раз это такие люди, которые вызывают у меня восторг и уважение. Но я понимаю, что это не их личные навыки, а это подарки от Бога для того, чтобы они могли служить в АА. Мне кажется, когда Билл писал свою статью «Лидерство в АА как извечная насущная необходимость». Он смотрел на это с самого низа пирамиды. Это то, что Бог дает авансом на каждом уровне служения. Потому что Богу мы угодны, когда мы служим в АА. Опасная тема для женщин: служи и выйдешь замуж, много служи и на работе все наладится. Это не так работает. Это эго так работает. Очень много народу на этом разрывалось. Это страшно, когда нет реализации в реальной жизни, люди начинают реализовываться в АА. Я до последнего боялась этого. Я держалась за свою жизнь, за хобби, интересы. Чтобы я не растворилась в АА, не стала одной из тех, для которых «это моя группа, она без меня развалится. Я не буду служить здесь три месяца». Это страшная история. Ротация – великая вещь.

Вопрос: как ты относишься к цензам на служение?

Ответ: они прописаны в «Руководстве по обслуживанию», в литературе АА. Это рекомендации, которые даются в нашей литературе. Я доверяю нашей литературе. Это опыт, который был собран за много лет. Этот опыт был основан не на желании кого-то унизить, а на желании кого-то поберечь. Если я в год трезвости иду в Московскую интергруппу служить, мне будет плохо, у меня будут только амбиции. Но, если я иду в 5 и более лет, когда у меня эмоциональная стабильность, опыт, традиции, наверное, я буду больше полезна. Я очень рада, что есть рекомендованные сроки служения. Рекомендованный срок трезвости у нас в АА – 5 лет, в Америке 10 лет. На «Московских начинающих» у нас был ценз полгода трезвости, чтобы стать ведущим. И ведущего каждый раз подтверждали на рабочем собрании. Почему? Потому что это же «не навреди». Не навреди не только АА, но и самому себе. Что я буду удовлетворять? Почему просто не походить на собрания, не понять, как работает система

Вопрос: поделись опытом, как в самом начали или сейчас ты отличаешь важное от второстепенного? Как найти баланс, когда кажется что все важное? Как ориентироваться в этом?

Ответ: есть в менеджменте «важное срочное» и «важное несрочное». Последние полгода моя жизнь складывается только из важного срочного. У меня время расписано по минутам. Иду из метро – говорю со спонсируемой. У меня бывает только важное и срочное. Люди важны, я важна. Если я сижу и молюсь, но заходит моя мама, что-то спрашивает, я отвечаю маме. Если она звонит, я отвечаю, даже, когда занята. Я просыпаюсь дома, а не в АА.

Дата

Июл 14 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Июл 14 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *