Спикерская, Маша Ф., трезвая 2 года 8 месяцев

Тема: Третья традиция.

Всем здравствуйте. Меня зовут Маша, я алкоголичка. Огромное спасибо за приглашение. Прежде всего, позвольте мою спикерскую начать с молитвы. «Боже, дай мне отложить в сторону все, что я знаю о себе, о тебе, о других и о моем выздоровлении, ради всего нового, что есть в тебе, в других, во мне и в столь нужном нам выздоровлении».

Почему я так делаю? Потому что я уже хорошо научена. Я, конечно полистала, сделала какие-то пометки, но мне важно, чтобы в этом процессе присутствовала сегодня не я, а тот кому виднее, что и как я должна сегодня говорить здесь, каким именно опытом я должна здесь поделиться. Мне очень хочется поприветствовать новичков. Здорово, что существует эта группа, когда есть возможность находиться среди нас, быть в сообществе. Среди тех, кто понимает, в чем заключается проблема алкоголизма. И как раз, эта тема, третья традиция, наверное, замечательный подарок для тех, кто недавно пришел в сообщество. Почему? Потому что эта традиция как нельзя лучше презентует наше сообщество для всех. Потому что мы говорим, согласно 11 традиции, мы не рекламируем наши идеи, а привлекаем за счет того, что наши идеи сами по себе привлекательны. Третья традиция одна из самых привлекательных наши идей. Ее краткая форма: единственное условие для членства в АА – это желание бросить пить. То есть, ничего не надо. Просто решаю для себя, что хочу бросить пить, пришла и – член сообщества. Но… С одной стороны это так, но с другой есть небольшие трудности перевода. Я филолог по образованию, мне не сложно почитать английский текст и правильно перевести его. Есть небольшой момент, он, кстати, во всем нашем переводе Большой книги и 12 традиций тоже, не совсем точные переводы слов «желание», «готовность». С этими словами у нас проблематично в том русском переводе, который на сегодняшний день имеется. Примерно это звучит так «desire» – это не просто, оно отличается от слова «wish» – это «пылкое желание с готовностью что-то делать». Наш перевод страдает тем, что идет подмена понятий. Как показывают наши шаги, наша программа и традиции – просто желания в качестве какой-то абстрактной мечты недостаточно, надо предпринимать действия. Если шаги – это мои действия как отдельно взятого алкоголика, то традиции – это тоже некий набор, можно назвать это правилами, которые позволяют нашему сообществу оставаться целостным. Выполнять свою главную цель, которая выражена в 5 традиции, то есть, нести весть всем, кто страдает от алкоголизма, весть о 12 шагах. И тут хочется сразу сказать, что эти действия (традиции) – это не просто правила. Я не оговорилась. Потому что так же как в шагах мы приносим жертвы. Сначала мы жертвуем алкоголем, потом амбициями, завистью, мстительностью и другими недостатками, с некоторыми из которых нам очень трудно расставаться, в традициях мы тоже приносим жертвы. Речь идет о неких жертвах, как групповых, так и отдельными членами: деньгами, собственностью, амбициями. Так вот, третья традиция – это тоже жертва. Потому что, согласно этой традиции, любой человек, который заявляет, что хочет бросить пить, приходит на группу. Вопрос к остальным членам группы, готовы ли они жертвовать своими амбициями, высокомерием, желанием оценивать, ставить себя выше других, поверить на слово новичку, не оценивая его желание бросить пить. Просто принять этого человека таким, каким он есть. На самом деле в нашем больном алкогольном сообществе все равно болезнь все время где-то проявляется. Эти все вещи начинают проявляться в этих отношениях. Человек зашел и все сразу повернулись и оценивают. Очень трудно от этого отказаться. Научить себя личной дисциплине, поддерживать ее на рабочих собраниях. Говорить о том, что любой человек, пришедший на группы, имеет право здесь находиться, если он выразил желание здесь находиться. Что касается третьей традиции, мне бы хотелось упомянуть о вопросах из журнала «Грейпвайн», к каждой традиции есть некий список вопросов, отвечая на которые, я могу оценить, насколько я в сообществе и в жизни живу согласно этой традиции, насколько у меня есть готовность и смирение жить по этой традиции. К третьей традиции есть несколько вопросов:

В своих мыслях не оцениваю ли я заранее новых членов АА как заведомых неудачников? Вот если я оцениваю, то это вопрос ко мне, к моему выздоровлению.

  • Есть ли такие алкоголики, которых я втайне не хотела бы видеть? Лично я не прописывала людей из группы в «четверке». Когда я писала свою «четверку» у меня опыт уже был, и меня это не сильно задевало. Я понимала, что на группе люди такие же, как я, нездоровые. Странно на них злиться и обижаться. Я знаю, не понаслышке, когда люди делятся. Периодически встречаются персонажи с группы, которых они не хотели бы видеть рядом с собой.
  • Не пытаюсь ли я судить, искренен ли новичок, или его желание бросить пить сплошная липа? У нас в сообществе нет права судить. Если мы заявляем, что высшим авторитетом у нас является Бог, то это означает, что мы не судим, потому что Богу виднее. Почему этот человек оказался здесь? Будет ли он выздоравливать? Это не те вопросы, которые должны волновать меня и нашу группу, в целом. Ни для кого, наверное, не секрет, что есть некая справочка из истории, что вначале еще не было традиций. Сначала появились шаги, и достаточно длительное время многие не хотели воспринимать традиции. Но Билл со свойственным ему усердием смог добиться того, чтобы конференция их приняла. На сегодняшний день это то, что спасает наше сообщество. Как ни странно, но в таком сообществе с названием Анонимные алкоголики, мы умудряемся бороться за какие-то места под солнцем, за какую-то власть, престиж. То просто свойственно людям, больным алкоголизмом. Вот и все. Мы же безумные и одержимые сами по себе, я во всяком случае. Поэтому в головах у алкоголиков рождаются странные идеи. Что касается этой оценки того, как мы встречаем новичка. Это человек, который пришел за помощью. Когда-то каждый и нас пришел в это сообщество просить о помощи. Если бы нас не встретили тепло, приветственно, если бы нам не помогли, то на сегодняшний день многие бы из нас не сидели бы здесь и, тем более, не были бы трезвыми. Так вот, в начале группы пытались создавать правила. Каждая группа пыталась написать свои правила и требования, по которым люди могли или не могли становиться членами группы. Билл провел такой эксперимент. Они собрали все правила, со всех групп вместе. Правила противоречили друг другу. Ни Билл, ни Боб не могли по этим правилам быть членами сообщества анонимных алкоголиков. Потому что ни один, ни второй не соответствовали полностью всем этим правилам. Понятно было, что при таких началах новичку сложно оказаться членом АА. А значить получить помощь и право жить. Потому что алкоголизм – это смертельно заболевание. И если я хотя бы на какой-то вопрос из журнала «Грейпвайн» отвечаю «да», это значит, что я беру роль Бога в жизни другого человека или группа берет роль Бога, и ему, по сути, своей рукой подписывает ему возможно, смертный приговор. Готова ли какая-то группа брать на себя такую ответственность? Поэтому мы просто верим на слово. Мы не выясняем, что он, откуда он, зачем. Нам достаточно, что он алкоголик и решил бросить пить. Все. Мы в ответ на это говорим, что с этого дня он может считать себя членом сообщества анонимных алкоголиков и посещать любые собрания по всему земному шару. И, естественно, никаких конечных списков мы не ведем, никаких исключений из АА мы не производим. У нас вообще нет карательных мер. Потому что нашим основным судьей и палачом является Джон Ячменное зерно. То есть, если человек сам для себя решает, что он не член сообщества, перестает служить на группе, то чаще всего такой человек со временем срывается. У нас три дороги: тюрьма, больница, смерть. Нам не надо никого исключать. В этом нет необходимости. Наша болезнь все это делает за нас.

    Что еще хочется сказать? Есть еще развернутая форма, в которой говорится не только о конкретном человеке. Нам следует принимать всех, страдающих от алкоголизма. Поэтому мы не можем отказывать никому из тех, кто желает выздоравливать. Членство в АА никогда не должно связываться с денежными соображениями или с умением приспосабливаться. Любые два-три алкоголика, собравшиеся вместе с целью поддержания трезвости, могут называть себя группой АА при условии, что как группа они не входят в какую-либо другую организацию. На развернутую форму третей традиции не всегда обращают внимание. Потому что третья традиция посвящена не только вопросу того, как мы встречаем новичка, что мы никого не исключаем. Но и в принципе что такое группа АА как таковая. Очень четко здесь сказано, что эта группа: алкоголики, которые называют себя алкоголиками; цель группы только одна – поддержание трезвости, несение весть о том, как мы ее поддерживаем; они не входят ни в какую другую организацию. Сразу хочется ответить на возможные вопросы о том, что группа какая-нибудь при реабилитации, группа от кого-то – это группа не АА, это терапевтическая группа, клуб членов АА, группа психологической помощи и так далее. Если какое-то из этих условий не выполняется (если группа от кого-то зависит, цель группы – иная, чем несение вести, либо те, кто на группе находится, не является алкоголиками), то это не группа АА. Они могут называть себя как угодно. В чем штука, в том, что мы не можем бегать по группам и оценивать, проверять, является ли какая-либо группа группой АА. Мы этим не занимаемся из тех соображений, что если группа не живет согласно принципам и традициям АА, то в скором времени она погибнет. Такие группы есть. На некоторых ситуация тянется годами, на других проводится инвентаризация, а иные группы перестают существовать. Поэтому в «12 принципах всемирного обслуживания» прописано в гарантии шестой: за несоответствие принципам АА не должно предусматриваться никаких наказаний. Это не нужно. Дальше. Не должно быть никаких обязательных взносов, только добровольные пожертвования. Группа собирает на 7 традицию. Собираемся на текущие хозяйственные расходы, на донесение наших идей до тех, кто все еще страдает. Мы не можем никого принуждать. Возвращаясь к вопросам из журнала «Грейпвайн», мы не можем оценивать человека «Ага. Он кладет мало денег в шапку – он плохой член группы. А вот тот кладет много денег – он хороший член группы. Мы не можем смотреть на новичка с точки зрения того, насколько он будет прибылен для нашей группы. Это корыстный подход. Это то, где проявится наш алкоголизм. Есть моменты, что ни один член содружества не может быть исключен из него, каждый имеет право сам решать, быть ли ему членом АА. И, самое главное, каждая группа АА ведет свои внутренние дела по собственному усмотрению. Но есть одно требование: избегать действий, могущих навредить содружеству в целом. Любая группа может называть себя группой АА. Тут есть несколько смежных вопросов, возникающих вокруг этих разъяснений, прописанных в шестой гарантии. Это то, как группа выражает себя по отношению ко всему сообществу АА, как группа участвует в делах сообщества. Об этом хорошо сказано в руководстве. Во-первых, через 7 традицию, когда мы отчисляем в офисы обслуживания часть собранных средств, во-вторых, более важных, чем размер взноса в долларах, является, однако, участие групп в этом виде обслуживания АА. Поскольку, как и в других видах деятельности, это участие делает группы членами сообщества АА. То есть, единственное условие того, чтобы группа была членом сообщества АА, группа в одиночку долго не протянет. Мы в своем личном выздоровлении ищем себе наставника, ходим на группы, читаем литературу, но нам постоянно нужен чей-то взгляд со стороны, опыт других. «Не надо изобретать велосипед», здесь просто нужно спросить. Скорее всего, некоторые алкоголики уже столкнулись до нас с этой проблемой и имеют опыт решения проблем. Так же и группе не следует оставаться в вакууме. Отделять себя от остального сообщества. Этим мостиком между группой и остальным сообществом является участие группы в делах сообщества: через 7 традицию финансово, и представители группы не просто ездят на горкомитеты, но и берут служение на уровне города, района. Например, городской телефон помощи, это участие по сотрудничеству с различными центрами профилактики. В офисе всегда есть секретарство, казначейство, библиотекарь. Все эти служения несут представители групп, регулярно приезжающие на собрание городского комитета или местного офиса обслуживания. Таким образом, наша группа может участвовать в деятельности сообщества. Ни для кого не секрет, что в России есть два офиса. Как пример, наша группа, чтобы не поддерживать политическую обстановку и эти идеи против единства для нас губительны, мы отчисляем деньги в оба офиса. Представители ездят на заседания обоих офисов. Главное, чтобы группа не оставалась в стороне. Представитель группы всегда в курсе, что происходит, всегда может донести до группы и принести обратно на офисное заседание комитета мнение группы, решения рабочих собраний. Таким образом, группа не является оторванной. Определенные виды работ у нас на группе не были бы выполнены, если бы мы не пользовались опытом тех групп, которые приезжают на заседание горкомитета. И поэтому группе в одиночку с некоторыми задачами не справится. Поэтому наша задача не оставаться в изоляции, а быть членами сообщества.

    Есть еще один вопрос, который возникает в связи с третьей традицией в сообществе, который хотелось бы тоже озвучить, это вопрос существования специализированных групп (мужские женские, для врачей, для священнослужителей). Насколько это противоречит или не противоречит традициям? В брошюре «12 традиций в иллюстрациях» достаточно четко говорится о том, что существуют специальные группы только для молодежи, для людей с двойной зависимостью, для ветеранов… Так вот, по собственному признанию, тех, кто числит себя в АА и ходит на такие группы, они в первую очередь называют себя членами АА. При этом они посещают и обычные собрания, и собрания, удовлетворяющим их личным потребностям, оставаясь верными главной цели АА, т.е. несению вести. Таким образом, если все члены группы – алкоголики, и ее двери открыты для всех алкоголиков, ищущих помощи, независимо от их профессии, пола и иных различий и удовлетворяют всем остальным условиям, определяющим группу АА, то они могут называть себя группой АА. Допустим, мужчина приходит на женскую группу, его никто не может выгнать. Быть на собрании, высказываться ему никто не может запретить. У них могут свои специфические моменты, но это не является их основной определяющей чертой. Основная цель группы – это несение вести. Добавлю о том, что традиции наши они применимы не только в сообществе, они применимы и в обычной жизни: в семье, на работе. Как можно применить 3 традицию в этих сферах? В семье мы переводим 3 традицию, это единственное условие, чтобы быть в отношениях – это желание-готовность быть в отношениях. Если какая-то из сторон не готова быть в этих отношениях, то нужно быть честными. Если я не готова быть честной в отношениях, не готова быть честной на работе, прежде всего сама с собой. Если я не готова находиться в этих отношениях, мне не нужно в них находиться. Я не сделаю счастливым ни себя, ни другого человека. Эти отношения не будут здоровыми. Понятно, что есть таки отношения мать-ребенок. Пока ребенок маленький, он зависит от нее. Ребенок не может выбрать, находиться в этих отношениях или нет. Здесь важно понимать свою ответственность, не играть роль Бога, не рулить самому, потому что можно нанести колоссальный ущерб. Не видела ни одного алкоголика, у которого бы не было написано родителей в «четверке». Что касается работы, если нет желания и готовности находиться на этой работе, то дальше только страхи заставляют меня оставаться там. Когда у меня нет желания, даже если я ношу маску хорошего работника, я буду делать все, чтобы не работать на той работе. Я не буду по-настоящему эффективна. Очень важно, мы всегда возвращаемся к традиции единства. Мои действия для чего? Для объединения, для сохранения единства? Или для того чтобы показать, кто прав, кто главный. Неважно, как это скажется на семье, на организации. Если каждый из нас выполняет в организации свою часть работы для того, чтобы цель была выполнена – это одно и один результат. А если я хочу чтобы подняться по карьерной лестнице, заработать – это другое. Вобщем, такая организация не будет успешной, либо ей придется пересмотреть свои принципы подхода к работе. То же самое с семьей. Семья будет крепкой, когда все члены в ней хотят находиться. Когда у семьи есть цель, так же как у группы, организации. И если мы все движемся в направлении к осуществлению этой цели, готовы пожертвовать своими амбициями, эгоизмом, жалости к себе, тогда это все будет работать, и семья и работа. Если этого нет, то неважно, где и как – это будет нарушение третьей традиции, это приведет к гибели, к разрушению единства и гибели сообщества.

    Вот, наверное, слишком теоретически, может, загрузила информацией. Спасибо, что послушали! Если есть вопрос, постараюсь ответить.

    Вопрос: ты хорошо начала с того, что есть разница в английском языке между словами «wish» и «desire». В русском языке это звучит «желание». Вот приходит человек с «desire» (пылким желанием) на группу, проходит какое-то время и это пылкое желание превращается в «wish» (желание). Если человек идет по шагам, по программе, то «desire» поддерживается, а если нет, случаются такие срывы. Скажи мне пожалуйста, как ты думаешь, есть ли какой-то универсальный способ, чтобы этот «desire» оставался все время?

    Ответ: программа сама по себе универсальный способ. Просто мы не всегда готовы следовать этому способы. Очень трудно было принять выбор между неминуемой гибелью над алкоголизмом и жизнью на духовной основе. Что может сделать группа? На сколько мы сразу принимаем человека? На сколько мы готовы предлагать ему спонсорство? На сколько мы стараемся говорить о решении проблемы? А не эти «розовые сопли», которые мы называем сливом. Человеку обязательно, чтобы он чувствовал себя членом группы. Чтобы ему интересно было здесь находиться. Это служение. В том числе и для тех, кто только пришел на группу. Ему важно чувствовать себя частью, находясь в рабочих чатах, приходя на рабочие собрания, имея возможность выйти на связь с другими членами группы. Когда группа вся старается жить в таком ключе, с таким настроением, мне кажется, это единственное, что мы можем делать. Конечно, болезнь хитрая и властная, сбивающая с толку. Мы не можем схватить человека, можем интересоваться, спрашивать. Если мы видим, что он начинает выпадать из нашего процессы, мы можем пытаться как-то привлечь его. Можем предложить ему другое служение, наша задача не оставлять этого человека одного. Не давать ему в одиночку решать свои проблемы, вариться в своей голове. С такими успехами ничего хорошего не будет.

    Вопрос: у нас на собрании встал вопрос об одобренной и неодобренной литературе. Возникла такая тема: на группе АА мы можем читать любую литературу, говорить обо всем, что способствует сохранению нашей трезвости, и это уже будет соответствовать традициям. Все остальное не имеет значения. Одобрено-не одобрено, АА-шный вопрос-не АА-шный вопрос. Насколько имеются ограничения в плане обсуждаемого круга вопросов на группе будет ли при этом группа считаться группой АА, если там обсуждаются вопросы, не совсем напрямую имеющие отношение к алкоголизму, как таковому?

    Ответ: мне кажется, неважно, одобрено или нет. Вопрос в том, что у группы АА единственной целью является несение вести. Что такое сообщество АА? Сообщество получило свое название по названию книги «Анонимные алкоголики». Весть о выздоровлении – это наши шаги, традиции, наши принципы, концепции обслуживания. Все остальное является дополнительной литературой. Одобрена она или не одобрена – это мало имеет значение. Вопрос в том, насколько эта литература относится к несению вести. В программе выздоровления совершенно четко изложено: если группа занимается чтением всего, чего угодно, кроме чтения Большой книги, честно ответьте себе на вопрос: насколько эта группа является группой АА. Наше сообщество не может существовать без традиций и концепций.

    Вопрос: что побудило тебя изучать традиции? Какие варианты ты пробовала? Что тебе ложилось, а что нет? в какой момент они тебе зашли, и ты поняла, что традиции – это надо?

    Ответ: я начала читать нашу книгу «АА» и делать программу, когда у меня было уже 11 месяцев трезвости. Так получилось, что достаточно долгое время провела в реабилитационном учреждении закрытого типа. У меня не было сомнений на тот момент, что я хочу эту программу делать всю до конца. Примерно к году с лишним, когда я закончила шаги со спонсором, у меня был опыт различных служений, достаточно активная позиция в сообществе. Я реально и серьезно задумывалась об открытии группы живой, которая, собственно говоря, и открылась. Председателем которой я являюсь. Для того, чтобы группа эффективно работала и существовала, я понимала, что мне необходимо знать не только шаги, мне нужно знать, как это все работает, как сообщество живет. Было сложно строить новые отношения, мне уже было мало шагов в семье. На сегодняшний день я знаю, что есть желание и готовность в ближайшее время изучить концепции служения более подробно. Изучала я традиции в малых группах. Сначала с 7 традиции. Потом пошла в другую малую группу, прошла там полностью все традиции. И начала отдавать традиции. Только отдавая, начинаешь лучше понимать традиции. Сейчас в планах у меня на открытие малая группа по традициям.

    Спасибо огромное, что позвали. Прошу прощения, если где-то была слишком заумно. Мне очень важно было вам донести информацию. И еще раз моя поддержка новичкам.

  • Дата

    Авг 25 2021
    Expired!

    Время

    20:00 - 22:00

    Local Time

    • Timezone: America/New_York
    • Date: Авг 25 2021
    • Time: 13:00 - 15:00

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *