Большая спикерская Ирина, 1 год, 1 месяц, 12 дней

ВРЕМЯ: 20:00 МСК

СПИКЕР: Ирина, 1 год, 1 месяц, 12 дней

Домашняя группа: «АА24 online»

Россия/Санкт-Петербург

ТЕМА: “Выход есть!”

Всем привет. Меня зовут Ирина, я алкоголик. Город Санкт-Петербург. Это моя родная группа, на которой я сейчас спикерю. Чему очень рада. Я не очень люблю рассказывать свою личную историю, но мне одна анонимная сестра сказала, что, возможно, твой опыт будет полезен кому-нибудь из девчонок. Я пить начала в 18 лет. До этого вообще ничего не употребляла. Была такая очень приличная девочка, даже шампанское не пила. И спилась очень резко. Через полгода я поняла, что пью не как все нормальные люди. У меня практически не было периода, который называют «розовое употребление». И мне с самого начала было «фигово», я все время влезала в какие-то непонятные ужасные ситуации. Я очень рано поняла, что я алкоголик. И после этого я практически 30 лет пробухала. Я пришла в программу, и у меня был стаж употребления 30 лет. Все получилось очень нехорошо, после того, как я спилась. Я подсела еще и на тяжелые наркотики. 8 лет была еще в одном употреблении. Ну, а в 30 лет, как мне показалось, повезло. Я вышла замуж за хорошего человека, он не пил, и я 4 года тоже не пила. Я родила второго ребенка. У меня был уже сын на тот момент. Сын был не совсем психически здоровым. Я его очень любила, но мне было очень тяжело с ним с самого начала. И как-то мы справлялись 4 года, жили благополучно и счастливо. Но, видимо, болезнь взяла свое. Я не могу сказать, что я запила, потому, что отношения разладились, хотя, тогда я списывала на это. Но сейчас я понимаю, что это скорее всего было по той причине что мое проявление эгоизма, концентрация на себе, на своих потребностях привели к тому, что мы расстались. И мне пришлось уйти со старшим ребенком, а младшую дочку оставить. И ушла я практически в никуда, я посчитала, что не вправе претендовать на что-то. Я старалась поддерживать младшего ребенка, встречаться с ней. Мы оказались в ужасающей ситуации. Сын стал расти, стал выпивать. Помимо того, что он сам по себе был неуравновешенный, он стал пить и начался реальный ад, 12 лет, в котором я жила. Это уже было страшно. Сын начал бродяжничать, пропадать по всей России. Я сама бухала, и мне приходилось вытаскивать его из совершенно кошмарных ситуаций, из каких-то «бомжатников», выводить из наркотических трипов, когда он бился в судорогах, терял сознание… Это было жуткое время для меня и для него. Помню, насколько это тяжело. Я очень сильно чувствовала его боль, я понимала, что у него, кроме меня никого нет, и никто не будет его искать, кроме меня. И он тоже был очень эмоционально ко мне привязан. И эту боль друг друга мы реально чувствовали кожей. Бытовые условия, работа – жизнь катилась под откос со страшной силой. И тут моя болячка вылезла мне боком, потому что я с чего-то решила, что могу зацепиться за человека, который мне поможет. И этим человеком оказался уголовник. Я попала в еще большую ж…, чем была. Я попала в страшную зависимость, практически в рабство. Я ходила все время избитая, у меня отбирались деньги, несколько раз меня душили. Постоянные унижения, слежка. Один раз он побрил меня налысо, всю верхнюю одежду бросил в ванную и залил водой. На улице 40 градусов мороза. Я из квартиры выйти не могу. Жестокая совершенно ситуация. И я решила сбежать. Собрала рюкзак и уехала через полстраны в Питер. Пить я не прекращала, это запойное состояние все время не прекращалось. До последнего не оставляла надежду Саньку (сына) перетащить сюда. Вот мы уже с ним договорились, что он в августе приедет. И тут мне приходит сообщение, что Саня покончил жизнь самоубийством. Сказать, что для меня это был удар – это ничего не сказать. Я не помню, как через полстраны поехала его забирать, как вернулась с ним обратно. Я вернулась и легла на него. Я лежала с этим прахом (его кремировали) полтора месяца. Я не плакала, мне было просто настолько плохо. До этого у меня была цель в жизни, чтобы его вытащить. Хоть она была иллюзорна. Но она меня как-то держала, а тут у меня цель забрали – и вся бессмысленность моего существования меня жестоко накрыла. И в таком состоянии я пробыла полтора месяца. По сути, я сама умерла. Мне ни жить, ни умирать не хотелось, я уже мертвая была.

В конце концов, я смогла встать, пойти на работу. Но ходила, как зомби. Постепенно стала появляться мысль, что мне нужно бросить пить. Я думала, что может быть, если брошу пить, у меня будет что-то хорошее в жизни. И стала предпринимать какие-то отчаянные попытки. Все, что в Большой книге написано, я перепробовала. Несмотря на все мои попытки, я каждый день «надиралась». Я продержалась месяц, когда меня «инсультнуло», ездила лечилась… Но, как-только мне полегчало, я опять пошла бухать. Мне не помогали ни кодировки, ни какие-то решения бросить. Состояние было такое, что я люто ненавидела людей, весь мир. Про Бога вообще не думала на тот момент. Думала, что, если он есть, то за что ребенку все эти страдания, он же ни в чем не виноват. И вот в таком «прекрасном» состоянии я прожила 5 лет, в попытках бросить пить. Последний мой запой был 8 марта, (на группу я пришла 11 марта), пить начала еще до праздников. Просто сидела одна на кухне, мне никто был не нужен, и пила. И 11 я проснулась и решила, что иду сдаваться. Четко помню эту мысль «Я иду сдаваться». Это моя первая капитуляция. И я нашла телефоны групп в Питере. Продержалась до вечера. Пошла «сдаваться». А моя голова меня разводила моментально. Через час у меня уже была мысль такая: «Возможно, я месяц продержусь за счет групп, а потом сама придумаю и решу, что мне делать». Проявление болезни я отслеживала в 4ке. Когда приняла свое бессилие, а потом начинаешь искать ходы с помощью своей головы, опять пытаться самостоятельно рулить. Я пришла на первую группу. Встретили меня хорошо, дружно поздравили с тем, что я решила бросить пить, вручили медальку. Про то, что на группе происходило, я вообще не помню, и долго потом не вникала, что там происходит. Но тут случилось чудо – выйдя с группы, я поняла, что мне больше не надо! Меня это настолько ошарашило! Я 30 лет бухала, 5 лет пыталась бросить, разочаровалась в своих силах, в том, что мне кто-то поможет. И тут раз, я выхожу – и все. Это было настолько потрясающе. Вот уже больше года я трезвая и до сих пор не перестаю удивляться. Я почувствовала, что нахожусь в каком-то очень правильном месте. Хотя, казалась бы, в каком-то подвале, там сидят алкаши, человек 20-25, говорят что-то непонятное. Но я начала ходить на группу каждый день, иногда по 2 в день. Через какое-то время я поняла, что группы – это здорово, но мне надо идти по шагам. Я стала искать спонсора. На группу пришла женщина примерно моего возраста, и я поняла, что она со мной будет работать серьезно. Мне было нужно, чтобы это было серьезное отношение к программе. Она была не какой-то там супер спонсор, у нее было на тот момент 11 месяцев трезвости. Но я чувствовала, что она будет делать это честно и правильно. И мы с ней пошли по шагам.

Как я нашла свою домашнюю группу. Где-то в конце марта случился карантин, и я осталась без живых групп. Мы с моим спонсором идем по шагам. Спонсор говорит, мол, тебе надо служение брать. И тут – бац! Карантин. Какие служения? На что спонсор мне ответил: «Твоя задача попросить твою Высшую силу, тебе искать ничего не надо, она тебе все даст». Я так и сделала. У нас же программа действий. Я попросила у Высшей силы служение. Забыла про это благополучно. Живых групп нет, служений нет. Я стала искать он-лайн группы, чтобы с людьми общаться, так как чувствовала, что мне будет тяжело в карантин остаться одной, без поддержки. В 6 утра я проснулась в слезах, в истерике (вначале выздоровления было очень плохо). И я думаю, что нужно срочно бежать куда-то «сливаться». Захожу на группу «АА24 онлайн» на собрание, а там 4 человека «сидят». Они подумали, что это ведущий пришел. А я не знала, что группа только-только открылась. И они мне: «Ты, наверное, вести пришла?»

Я: Кто угодно, только не я. Я только 20 дней в программе.

В итоге они меня уговорили. Криво-косо я провела группу и осталась на ней до сих пор. Я очень люблю свою группу и очень довольна, что Высшая сила так распорядилась, что я здесь оказалась. Меня очень поразило, как ребята отдают себя служению на этой группе. Практически сутками сидят на группе, обсуждают, модерируют. Было видно, что они объединены общей идеей, целью и мне тоже вот так захотелось: «Я тоже здесь буду! Вот прям мое, мое!». Каждое утро я вставала на эти шестичасовые группы (я вела группы на 6 часов утра) с такой мыслью «Йохо! Я иду спасать мир!». В самом начале программы и во время карантина мне очень помогало то, что у меня была своя домашняя группа. Поначалу выздоровления меня очень сильно «мотало». У меня ночью начинались панические атаки, за день случались истерики, которые сменялись эйфорией. Мне помогала тогда молитва о душевном покое. Это до сих пор моя самая любимая и самая действенная молитва. Хотя, казалось бы, такая простая. И 10, 11 шаг спонсор сказала делать с самого начала выздоровления. Мне это показалось, конечно, странным, что я не прошла 1-3, а тут уже 10,11. Потом она мне объяснила, что нужно было набирать духовный опыт, а молитва, медитация и анализ по дню – это как раз то, что нужно. 11 шаг на ежедневной основе. 10 шаг я делала прямо в моменте. Молилась, звонила спонсору. Звонить, делиться с кем-то мне было очень тяжело. И потом шла делать что-то полезное. Очень положительный опыт, делать полезное для других. Когда я сижу в истерике, я иду делать что-то полезное. Какая-либо элементарная помощь: котов покормить, бычки на улице собрать, бабушку через дорогу перевести, например. Они настолько помогали мне и возвращали в меня в равновесие, что это просто потрясающе.

Мы начали читать Большую книгу. 1-3 шаги я потом уже поняла, что проходила не то чтобы «на отвяжись», но очень неглубоко. Мне казалось, что я делала перепоручение Богу, а теперь, издалека, я понимаю, что я вообще его не делала. Издалека этот опыт совсем по-другому воспринимается. В шагах, я теперь понимаю, что это было только начало. И, что шаги нужно не пройти и оставить, в них нужно жить постоянно, 24 часа в сутки. Особенно мне, с моим присутствием эгоизма, с моим возвратом к контролю, мне нужно в шагах просто жить и каждый день делать 12 шагов в полном объеме. Они взаимосвязаны и работают одновременно. Я не понимаю тех людей, которые говорят, что прошли один круг шагов, два круга. Возможно, для кого-то это так работает. У меня это все вместе работает. К препоручению мне постоянно приходится возвращаться. Я не прохожу для этого заново круг шагов, а просто в моменте использую необходимые инструменты программы. У меня было достаточно тяжелая 4ка. У меня не было никаких особенных материальных долгов, а моральные были очень тяжелые. Одна из самых моральных тяжелых – это сыну. Затем восстановление отношений с близкими. 4ку я когда прописывала, была какая-то жесть. Меня сильно качало. Я сидела, смотрела на эти колонки и ничего не понимала: где моя сторона, что и как. Видела только первую колонку, видела, что эти люди – гады, сволочи и они мне всю жизнь испоганили. Свою сторону я не видела. Я стала тянуть с 4кой, а мой спонсор мне поставила условие, чтобы я на следующий день ее дописала. Я свою сторону, по сути, так и не увидела. Потом я поняла, что это были детские обиды, которые потом определили то, как я жила дальше. Поняла, что мой эгоизм был в том, что я, вместо того, чтобы отпустить это все, продолжаю упорно портить жизнь себе и окружающим и оправдываю свое поведение тем, что случилось давным-давно. В конце концов, написала 4ку. Потом был список 8 шага. 9ка до сих пор полностью не сделана. Я прошу Бога, чтобы он дал мне готовность и возможность по отношению к некоторым людям. Недавно я пересмотрела свой список 8 шага и решила сосредоточиться на тех «девятках», которые были не сделаны тогда, летом. И сделать их. 10-12 шаги – это на ежедневной основе. Мне это очень нравилось, всегда поддерживало меня. По 12 шагу я начала работать с подспонсорными тогда, когда была в 4ке. Я очень не хотела этого делать, но спонсор строго сказала, что это не твоя забота. «Иди, все будет хорошо. Нужно только попросить Высшую силу», – говорила она. Я так и сделала. Подспонсорных тоже Бог дает. Я, когда читала с ними Синюю книгу, видела текст совершенно по-новому. Когда меня начинало эмоционально шатать – работа с подспонсорными очень помогала.

Получилось так, что я с марта начала работать по шагам, а к августу мы со спонсором дочитали Большую книгу. До конца августа я ежедневно писала спонсору отчеты. Для меня, очень недисциплинированного человека, это было очень сложно. Потом, когда мы закончили читать книгу, я вздохнула с облегчением, что отчеты писать было не нужно. Но через какое-то время я поняла, что мне чего-то не хватает. Поняла, что отчеты нужно писать. Теперь я пишу их время от времени и звоню спонсору по необходимости. Где-то летом меня стало хорошо отпускать в смысле счастья, радости и свободы. Я стала себя чувствовать гораздо лучше. Жизнь кардинально поменялась. Если до этого было ощущение, что я в каком-то болоте, в сером тумане, то теперь было ощущение полноценной, объемной, яркой жизни! Мне было хорошо и плохо, но у меня ЖИЗНЬ появилась! Я все лето моталась по лесам, во дворе разбила клумбу имени АА24 онлайн. Начала чему-то радоваться. Наладила отношения с дочерью. Мы сейчас с ней общаемся, созваниваемся. Это для меня была настоящая победа!

Казалось бы все хорошо. В сентябре, на 7 месяце трезвости меня накрыло. Скорее всего, я начала запускать что-то в программе. Вещи, которые нужно было делать на ежедневной основе. Для меня очень важны были благодарности, они мне очень сильно помогали. Я перестала их писать. В сентябре у меня в семье начались проблемы, на работе… И я впала в депрессию и снова легла на диван. Я была готова даже бросить программу. Буквально ревела от жалости к себе. Слава Богу, что у меня был опыт в программе, и я знала, что нужно идти к спонсору. Я ей позвонила, мы встретились. Спонсор мне сказала: «Я тебя такую видела только тогда, когда ты пришла. Не знаю, что это, но с этим нужно что-то делать». И мы с ней придумали совершенно гениальный план. На тот момент мне казалось, что то, что мы делаем – такая ерунда. Мы договорились, что каждый день будем созваниваться и молиться по 5 минут вместе и в этой молитве препоручать свое препоручение. Это же бред, бред! Но в программе сказано, что нужно делать действия. И мы начали делать. Созванивались, молились, препоручали мое препоручение и потом все, что было к нему привязано, все мои беды. И примерно через полторы недели меня отпустило. Я снова занялась подспонсорными, и только потом я вспомнила, что перестала писать благодарности. И я опять начала их писать, это меня вытащило. Это тот механизм в программе, который для меня срабатывал и срабатывает до сих пор. На сегодняшний момент все идет ровно. Разные, конечно, ситуации бывают. Если меня где-то накрывает – я знаю, что делать. У меня есть программа, группа, есть ребята, которых я очень сильно люблю, мой спонсор. И вот так я уже год и месяц благодаря высшей силе, группе, благодаря вам спасибо, что послушали. Если вопросы есть, то задавайте.

Вопрос: был ли у тебя такой момент в программе, когда казалось, что достигла существенного духовного роста и стала видеть недостатки других людей, их зависимости. И вот бы им всем программу. Это касается не только алкоголиков. Нужно ли тащить кого-то выздоравливать или нет? И как это нужно делать?

Ответ: спасательством заниматься – это мой конек. Спонсор мне говорила: «Мы не занимаемся спасательством. Мы никого не спасаем. Все что мы можем – это поделиться своим опытом!» Я научилась отслеживать, когда моя голова меня разводить на тему, что, мол, я лучше знаю, я вам сейчас объясню, как нужно жить и правильно выздоравливать. Я за собой эти вещи вижу, но не всегда могу вовремя остановиться. Поначалу я себя чуть ли не за уши оттаскивала от клавиатуры, чтобы ничего не написать и не сказать. Очень помогло мне то, что я прошла курс традиций. Он помог мне смотреть на ситуацию по-другому. На данный момент помогает «СТОП» и смотреть свою сторону.

Вопрос: прошлое оно вылезает время от времени. Как с ним бороться. Иной раз опять вспоминаешь, появляется жалость к себе. Как ты с этим борешься? Поделись опытом.

Ответ: мы ни с кем и ни с чем не боремся. Вот оно есть и есть. Это вопрос 4 шага. Есть то, что в прошлом и то, что в будущем. Прошлое – это обиды, будущее – это сценарии. Нужно быть посередине, в здесь и сейчас. По поводу прошлого, в 9м шаге, когда сыну делала 9 шаг я спрашивала опыт. Я понимала, что написать бумажку, сжечь – это мне не поможет. Неделю сидела и медитировала, думала, как ее сделать. Я поняла, что нужно ехать на кладбище. Мне настолько спокойно стало там. И в тот момент, за счет этой внутренней тишины, мне пришел ответ, что я должна помогать другим алкоголикам. Это моя «девятка». Это будет то, что надо. Я это и делаю просто. И все. И начала к этому спокойно относиться. Иногда накрывает, конечно, только это такая спокойная грусть.

Вопрос: что для тебя было самое трудное в шагах и что самое трудное сейчас?

Ответ: самое трудное – это было увидеть свою сторону. Контроль и препоручение. Пока меня петух в одно место не клюнет, я не вспомню, что нужно препоручение делать. По-хорошему, нужно всегда брать Бога с собой. Это нужно делать постоянно, я над этим работаю.

Вопрос: поделись, пожалуйста опытом 9 шага. Совсем не хочу его делать. У меня идет сопротивление. Людям малознакомым, врагам – совсем не хочу. Из-за этого ухудшилось мое состояние.

Ответ: у меня сейчас такой период, когда я пересматриваю 9 шаг, у меня много всего там недоделано. У меня есть такие люди, которым нужно сделать 9 шаг. Спонсор сказала мне: твоя задача не просить прощение, извиняться. Признать то, в чем ты была неправа, выразить сожаление. Некоторые 9ки давались мне очень тяжело, потому что я не знала, что нужно делать. Есть у меня 2 человека, которым я 9ки не сделала. И не знаю, когда сделаю. Прошу ВС, чтобы она дала мне готовность.

Вопрос: были ли у тебя такие моменты в программе, когда ты разрешала себе попить. Что послужило причиной, как ты из этого выкарабкалась? Расскажи про те ситуации, когда на твой взгляд, срыв на уровне физики был уже близко. Или, если не было, то с чем ты это связываешь?

Ответ: у меня один раз была такая ситуация, когда мне захотелось выпить. Я ехала из пригорода домой. Попала под сильный ливень. Очень сильно замерзла, намокла, устала, опоздала на электричку (а следующая была через 2 часа). Я начала себя жалеть, жизнь дерьмо, мне плохо. Все семьями, веселые, а я – одна. Меня сильно накрыло. Но я быстро с этим справилась. Сделала стоп. Здесь и сейчас. И это сработало. Я была настолько счастлива, рада и поражена, что мне это больше не надо, что я не хотела возвращаться туда.

Часовое расписание

Большая спикерская

20:00 - 20:50
Спикерская
20:50 - 21:15
Вопросы
21:15 - 22:00
Чайная
Добро пожаловать есть печеньки!

Дата

Апр 23 2021
Expired!

Время

20:00 - 22:00

Local Time

  • Timezone: America/New_York
  • Date: Апр 23 2021
  • Time: 13:00 - 15:00

Подробнее

Подключиться
Подключиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *